Сделай Сам Свою Работу на 5

Гарри медленно прошел к своему месту и сел. Снейп оглядел класс.

– Как я говорил до того, как меня прервал Поттер, профессор Люпин не оставил никаких записей о пройденных темах…

– Вот, сэр, мы прошли боггартов, красных колпаков, капп и болотных фонарников, – быстро сказала Гермиона, – и вот-вот начнем…

– Тихо, – холодно произнес Снейп. – Я не просил информации. Я лишь отметил неорганизованность профессора Люпина.

 

– Лунатик – самый организованный человек из всех, кого я знаю! – воскликнула Лили. Джеймс яростно закивал.

 

– Да, заткнись, Снейп. Ты и вполовину не такой организованный, как Ремус! – рявкнул Сириус.

 

– Он лучший преподаватель защиты от темных искусств из всех, кто у нас был! – смело сказал Дин Томас. В классе в знак согласия поднялся гул.

 

Ремус просиял, его лицо осветилось, как новогодняя елка.

 

– Я же сказала, что все будут тебя любить! – торжествующе сказала Лили.

 

– О-о-о, я так горжусь тобой, – протянул Сириус, обнимая его за плечи и запуская руку в волосы. – Мой малыш!

 

Такого угрожающего выражения лица они у Снейпа еще никогда не видели.

– Вас легко удовлетворить. Люпин вряд ли заставляет вас напрягаться. Как по мне, красные колпаки и фонарники – это материал первого курса. Сегодня мы обсудим…

Гарри увидел, как Снейп листает учебник к одной из последних страниц, которую они определенно не проходили.

– …оборотней, – закончил Снейп.

 

– Какого ЧЕРТА? – воскликнул Сириус. – Не верю!

 

– Ремус хорошо к тебе относится, а ты такое творишь? Ты можешь оставить его в покое? – закричал Джеймс. – Почему ты так хочешь, чтобы его уволили?

 

Ремус вздохнул, встревоженно закусив губу. Большинство учеников его не беспокоило – они вряд ли догадаются… но некоторые из них, например, Гермиона, были слишком умны.

 

– Но, сэр, – сказала Гермиона, не в силах сдержаться, – мы не должны еще проходить оборотней, у нас сейчас должны быть болотные фонарники…

– Мисс Грейнджер, – произнес Снейп со смертоносным спокойствием, – мне казалось, что урок провожу я, а не вы. И я говорю вам всем открыть страницу триста девяносто четыре. – Он снова оглядел класс. – Всем! Немедленно!



Обмениваясь косыми взглядами и что-то мрачно бормоча, ученики открыли книги.

– Кто из вас может сказать мне, как отличить оборотня от настоящего волка? – спросил Снейп.

Все сидели неподвижно и безмолвно. Все, кроме Гермионы, которая, как всегда, тянула руку.

– Кто-нибудь? – спросил Снейп, игнорируя Гермиону. На его лицо вернулась кривая улыбка. – Вы хотите сказать, что профессор Люпин даже не объяснил вам основных различий между…

 

– Тебе же только что сказали, – проговорила Лили, яростно сверкая глазами, – что они еще это не проходили!

 

– Мы же сказали вам, – внезапно сказала Парвати, – что еще не дошли до оборотней, мы еще…

Молчать! – прорычал Снейп. – Так-так-так, я и не предполагал, что встречу третьекурсников, которые не способны узнать оборотня, когда увидят его. Я обязательно сообщу профессору Дамблдору, насколько вы отстали по программе…

– Пожалуйста, сэр, – сказала Гермиона, по-прежнему тянувшая руку, – у оборотней есть несколько небольших отличий от настоящих волков. Морда оборотня…

– Вы уже во второй раз говорите, когда вас не спрашивают, мисс Грейнджер, – хладнокровно сказал Снейп. – Еще пять баллов с Гриффиндора за то, что вы невыносимая всезнайка.

 

По комнате разнеслись возмущенные возгласы.

 

– Так нельзя говорить со студентами.

 

Ремус нахмурился: декан Слизерина начинал его все больше раздражать.

 

Гермиона густо покраснела, опустила руку и направила взгляд в пол. В ее глазах стояли слезы. Сразу стало ясно, насколько ученики ненавидят Снейпа: они все гневно посмотрели на него, несмотря на то, что хотя бы раз, но называли Гермиону всезнайкой, а Рон, обзывавший ее всезнайкой по крайней мере два раза в неделю, громко сказал:

– Вы задали нам вопрос, а она знает ответ! Зачем спрашивать, если вы не хотите его услышать?

 

– Именно! – сказала Лили.

 

Весь класс понял, что Рон зашел слишком далеко. Снейп медленно подошел к Рону, и ученики затаили дыхание.

– Отработка, Уизли, – бархатным голосом сказал Снейп, его лицо было очень близко к лицу Рона. – А если я еще раз услышу, что вы критикуете мои методы ведения уроков, то вы очень пожалеете.

 

Джеймс фыркнул.

 

– И это называется обучение? Ты над ними просто издеваешься!

 

– Ремус как учитель намного лучше тебя, Сопливус. Может быть, тебе стоит взять несколько уроков педагогики?

 

До конца урока никто не издал ни звука. Все сидели и переписывали материал по оборотням из учебника, а Снейп расхаживал между партами, перечитывая работы, выполненные с профессором Люпином.

– Очень плохое объяснение… это неверно, на самом деле каппы чаще встречаются в Монголии…

 

Ремус нахмурился.

 

– Нет, это неверно. Чаще всего они встречаются в Японии.

 

– Профессор Люпин поставил за это восемь из десяти? Я бы и трех не поставил…

Когда наконец прозвенел звонок, Снейп задержал всех.

– Каждый из вас напишет доклад, который нужно будет сдать мне. Тема – способы распознания и убийства оборотней. Два свитка пергамента, сдать в понедельник утром.

 

Сириус был взбешен.

 

– «Распознание и убийство оборотней?! Ох, доберусь я до тебя, Сопливус!»

 

– Нужно, чтобы хоть кто-нибудь заставил этот класс заниматься. Уизли, останьтесь, нам нужно обсудить вашу отработку.

Гарри и Гермиона ушли вместе с остальными одноклассниками. Когда они отошли уже достаточно далеко от класса, начался обмен яростными тирадами о Снейпе.

– Снейп никогда себя так не вел с другими преподавателями защиты от темных искусств, хотя и желает занять эту должность, – сказал Гарри Гермионе. – Что у него такое к Люпину? Думаешь, это все из-за боггарта?

 

– Сомневаюсь, – сухо сказал Ремус. – Он слишком долго помнит старые обиды.

 

– Не знаю, – задумчиво сказала Гермиона. – Но, надеюсь, профессору Люпину скоро станет лучше…

Разъяренный Рон присоединился к ним через пять минут.

– Ты знаешь, что этот… – он назвал Снейпа таким словом, что Гермиона воскликнула «Рон!» – хочет заставить меня сделать? Я должен вычистить все судна в больничном крыле. Без магии!

Он глубоко дышал, сжав кулаки.

– Почему Блэк не спрятался в кабинете Снейпа, а? Он бы прикончил его, к нашей радости!

 

– Я ненавижу его, да. Но не думаю, что если я его убью, это мне очень сильно поможет… – перебил Сириус, покосившись на Ремуса: он уже выучил свой урок на шестом курсе во время печально знаменитого «происшествия с Дракучей Ивой», и больше подобной ошибки не повторит.

 

На следующее утро Гарри проснулся очень рано: так рано, что было еще темно.

На какое-то мгновение ему показалось, что его разбудил воющий ветер, но затем, почувствовав холод на шее, он резко вскочил: полтергейст Пивз парил рядом с ним и сильно дул в ухо.

– Зачем ты это сделал? – гневно спросил Гарри.

Пивз надул щеки, сильно дунул и, хихикая, выплыл из комнаты спиной вперед.

Гарри нащупал свой будильник и посмотрел на него. Половина пятого.

Ругая Пивза на чем свет стоит, он накрылся и попытался снова заснуть, но, проснувшись, трудно было не обращать внимания на раскаты грома над головой, порывы ветра, бьющие в стены замка, и отдаленный треск деревьев в Запретном лесу.

Через несколько часов ему предстояло выйти на квиддичное поле, чтобы сражаться с этим ливнем. Наконец отбросив все мысли о сне, он встал, оделся, достал свой «Нимбус-2000» и тихо вышел из спальни.

Открывая дверь, Гарри почувствовал, как что-то трется о его ногу. Он нагнулся как раз вовремя, чтобы схватить Косолапсуса за кончик пушистого хвоста и вытащить его из комнаты.

– Знаешь, по-моему, Рон прав насчет тебя, – с подозрением сказал Гарри Косолапсусу. – Здесь полно мышей, иди гоняйся за ними.

 

– Именно! – раздраженно воскликнул Сириус, вскинув руки.

 

– Иди, иди, – добавил он, ногой пихая Косолапсуса вниз по лестнице, – оставь Струпика в покое.

В гостиной шум грозы был еще громче. Гарри, впрочем, и не думал, что игру отменят: квиддичные матчи не отменяли из-за таких мелочей, как гроза.

Тем не менее он начал тревожиться. Вуд показал ему в коридоре Седрика Диггори. Диггори был пятикурсником, намного крупнее Гарри. Ловцы обычно легкие и скоростные, но в такую погоду массивный Диггори будет иметь преимущество, потому что его вряд ли сдует с курса.

Гарри дождался рассвета, сидя у камина и иногда вставая, чтобы не дать Косолапсусу снова пробраться в спальню мальчиков. Наконец Гарри решил, что пора бы и позавтракать, и в одиночку вышел через дверь за портретом.

– Остановись и сражайся, презренный трус! – вскричал сэр Кэдоган.

 

Все взрослые дружно закатили глаза.

 

– Ой, заткнись уже, – зевнул Гарри.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.