Сделай Сам Свою Работу на 5

Гарри уставился во тьму. Человек спешил к одному из входов на территорию замка. На поясе у него что-то поблескивало.

– Макнейр! – сказал Гарри. – Палач! Он пошел за дементорами! Вот, Гермиона…

 

– Вот черт! Вы должны поторопиться и поскорее спасти Сириуса! – Ремус обеспокоенно закусил нижнюю губу.

 

Гермиона положила руки на спину Клювокрыла, и Гарри подставил ей ногу, помогая забраться. Потом он, опираясь на одну из нижних веток куста, забрался на гиппогрифа сам. Он протянул веревку Клювокрыла за его шеей и приладил к другой стороне ошейника, словно уздечку.

– Готова? – шепнул он Гермионе. – Держись за меня…

Он ткнул пятками в бока Клювокрыла.

Клювокрыл взлетел в темное небо. Гарри сжал его бока коленями, чувствуя, как под ними машут огромные крылья. Гермиона крепко держала Гарри за талию и бормотала: «О нет… мне это не нравится… мне это совсем не нравится…»

Гарри направил Клювокрыла вперед. Они тихо скользили к верхним этажам замка… Гарри сильно потянул за левую часть веревки, и Клювокрыл повернул. Гарри пытался считать окна, проносившиеся мимо…

– Тпру! – крикнул он и изо всех сил потянул веревку назад.

Клювокрыл замедлил ход, и они остановились – не считая того, что продолжили двигаться вверх-вниз на несколько футов: Клювокрыл продолжал махать крыльями, чтобы не упасть.

– Он там! – сказал Гарри, увидев Сириуса через окно. Он протянул руку и, когда крылья Клювокрыла опустились, сумел постучать.

 

– Да! – ухмыльнулся Сириус, уткнувшись носом в мягкие волосы любимого. – Я буду свободен!

 

Блэк поднял голову. Гарри увидел, как у него отвисла челюсть. Он вскочил с кресла, подбежал к окну и попытался открыть его, но оно оказалось заперто.

– Отойдите! – крикнула ему Гермиона и достала волшебную палочку, по-прежнему держась за мантию Гарри левой рукой. –Alohomora!

Окно распахнулось.

– Как… как?.. – тихо проговорил Блэк, уставившись на гиппогрифа.

– Залезай… у нас мало времени, – сказал Гарри, крепко схватив Клювокрыла за тонкую шею. – Улетай отсюда… дементоры уже идут. Макнейр ушел, чтобы позвать их.

Блэк схватился обеими руками за раму и просунул в окно голову и плечи. Ему повезло, что он так исхудал.



 

– Ты не должен быть настолько худым, – нахмурился Ремус.

 

– Да, конечно, Лунатик, я определенно навещу тебя, и ты меня хорошенько накормишь! – ответил Сириус, по-прежнему широко ухмыляясь.

 

Через несколько секунд он сумел перекинуть одну ногу через спину Клювокрыла и устроился на гиппогрифе позади Гермионы.

– Хорошо, Клювокрыл, вверх! – сказал Гарри, дернув веревку. – На башню… давай!

Гиппогриф взмахнул могучими крыльями, и они снова полетели вверх, на вершину Западной башни. Клювокрыл с грохотом приземлился на стену с зубцами, и Гарри с Гермионой тут же слезли с него.

– Сириус, улетай быстрее, – выдохнул Гарри. – Они уже скоро придут в кабинет Флитвика и обнаружат, что тебя нет.

Клювокрыл провел когтями по полу и вскинул заостренную голову.

– Что случилось с другим мальчиком? Роном? – встревоженно спросил Сириус.

– С ним все будет в порядке… пока он без сознания, но мадам Помфри обещает, что скоро ему станет лучше. Быстрее, улетай!

Но Блэк по-прежнему смотрел на Гарри.

– Как я могу отблагодарить…

– НУ ЖЕ! – вместе закричали Гарри и Гермиона.

Блэк развернул Клювокрыла лицом к открытому небу.

– Мы еще увидимся, – сказал он. – Ты… настоящий сын своего отца, Гарри…

 

Лили и Джеймс улыбнулись Сириусу и с гордостью взглянули на маленького мальчика, сидевшего между родителями.

 

Он ударил пятками по бокам Клювокрыла. Гарри и Гермиона отскочили, когда огромные крылья снова поднялись… Гиппогриф взлетел… он и его всадник все уменьшались и уменьшались, а Гарри смотрел им вслед… потом луну снова закрыло облаком… они исчезли.

 

Ремус с облегчением выдохнул и крепко зажмурился, пытаясь справиться с широкой улыбкой. Весело смеясь, Сириус нежно поцеловал Ремуса в висок, затем повернул голову, наблюдая, как Джеймс и Лили воркуют над Гарри.

 

– Мой сын великолепен! – воскликнул Джеймс и снова засмеялся, когда Гарри стащил с него очки. Снова. Прищурившись, Джеймс стал щекотать пальцами бока малыша, и тот громко захихикал.

 

Лили просто улыбнулась.

 

– Осталась одна глава, ребята.

 

– Можно мне прочитать? – спросил Ремус, протягивая руку за книгой. Когда все наконец успокоились, Ремус начал читать.

 

– Глава двадцать вторая. И снова совиная почта…

 

Глава двадцать вторая. И снова совиная почта

– Гарри!

Гермиона тянула его за рукав, смотря на часы.

– У нас ровно десять минут, чтобы спуститься в больничное крыло незаметно для всех… до того, как Дамблдор закроет дверь…

– Хорошо, – сказал Гарри, отводя взгляд от неба, – пойдем.

 

– Беги, Гарри, – встревоженно посоветовала Лили, ей очень не хотелось, чтобы что-нибудь снова пошло наперекосяк.

 

Они проскользнули в дверь и спустились по крутой спиральной лестнице. Добравшись до площадки, они услышали голоса. Прижавшись к стене, они прислушались. Похоже, это были Фадж и Снейп. Они быстро шли по коридору, проходящему через лестничную площадку

– …лишь надеюсь, что Дамблдор не станет создавать трудностей, – говорил Снейп. – Поцелуй будет выполнен сразу же?

 

– Нет! – радостно ответил Сириус. – Ты опять останешься в дураках, Сопливус!

 

– Хотелось бы мне увидеть рожу Снейпа, когда он узнает, что Сириус сбежал… – добавил Джеймс и засмеялся, представив себе это.

 

– Как только Макнейр вернется с дементорами. Вся эта ситуация с Блэком стала весьма щекотливой. Не могу передать вам, с каким нетерпением ожидаю возможности наконец сообщить «Ежедневному пророку», что мы его поймали… Посмею предположить, что они захотят взять у вас интервью, Снейп… а когда юный Гарри наконец придет в себя, то, несомненно, сообщит «Пророку», как вы спасли ему жизнь…

 

– Да-да, конечно, побежит, теряя тапочки, – закатил глаза Ремус.

 

Гарри стиснул зубы. Он увидел довольную ухмылку Снейпа, когда они с Фаджем прошли мимо укрытия Гарри и Гермионы. Потом шаги стихли. Гарри и Гермиона немного подождали, чтобы убедиться, что те действительно ушли, потом побежали в противоположном направлении. Вниз по одной лестнице, еще по одной, новый коридор… потом они услышали впереди хохот.

Пивз! – пробормотал Гарри, схватив за руку Гермиону. – Сюда!

Они вбежали в пустынный класс слева как раз вовремя. Пивз скакал по коридору, чему-то радуясь и хохоча во все горло.

 

– Ничего нового, – с ухмылкой заметил Ремус.

 

– Ой, он ужасен, – шепнула Гермиона, приложив ухо к двери. – Могу поспорить, он веселится, потому что дементоры собираются прикончить Сириуса… – Она проверила часы. – Три минуты, Гарри!

Они подождали, пока глумливый голос Пивза не смолкнет где-то вдалеке, потом выскользнули из комнаты и снова бросились бежать.

– Гермиона… что произойдет… если мы не успеем вернуться… до того, как Дамблдор запрет дверь? – пропыхтел Гарри.

– Даже думать об этом не хочу! – простонала Гермиона, снова посмотрев на часы. – Минута!

Они добрались до конца коридора, ведущего к больничному крылу.

– Так… я слышу Дамблдора, – напряженно сказала Гермиона. – Давай, Гарри!

Они прокрались по коридору к двери. Открылась дверь. Из нее появилась спина Дамблдора.

– Я закрою вас, – услышали они его голос. – Сейчас без пяти минут полночь. Мисс Грейнджер, трех оборотов будет достаточно. Удачи.

 

Дамблдор вышел из комнаты, закрыл дверь и достал волшебную палочку, чтобы запереть ее. Гарри и Гермиона в панике рванулись вперед. Дамблдор поднял голову, и под его длинными седыми усами появилась широкая улыбка.

– Ну? – тихо спросил он.

 

Четверо взрослых вздохнули с облегчением.

 

– Они это сделали!

 

– Мы сделали это! – тяжело дыша, сказал Гарри. – Сириус улетел на Клювокрыле…

Дамблдор просиял.

– Отлично. Думаю… – он внимательно прислушался к звукам за дверью. – Да, похоже, вы уже тоже исчезли. Входите… я закрою вас…

Гарри и Гермиона проскользнули назад в палату. Она была пуста, за исключением Рона, по-прежнему неподвижно лежавшего на кровати. Когда щелкнул замок, Гарри и Гермиона забрались в свои кровати, Гермиона снова спрятала хроноворот под мантию. Тут же из своего кабинета появилась мадам Помфри.

– Директор, похоже, ушел? Можно мне наконец поухаживать за моими пациентами?

У нее было очень плохое настроение.

Гарри и Гермиона решили, что лучше будет тихо поесть шоколада. Мадам Помфри стояла над ними, следя, как они едят.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.