Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава шестнадцатая. Предсказание профессора Трелони

 

– Ре-е-емус.

 

Шепот.

 

– М-м-м.

 

Ремус перевернулся на другой бок, с трудом продрал глаза и увидел маниакальную ухмылку Сириуса.

 

И, естественно, чуть не свалился с кровати.

 

– Сириус! – прошипел Ремус. – Не делай так! Ты меня перепугал!

 

Ухмылка Сириуса стала еще шире.

 

– Вставай-вставай, любимый, – просипел анимаг, проводя рукой по голой груди оборотня. – Мне нужно у тебя кое-что спросить…

 

Ремус закатил глаза и перехватил тонкую руку, не позволив ей (к сожалению) проскользнуть под резинку трусов.

 

– Что? – зевая, спросил он.

 

Придвинувшись поближе к Ремусу и оказавшись с ним практически нос к носу, Сириус прошептал:

 

– Хм-м-м, ты так приятно пахнешь…

 

Ремус поднял бровь.

 

– Чего ты хочешь?

 

– Почему ты думаешь, что я чего-то хочу?

 

Ремус поднял и вторую бровь, безмолвно давая Сириусу понять, что точно знает, чего тот хочет.

 

– Хорошо! – Сириус выпрямился, потом посмотрел на возлюбленного, слегка надув губы. – Может, займемся любовью перед визитом к Джеймсу?

 

Несколько секунд тишины.

 

– Пожа-а-алуйста! Ну пожалуйста!

 

– Нет.

 

Ремус строго посмотрел на Сириуса.

 

– Что?! Почему?

 

– Зачем ты у меня вообще спросил? Почему нельзя было просто… ну, начать самому? Не спрашивая меня? Как же предварительные ласки, а? Где романтика? – хмуро спросил Ремус.

 

– Ох… Ой.

 

– Так что нет. Ничем мы с тобой сегодня заниматься не будем.

 

– Но Реми-и-и-и, я же хочу этого!

 

– А мне все равно.

 

***

 

Через пять минут болтовни (если это можно было так назвать) Ремус все же победил в споре (конечно же). Они выбрались из постели, почистили зубы (Сириус при этом пытался спровоцировать некий «секс с зубной щеткой». Лучше не спрашивайте, что это), позавтракали и через камин отправились к Лили и Джеймсу.

 

***

 

– Как раз вовремя! – пробормотала Лили, увидев, как они вдвоем выбираются из камина.

 

– Извини, Лилс, – смущенно ответил Ремус, затем хмуро взглянул на Сириуса – тот лишь пожал плечами и хитро подмигнул в ответ.



 

– Может, наконец-то начнем читать? – спросил Джеймс, уже развалившийся на диване с книгой в руках.

 

– Хорошо.

 

Сириус разлегся на втором диване, не оставив на нем места для оборотня. Тот довольно бесцеремонно спихнул оттуда Сириуса, сел сам и ухмыльнулся ему.

 

– Что, ты опять ему не дал, да? – усмехнулся Джеймс.

 

Ремус ухмыльнулся и кивнул Джеймсу, явно гордясь собой. Сириус надул губы, снова забрался на диван и улегся на колени Ремуса.

 

И они наконец начали читать.

 

– Глава шестнадцатая. Предсказание профессора Трелони… – начал Джеймс.

 

– Как? Опять прорицания? – простонал Ремус. Меньше всего на свете ему хотелось с самого утра иметь дело с прорицаниями!

 

– Может быть, она наконец-то сделает настоящее предсказание? – предположила Лили. В конце концов, иначе это предсказание никак не попало бы в название главы.

 

– Так или иначе, прорицания меня уже достали.

 

Эйфория Гарри от долгожданной победы в Квиддичном кубке продлилась не меньше недели.

 

Джеймс просиял, его глаза подернулись мечтательной дымкой.

 

– Я так горжусь тобой, Гарри!

 

Даже погода, похоже, праздновала успех: с приближением июня дни стали безоблачными и жаркими, и все хотели исключительно гулять вокруг замка и валяться в траве с несколькими пинтами тыквенного сока со льдом, или, может быть, играть в плюй-камни или наблюдать, как гигантский кальмар неспешно движется по поверхности озера.

Хотели, но не могли.

 

– А почему? – удивился Сириус.

 

– Потому что настал июнь, Бродяга, – напомнил Ремус.

 

– И?

 

– Экзамены! У них экзамены, к которым надо готовиться! – воскликнула Лили.

 

Сириус с безразличным видом взглянул на Ремуса.

 

И?

 

– Ой, Бродяга… – Ремус лишь покачал головой, хотя и не сумел скрыть искорок нежности во взгляде.

 

Приближались экзамены, и, вместо того, чтобы гулять на улице, студенты вынуждены были торчать в замке и заставлять себя сосредоточиться, вдыхая манящие дуновения летнего ветерка, проникавшего через окна.

Даже Фред и Джордж Уизли занимались; им предстояли экзамены С.О.В. (Стандартное обучение волшебству)…

 

– О! Удачи!

 

А Перси готовился сдавать экзамен П.А.У.К. (Претруднейшая аттестация умений колдуна), высшую квалификацию Хогвартса. Поскольку Перси надеялся пойти на работу в Министерство магии, он хотел получить самые высокие оценки. Он становился все беспокойнее и очень строго наказывал всех, кто нарушал тишину в гостиной по вечерам. Больше, чем Перси, пожалуй, тревожилась только Гермиона.

 

– Черт, а я-то думал, что такое уже невозможно… – сухо заметил Сириус.

 

Гарри и Рон уже отчаялись узнать, как ей удается ходить одновременно на несколько уроков, но не смогли сдержаться, когда увидели ее расписание экзаменов. В первой колонке было написано:

ПОНЕДЕЛЬНИК

Часов, арифмантика

Часов, трансфигурация

ОБЕД

Часов, чары

Часов, древние руны

 

– Это невозможно! – перебил Сириус. – Нельзя сдавать два экзамена одновременно.

 

– Похоже, экзамены она собирается сдавать точно так же, как ходит на занятия, – пробормотал Ремус, задумчиво постукивая себя по подбородку.

 

– Гермиона? – осторожно спросил Рон: если Гермиону прерывали, она могла и накричать. – Э-э-э… ты уверена, что правильно переписала время экзаменов?

– Что? – резко ответила Гермиона, взяла расписание и внимательно рассмотрела его. – Да, конечно.

– Стоит ли спрашивать, как ты собираешься сдавать два экзамена одновременно? – спросил Гарри.

– Нет, – коротко сказала Гермиона. – Кто-нибудь видел мою книгу «Нумерология и грамматика»?

– Да, я взял ее почитать перед сном, – сказал Рон, но очень тихо. Гермиона начала рыться в пергаментных свитках на столе в поисках книги. Тут в окне послышался шорох, и в него влетела Хедвиг, крепко держа в клюве записку.

– Это от Хагрида, – сказал Гарри, разрывая конверт. – Апелляция Клювокрыла назначена на шестое число.

– В этот день у нас заканчиваются экзамены, – проговорила Гермиона, все еще в поисках учебника арифмантики.

– И она будет проведена прямо здесь, – сказал Гарри, читая дальше. – Приедет кто-то из Министерства магии… и палач.

 

– Что?! – вскричала Лили. – Смысл апелляции – в том, чтобы дать второй шанс! Раз они пришлют палача, это значит, что вердикт уже определен!

 

Джеймс вздрогнул и слегка побледнел.

 

– Бедные Хагрид и Клювокрыл… это нечестно…

 

Гермиона удивленно подняла голову.

– Они вызвали палача на апелляцию! Но тогда получается, что они уже все решили!

– Да, так оно и есть, – проговорил Гарри.

– Не может быть! – застонал Рон. – Я кучу времени потратил, столько перечитал! Они не могут просто оставить это все без внимания!

 

– Могут, – вздохнул Ремус. – Я вообще сомневаюсь, что они станут слушать троих тринадцатилетних волшебников. Это, в конце концов, министерство и Люциус Малфой.

 

Но у Гарри было ужасное предчувствие, что Комитет по уничтожению опасных существ уже принял решение, подсказанное мистером Малфоем. Драко, весьма подавленный после триумфа Гриффиндора в квиддичном финале, потихоньку становился таким же заносчивым и самодовольным, как раньше.

Судя по насмешливым высказываниям, подслушанным Гарри, Малфой был уверен, что Клювокрыла убьют, и очень радовался, что это произойдет именно благодаря ему. Гарри с трудом сдерживался, чтобы, подобно Гермионе, не съездить Малфою по физиономии.

 

– Нет, самоконтроль у него точно от Лили, – пробормотал Сириус, подмигивая Джеймсу. Тот ответил:

 

– И это ты со мной говоришь о самоконтроле? После того, как сам столько раз лез в драку?

 

И, что хуже всего, у них не было ни времени, ни возможности повидаться с Хагридом, потому что новые строгие меры безопасности так и не отменили, а Гарри не осмелился забрать мантию-невидимку из лаза под одноглазой ведьмой.

Началась неделя экзаменов, и в замке установилась неправдоподобная тишина. В понедельник третьекурсники вышли с трансфигурации к обеду, обессиленные и бледные, сравнивая результаты и жалуясь на сложность заданий, в том числе – превращение чайника в сухопутную черепаху.

 

– Но это ведь так просто! – изумленно воскликнул Джеймс.

 

– Джеймс, у тебя большой талант к трансфигурации! Это не одноклассники были глупыми, а ты – слишком умным, – заметил Ремус. –Для тебя это очень просто.

 

– Да, но мой сын должен быть не хуже меня… да нет, что там, он должен быть даже лучше!

 

– Ой, оставь его в покое, – перебил его Сириус. – К тому же мы еще даже не прочитали, что он сам думает об экзамене! Может быть, емуон как раз показался легким! Читай давай!

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.