Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Гарри и Рон повернулись и посмотрели на Гермиону. Они увидели, как краснеет ее лоб, не прикрытый книгой, которую она держала вверх ногами.

– Можно? – спросила профессор Макгонагалл, но, не дождавшись ответа, забрала «Молнию» из их рук и внимательно рассмотрела ее от рукоятки до кончиков веток. – Хм. И не было никакой записки, Поттер? Никакой открытки? Никакого послания?

– Нет, – бесцветным тоном ответил Гарри.

– Ясно… – сказала профессор Макгонагалл. – Я заберу ее, Поттер.

 

– ЧТО?! – практически закричал Джеймс, вскочив на ноги. – Что она делает?!

 

Сириус энергично закивал – он был слишком разъярен, чтобы что-нибудь сказать.

 

– Ч-что? – спросил Гарри, поднимаясь на ноги. – Почему?

– Ее нужно проверить на проклятия, – сказала профессор Макгонагалл. – Я, конечно, не эксперт, но, смею предположить, мадам Хуч и профессор Флитвик разберут ее…

– Разберут ее? – переспросил Рон, словно профессор Макгонагалл сошла с ума.

 

Джеймс застонал.

 

– Она сошла с ума!

 

– Не могу поверить, что я фантазировал о ней! – проговорил Сириус.

 

Ремус недовольно посмотрел на него.

 

Сириус сглотнул.

 

– Это займет лишь несколько недель, – сказала профессор Макгонагалл. – Вы получите ее обратно, как только мы убедимся, что на нее не наложено никаких проклятий.

– С ней все в порядке! – чуть дрожащим голосом ответил Гарри. – Честно вам скажу, профессор…

– Вы не можете этого знать наверняка, Поттер, – сказала профессор Макгонагалл довольно добрым тоном, – пока не летали на ней, и, боюсь, летать на ней мы вам не разрешим до тех пор, пока не убедимся, что с ней никто ничего не делал. Я буду держать вас в курсе.

 

Оба анимага бурчали себе под нос что-то о «злобной Минни» и «глупых подружках-зубрилах».

 

Профессор Макгонагалл повернулась на каблуках и унесла «Молнию» с собой. Гарри смотрел ей вслед, по-прежнему держа в руках фляжку с «Зеркальным блеском Флитвуда».

Рон же повернулся к Гермионе.

Ты зачем побежала к Макгонагалл?

Гермиона отшвырнула книгу. По-прежнему краснея, она встала и вызывающе посмотрела на Рона.

– Потому что я думаю – и профессор Макгонагалл со мной в этом согласна, – что эту метлу, скорее всего, прислал Гарри Сириус Блэк!



 

Молчание.

 

– ЧТО?

 

– Как, черт побери, я могу купить гребаную метлу, будучи преступником в бегах? Ну, Гермиона, ну ты даешь! Если я зайду в Гринготтс, меня сразу же схватят – а если бы меня схватили, то вы бы сразу об этом узнали!

 

– Мы знаем! Успокойся, Бродяга! – сказал Ремус, взял руку Сириуса и стал осторожно поглаживать костяшки его пальцев.

 

Лили отдала книгу Ремусу.

 

– Твоя очередь.

 

Ремус вздохнул и открыл книгу на нужной странице. «Глава двенадцатая. Патронус»…

 

Глава двенадцатая. Патронус

 

Гарри понимал, что Гермиона желала ему только добра, но это не мешало ему на нее злиться.

 

Джеймс уверенно кивнул, заработав неодобрительный взгляд Ремуса.

 

– Гермиона лишь пыталась помочь. Может быть, у нее паранойя, но ей, по крайней мере, не все равно. Не надо судить ее так строго, – твердо произнес оборотень. Джеймс и Сириус смущенно посмотрели на него.

 

– Извини, Лунатик, – в унисон пробормотали два анимага. Лили улыбнулась: ее всегда поражало, с какой легкостью они оба извинялись перед Ремусом. Заставить их извиниться перед кем-то еще было не легче, чем выдавить воду из камня.

 

Он владел лучшей метлой в мире всего несколько часов, а сейчас из-за вмешательства Гермионы, вполне возможно, ее больше никогда не увидит. Он был уверен, что сейчас с «Молнией» все в порядке, но в каком состоянии она окажется после того, как пройдет все мыслимые проверки на проклятия и сглазы?

Рон тоже злился на Гермиону. По его мнению, разбирать новенькую «Молнию» – это просто преступление.

 

– Мальчики, – проговорила Лили, закатив глаза.

 

Джеймс не знал, что ему делать – пожалеть Гермиону или согласиться с Роном.

 

Гермиона, по-прежнему уверенная, что действовала из лучших побуждений, вообще перестала сидеть в гостиной. Гарри и Рон предположили, что она теперь проводит все время в библиотеке, и даже не стали пытаться убедить ее вернуться.

 

Брови Лили взметнулись вверх.

 

– Почему они позволяют какой-то метле разрушить их дружбу?

 

Они лишь порадовались, когда вскоре после Нового года вернулись остальные ученики, и в гриффиндорской башне снова стало людно и шумно.

Вуд пришел к Гарри вечером, за день до начала семестра.

– Хорошо отметил Рождество? – спросил он, затем, не дожидаясь ответа, сел рядом, понизил голос и сказал: – Я тут думал на каникулах, Гарри. Ну, после последнего матча. Если дементоры придут на следующую игру… ну… нельзя, чтобы ты…

 

– Квиддич, квиддич, квиддич. Больше вы, мальчики, ни о чем не думаете.

 

– И еще ты, Лили, дорогая. Я всегда думаю о тебе.

 

– Да-да, особенно когда полирует метлу.

 

– Сириус!

 

Вуд замолчал, ему явно было неловко.

– Я работаю над этим, – быстро сказал Гарри. – Профессор Люпин сказал, что научит меня отгонять дементоров. Мы начнем занятия на этой неделе, он сказал, что как раз после Рождества у него будет время.

 

– Наверное, там будет интересно, – проговорил Сириус, склонив голову набок.

 

– Почему? – с легким беспокойством спросил Ремус.

 

– Мне просто интересно, как Гарри справится… Помнишь, как долго мы осваивали заклинание Патронуса?

 

– Эх, – кивнул Джеймс, моргая из-за очков, подобно сове. – Нам понадобились месяцы, месяцы.

 

– Ага, – сказал Вуд, его лицо прояснилось. – Ну, в таком случае… я не хочу потерять такого ловца, как ты, Гарри.

 

Джеймс гордо улыбнулся.

 

– Гарри просто слишком хорош.

 

– И, кстати, ты заказал новую метлу?

– Нет, – сказал Гарри.

– Что? Тебе лучше поторопиться, знаешь ли… нельзя же играть с Равенкло на этом «Метеоре»!

– Ему подарили «Молнию» на Рождество, – сказал Рон.

– «Молнию»? Нет, серьезно? Настоящую… настоящую «Молнию»?

 

– Да, – с горечью сказал Сириус, – только теперь она у Минни. Ура.

 

– Не радуйся так, Оливер, – мрачно ответил Гарри. – У меня ее больше нет. Ее конфисковали.

Он объяснил, что «Молнию» сейчас проверяют на отсутствие проклятий.

– Проклятий? Кто мог ее проклясть?

– Сириус Блэк, – устало сказал Гарри. – Он вроде как гоняется за мной. Так что Макгонагалл считает, что ее мог прислать он.

 

– Я по-прежнему не понимаю, как я мог ее прислать… – перебил Сириус. Ремус вздохнул.

 

– Сириус, ты можешь немного помолчать и дать мне почитать? – раздраженно спросил Ремус.

 

– Извини, Лунатик, – надулся Сириус.

 

Ремус скривил губу.

 

– Ой, иди сюда, глупый ты щенок, – проговорил оборотень, изо всех сил пытаясь не закатить глаза, и протянул руки, позволив мрачному Сириусу Блэку забраться на них. Ремус погладил волосы Сириуса и аккуратно сел так, чтобы Сириусу было легче на него облокотиться.

 

Лили не смогла не улыбнуться, наблюдая эту щенячью любовь – Джеймс же, сидевший рядом с ней, выглядел так, словно его вот-вот стошнит.

 

Даже не обратив внимания, что на его ловца охотится знаменитый убийца, Вуд сказал:

– Но Блэк не смог бы купить «Молнию»! Он же в бегах! Его ищет вся страна! Он что, просто зашел в «Качественную квиддичную экипировку» и купил метлу?

 

Сириус собирался вскинуть руки и воскликнуть: «Вот именно!», но, увидев лицо Ремуса, не стал этого делать.

 

– Я знаю, – сказал Гарри, – но Макгонагалл все равно хочет разобрать ее…

Вуд побледнел.

 

– Совсем на квиддиче свихнулись, – пробурчала Лили, немного раздраженная тем, что Вуду совершенно все равно, что за ее сыном охотится предполагаемый убийца.

 

– Я пойду и поговорю с ней, Гарри, – обещал он. – Я заставлю ее услышать голос разума… «Молния»… настоящая «Молния» в нашей команде… она хочет, чтобы Гриффиндор выиграл, не меньше нашего… я заставлю ее понять… «Молния»…

 

– Он чуть ли не похлеще тебя, Сохатый, – с кривой усмешкой проговорил Ремус. – Немного не дотянул.

 

– Ты огорчил меня, Лунатик. Сильно огорчил.

 

На следующий день снова начались занятия. Всем, безусловно, меньше всего хотелось сидеть два часа на улице морозным январским утром, но Хагрид, к всеобщему удовольствию, развел костер с саламандрами, и урок прошел на удивление хорошо: они собирали сухие ветки и листья, чтобы поддерживать огонь, а обожавшие пламя ящерицы скакали туда-сюда по потрескивающим, раскаленным добела бревнам.

Первый в семестре урок прорицаний вышел куда менее веселым: профессор Трелони теперь учила их хиромантии и, не теряя времени, объявила Гарри, что у него самые короткие линии жизни из всех, что она когда-либо видела.

 

– Мерлин, да остановится эта женщина когда-нибудь?! – вскричал Сириус.

 

– Она начинает действовать мне на нервы, – сказала Лили, скорчив гримасу. Гарри у нее на руках начал энергично тереть глазки и широко зевнул.

 

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.