Сделай Сам Свою Работу на 5

Но никто ничего не ответил.

– Она сказала, что хрустальный шар объявил ей: если я расскажу вам что-нибудь, со мной случится нечто ужасное! – пропищал Невилл, когда спустился по лестнице к Гарри и Рону.

– Очень удобно, – фыркнул Рон. – Знаешь, мне кажется, Гермиона права насчет нее, – он показал большим пальцем на люк, – она просто старая шарлатанка.

– Ага, – ответил Гарри, смотря на свои часы. Они показывали два часа. – Хоть бы она поторопилась…

Парвати спустилась по лестнице, лучась от гордости.

– Она сказала, что у меня есть все задатки истинного Провидца, – сообщила она Гарри и Рону. – Я видела очень много… удачи!

Она побежала вниз по спиральной лестнице к Лаванде.

– Рональд Уизли, – сказал сверху знакомый туманный голос. Рон состроил гримасу и поднялся по серебряной лестнице.

Гарри остался последним, кто еще не сдавал экзамен. Он сел на пол и оперся спиной на стену, слушая, как жужжит муха у залитого солнцем окна, и думая о Хагриде.

Наконец, минут через двадцать, большие ступни Рона снова появились на лестнице.

– Как все прошло? – спросил его Гарри, вставая.

– Чушь какая-то, – сказал Рон. – Ничего не видел, так что пришлось выдумывать. Впрочем, не думаю, что удалось ее убедить…

– Встретимся в гостиной, – пробормотал Гарри. Профессор Трелони позвала сверху:

– Гарри Поттер!

 

– Все будет хорошо, Гарри! Просто выдумай какую-нибудь фигню, но говори убедительно, чтобы тебе поверили, – подбодрил Джеймс.

 

В кабинете было еще жарче, чем обычно; шторы были задернуты, горел камин, а от обычного удушающего запаха Гарри закашлялся. Он пробрался через беспорядочно расставленные кресла и столы туда, где профессор Трелони ждала его, сидя перед большим хрустальным шаром.

– Добрый день, дорогой мой, – тихо сказала она. – Посмотри, пожалуйста, в этот Шар… не спеши… и скажи, что ты в нем видишь…

Гарри нагнулся над хрустальным шаром и уставился в него так пристально, как только мог, но, кроме клубов белого тумана, там так ничего и не появилось.

– Ну? – осторожно спросила профессор Трелони. – Что ты видишь?



Жара лишала последних сил, а ноздри щипало от ароматического дыма. Он вспомнил, что только что рассказал Рон, и тоже решил притвориться.

– Э-э-э… – сказал Гарри. – Темный силуэт… м-м-м…

– На что он похож? – прошептала профессор Трелони. – Подумай хорошенько…

Гарри задумался, но на ум пришел только Клювокрыл.

– На гиппогрифа, – твердо сказал он.

– Неужели! – прошептала профессор Трелони, что-то записывая на лежащем на коленях пергаменте. – Мальчик мой, ты, вполне возможно, видишь результат дела бедного Хагрида против Министерства магии! Посмотри внимательнее… есть ли у гиппогрифа… голова?

– Да, – уверенно ответил Гарри.

– Ты уверен? – спросила профессор Трелони. – Ты точно уверен, дорогой? Может быть, ты видишь, как он корчится на земле, а темная фигура заносит над ним топор?

 

– Отвратительно, – прошептала Лили, морща нос и слегка бледнея.

 

– Нет! – воскликнул Гарри, чувствуя легкую тошноту.

– Ни крови? Ни плачущего Хагрида?

– Нет! – повторил Гарри, изо всех сил желая поскорее покинуть жаркий кабинет. – С ним все в порядке, он… улетает…

 

– Черт, я надеюсь, что все так и случится, – сказал Ремус, беспокойно закусив нижнюю губу. Сириус на несколько секунд отвлекся от книги.

 

А что? Ремус, кусающий губы – это очень красиво! А каждого, кто не согласен, ждет мучительная смерть от рук Сириуса.

 

Профессор Трелони вздохнула.

– Так, дорогой, думаю, на этом можно остановиться… ты немного разочаровал… но уверена, что ты старался, как мог.

Гарри с облегчением поднялся, взял сумку и повернулся к выходу, но тут из-за спины послышался громкий, грубый голос.

– Это случится сегодня.

Гарри резко развернулся. Профессор Трелони оцепенела в кресле; ее глаза расфокусировались, а рот широко раскрылся.

– П-простите? – проговорил Гарри.

 

– О Мерлин. Неужели она сейчас сделает настоящее пророчество? – спросила Лили, не зная, восторгаться ей или насмехаться.

 

– Похоже на то, – сказал Ремус, тоже на грани между изумлением и презрением.

 

Но профессор Трелони, похоже, его не слышала. Ее глаза закатились. Гарри застыл в панике. Похоже, у нее начинался какой-то припадок. Он задумался, не стоит ли бежать за помощью в больничное крыло, и тут профессор Трелони заговорила снова, тем же грубым голосом, так непохожим на ее собственный:

– Темный Лорд ждет в одиночестве, без друзей, брошенный всеми последователями. Его слуга был скован двенадцать лет. Сегодня, до полуночи, слуга освободится от оков и направится к своему хозяину. Темный Лорд снова восстанет с помощью слуги, более великий и ужасный, чем ранее. Сегодня… до полуночи… слуга… направится… к своему хозяину…

 

За этим предсказанием последовала долгая тишина.

 

– …Темный Лорд снова восстанет? – прошептала Лили, поправляя волосы дрожащей рукой.

 

– Черт… – пробормотал Сириус, его сердце забилось вдвое быстрее. «Что если все подумают, что слуга – это я?» – это была его первая отчаянная мысль. Он сглотнул и посмотрел на Джеймса, который, похоже, думал о том же.

 

Джеймс почти незаметно пожал плечами и повернулся к Ремусу, который трясущейся рукой вытирал лоб.

 

– С каждой минутой все запутывается еще больше.

 

Ремус посмотрел на любимого и удивился, увидев беззащитность и вину на его аристократичном лице.

 

– Сириус, это не ты, – быстро сказал он. – Трелони сказала, что он освободится этой ночью; ты сбежал из Азкабана гораздо раньше.

 

Лили кивнула.

 

– К тому же я не верю, что ты мог работать на Волдеморта. Ты просто не такой человек.

 

Она предельно искренне улыбнулась ему. Сириус попытался улыбнуться в ответ, но получилась лишь гримаса.

 

Голова профессора Трелони упала на грудь. Она застонала, затем вдруг резко подняла голову.

– Извини, дорогой мальчик, – проговорила она. – Сегодня так жарко… я чуть-чуть задремала…

Гарри уставился на нее.

– Что-то не так, дорогой мой?

– Вы… вы только что сказали мне… что Темный Лорд снова восстанет… что его слуга вернется к нему…

Профессор Трелони была потрясена.

– Темный Лорд? Тот-Кого-Нельзя-Называть? Дорогой мой мальчик, о подобном не шутят… восстанет снова, ну право же…

 

– Да, похоже, это настоящее пророчество, – вставил Ремус. – Я слышал, что настоящие провидцы не помнят ни одного своего предсказания.

 

– Но вы только что сказали это! Вы сказали, что Темный Лорд…

– Думаю, ты тоже задремал, дорогой, – сказала профессор Трелони. – Я бы точно не взялась предсказывать что-либо снастолько далеко идущими последствиями!

Гарри спустился к спиральной лестнице, раздумывая… неужели он только что услышал настоящее пророчество профессора Трелони? Или же она хотела таким впечатляющим образом закончить экзамен?

 

– Не думаю, что Трелони бы дошла до такого. Какой бы сумасшедшей она ни была, – пробормотал Джеймс.

 

Через пять минут он уже бежал мимо троллей-охранников у входа в Гриффиндорскую башню; слова профессора Трелони по-прежнему звучали у него в голове. Люди шли мимо него в противоположном направлении, шутили и смеялись – их путь лежал на улицу, к долгожданному глотку свободы. Когда он наконец добрался до портрета и вошел в гостиную, она была почти пуста. Лишь в углу сидели Рон и Гермиона.

– Профессор Трелони, – тяжело дыша, начал Гарри, – только что сказала мне…

Но, увидев их лица, он сразу же замолчал.

– Клювокрыл проиграл, – слабым голосом сказал Рон. – Хагрид только что прислал вот это.

 

– Что?! – вскрикнула Лили.

 

– Какой был смысл подавать апелляцию? – горько спросил Ремус. – Все знали, что Клювокрылу не победить Малфоев.

 

На этот раз записка Хагрида была сухой, на нее не упала ни одна слеза, но его руки, похоже, так дрожали, что буквы читались с огромным трудом.

Проиграли апелляцию. Казнят на закате. Вы ничего не сделаете. Не приходите. Не хочу, чтобы вы это видели.

Хагрид.

– Мы должны пойти, – тут же сказал Гарри. – Нельзя, чтобы он сидел там один и ждал палача!

– Но на закате, – проговорил Рон, смотря через окно куда-то вдаль. – Нас ни за что не выпустят… особенно тебя, Гарри…

Гарри подпер голову руками и задумался.

– Если бы только у нас была мантия-невидимка…

– Где она? – спросила Гермиона.

Гарри рассказал, что оставил ее в проходе под одноглазой ведьмой.

– …если Снейп увидит меня хотя бы близко к этому месту, у меня будут серьезные неприятности, – закончил он.

– Верно, – сказала Гермиона, вставая. – Если он увидит тебя… как там открывается горб ведьмы?

– Постучи по нему палочкой и скажи: Dissendium, – сказал Гарри. – Но…



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.