Сделай Сам Свою Работу на 5

Архитектурная полихромия (многоцветность).

В настоящее время употребление разноцветной окраски (полихромии) при украшении греческих храмов никем не отрицается37, но относительно свойств и сочетаний применявшихся греками цветов существует разногласие.

Глазированные или раскрашенные терракотовые изделия, находящиеся в таком большом числе в палермском и олимпийском музеях, воспроизводят, по-видимому,с. 581 типичную окраску греческих зданий. Цвета, которые на них встречаются наиболее часто, следующие: молочно-белый, черный, темно-красный, желтый. На некоторых древних постройках также найдены следы раскраски.

В дорических храмах триглифы были раскрашены темно-синим цветом; на метопах фоном для разноцветных орнаментов, бронзовых украшений и барельефов служила красная краска. Наконец, планка или ταινία, расположенная под триглифами, выше архитрава, была выкрашена в темно-красный цвет. В других частях здания система окраски отличалась, по-видимому, большим разнообразием. Таким образом, архитрав Парфенона, как и в храме Зевса Олимпийского, был белый; он расцвечивался только прикрепленными к нему золочеными щитами, которые соединялись между собой металлическими буквами и меандрами38 по белому фону; между тем в эгинском храме на архитраве до сих пор сохраняются следы красной краски. О раскрашивании колонн нам ничего неизвестно, и кроме пальмовых листьев на капителях Пестумского храма нет никаких сведений относительно полихромии капители и стержня дорической колонны. По мнению некоторых ученых, гипс и мрамор в храме были покрыты сплошь красками, не исключая колонн и скульптуры метопов и фронтонов. Другие, наоборот, полагают, что как колонны, так и скульптурные части на фронтоне и метопах должны были сохранять свой белый цвет и что менее пестрая окраска храма больше соответствовала духу эллинского гения.

Впрочем, у нас имеется довольно много образцов полихромии, применяемой к белой резной работе. В Олимпии симус39 храма Зевса был покрыт пальмовыми листьями, цветная окраска которых выделялась на белизне самого мрамора, и если львиные головы этого с. 582 симуса были разноцветными, мрамор все-таки виднелся повсюду. Резные украшения отлива вообще покрывались краской. Самый отлив оставался белым или был украшен так называемыми греческими орнаментами по белому полю. Быть может, для украшения тимпанов на фронтонах, капель (guttae) триглифов и зубчатых зарубок (mutuli40) употреблялась позолота, которая служила также фоном для скульптурных или живописных украшений метопов.



Иногда полихромия получалась благодаря соединению материалов, имеющих окраску различных тонов, как, например, золото и слоновая кость в статуях.

Применение бронзы также, по-видимому, происходило очень часто. Так, барельефы метопов оттенялись орнаментами из золоченой бронзы; на фронтонных статуях часто можно видеть впадины, указывающие, что некоторые подробности костюмов, щиты, копья и проч. были металлическими. На углах фронтонов сверкали бронзовые пьедесталы, а на архитравах были прикреплены вызолоченные бронзовые щиты.

Эти замечания справедливы как по отношению к внутренней, так и по отношению к внешней стороне здания. Яркость красок в архитектуре еще более увеличивалась благодаря оружию, украшавшему архитравы и плафон, мраморным и металлическим статуям, столам, треножникам, вызолоченным вазам и драпировкам. О том, каково было великолепие некоторых святилищ, свидетельствует обилие произведений искусств, которыми, по словам Павсания41, они были завалены. Внутреннее пространство было занято статуями, портретами и чрезвычайно богатой мебелью, на стенах же располагались изображения мифологических сцен и событий, в которых божество играло главную роль.

Ионические памятники менее изучены, но и они также хранят многочисленные следы раскраски. В Приене, Галикарнассе, Эфесе и Дидиме применялись, кажется, только с. 583 два цвета: синий блеклого оттенка и матовый темно-красный. При употреблении этих цветов существовали определенные правила. Выпуклые орнаменты, ярко освещавшиеся солнцем, окрашивались в синий цвет; красный же цвет предназначался главным образом для тех частей, которые оставались в тени, например, нижняя сторона отливов и глубина выпуклостей. Плоские части карниза, фриза и архитрава, ложбинки завитков, стержень и базы колонн оставались белыми. В ионических зданиях, как и в Эрехтейоне, золото употреблялось для глазка и стрелок завитков и для украшений, извивавшихся по скульптурным работам, с целью привлечь к ним большее внимание.

Таковы общие основы полихромии изученных до настоящего времени ионических и дорических храмов. На мраморе некоторых архитравов и на штукатурке с внутренней и внешней сторон здания найдены следы орнаментов. Это служит указанием, что изящные рисунки занимали иногда большие белые поверхности архитрава, фриза и карниза и придавали всему зданию еще более пестрый вид. Вероятно, эти рисунки были более многочисленны внутри храма и на портиках; они состояли из завитков пальмовых листьев, различных сплетений, меандров, греческих орнаментов и т. д. По форме и цвету они, по-видимому, имели большое сходство с украшениями разрисованных ваз.

(Laloux. L’Architecture grecque», — стр. 127 и сл.).

Первобытная скульптура у греков.

В настоящее время ребенок, не приступившей еще к учению, в силу наследственности, а также благодаря влиянию тех изображений, которые он находит вокруг себя, с раннего возраста проявляет больше уменья в передаче живых форм, чем взрослые греки в древнейшие первобытные времена. В наиболее старинных идолах человеческие формы скорее только намечались, чем изображались на самом деле. Распределяя в известном с. 584 порядке осколки, можно в конце концов усмотреть намек на человеческую фигуру даже в тех найденных в Трое мраморных кусках, которые были оттесаны в форме скрипки. Действительно, этот намек там есть, и человек, сделавший статую, изобразил по-своему голову, шею и торс, но не сделал рук и ног. Это намерение яснее выражается в другом памятнике того же происхождения, на этот раз сделанном из кости. Здесь различные части тела намечены уже менее несовершенным образом. Хотя конечностей еще нет, но те места, где прикрепляются руки, обозначены небольшими бугорками по обеим сторонам бюста.

Первобытные идолы.

Переход к группе идолов, происхождение которых ученые относят к островам Архипелага, совершенно незаметен. Все или почти все эти статуи дают один и тот же тип: это — женщина, изображенная спереди, со скрещенными руками на груди. Тяжеловесность и наивность исполнения вызывают улыбку; тем не менее, можно заметить некоторый шаг вперед. В самых древних из этих изображений ноги тесно соприкасаются одна с другой, а руки будто приклеены к телу. Фигура с. 585представляет собою как бы силуэт, вырезанный из тонкой мраморной дощечки. Тело сделано плоским; но соотношение различных частей соблюдено довольно хорошо, за исключением слишком большой и заостренной кверху головы и чересчур длинной шеи. Даже сзади намечены общие очертания форм. Когда мастер стал более доверять себе самому, он попытался разъединить ноги; но при подобной работе он мог расколоть мрамор. Некоторые статуэтки свидетельствуют о таких опасениях: нижние конечности остались у них соединенными на заднем фоне, который и виден между ногами.

Первобытные идолы.

С течением времени перестали бояться этой опасности. Имеются статуэтки, ноги которых раздвинуты, а руки не притиснуты к туловищу; в них уже чувствуется инстинктивное стремление к реализму и желание представить в преувеличенном виде основные черты строения человеческого тела. В ряде статуэток, найденных близ Спарты, это стремление проявляется еще определеннее и с настойчивостью, которая переходит уже с. 586 в тяжеловесность. Одна из фигур, по-видимому, приняла сидячую позу, но нам неизвестно, произошло ли это вследствие недостатка искусства скульптора, или он действительно хотел изобразить сидящую фигуру, и при статуэтке раньше было какое-то седалище.

Возможно, что эти статуэтки были раскрашены. Краски большею частью исчезли с них, потому что не были закреплены достаточно прочно, но все же следы раскраски таких мраморных фигурок иногда сохраняются и до сих пор. Так, на одной голове глаза выкрашены черной краской, на носу и на лбу виднеются красные линии, верхняя часть черепа обведена круглой чертой, и лицо лучше отполировано, чем другие части тела. Тут должна была быть коричневая краска, покрывавшая лицо. Быть может, все указанные подробности свидетельствуют, что у этих народов, как и у всех дикарей, был обычай татуироваться, или раскрашивать лицо и некоторые другие видимые части тела.

(Perrot. Histoire de l’art dans l’antiquité, VI, стр. 737 и сл.).



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.