Сделай Сам Свою Работу на 5

Закрепите свой финансовый успех

 

В предыдущих книгах я делал особый акцент на высказывании из Нового Завета «И слово стало плотию». Другими словами, «вы – это ваши слова». После того как я сделал инвестицию во взаимный фонд, богатый папа был непреклонен в своем стремлении втолковать мне разницу между мнениями, фактами и принципами. Вот мои определения этих слов.

 

Факт – это то, что может быть доказано как нечто существующее посредством какого-либо свидетельства.

Мнение – это то, что может быть или, наоборот, не может быть основано на фактах.

 

Здесь ключевыми словами являются может или не может . То есть что-то может быть фактом, но до тех пор, пока я это не проверю, оно остается мнением. Например, если кто-то говорит «У меня есть десять щенков», это утверждение остается для меня мнением до тех пор, пока я не смогу его проверить. Вы, возможно, замечали, что банкиры следуют этой жемчужине мудрости. Если вы выпишете чек на 25 тысяч долларов со своего счета, то банкир проверит это, даже если считает вас честным человеком.

 

Принцип – это что-то истинное во всех случаях, без исключений. Примером принципа может служить принцип точности . Скажем, если я брошу в воду камень, по ее поверхности обязательно пойдут круги. Причина, почему я могу с уверенностью предсказать крушение рынка, основывается на принципе точности.

 

Необходимо проявлять бдительность по отношению к человеку, который с уверенностью высказывает свое мнение. Всегда помните, что миллионы людей потеряли триллионы долларов, потому что прислушивались к мнению других людей, принимая их мнения за факты или принципы. Всегда помните четыре волшебных слова богатого папы. Если вы подозреваете, что кто-то высказывает свое мнение, а не приводит факт или принцип, просто спросите: «Вы можете это гарантировать?»

Как-то я осматривал очень дорогие апартаменты на Гавайях. Когда я сказал: «Цена на это жилье слишком высока», агент по недвижимости ответил: «Да, но когда вы построите новую площадку для гольфа, цена на эту собственность поднимется вдвое». Тогда я поинтересовался: «Вы можете гарантировать это в письменном виде?» «Конечно же нет, – ответил агент. – Этого я сделать не могу». Столь же очевидные и бесхитростные моменты, как и этот короткий разговор, случаются сотни раз за день. Но каждый день миллионы людей совершают покупки, опираясь на мнение других, а не на факты и принципы. А ведь использование четырех простых слов помогло бы вам понять, с чем и с кем вы имеете дело.



 

Спросите журналиста

 

Эта глава называется «Спросите журналиста» потому, что, если вы решите стать профессиональным инвестором, вам необходимо будет проявлять предельную осторожность относительно тех публикаций, которые вы читаете, и тщательно выбирать, из каких источников черпать информацию.

Как-то я обедал со своим банкиром, который, как оказалось, является одним из самых влиятельных в Америке банкиров, выдающим ссуды на несколько миллиардов долларов в год. Неожиданно он сказал: «Почему это модные финансовые обозреватели не пишут об инвестировании в недвижимость? Ведь в большинстве этих глянцевых журналов говорится только об акциях, облигациях и взаимных фондах. Недвижимость упоминается только в контексте расходов на ремонт вашего жилья, покупки загородного домика или капиталовложений в инвестиционные трасты по недвижимости. Ведь по сути все это не является инвестицией в недвижимость».

Я полностью разделял его мнение и лишь добавил: «Потому что они льют воду на мельницу своих рекламодателей».

 

Для кого пишет журналист?

 

Один из наилучших способов проверить достоверность информации об инвестициях – это посмотреть, кто заказывает рекламу в том издании, где опубликована данная статья. Многие публикации, поддерживающие идею долгосрочного инвестирования во взаимные фонды, выходят в газетах или журналах, основным источником дохода для которых являются компании, продающие взаимные фонды. Вот почему до, во время и после крушения рынка в этих изданиях продолжали нахваливать взаимные фонды.

И хотя журналисты будут утверждать, что их редакции являются совершенно независимыми и не связаны с рекламными отделами, а, следовательно, могут давать любую информацию, на самом деле для них было бы просто самоубийством отважно заявить на своих обложках: «Взаимные фонды – это никудышные инвестиции» или «Сейчас же избавьтесь от акций взаимных фондов». Вместо этого подобные издания продолжают печатать из года в год, в одном номере за другим одни и те же заголовки: «Какие взаимные фонды являются наилучшими?», «Лучшие фонды года», «Пришло ли время для покупки акций взаимных фондов?». Вопрос в том, могут ли такие публикации быть достоверными и непредвзятыми? Могут ли они обеспечить вас требуемой финансовой информацией? Они пишут для вас или для своих рекламодателей? Насколько финансово грамотны их читатели? Я дам вам возможность найти ответы на эти вопросы.

В своей книге «Будущее денег» Бернард Литер пишет о том, что американцы все меньше доверяют средствам массовой информации. Он ссылается на высказывание Ноама Хомски о том, что «цель средств массовой информации… не столько в том, чтобы информировать или объективно излагать факты, а скорее в том, чтобы сформировать общественное мнение в соответствии с пожеланиями сильных мира сего». Далее Литер говорит: «Это уже стало практикой для многих журналов: сначала представлять статьи на рассмотрение рекламодателям. „Los Angeles Times“ даже реорганизовала свою структуру управления, чтобы максимально укрепить сотрудничество с рекламодателем».

 

Управление финансовой информацией

 

Я посвятил этой теме отдельную главу, поскольку качество получаемой вами финансовой информации является для вас жизненно важным фактором, особенно когда дело касается денег.

Вот одно из заданий, которые я даю слушателям моих лекций: позвонить какому-нибудь финансовому эксперту, лучше всего журналисту, и задать ему два вопроса. Вопрос первый: «Все ли в средствах массовой информации является правдивым, непредвзятым, объективным и свободным от коммерческих соображений?»

Слушатели докладывали потом, что почти все журналисты подвергали насмешке саму мысль о том, что средства массовой информации ведут честную игру. Большинство журналистов допускают, что большая часть информации не является доподлинной истиной. По большей части цель этой информации иная – развлечь читателя или обеспечить рекламу.

Второй вопрос: «Лично вы правдивы, придерживаетесь фактов, непредвзяты, объективны и свободны от коммерческих соображений?»

В большинстве случаев ответы на этот вопрос бывают очень разные. Большинство журналистов считают себя правдивыми, придерживающимися фактов, беспристрастными, объективными и свободными от коммерческих соображений… хотя считают, что многие из их родного журналистского клана таковыми не являются.

Мой друг, врач-терапевт, называет это «избирательным заблуждением» и «профессиональной бестактностью». И объясняет это так: «Все профессионалы склонны думать, что остальные представители их профессии – мошенники и шарлатаны, а сами они – нет. Большинство из них искренне считают, что крепко держат знамя истины и чести своей профессии, хотя многие представители их профессии несут знамя с эмблемой утки. Это пример избирательного заблуждения, присущего профессионалам».

 

Рынок, заполненный утками

 

Однажды, будучи в Китае, я увидел фермера, гнавшего на рынок огромную стаю уток. Пока я сидел в автомобиле, ожидая, когда фермер и его утки перейдут через дорогу, я вспомнил о своем знакомом терапевте и его идее избирательного заблуждения. Обернувшись к другу, сидевшему на заднем сиденье, я сказал: «Как они похожи на финансовых экспертов, загораживающих нам путь».

Мой друг засмеялся, а потом сказал: «Заметь, утки просто крякают, следуя за другими утками. Вместо того чтобы крякать друг на друга, может, им следовало бы покрякать на фермера, поинтересоваться у него, куда он их ведет».

 

Заблуждающаяся утка

 

В мире финансовых экспертов я тоже отчасти повинен в избирательном заблуждении. Я тоже своего рода утка. Если быть честным, то в душе я искренне верю, что несу финансовое знамя истины и чести. К сожалению, многие мои коллеги считают, что на моем знамени изображена утка. Когда дело касается получения от меня финансового совета, я сознаю, что я тоже заблуждающаяся утка.

Независимо от того, о чем я крякаю или о чем крякают такие же утки, как я, человек, который больше всего меня беспокоит, – это фермер, тихая, незаметная фигура, которая ведет большую часть мира на продажу. Кроме того, я озабочен тем, что многие финансовые утки в действительности работают на фермера, а не на своих сородичей. Многие утки, работающие на фермера, маскируются, как это делают журналисты, консультанты по инвестициям, банкиры, страховые агенты и государственные чиновники. Если одна из независимых уток неожиданно остановится и начнет крякать: «Эй, послушайте, куда это фермер нас ведет?», то утки, работающие на фермера, начнут крякать громче, называя независимую утку «мошенницей». Как только утки начнут крякать друг на друга, они перестанут задаваться вопросом о фермере.

 

На кого работает утка?

 

Попытка заглушить кряканье уток, которые работают на фермера, не является ни реальной, ни практически осуществимой. Однако вполне реально спрашивать себя каждый раз, когда вы встречаетесь с финансовой уткой: «На кого работает эта утка – на меня или на фермера? Эта утка пытается вести меня к финансовой свободе или на бойню?»

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.