Сделай Сам Свою Работу на 5

Профессор Люпин вернулся к работе.

 

Сириус не удержался и радостно вскрикнул вместе с остальными обитателями комнаты. Даже Гарри казался довольным, смеясь и возбужденно подпрыгивая на коленях мамы.

 

Он действительно казался больным. Старая мантия висела на нем мешком, а под глазами виднелись темные круги…

 

Пес-анимаг нахмурился.

 

– Иди спать, Лунатик! И съешь что-нибудь! Забудь про уроки!

 

Сириус продолжил тираду о здоровье Ремуса и замолчал, лишь почувствовав на себе пристальный взгляд желтых глаз оборотня.

 

…тем не менее, он улыбнулся ученикам, которые, заняв свои места, тут же начали с негодованием рассказывать о поведении Снейпа во время его болезни.

– Это несправедливо, он просто замещал вас, почему он задает нам домашние задания?

– Мы не знаем ничего об оборотнях…

– …два пергаментных свитка!

– Вы говорили профессору Снейпу, что еще не проходили эту тему? – спросил Люпин, слегка хмурясь.

Снова заговорили все разом.

– Да, но он сказал, что мы сильно отстаем…

– …он ничего не слушал…

– …два пергаментных свитка!

Профессор Люпин улыбнулся при виде негодующих лиц всех без исключения учеников.

– Не беспокойтесь. Я поговорю с профессором Снейпом. Вам не обязательно делать этот доклад.

– О нет, – разочарованно протянула Гермиона. – Я уже закончила его!

 

Ремус широко раскрыл глаза. Гермиона написала доклад!

 

А вдруг она все поняла?

 

Урок вышел отличным. Профессор Люпин принес стеклянный ящик, в котором сидел болотный фонарник, маленькое одноногое существо, состоявшее будто бы из облачек дыма, с виду хрупкое и безобидное.

– Заманивает путников в болота, – сказал профессор Люпин; все записали это. – Видите лампу в его руках? Прыгает вперед, люди идут на свет, а потом…

Фонарник издал ужасный хлюпающий звук, упершись в стекло.

Когда прозвенел звонок, все собрали вещи и направились к выходу, в том числе и Гарри, но…

– Подожди минутку, Гарри, – позвал его Люпин. – На пару слов.

Гарри развернулся и увидел, как профессор Люпин накрывает ящик с фонарником плотной тканью.



– Я слышал о матче, – сказал Люпин, отвернувшись к столу и начав складывать в чемодан учебники, – и мне очень жаль, что так вышло с твоей метлой. Есть ли шансы ее починить?

 

– Ох… – сказала Лили. – Будущий ты, похоже, тоже чувствует свою вину из-за дерева.

 

– Нет, – сказал Гарри. – Дерево разломало ее на куски.

Люпин вздохнул.

– Дракучую Иву посадили в год, когда я поступил в Хогвартс. Ребятам нравилась одна игра: они пытались подобраться к дереву достаточно близко, чтобы коснуться ствола. В конце концов мальчик по имени Дейви Гаджен чуть не потерял глаз, и нам запретили к ней приближаться. Ни одна метла не выдержала бы.

– О дементорах вы тоже слышали? – с трудом спросил Гарри.

Люпин бросил на него быстрый взгляд.

– Да, слышал. Мне кажется, никто из нас еще не видел профессора Дамблдора в таком гневе. Они в последнее время беспокойны… злятся из-за его отказа впустить их на территорию…

 

– Мне плевать, насколько они разозлились. Если они хотя бы попытаются снова пройти на территорию, я сделаю им больно, – жестко сказала Лили, предпочтя забыть, что единственное оружие против дементоров – заклинание Патронуса.

 

– Должно быть, именно из-за них ты упал?

– Да, – сказал Гарри.

Он задумался, затем вопрос, который он хотел задать, сам сорвался с языка.

– Почему? Почему они так действуют на меня? Я что, просто…

– Это никак не связано со слабостью, – резко перебил профессор Люпин, словно прочитав мысли Гарри.

 

– Ух ты! – ухмыльнулся Сириус, перебив самого себя. – Ты умеешь читать мысли!

 

– Дементоры действуют на тебя сильнее, чем на остальных, потому что в прошлом ты пережил такие ужасы, какие другим и не снились.

Луч зимнего солнца пробился через окно, осветив серые волосы Люпина и морщины на его молодом лице.

– Дементоры – одни из самых отвратительных существ, живущих на этой земле. Они обитают в самых темных, грязных местах, радуются разложению и отчаянию, высасывают покой, надежду и счастье из воздуха, окружающего их.

 

– Ради Мерлина, Лунатик, тебе обязательно было описывать все в таких подробностях? – простонал Джеймс, слегка вздрогнув при мысли о Сириусе и долгих годах в Азкабане.

 

– Даже магглы чувствуют их присутствие, хотя и не видят их. Если подойдешь к дементору слишком близко, то из тебя высосут все приятные воспоминания. При возможности дементор станет питаться тобой до тех пор, пока не превратит в некое подобие самого себя – бездушное и злое. У тебя не останется ничего, кроме худших воспоминаний твоей жизни. А худшее из того, что произошло с тобой, Гарри, может заставить упасть с метлы любого. Тебе нечего стыдиться.

 

– Ты всегда знаешь, что сказать, Лунатик. Как у тебя это получается? – улыбнулась Лили, довольная, что Ремусу удалось успокоить Гарри.

 

Оборотень пожал плечами и слегка покраснел.

 

– Когда они приближаются ко мне… – Гарри посмотрел на стол Люпина, к горлу подступил комок, – я слышу, как Волдеморт убивает мою маму.

 

Атмосфера в комнате снова стала серьезной и печальной.

 

Люпин сделал движение рукой, словно хотел сжать плечо Гарри, но передумал. На мгновение наступила тишина, затем…

– Зачем они вообще пришли на матч? – с горечью спросил Гарри.

– Они голодают, – холодно сказал Люпин, щелкнув замком чемодана. – Дамблдор не пускает их в школу, так что на людей охотиться не получается… Мне кажется, они просто не смогли устоять перед большой толпой на квиддичном поле. Возбуждение, буря эмоций… это для них настоящий пир.

– В Азкабане, должно быть, ужасно, – пробормотал Гарри. Люпин мрачно кивнул.

– Крепость находится на маленьком острове, далеко в море, но на самом деле ни стены, ни вода не нужны, чтобы удерживать заключенных внутри – они все оказываются в ловушке собственного разума, не способные к радостным мыслям. Большинство сходит с ума в течение нескольких недель.

– Но Сириус Блэк сбежал от них, – проговорил Гарри. – Он убежал…

Чемодан Люпина соскользнул со стола; тому пришлось быстро наклониться, чтобы поймать его.

 

– О боже, Лунатик… – прошептал Сириус, на его лице был написан ужас. «Я не хочу в Азкабан… не могу… Лунатик – его заберут у меня… все мои счастливые воспоминания…»

 

Ремус прижался к нему, положив голову на плечо, и взял его за трясущуюся руку.

 

– Да, – сказал он, выпрямляясь. – Блэк…

 

Сириус вздрогнул, увидев, что профессор Люпин называет его «Блэк». Ремус не называл его так со времен «происшествия с Дракучей Ивой» на шестом курсе.

 

…должно быть, нашел способ победить их. Я не поверил бы, что это возможно… Дементоры должны лишать волшебника сил, если он сохраняет их слишком долго…

 

Оборотень совершенно упал духом.

 

– Я на самом деле не знаю, почему считаю тебя виновным!

 

– Вы заставили дементора в поезде отступить, – внезапно сказал Гарри.

– Есть… определенные средства защиты, которые можно использовать, – сказал Люпин. – Но в поезде был лишь один дементор. Чем их больше, тем труднее им сопротивляться.

– Какие средства? – тут же спросил Гарри. – Вы сможете меня им научить?

– Я не буду притворяться экспертом по сражению с дементорами, Гарри – напротив…

 

– Ой, да ладно тебе, Лунатик. Ты отлично разбираешься во всем, – фыркнул Джеймс, качая головой.

 

– Кроме зельеварения, – с ухмылкой вставила Лили.

 

– Кроме зельеварения, – с ухмылкой подтвердил Сириус.

 

– Но если дементоры снова придут на квиддичный матч, мне нужно будет отбиваться от них…

 

Джеймс кивнул.

 

– Именно. Мой сын никогда больше не должен падать с метлы на пятидесятифутовой высоте из-за этих чудищ.

 

Люпин посмотрел на решительное лицо Гарри, задумался, затем сказал:

– Ну… хорошо. Я попытаюсь помочь. Но, боюсь, придется подождать до следующего семестра. Мне многое предстоит сделать до каникул. Я заболел в очень неудобное время.

 

– Дурацкие полнолуния, – пробормотал Сириус, жалея, что не может составить любимому компанию в каждое полнолуние.

 

Настроение Гарри значительно улучшилось: Люпин обещал дать ему уроки по защите от дементоров, и это значит, что ему больше не придется слышать, как умирает мать; кроме того, в конце ноября Равенкло разгромил Хаффлпафф в квиддич.

Гриффиндор не вылетел из борьбы за Кубок, хотя больше не мог позволить себе ни одного поражения. К Вуду снова вернулась его маниакальная энергия, и он, как всегда, гонял команду на тренировках в холодном тумане, стоявшем большую часть декабря. Дементоры на территорию больше не заходили.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.