Сделай Сам Свою Работу на 5

Но Гарри кусок в горло не лез. Они с Гермионой лежали и прислушивались, сильно нервничая.

 

– Похоже, будет очень смешно… – сказал Джеймс; его глаза загорелись от ожидания.

 

И, когда мадам Помфри дала им уже по четвертой плитке шоколада, они услышали отдаленный яростный рык откуда-то сверху…

 

Все расхохотались, решив, что услышать реакцию Снейпа было не менее смешно, чем увидеть.

 

– Это еще что? – удивилась мадам Помфри. Теперь уже слышались гневные голоса, громче и громче. Мадам Помфри уставилась на дверь.

– Ну они же всех перебудят! Что они делают?

Гарри пытался расслышать, что же говорят эти голоса. Они все приближались…

– Должно быть, он аппарировал, Северус, нам нужно было оставить кого-нибудь в кабинете вместе с ним. Если об этом узнают…

– ОН НЕ АППАРИРОВАЛ! – прорычал Снейп, они были уже совсем близко. – В ЭТОМ ЗАМКЕ НЕЛЬЗЯ АППАРИРОВАТЬ! ЭТО – КАК-ТО – СВЯЗАНО – С ПОТТЕРОМ!

 

– Докажи, – усмехнулась Лили.

 

– Северус… будьте же рассудительны… Гарри был заперт…

БАМ.

Дверь больничного крыла с шумом распахнулась.

Фадж, Снейп и Дамблдор быстрыми шагами вошли в палату. Спокойным выглядел лишь Дамблдор. Более того, он был весьма доволен собой.

Фадж казался разгневанным. Но Снейп был просто вне себя.

– ПРИЗНАВАЙТЕСЬ, ПОТТЕР! – заорал он. – ЧТО ВЫ СДЕЛАЛИ?

– Профессор Снейп! – взвизгнула мадам Помфри. – Следите за собой!

 

– Скажите ему, мадам Помфри! – воскликнул Сириус, его серые глаза весело блестели: Мародеры (за исключением Питера) снова оставили в дураках Северуса Снейпа.

 

– Послушайте, Снейп, смотрите на вещи трезво, – сказал Фадж. – Эта дверь была заперта, мы только что видели…

– ОНИ ПОМОГЛИ ЕМУ СБЕЖАТЬ, Я ЗНАЮ ЭТО! – завыл Снейп, показывая на Гарри и Гермиону. Его лицо исказила гримаса, изо рта брызгала слюна.

 

– Фу-у… – пробормотал Ремус, жалея любого, на кого эта слюна могла попасть.

 

– Успокойтесь! – рявкнул Фадж. – Вы говорите чистую бессмыслицу!

 

Комната снова наполнилась хохотом: трое Мародеров решили, что они никогда еще так здорово слизеринца не разыгрывали.



 

– ВЫ НЕ ЗНАЕТЕ ПОТТЕРА! – пронзительно крикнул Снейп. – ОН СДЕЛАЛ ЭТО, Я ЗНАЮ, ОН СДЕЛАЛ ЭТО…

– Хватит, Северус, – тихо сказал Дамблдор. – Подумайте хорошенько, что вы говорите. Десять минут назад, уходя отсюда, я запер дверь. Мадам Помфри, эти студенты вставали с постелей?

– Конечно, нет! – рассвирепела мадам Помфри. – Я была с ними с тех пор, как вы ушли!

– Вот, пожалуйста, Северус, – спокойно сказал Дамблдор. – Боюсь, я не вижу дальнейшего смысла беспокоить Гарри и Гермиону… если только вы не предполагаете, что они могут быть в двух местах одновременно.

 

– О Мерлин, Дамблдор великолепен? – пробормотала Лили, с нежностью вспоминая старого директора.

 

Снейп застыл, кипя от гнева, переводя взгляд с Фаджа, который был просто потрясен его поведением, на Дамблдора, чьи глаза поблескивали под очками. Снейп развернулся, взмахнув мантией, и выбежал из палаты.

 

– Вот тебе! – радостно закричал Сириус.

 

– Успокойся, Сириус, дай мне дочитать! – покачал головой Ремус, услышав ребяческое замечание любимого, но в его глазах загорелись озорные огоньки.

 

– У него, похоже, не все в порядке с нервами, – сказал Фадж, смотря ему вслед. – Я бы внимательнее за ним наблюдал, будь я на вашем месте, Дамблдор.

– О, с нервами у него все в порядке, – тихо проговорил Дамблдор. – Он просто пережил тяжелое разочарование.

– Он не единственный! – воскликнул Фадж. – У «Ежедневного пророка» будет настоящий праздник! Мы зажали Блэка в угол, а он снова просочился сквозь наши пальцы! Если еще и история о побеге гиппогрифа станет достоянием общественности, то меня выставят на посмешище! Так… я лучше пойду и уведомлю обо всем Министерство…

– А дементоры? – спросил Дамблдор. – Предполагаю, что их уберут из школы?

– О, конечно, им придется уйти, – ответил Фадж, нервно теребя волосы. – Даже не представлял, что они могут попытаться поцеловать невинного мальчика… совершенно вышли из-под контроля… Нет, я отправлю их всех назад в Азкабан сегодня же. Возможно, у входов в школу стоит посадить драконов…

– Хагриду это очень понравится, – сказал Дамблдор, улыбнувшись Гарри и Гермионе. Когда они с Фаджем ушли из палаты, мадам Помфри бросилась к двери и снова ее заперла. Гневно бормоча что-то себе под нос, она вернулась в кабинет.

 

Ремус ухмыльнулся, вспоминая, как ей приходилось силой выставлять остальных Мародеров после почти каждого полнолуния, потому что они были «слишком шумными и неуправляемыми».

 

Из дальнего конца палаты послышался тихий стон. Рон пришел в себя. Они увидели, как он садится, потирает голову и озирается.

– Что… что произошло? – простонал он. – Гарри? Почему мы здесь? Где Сириус? Где Люпин? Что происходит?

Гарри и Гермиона переглянулись.

– Объясни ему, – сказал Гарри, отправляя в рот еще один кусок шоколадки.

 

«Раз уж заговорили о шоколаде»

 

– Ни у кого не найдется шоколада? – спросил Ремус, с надеждой оглядывая друзей.

 

Когда все покачали головами, Ремус надул губы и продолжил читать.

 

Когда на следующий день Гарри, Рон и Гермиона покинули в полдень больничное крыло, замок уже почти опустел. Удушающая жара и конец экзаменов означали, что все дружно решили отправиться в Хогсмид. Впрочем, ни Рону, ни Гермионе никуда идти не хотелось, так что они с Гарри отправились гулять по лужайкам, обсуждая невероятные события прошедшей ночи и задаваясь вопросом, где сейчас Сириус и Клювокрыл.

Усевшись возле озера и наблюдая, как гигантский кальмар лениво размахивает щупальцами над водой, Гарри потерял нить разговора, когда взглянул на противоположный берег. Олень прискакал к нему оттуда прошлой ночью…

Их накрыла тень, и, обернувшись, они увидели Хагрида, который вытирал красные глаза и потное лицо одним из своих огромных носовых платков и весело улыбался им.

– Знаю, не надо радоваться после того, что случилось прошл’ ночью, – сказал он. – Ну, Блэк снова сбежал, и все такое… но знаете, что?

– Что? – спросили они, изображая любопытство.

– Клювик! Он сбежал! Он свободен! Я всю ночь отмечал!

– Здорово! – сказала Гермиона и с упреком посмотрела на Рона, который с трудом сдерживал смех.

 

Лили, Джеймс, Ремус и Сириус дружно засмеялись.

 

– Да… не смог его нормально привязать, – сказал Хагрид. – Правда, сегодня утром я беспокоился… боялся, что он мог наткнуться в лесу на профессора Люпина, но Люпин сказал, что никого не ел прошлой ночью…

– Что? – быстро спросил Гарри.

 

Ремус внезапно снова забеспокоился, но продолжил читать, хотя и с неохотой.

 

– Черт, вы что, не слышали? – спросил Хагрид, уже не так радостно улыбаясь. Он заговорил шепотом, хотя вокруг никого не было. – Э-э-э… Снейп утром рассказал всем слизеринцам… думал, что сейчас уже все знают… Профессор Люпин оборотень, знаете… И прошлой ночью он разгуливал по территории. Сейчас он, конечно же, собирается.

 

– Проклятый Снейп! – прорычал Сириус. Ремус обожал учить, он был великолепным учителем, а Снейп у него это отобрал.

 

– Поверить не могу! – вскипел Джеймс. – Из-за того, что Сириус сбежал, ты выместил все на Лунатике?

 

Он собирается? – встревожился Гарри. – Почему?

– Ну, он уходит, – Хагрид удивился вопросу Гарри. – Сразу с утра написал заявление об уходе. Говорит, что не хочет, чтобы подобное снова повторилось.

 

– Именно, – подавленно пробормотал Ремус. – Я прав. Я не могу рисковать чем-то подобным.

 

– Да, ладно, но какого дьявола Снейп всем рассказал? – рявкнул Сириус.

 

– Потому что он тупой слизеринец, вот почему, – сказал Джеймс, изо всех сил пытаясь не ругаться – на коленях сидел сын.

 

Гарри вскочил на ноги.

– Я пойду к нему, – сказал он Рону и Гермионе.

– Но если он уже ушел…

– …мы уже точно ничего не сможем сделать…

– Все равно. Я пойду к нему. Встретимся здесь.

Дверь кабинета Люпина была открыта. Он уже собрал почти все свои вещи. Пустой аквариум фонарника стоял рядом с его потрепанным старым чемоданом, открытым и почти полным. Люпин склонился над чем-то лежащим на столе и поднял голову, только когда Гарри постучал в дверь.

– Я видел, как ты идешь, – улыбнулся Люпин, показав на пергамент, в который он вглядывался. Это была Карта Мародеров.

– Я только что виделся с Хагридом, – сказал Гарри. – И он сказал, что вы уходите. Это ведь неправда?

– Боюсь, это правда, – сказал Люпин. Он открыл ящики стола и начал доставать оттуда содержимое.

Почему? – спросил Гарри. – Министерство магии ведь не думает, что вы помогали Сириусу, правда?



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.