Сделай Сам Свою Работу на 5

Раскрашенные статуи афинского акрополя.

В 1886 г. на афинском акрополе нашли 14 женских статуй, изображавших, по всей вероятности, жриц или благочестивых женщин. Они еще блистали разноцветной раскраской, устоявшей против разрушительного влияния многих веков. Эти статуи были свидетельницами персидского вторжения. Воины Ксеркса42свергнули их с пьедесталов и изуродовали; во время больших работ, предпринятых Кимоном43, они были благоговейно собраны и вместе с другими обломками, оставшимися после ухода азиатских народов, погребены в насыпях, которые должны были служить основанием для будущих построек в акрополе. Между всеми этими статуями есть известное фамильное сходство; они воспроизводят один и тот же тип стоящей женщины: левая нога ее немного выдвинута с. 587 вперед, как при ходьбе, рука согнута, вытянутая кисть изображает жест приношения, другая рука опущена вниз, немного отдалена от тела и придерживает складки хитона. Эти изображения не только дают нам возможность судить о женском греческом костюме VI века до Р. Х., но и знакомят нас в точности с тем, какими правилами руководились тогда при раскрашивании мраморных произведений. В момент открытия статуи отличались удивительно яркими красками, которые потом поблекли и потускнели от света. Раскраска одежды с ее принадлежностями и прически производилась условными цветами, в которых преобладали красный и синий, но встречались также в известной мере черный и золотой. Общим правилом было красить волосы и губы в красный цвет; дуга бровей и края ресниц обводились черною чертой; зрачок также делался черным, а радужная оболочка обозначалась красным кружком вокруг зрачка; следов же окраски самого тела на статуях обнаружено не было. Что касается костюма, то сплошь покрывался краской только один хитониск, причем это явление можно наблюдать только на статуях, где хитониск почти сплошь закрыт гиматионом. В этих случаях он синий с красными украшениями у ворота и на нижнем борту. На хитоне и гиматионе художник наметил только бордюры и мелкие узоры44. Рисунки эти сначала были начерчены резцом, а потом обведены кистью. Они изображали так называемые греческие орнаменты, клетки, пунктиры, венчики цветов и цветы с лепестками, расположенными в виде звезды. Отсюда видно, что эта скромная раскраска совсем не была похожа на сплошное окрашивание всей статуи. Окраской здесь пользовались не для того, чтобы создать иллюзию действительности: она преследовала только одну цель — оттенить работу скульптора переливами ярких и веселых цветов, подчеркнуть подробности и обратить большее внимание на частности. Поверхности, которые должны были оставаться с. 588 белыми, натирались воском или маслом, чтобы уничтожить блестящую и твердую белизну мрамора и придать ему более мягкий, слегка янтарный оттенок и тот нежный и спокойный блеск, который напоминал слоновую кость.



Женские лица поражают нас одной особенностью: у них скошенные глаза, а на губах блуждает улыбка, приподымающая углы рта и придающая лицам насмешливый и иронический вид. Если кому-нибудь придет фантазия заняться анализом этой улыбки, которой аттические скульпторы придали какую-то странную прелесть, то для объяснения ее можно исчерпать все тонкости языка. Но в ней не следует искать утонченности чувствований, которая была чужда духу древних греков. В улыбке этой нет ни загадочности, ни таинственности. «Она отличалась», говорит один исследователь (Heuzey), «неестественностью и была одним из тех условных приемов, при помощи которых художник стремился придать больше очарования человеческой красоте». В самом деле, эти женщины были самые простые смертные: разодетые в праздничные одежды, они приобрели жеманный вид и, желая понравиться божеству, неловко улыбались45.

(По сочинению Collignon. Histoire de la sculpture grecque, т. I, стр. 340 и сл.).

8. Фидий46.

Фидий родился в Афинах между 490 и 485 годами до Р. Х. Отец его был скульптором, а брат живописцем. Он сам сначала занимался живописью, но призвание влекло его к скульптуре. Его учителями были афинянин Гегий и аргиец Агелаид.

с. 589 Первым его произведением, о котором до нас дошла весть, была статуя из золота и слоновой кости, находившаяся в Паллене, в храме Афины. Около 460 г. он сделал группу, которая была предназначена афинянами, как пожертвование, в дельфийский храм в память о Марафонской битве. В этой группе находился целый ряд фигур, имена которых сообщены нам Павсанием. Это были: Афина, Аполлон и герой Марафона — Мильтиад; затем шли легендарные герои: Тезей, Филевс — мифический предок фамилии Кимона, один из аттических царей, Кодр, и, наконец, герои-эпонимы47 афинских фил: Эрехтей, Кекропс, Пандион, Леон, Антиох, Эгей и Акант. Имеется еще сообщение о следующих статуях того же художника: Афина аррейская, сделанная для одного платейского храма; Афродита-Урания — для афинского святилища; бронзовое изображение Аполлона по прозванию«Истребитель саранчи» (Parnopios); Гермес-Пронаос48 в Фивах и эфесская амазонка, которую Лукиан49 считает выдающимся произведением этого художника.

Благодаря Кимону, Фидий принял участие в работах по украшению акрополя и сделал на общественный счет, в память участия афинян в борьбе греков против персов, колоссальную статую. Это была Афина-Промахос (Πρόμαχος)50. Гребень шлема и наконечник копья этой статуи, как говорит Павсаний, можно было видеть с открытого моря, как только огибали мыс Суний. Тем не менее она была, по-видимому, в вышину не более 9 метров вместе с пьедесталом. Если судить по монетам, воспроизводящим Афину-Промахос, она не имела воинственного вида. Она стояла в неподвижной позе, одетая в двойную тунику, которая ниспадала прямыми правильными складками, и держала в правой руке копье; тупой конец этого копья упирался в землю, острие его с. 590 находилось на одном уровне с головой богини. Рука ее была продета за ремень щита. Она устремляла свой взор к северной стороне акрополя, как будто созерцая город. В общем вид статуи был спокойный и суровый. По сообщению историка Зосима51, при осаде акрополя готами около 400 г. по Р. Х., варвары пришли в ужас, видя вооруженную богиню, которая как бы восстала с целью отразить их.

Около 451 г. Фидий поехал в Олимпию, чтобы приступить там к изготовлению статуи Зевса из золота и слоновой кости. Он взял с собою своего брата, живописца Панэна, и своего ученика Колота, человека опытного во всех работах по металлу. Статуя имела в вышину 14 метров вместе с основанием и была помещена в глубине целлы. Перед пьедесталом пол был вымощен черным мрамором; чтобы предупредить возможность потускнения и порчи слоновой кости от болотистых испарений реки Алфея, пол этот постоянно поливали оливковым маслом. От остального храма статуя отделялась опущенным занавесом, что строго соблюдалось. Во II веке до Р. Х.сирийский царь Антиох IV подарил святилищу драгоценный шерстяной ковер, предназначенный для занавеса; есть некоторое основание предполагать, что это была завеса из святая-святых Иерусалимского храма. Зевс восседал на троне; голова его была увенчана золотым венком, сделанным наподобие листьев оливкового дерева.«На его правой руке», говорит Павсаний, «стоит статуя богини Победы, сделанная из слоновой кости и золота; она держит повязку, а на голову ее возложен венок. В левой руке у бога находится скипетр, инкрустированный всевозможными металлами и увенчанный орлом. Из золота же сделана обувь бога; его плащ усеян изображениями разных фигур и цветов лилии». Если судить по монетам, наброшенный на плечо бога плащ оставлял открытой всю его широкую грудь, которая была сделана из слоновой кости и оттенялась с. 591 золотыми складками гиматиона с разноцветной эмалировкой. Правая рука была вытянута и держала Победу, обращенную лицом к Зевсу; левая рука опиралась на скипетр, но не была чересчур выставлена вперед. Верхние части ног были расположены не горизонтально, а с некоторым наклоном, и от глаза не укрывались их очертания под складками одеяния.

Нам теперь не легко представить себе эти статуи, делавшиеся из слоновой кости с золотом и драгоценными металлами и представлявшие один из видов многоцветной скульптуры. Для смягчения контраста между слоновой костью и золотом Фидий, конечно, пустил в ход все тайны своего творчества: с помощью разных приемов он придал обнаженным частям тела теплый тон, сделал оттенки слоновой кости и золота более разнообразными и заставил искусно переливаться эмалировку. Кроме того, слишком однообразный металлический блеск трона был смягчен украшениями, состоящими из самых разнообразных материалов. Резная и инкрустационная работа трона отличалась чрезвычайным богатством. Материалы, из которых он был сделан, состояли из золота, черного дерева, слоновой кости и драгоценных камней. Кроме инкрустации и разного рода рельефов, трон был изукрашен также живописью.

Ручки трона опирались на сфинксов, которые, по преданию, похищали детей фивян; под ними с одной стороны помещался Аполлон, а с другой — Артемида, изображенные в тот момент, когда они убивали детей Ниобеи. На ножках располагались четыре танцующих богини Победы; две другие Победы стояли спереди. Для придания большей крепости ножкам трона художник соединил их между собой четырьмя поперечными, украшенными рельефными изображениями, полосами. На передней полосе воспроизводились древнеолимпийские состязания. На трех других изображена была битва Геракла и его сотоварищей с амазонками. Геры и грации, дочери Зевса, возвышались над спинкою трона.

Чтобы обеспечить прочность статуе, были приняты меры с. 592предосторожности: на сиденье были поставлены четыре колонны, закрытые сплошными загородками, как стенами; с внешней стороны на этих загородках в симметрическом порядке были расположены рисунки со следующими изображениями: Атлас и Геркулес, Тезей и Пирифой, Эллада и Саламин, Геракл и немейский лев, Аякс и Кассандра, Гипподамия и ее мать Стеропея, Геракл и Прометей, Ахилл и смертельно раненая амазонка Пентезилея, две Геспериды с золотыми яблоками в руках52.

Даже скамейка под ногами Зевса была разукрашена золотыми львами и рельефами, изображавшими битву Тезея с амазонками. Статуя и трон располагались на широком пьедестале с рельефами, где были представлены колесница Гелиоса, Зевс и Гера, Гефест и одна из граций, Гестия, Эрос, который принимает выходящую из моря Афродиту, Аполлон и Артемида, Афина и Геркулес, Амфитрита и Посейдон, Селена, погоняющая своих лошадей.

Черты лица Зевса отражали бесконечную кротость, о чем единогласно говорят древние свидетельства. Зевс имел вид «миротворца, полного благожелательности»; в нем узнавали «подателя жизни и других благ, отца и спасителя, покровителя всех смертных». «При виде этой статуи», говорит Дион Хризостом53, «самый несчастный человек забывал о всех своих горестях: так много было вложено в нее художником света и милости». «Это было», прибавляют другие свидетельства, «священное произведение, прекрасное до совершенства» и приводившее зрителя в «невыразимое восхищение». Эта статуя была удивительным произведением не только с точки зрения искусства: она пробуждала сильное религиозное настроение. По словам Тита Ливия54, и когда Павел Эмилий55 проник в храм, то он подумал, что перед ним предстал лично сам бог.

Храм Зевса в Олимпии. (Проект восстановления).

с. 593 При каких условиях произошла гибель этой статуи, неизвестно. Приблизительно через 60 лет после основания храма пластинки из слоновой кости начали разъединяться. Элейцы принуждены были поручить эфесскому скульптору Дамофону произвести полную реставрацию. Однако, статуя находилась еще на своем прежнем месте, когда император Калигула56 предпринял свою тщетную попытку перевезти ее в Рим. Легенда сообщает о чудесах, которые помешали осуществлению этого предприятия: бог разразился громовым смехом, обратившим в бегство рабочих, а удар молнии потопил предназначавшийся для перевозки статуи корабль. Согласно словам одного византийского писателя, Зевс был перевезен в Константинополь и водворен во дворце Лавса, где и погиб во время пожара 475 года по Р. Х. Но трудно поверить, чтобы статуя уцелела после сожжения храма, устроенного, по повелению Феодосия II57, в 408 году.

По возвращении из Олимпии Фидий в период правления Перикла исполнял роль чего-то вроде главного заведующего работами в Акрополе, которые были начаты около 447 года до Р. Х. В этом звании, говорит Плутарх58, ему принадлежало главное руководство и надзор за всем, хотя под его начальством находились великие архитекторы и великие художники. Этими архитекторами были Иктин, Калликрат и Мнесикл, а художниками — Алкамен, Агоракрит из Пароса и Колот. Кроме указанных помощников, Фидия окружала целая армия рабочих, на обязанности которых лежала обработка мрамора, бронзы, слоновой кости, золота, черного дерева и кипариса. Плутарх перечисляет все разряды ремесленников, которые были приставлены к этим работам. Среди них были плотники, формовщики, медноплавильщики, каменщики, мастера, искусные в раскраске золота и размягчении слоновой кости, живописцы, мастера по мозаике и резчики. Как бы для того, чтобы с. 594 одушевить огромное тело статуи, добавляет историк, была пущена в ход целая организация. По мановению руки Фидия этот сложный механизм приводился в движение, и работы производились с быстротой, вызывавшей удивление всей Греции.

Статуя Афины — создание самого Фидия — была освящена в Парфеноне в 431 г. до Р. Х. В распоряжении художника при этой работе было более 1000 килограммов чистого золота. Золото это, по мысли Перикла, должно было служить как бы запасным фондом на случай финансового бедствия; поэтому его располагали таким образом, чтобы при случае легко можно было снять. Так как статуя, сделанная из золота и слоновой кости, разбиралась по частям, то естественно, что основу ее составляла крепкая железная арматура, воспроизводившая формы статуи; к ней-то и прикреплялись пластинки слоновой кости и кованные листы золота. Благодаря такому способу соединения составных частей, в случае необходимости они легко разбирались. Но это же обусловливало недостаточную прочность работы. Уже в древние времена статуя стала нуждаться в починке. Тем не менее она еще существовала в 375 году по Р. Х.; мы не знаем, когда и каким образом она погибла.

«Афина Парфенос», говорит Павсаний, «сделана из золота и слоновой кости. Посреди ее шлема возвышается фигура сфинкса, а по бокам — грифы. Богиня изображена стоя; она одета в хитон, спускающийся до земли; на груди у нее — голова Медузы из слоновой кости. Богиня Победы вышиной около 4 локтей (1,85 метра). В одной руке Афина держит копье; у ног ее стоит щит, а у копья лежит змея, которая, как говорят, представляет собой Эрихтония59. На пьедестале статуи изображено сотворение Пандоры60. С другой стороны, Плиний61 сообщает нам, что статуя имела 26 локтей вышины

С. 595

Афина Парфенос. Эта статуя, найденная в Афинах в 1880 году, является, по-видимому, довольно точным воспроизведением творения Фидия.

с. 596 (около 12 метров). Фидий, по словам этого писателя, изобразил на выпуклой стороне щита битву амазонок, а на вогнутой — войну богов с титанами; наконец, на обрезе подошв сандалий художник вычеканил борьбу центавров с лапитами — «в такой мере он был искусен даже в самых мелких вещах!» Более или менее точное воспроизведение этой статуи дошло до нас в скульптурных работах, на монетах и на резных камнях.

Несомненно, что в целом статуя производила впечатление чрезвычайной роскоши. Обнаженные части из слоновой кости, глаза из драгоценных камней, золотое одеяние и щит, разукрашенный рельефами из слоновой кости на золотом фоне и головою горгоны из вызолоченного серебра, шлем, змея из вызолоченной бронзы — все это в целом должно было иметь такой вид, великолепие которого мы с трудом можем теперь себе представить. Мы лишены возможности разрешить вопросы относительно того, насколько освещение в храме могло смягчить резкий контраст между золотом и слоновой костью и уменьшить блеск металлической массы, и насколько Фидию удалось путем применения зеленой и палевой эмалировки и особой обработки слоновой кости избежать монотонности и достигнуть разнообразия оттенков.

Тип Афины, по-видимому, особенно привлекал Фидия. Кроме Афины Промахос и Парфенос, он сделал еще для Акрополя бронзовую Афину Лемниянку, которая была пожертвована в 446 году афинскими колонистами острова Лемноса. Обычный воинственный вид этой богини он заменил целомудренною кротостью молодой девушки. Тяжелый боевой шлем не покрывал ее головы, и ничто не скрывало от взора нежных очертаний ее лба и щек, красота которых приводила в восторг Лукиана62. Павсаний говорит об этой статуе, как о самом замечательном произведении художника. По его словам, это было воплощение красоты. Фидию приписывались также многие другие статуи, но принадлежность ему этих произведений, по с. 597 крайней мере некоторых из них, не вполне доказана.

Судебные процессы, поднятые против Фидия людьми, враждебно относящимися как к нему, так и к Периклу, омрачили конец жизни художника. За то, что он поместил на щите Афины изображение Перикла и свое собственное, ему предъявили обвинение в нечестии. Но в этом он был оправдан. Тогда его обвинили в присвоении части доверенных ему дорогих материалов, и прежде, чем суд произнес над ним свой приговор, он умер в тюрьме.

В своих произведениях Фидий с неподражаемым мастерством дал воплощение совершенной красоты. Фидий действовал в один из тех редких в истории моментов, когда все как бы создавало наиболее благоприятные условия для деятельности многостороннего и могучего гения: сила национального и религиозного чувства, возможность иметь большие заказы, уже сложившееся, молодое, полное сил искусство, которое только ждало гения, способного выразить в законченной форме его смутное представление о чистой красоте63.

Эту роль выполнил Фидий; он был подготовлен к ней многообразием познаний, которые дали ему возможность достигнуть самого высокого уровня в области скульптуры его времени. Он обладал всеми сведениями, которые художник может иметь: не имея соперников в произведениях из слоновой кости и золота, он был первым в искусстве обрабатывать мрамор и остался неподражаемым образцом с. 598в скульптурных работах. Ему приписывалась честь всех открытий в резьбе по дереву и художественной обработке металлов. Даже тогда, когда эти технические познания применялись им в произведениях громадной величины, удивление вызывалось одновременно и грандиозностью его творения, и законченностью работы. Но главнейшими его свойствами были широта стиля и замечательная полнота замысла. Он является воплощением греческого идеализма в самом высоком значении этого слова, т. е. в смысле стремления к самым прекрасным и живым формам, все элементы которых взяты из природы, и из которых тем не менее создавались типы, стоящие выше всех реальных типов. В этом именно смысле Платон называет его«творцом», а другие относятся к нему, как к «человеку вдохновенному».

(По сочинению Collignon. Histoire de la sculpture grecque, т. I, стр. 518 и сл.).



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.