Сделай Сам Свою Работу на 5

Депрессивная личность в сравнении с нарциссической

В главе 8 я описала людей с депрессивно-опустошенными фор­мами нарциссической личности. Они отличаются от депрессивно организованных субъектов своим внутренним миром, который составляют стыд, пустота, бессмысленность, скука и экзистенци­альное отчаяние. Более "меланхолический" тип депрессивной кар­тины включает в себя переживания вины, ощущение своего несо­вершенства, деструктивности, голода, и ненависти к себе. Вероятно, следует провести различие, отметив, что нарциссически

 

организованным людям недостает ощущения собственного "Я", в то время как депрессивные индивиды обладают вполне четким ощущением себя. Однако оно болезненно негативно. Нарцисси-чески депрессивные люди имеют тенденцию к сэлф-объектным переносам, тогда как депрессивные индивиды склонны к объект­ным. С первыми контрперенос характеризуется неопределеннос­тью, раздражением, аффективной поверхностностью. С последни­ми он имеет намного более ясный и сильный характер и обычно включает в себя фантазии о спасении.

Технические применения данного разделения достаточно про­сты, но при этом они являются довольно важными. Явно симпа­тические и поощряющие реакции служат поддержкой нарциссичес-ки организованной личности, но также могут углубить деморали­зацию депрессивно структурированного индивида парадоксальным образом, описанным выше. Атакуя предполагаемое супер-Эго (даже в мягкой форме, например, с помощью комментариев по поводу возможных самоупреков), нельзя помочь пациенту с нар-циссической структурой, поскольку атаки против себя не являются частью нарциссической динамики. С нарциссическими личностями также неудачны интерпретации, осмысляющие эмоциональный опыт гнева, а не более пассивных эмоциональных реакций, по­скольку их основным состоянием является стыд, а не направлен­ная на себя ненависть. Подобные интерпретативные усилия могут, однако, принести облегчение и даже стимулируют энергию у ме­ланхолических клиентов.

Итерпретативные реконструкции, которые подчеркивают кри­тических родителей и ранящие сепарации, обычно не восприни­маются нарциссическими пациентами независимо от того, насколь­ко они депрессивны, потому что отвержение и травма редко явля­ются патогенными факторами нарциссической динамики. Но они же могут быть с благодарностью приняты депрессивными пациен­тами как альтернатива укорененной привычке связывать всю их боль с личными недостатками. Попытки работать традиционно "в кон­трпереносе" с нарциссической личностью могут игнорироваться, принижаться или поглощаться идеализацией, но они могут быть оценены и с пользой использованы депрессивным пациентом. Такое дифференциальное различие аналогично метафорическому пониманию нарциссических клиентов как патологически пустых, а депрессивных — как патологически наполненных враждебными интроектами. Терапия должна быть специально приспособлена для этих противоположных субъективных миров.



 

Депрессивнная личность в сравнении с мазохистической

 

Депрессия и саморазрушающие паттерны, которые аналитичес­ки ориентированные практики относят к мазохизму, имеют род­ственный характер, поскольку и те, и другие являются адаптаци-ями к бессознательной вине. Фактически, они настолько часто сосуществуют вместе, что Кернберг (Kemberg, 1984), признавая наблюдения Лафлина (Laughlin, 1967), рассматривает "депрессив-но-мазохистическую" личность как одну из трех стандартных орга­низаций характера невротического уровня. Несмотря на их частое сосуществование и синергизм, я предпочитаю точно дифференци­ровать депрессивную и мазохистическую психологию. Организу­ющим принципом настоящей книги было намерение провести раз­личия между людьми, уже имеющими установленный концепту­альный статус в психоаналитической традиции. Эти различия имеют важные следствия для техники психотерапии. В главе 12 я буду исследовать различия между доминирующе депрессивной и доминирующе мазохистической личностями и уточню, как следу­ет использовать данные различия в лечении.

Маниакальные и гипоманиакальные личности

Мания — это обратная сторона депрессии. Люди, наделенные гипоманиакальной личностью, обладают депрессивной организа­цией, которая нейтрализуется посредством защитного механизма отрицания. Поскольку большинство сохраняющих уровень мании людей испытывает страдание во время эпизодов, когда их отрица­ние неуспешно, а депрессия выходит на поверхность, для описа­ния их психологии иногда использовался термин "циклотимик". Во втором издании DSM (DSM-II, 1968) присутствует описание и депрессивных, и циклотимических личностных расстройств.

Гипомания является не просто сильно отличающимся от депрес­сии состоянием. Она представляет собой ее полярную противопо­ложность. Гипоманиакальный индивид энергичен, он, можно сказать, "заводной", он остроумен, грандиозен и пребывает в хорошем настроении. Актар (Akhtar, 1992) суммировал:

"Индивид с гипоманиакальной личностью явно весел, высоко социален, склонен к идеализации других, зави­сим от работы, в поведении склонен флиртовать, и в то

 

же время скрыто он испытывает вину в связи с агресси­ей к другим. Он неспособен оставаться в одиночестве, имеет ограничения в эмпатии и любви, недостаточно систематичен в собственном когнитивном стиле".

Люди в маниакальном состоянии или с маниакальной личнос­тью славятся грандиозными планами, ускоренным мышлением и большой свободой от обычных физических потребностей — таких, как еда и сон. Кажется, что они постоянно на высоте — до тех пор, пока внезапно не наступает истощение. Поскольку человек, пе­реживающий манию, буквально не может "замедлиться", такие средства, как алкоголь, барбитураты и опиаты, благодаря их по­давляющему влиянию на нервную систему, могут оказаться очень привлекательными. Кажется, что многие юмористы и комики имеют гипоманиакальную личностную структуру. Однако их нео­слабевающее остроумие может совершенно истощаться. Иногда дистимическая сторона такой юмористичной личности более замет­на, например, у Марка Твена, Эмброуза Байерса или Ленни Брю­са, которые страдали от серьезной депрессии.

Драйвы, аффекты и темперамент при мании

Маниакальные люди отличаются высокой энергией, возбужде­нием, мобильностью, переключаемостью и общительностью. Они умеют прекрасно развлекать и подражать, являются хорошими рас­сказчиками и остряками. Это высоко оценивается их друзьями, хотя иногда они и жалуются, что они с помощью юмора перево­рачивают любые серьезные замечания и поэтому с ними трудно войти в близкий эмоциональный контакт. Когда негативный аф­фект возникает у людей с маниакальной и гипоманиакальной пси-хологиями, он проявляется не как печаль или разочарование, а как гнев — иногда в форме внезапного и неконтролируемого проявле­ния ненависти.

Подобно их двойникам в депрессивном пространстве, психоана­литически ориентированные наблюдатели рассматривают этих людей как орально организованных (Fenichel, 1945): они могут говорить без остановки, безрассудно пить, кусать ногти, жевать резинку, курить, прикусывать щеки изнутри. Многие из тех, кто

 

находится на нарушенном краю континуума, имеют излишний вес. Несмотря на заметно повышенное настроение, постоянная подвиж­ность свидетельствует об их значительной тревоге. Выставляемое ими напоказ эмоциональное удовольствие некоторым образом имеет хрупкое и ненадежное качество; их знакомые часто испытывают смутное беспокойство за состояние их стабильности. Тогда как переживание счастья является знакомым состоянием для маниа­кальной личности, спокойная безмятежность может быть тем состо­янием, которое полностью находится вне их опыта (Ariskal, 1984).



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.