Сделай Сам Свою Работу на 5

Право частного возмездия в Греции.

Древнейшие примеры возмездия встречаются у Гомера. Нестор рассказывает в«Илиаде» о походе, предпринятом им против элеян, которые отказались выполнитьс. 541 его требования (Илиада, XI, 670 и сл.). Потерпевшие взялись за оружие под его предводительством, угнали многочисленные стада и разделили их между собой, чтобы получить то, что им полагалось. В «Одиссее» говорится о подобном походе, предпринятом Одиссеем (Одиссея, XXI, 17 и сл.).

Подобное право частного возмездия называлось ῥύσια или σῦλαι. Применение его издавна было определено договорами. Одним из наибольших преимуществ, которое два греческих города могли предоставить друг другу, был отказ от права частного возмездия, вследствие чего обеспечивалась безопасность личности и имущества (ἀσυλία и ἀσφάλεια).

При отсутствии подобного договора упомянутая льгота могла быть предоставлена простым указом, в качестве личной и наследственной привилегии, иностранцам, оказавшим общественные услуги, особенно проксенам3.

Эпиграфические памятники, заключающие в себе подобные договоры, насчитываются сотнями. Их формула, почти всегда однообразная, иногда сопровождается дополнительными статьями, заслуживающими внимания. Таким образом, ἀσυλία давалась обыкновенно как на море, так и на суше, в мирное время и в случае войны. Всякое нарушение запрещения, наложенного законом, влекло за собой штраф, независимо от освобождения пленников и возвращения захваченных вещей. Обращение к правосудию, по этому поводу, было доступно не только иностранцу, сделавшемуся жертвой насилия, но любому лицу, так как это было фактом, касавшимся общественного порядка.

Одним из самых замечательных договоров, относящихся к σῦλαι, является договор, заключенный в V веке до нашей эры между двумя локрскими городами Эантом и Халейоном. Оба города условились отменить совершенно σῦλαι на суше, но сохранили их на море, за исключением гавани. Всякий беззаконный захват карался штрафом в 4 драхмы (около 1 р. 50 коп.), причем с. 542 захватчик обязан был возвратить взятое в течение 10 дней; при неисполнении этого он должен был отдать еще половину наложенного раньше штрафа. Заявления подаются, в зависимости от случая, различным судьям. Если, например, истец-эантец проживает в Халейоне, как метэк, он должен обратиться к обыкновенному суду этого города. Если он не метэк, он должен обратиться к особым судьям, известным в Халейоне под названием «судей для иностранцев» (ξενοδίκαι), и выбрать девять или пятнадцать присяжных, в зависимости от важности дела, среди именитых халейонских граждан. Наконец, если дело официально возбуждено одним из граждан Халейона, действующим во имя общественного порядка, судьями являются присяжные в нечетном числе; они избираются среди демиургов, которые представляют собой главных судей города и выносят приговор по большинству голосов. (Röhl. Inscript. graecae antiq., 322).



Договоры более поздней эпохи предоставляют судопроизводство по делам о захвате третейскому суду постороннего города или соединенному суду из представителей обеих сторон.

При отсутствии договора право частного возмездия являлось общим достоянием и постоянно применялось на деле. Лизий говорит, что жители Беотии постоянно пользовались этим средством против афинян, так как не могли добиться уплаты долга в два таланта. (Против Никомаха, 12).

Демосфен указывает на некоторых триерархов, которые похищали все, что приходилось им по вкусу; этим они подвергали своих сограждан всевозможным родам возмездия и создавали для них невозможность отправляться в чужие страны без особого пропуска. (В защиту венка за триерархию, 13).

В другой защитительной речи (Против Лакрита) имеется договор о ссуде под морское предприятие, выданной афинянином и эвбейцем жителям Фаселиды. В нем установлено, что если корабль остановится в Геллеспонте, то товары должны быть свезены на берег с. 543 в особое место, где они будут ограждены от захватов частных лиц.

Иногда государство брало в свои руки осуществление права возмездия частных лиц и пользовалось им в качестве предпринимателя.

Жители Халкедона нуждались в деньгах для уплаты наемным войскам. Они предложили гражданам и метэкам, которые имели притязания на частное возмездие по отношению к какому-нибудь городу или частному лицу, сделать об этом заявление. Они решили осуществить это возмездие на счет кораблей, которые отправлялись в Понт Эвксинский, задержав их под этим предлогом. (Лже-Аристотель. Экономика, II, 12). В македонский период обычай частного возмездия был не менее частым явлением, но, по-видимому, зависел от разрешения правительства. Во время Полибия4 в Беотии не происходило более отправления правосудия. Несколько ахейцев, не будучи в состоянии взыскать свои долги с граждан этой страны, добились от стратега их армии, Филопемена, разрешения прибегнуть к частному возмездию. В другом месте указывается, что критяне из города Элевтерны выдали особые свидетельства против родосцев. Далее, делийцы, укрывшиеся в Ахее, собирались прибегнуть к праву частного возмездия против афинян, но ахейцы этому воспротивились.

В общем, возмездие считалось юридическим актом, приемом международных отношений и служило обеспечением и утверждением права. Это было учреждение, которое не надо смешивать ни с набегом, ни с разбоем или пиратством.

Набег являлся враждебным актом, применявшимся только во время войны. Что же касается разбоя или пиратства, то это были проявления насилия, часто безнаказанные, но всегда считавшиеся незаконными.

(Dareste. Séances et travaux d’Académie des sciences morales, т. CXXXIII, стр. 358—364).

С. 544

Монетный договор.

Каждое государство-город имело свою монетную систему, так как право чеканить монету было признаком верховной государственной власти. По закону монеты любого из городов не имели никакой ценности в соседнем государстве; поэтому при отправлении в чужие страны нужно было обменивать свои монеты на деньги той страны, куда отправлялись.

Если вспомнить о необычайной раздробленности Греции, станут понятны затруднения, которые происходили вследствие этого. С течением времени стали принимать меры с целью их уменьшить. Нередко бывали случаи, когда для торговых сношений среди разнообразных монет выбирали одну, которая и получала преимущество в качестве единицы обмена при международных сношениях. Купцы, независимо от их страны и места жительства, заключали сделки и расплачивались этой монетой; ее можно было всюду везти, так как она охотно принималась во всех банках. Такую роль сыграли в V и IV веке афинские тэтрадрахмы и кизикские статэры, а позднее — монеты македонской чеканки.

Был сделан еще шаг вперед, когда у некоторых государств явилась мысль заключить между собою договор, подобный тому, который соединяет в данное время Францию, Италию, Швейцарию, Бельгию и Грецию. По этому соглашению договаривающиеся стороны устанавливали вес, пробу и ценность той звонкой монеты, которая должна была иметь законное обращение на рынках обоих государств. Они определяли, в каком размере каждая из них имеет право чеканить эту монету; при совместной выделке ее определялась часть расходов и доходов, которая приходилась на каждый город. Мы располагаем отрывком подобного договора между Фокидой и Митиленой. (Michel. Recueil d’inscriptions grecques, 8). Оба города должны были по очереди, в продолжение года, чеканить указанную в договоре монету, причем монетный с. 545 двор одной из сторон на это время закрывался. Деньги фокидской чеканки должны были иметь свободный доступ в Митилену, и наоборот.

Монетчик, сделавший подлог законной пробы и прибавлявший лигатуры сверх установленной нормы, подлежал смертной казни. Он был ответствен перед обоими городами и должен был судиться в родном городе судом, в состав которого входили представители обеих сторон.

(По Lenormant. La Monnaie dans l’antiquité, II, стр. 54—63).

Проксены.

Проксены напоминают наших консулов. Но в то время как у нас консулы не всегда являются подданными того государства, в котором представительствуют, в Греции был обычай избирать проксенами только граждан этого государства. Например, в Эфесе интересы афинян защищались не афинянином, а эфесянином, которому афинский народ давал титул проксена с некоторыми преимуществами и правами.

Обязанности проксена были одновременно дипломатического и консульского характера. Граждане государства, избравшего его, могли требовать от него приюта, покровительства и защиты их интересов на суде. Он платил выкуп за пленных, заботился о достойном погребении павших на войне и, в случае чьей-либо смерти, заведовал имуществом умершего и передавал его наследникам. В этом его обязанности соответствовали обязанностям современного консула. Но у него были еще другие, которые приближали его к нашим послам. На нем лежало представление властям и народному собранию депутатов того государства, проксеном которого он являлся; он должен был облегчать выполнение всех возлагаемых на них поручений своим личным влиянием на сограждан.

В греческих городах постоялые дворы были очень плохо устроены, вследствие чего долг гостеприимства, с. 546 который лежал на проксене, причинял ему крупные расходы; кроме того, ему приходилось оказывать денежную поддержку нуждающимся путешественникам, которые не всегда возвращали ему полученные ими ссуды. В вознаграждение за труды он получал часто привилегии, иногда наследственные: например, имел свободный доступ в высшее правительственное учреждение и в народное собрание страны, представителем которой он являлся. Его личности и имуществу было обеспечено покровительство как на море, так и на суше, в мирное время и во время войны; он пользовался свободой ввоза и вывоза товаров, имел право приобретать земельную собственность, был освобожден от некоторых налогов, а иногда получал право изополитии, что означало пользование всеми правами гражданства.

(Newton у Reinach. Traité d’épigraphie grecque, стр. 45—47).



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.