Сделай Сам Свою Работу на 5

Философия как перманентный поиск оснований бытия

 

Важнейшим моментом в понимании любого научного про­изведения является, прежде всего, уяснение (метода) логики рассуждений, используемой при изложении того или иного на­учного труда. Это изложение текста зависит от логики понятий, принятой в конкретной науке. Различие в подходах разных наук хотелось бы проиллюстрировать на примере таких научных дисциплин, как математика и философия. Почему выбраны именно эти формы познания? По классификации наук филосо­фия и математика относятся к так называемому первому слою всеобщих знаний. Особенностью данного слоя является тот факт, что законы математики и философии носят абстрактный, универсальный и всеобщий характер, и благодаря этому они способны проникать во все сферы человеческой деятельности. Ни одна из других наук не обладает этими особенностями.

Категории философии по определению являются всеоб­щими, а потому универсальными и по сути своей постулиру­ются самой философией. Это принятие всеобщности и универ­сальности философских категорий в качестве аксиомы связано с тем, что философия как самая первая форма рационального спо­соба мышления о действительности в истории человечества явилась матерью, породившей все основные направления науки. Конечно, тут следует помнить, что математика через Пифагора способствовала переходу философии от метафорического, то есть чувственно-образного отображения мира к языку понятий. В этом смысле математику можно назвать бабушкой всех наук и матерью философии [46,С.42–43].

Универсальный и проникающий характер математического знания основан на иных принципах, отличающихся от принци­пов философии. Сразу хочется отметить, что, говоря о матема­тике, мы будем подразумевать теоретическую математику. Как известно, предметами математики являются не просто абстракт­ные объекты, не существующие в реальности, но еще и идеаль­ные. Идеальным объектом математики называется такой абст­рактный объект, признаки которого доведены до предела или до абсолюта (до нуля или до бесконечности). Например, для такого объекта, как точка, все три измерения доведены до нуля, а в случае с линией одно измерение доведено до бесконечности, а два других до нуля и т.п. Математика выделяет объект по форме и полностью отвлекается от содержательной стороны предмета. Применение чистых форм позволяет математике пользоваться и оперировать количественными характеристиками. Другие науки, пользуясь количественными характеристиками и соотноше­ниями математики и наполняя эти чистые формы своим содер­жанием, получают возможность строить свои теории. Хотя дос­тижения теоретической математики активно используются дру­гими науками, а в последнее время широко прилагаются к раз­личным видам искусства (кино, телевидение, музыка, поэзия и т.п.), сама чистая математика мало интересуется вопросами практического применения своих теоретических построений в объяснении явлений, процессов реальной действительности. По этой причине универсальность и проникающий характер мате­матического знания совсем неочевидный факт и требует для своего выявления определенного уровня развития различных направлений научного знания. По мере исторического развития человечества все шире будет наблюдаться математизация раз­личных областей человеческой деятельности. Наука, являясь развивающейся системой знаний, как бы все время должна дока­зывать себе универсальность математических законов и реально убеждаться в них.



Рассмотрим методологические особенности построений теоретических систем математики и философии. Как известно, основной подход теоретической математики – аксиоматический метод построения теорий. Общей чертой этого метода является то, что в математике все термины разделяются на неопределяе­мые (исходные) и определяемые (производные), а предложе­ния – на недоказуемые (аксиомы) и доказуемые (теоремы). До­казательство теорем основывается на формально-логической де­дукции, или, другими словами, выводится из аксиом с помощью правил логики. Причем важным моментом является тот факт, что сам математик совершенно свободен в выборе исходных ут­верждений, лишь бы на их основе возникала возможность по­строения логически непротиворечивой математической теории. При этом теоретическую математику мало интересует адекват­ность отношений ее теорий к реальной действительности. Но, несмотря на это, правильно построенная математическая теория рано или поздно находит применение в той или иной области человеческой деятельности. Например, теория комплексных чи­сел, некогда (несколько столетий назад) существовавшая как чисто умозрительная математическая конструкция, сейчас ши­роко применяется для объяснения множества явлений в радио­физике. И таких примеров в истории развития науки множество. Анализ метода исследования, используемого в философии, по­зволяет в дальнейшем сделать кое-какие выводы для раскры­тия асимметричных отношений ее с математикой. Философия всегда имеет свой объект исследования, существующий в реаль­ной действительности, так как любой философ сформировался как личность в той или иной культурно-исторической среде. Для ис­следования того или иного явле­ния философ мысленно должен совершить путь, обратный есте­ственному ходу времени. Для этой цели он вынужден рассмат­ривать исследуемое явление или процесс реальной действитель­ности в качестве синтеза, если придерживаться гегелевской тер­минологии, и идти по пути мысленного моделирования тезиса и антитезиса, которые с не­обходимостью приводили бы к объяс­нению возникновения дан­ного исследуемого явления. Если все это перефразировать, можно сказать, что философия, в отличие от математики, ведет поиск единственно верных «аксиом» или исходных утвержде­ний, однозначно объясняющих исследуемое явление (мир ве­щей).

Таким образом, математик свободен в выборе исходных ут­верждений, или аксиом, и пытается синтезировать производные утверждения, совершенно при этом не задаваясь вопросом соот­ветствия этих утверждений реальной действительности. Фило­соф, в отличие от математика, как бы совершает в своем иссле­довании путь в обратном направлении, то есть, имея реальное явление, ведет поиск утверждений, приводящих к объяснению причин этого явления. Другими словами, философ ищет такие утверждения, которые говорили бы об исходных причинах воз­никновения и развития того или иного явления.

Таким образом, хотя математика и философия относятся к одному и тому же слою всеобщих знаний в классификации науки, между ними, как видим, имеются существенные различия в отношении к этой всеобщности. Если всеобщность категорий философии декларируется подобно математическим аксиомам, то всеобщность и универсальность законов математики высту­пает как требование к науке. Данное требование выражается в том, что наука как бы все время должна убеждаться во все­общности законов математики по мере расширения сфер прило­жения своих теорий. Что же касается методов, используемых собственно внутри самих этих дисциплин, то картина принимает прямо противоположный характер. Если математика в качестве внутреннего своего механизма развития основывается на аксио­матическом подходе, то в отношении ко всей науке ей прихо­дится все время доказывать свою всеобщность. В философии всеобщность есть аксиома, но внутри себя она обречена на веч­ный поиск начал бытия [107;108].

В результате своего анализа мы пришли к банальной трак­товке философии как науки о причинах и началах бытия, кото­рые высказывались еще с древнейших времен в истории фило­софской мысли. Так, например, еще Цицерон определял фило­софию как науку о вещах божественных и человеческих и об их причинах [165,С.60]. Т.В.Филатов в своей докторской диссерта­ции «Философия как специфическая разновидность духовной деятельности» [145] наряду со множеством различных опреде­лений философии, высказанных видными мыслителями своего времени, приводит цепь логических суждений Франческо Пат­риция, которая, на наш взгляд, может трактоваться как один из основных методологических принципов в философии. По Фран­ческо «философия есть исследование мудрости. Мудрость есть познание всеобщности вещей. Всеобщность вещей заключается в порядке. Порядок состоит из начал и следствий. Если кто нач­нет философствовать, исходя из следствий, – замутит порядок вещей и скроет его от себя во мраке. Следовательно, нам должно приступить к философствованию исходя их начал» [5,C.148].

Все же у человека нет в арсенале вещей, кроме как в на­стоящем, так как прошлого уже нет, а будущего еще нет. Да и существование вещей в настоящем находится под большим со­мнением и не имеет логического основания. В рациональном плане мы лишь верим в постулат своего существования и по­тому вынуждены допускать существование и мира вокруг себя. Настоящее, то есть реальный мир вещей, есть следствие, а по­тому для философа–метафизика нет другого пути как из знания настоящего и уровня развития культуры пытаться умозрительно реконструировать причины мира.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.