Сделай Сам Свою Работу на 5

Гарри развернулся, чтобы посмотреть, кто с ним говорит, и увидел профессора Люпина, выглядывавшего из-за двери своего кабинета.

 

Ремус подпрыгнул, услышав свое имя. К сожалению, из-за этого его положение на коленях Сириуса стало совсем уж неприличным.

 

Сириус закусил губу, пытаясь подавить стон от желанного давления на пах.

 

– Вот и Лунатик! – Сириус сумел широко ухмыльнуться.

 

– Что ты делаешь? – спросил Люпин, совсем не таким тоном, как Филч. – Где Рон и Гермиона?

– В Хогсмиде, – с деланным безразличием ответил Гарри.

– А-а, – сказал Люпин, затем посмотрел на Гарри. – Не хочешь зайти? Мне как раз прислали болотного фонарника для нашего следующего урока.

– Кого? – спросил Гарри.

Он зашел вместе с Люпином в кабинет. В углу стоял огромный аквариум с водой. Существо нездорового зеленого цвета с острыми маленькими рожками прислонило лицо к стеклу, корча рожи и сгибая длинные, тонкие пальцы.

– Водяного демона, – сказал Люпин, задумчиво разглядывая фонарника. – Трудностей у нас с ним не возникнет, особенно после капп. Главное – освободиться от его хватки. Видишь его ненормально длинные пальцы? Они сильные, но очень хрупкие.

Фонарник обнажил зеленые зубы, затем зарылся под кучей водорослей в углу.

– Чашечку чая? – спросил Люпин, ища взглядом чайник. – Я как раз собирался налить себе.

– Хорошо, – неловко сказал Гарри.

 

– О-о-о! – Глаза Лили заблестели, и она рассмеялась, наконец вырвав свои волосы из рук сына. – Это так мило, Ремус.

 

Люпин постучал по чайнику палочкой, и из носика внезапно вырвался столбик пара.

– Присядь, – сказал Люпин, снимая крышку с пыльной жестянки. – Боюсь, у меня есть только пакетики… но, посмею предположить, с тебя уже хватит чайных листьев?

Гарри посмотрел на него. В глазах Люпина горел озорной огонек.

 

– О, огонек, – вздохнул Сириус. – Этот огонек – просто преступление, Лунатик, ты не должен им пользоваться! Ты заставишь всех влюбиться в себя!

 

– Сильно в этом сомневаюсь, Бродяга, – фыркнул Ремус.

 

– Да-да, ты уж убедись, пожалуйста, что мой сын в тебя не влюбится, – угрожающе сказал Джеймс. Ремус подавился слюной.



 

– Откуда вы знаете? – спросил Гарри.

– Мне сказала профессор Макгонагалл, – ответил Люпин, передавая Гарри треснутую чашку с чаем. – Тебя ничего не беспокоит?

– Нет, – сказал Гарри.

Он подумал было, не сказать ли Люпину о собаке, которую видел на Магнолиевом бульваре, но решил этого не делать. Он не хотел, чтобы Люпин считал его трусом, особенно учитывая, что Люпин и так думал, что он не может справиться с боггартом.

 

– Я никогда так о тебе не подумаю. Я знаю, что ты не трус.

 

Ремус улыбнулся, нежно похлопав мальчика по головке.

 

Мысли Гарри, похоже, оказались написаны у него на лице, потому что Люпин спросил:

– Тебя точно ничего не беспокоит, Гарри?

– Нет, – соврал Гарри.

 

Джеймс нахмурился.

 

– Не надо врать Лунатику. Расскажи ему, он не кусается.

 

Сириус ухмыльнулся:

 

– Пока нет.

 

Ремус шлепнул его по руке, затем от неожиданности открыл рот, когда анимаг наклонился вперед и укусил его за нежную кожу в месте, где шея соединяется с плечом.

 

– Мальчики, в комнате ребенок, – отчитала их Лили. Джеймс закивал, совершенно не желая, чтобы его сын благодаря Сириусу и Ремусу получил такую же психологическую травму, как и он сам. Сколько раз они в Хогвартсе занимались любовью на его кровати? Сколько раз он заходил и заставал их? Сколько раз он слышал их?

 

Он прикрыл зеленые глаза Гарри рукой и не убирал ее, пока Ремус наконец не слез с колен Сириуса.

 

Он отпил немного чая, наблюдая, как фонарник грозит ему кулаком.

– Да, – внезапно сказал он, ставя чашку на стол Люпина. – Помните занятие с боггартом?

– Да, – медленно ответил Люпин.

– Почему вы не дали мне сразиться с ним? – неожиданно даже для себя спросил Гарри.

Люпин поднял брови.

– Я думал, что это совершенно очевидно, Гарри, – удивленно сказал он. Гарри, ожидавший, что Люпин будет все отрицать, оказался застигнут врасплох.

– Почему? – повторил он.

– Ну… – сказал Люпин, слегка хмурясь. – Я подумал, что если боггарт попытается напугать тебя, то примет форму лорда Волдеморта.

 

– Вот видишь! – торжествующе сказал Сириус, устремив взгляд серебристых глаз на Джеймса.

 

– Я знаю! И я уже извинился!

 

Гарри уставился на него. Мало того, что такого ответа он не ожидал, так Люпин еще и произнес имя Волдеморта.

Единственным знакомым Гарри человеком, произносившим это имя вслух (не считая его самого), был профессор Дамблдор.

– Да, я был неправ, – сказал Люпин, все еще хмурясь на Гарри. – Но я не думаю, что появление лорда Волдеморта в учительской – хорошая идея. Мне представлялось, что люди могут запаниковать.

– Я действительно сначала подумал о Волдеморте, – честно сказал Гарри. – Но потом я… я вспомнил этих дементоров.

– Ясно, – задумчиво сказал Люпин. – Так-так… я впечатлен. – Увидев удивленное лицо Гарри, он слегка улыбнулся. – Это значит, что больше всего на свете ты боишься… страха. Очень умно, Гарри.

 

Ремус озадаченно поднял брови. Иногда ему удавалось перехитрить даже самого себя.

 

Гарри не знал, что на это ответить, так что отпил еще чаю.

– Так ты думал, что я считаю тебя неспособным противостоять боггарту? – проницательно спросил Люпин.

– Ну… да, – сказал Гарри. Внезапно он почувствовал себя куда счастливее. – Профессор Люпин, вы знаете, что дементоры…

Его прервал стук в дверь.

– Войдите, – сказал Люпин.

Дверь открылась, и вошел Снейп.

 

Сириус нахмурился.

 

– Что он тут делает? – зловеще прошипел он.

 

Он нес кубок, от которого поднимался небольшой дымок. При виде Гарри он остановился, его черные глаза недобро сузились.

– А, Северус, – с улыбкой сказал Люпин. – Спасибо большое. Не мог бы ты оставить его здесь на столе?

 

– Какого черта он дает тебе зелье? – обеспокоенно нахмурился Джеймс.

 

– Понятия не имею, – пожал плечами Ремус.

 

– Не пей его, Лунатик! Оно, наверное, отравлено, или еще что-нибудь! – крикнул Сириус, обхватив оборотня руками. Тот лишь закатил глаза.

 

Снейп поставил дымящийся кубок на стол, смотря то на Гарри, то на Люпина.

– Я показывал Гарри моего фонарника, – любезно сказал Люпин, показывая на аквариум.

– Занятно, – ответил Снейп, даже не посмотрев туда. – Вы должны выпить это немедленно, Люпин.

– Да-да, сейчас, – сказал Люпин.

– Я приготовил целый котел, – продолжил Снейп. – Если, конечно, вам еще понадобится.

– Скорее всего, мне нужно будет выпить его и завтра. Спасибо большое, Северус.

– Не за что, – сказал Снейп, но что-то в его взгляде совсем не понравилось Гарри. Он вышел из комнаты, не улыбаясь и внимательно осматриваясь.

 

– Лунатик, – отчаянно сказал Сириус, – не пей это!

 

Гарри с любопытством посмотрел на кубок. Люпин улыбнулся.

– Профессор Снейп любезно сварил для меня зелье, – сказал он. – Я никогда не был хорошим зельеваром, а это зелье весьма сложно.

 

Сириус и Джеймс с подозрением посмотрели на книгу. Лили нахмурилась.

 

– Ребята, да ладно вам. Снейп же не отравит Лунатика на глазах у Гарри!

 

Он взял кубок и понюхал его.

– Жаль, что с сахаром оно абсолютно бесполезно, – добавил он, сделал глоток и поежился.

– Зачем?.. – начал Гарри. Люпин посмотрел на него и ответил на невысказанный вопрос.

– Я неважно себя чувствую, – сказал он. – Это зелье – единственная вещь, которая помогает. Мне очень повезло, что я работаю вместе с профессором Снейпом: очень немногие волшебники способны сварить его.

 

– Похоже, это как-то связано с моим состоянием… – пробормотал Ремус, в его глазах горел огонек надежды.

 

Сириус улыбнулся, предпочтя забыть, что зелье сварил Снейп.

 

– Наконец-то! Неужели они нашли что-то, что на самом деле работает!

 

Профессор Люпин сделал еще глоток, и у Гарри появилось безумное желание выбить кубок у него из рук.

 

– Даже Гарри думает, что Снейп хочет тебя отравить! – Джеймс повернулся к сыну и сказал: – Ты такой умница, Гарри! Теперь ты простообязан помешать Лунатику это выпить!

 

– Профессор Снейп очень интересуется темными искусствами, – выпалил он.

– Правда? – Люпин выглядел лишь немного удивленным, отпивая очередную порцию зелья.

– Некоторые люди считают… – Гарри заколебался, но затем совершенно безрассудно продолжил: – Некоторые люди считают, что он готов на все, чтобы получить должность преподавателя защиты от темных искусств.

Люпин осушил кубок и скорчил гримасу.

– Отвратительно, – сказал он. – Ладно, Гарри, я должен работать. Увидимся позже на пиру.

– Хорошо, – сказал Гарри, ставя на стол пустую чашку.

Пустой кубок все еще дымился.

– Вот, – сказал Рон. – Мы взяли столько, сколько смогли унести.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.