Сделай Сам Свою Работу на 5

Это был самый грязный матч из всех, в которых когда-либо участвовал Гарри. Разъяренные тем, что Гриффиндор так быстро повел в счете, слизеринцы не гнушались любыми способами перехватить кваффл.

Боул ударил Алисию битой и сказал, что принял ее за бладжер. Джордж Уизли в отместку ударил Боула локтем в лицо.

Мадам Хуч снова назначила пенальти обеим командам, и Вуд снова в красивейшем броске спас ворота, сделав счет сорок-десять в пользу Гриффиндора.

 

– Вперед, Гриффиндор! – закричали Джеймс и Сириус, не прекращавшие выкрикивать речевки, поддерживающие Гриффиндор и оскорбляющие Слизерин.

 

Снитч снова исчез. Малфой по-прежнему держался поблизости от Гарри, пока тот парил над остальными игроками, выискивая маленький мячик… как только Гриффиндор будет вести пятьдесят очков… Кэти забила. Пятьдесят-десять.

Фред и Джордж Уизли тут же подлетели к ней с разных сторон, держа наготове биты на случай, если кому-то из слизеринцев захочется отомстить.

Боул и Деррик воспользовались отсутствием Фреда и Джорджа и нацелили оба бладжера на Вуда; они попали ему в живот, один за другим, и он перевернулся в воздухе, сжимая метлу и ловя ртом воздух.

Мадам Хуч вышла из себя.

– Запрещается нападать на вратаря, если кваффл находится вне пределов штрафной площади! – заорала она на Боула и Деррика. – Гриффиндор бьет пенальти!

И Ангелина забила. Шестьдесят-десять. Через несколько мгновений Фред Уизли попал бладжером в Уоррингтона, выбив кваффл у него из рук; Алисия перехватила его и забросила в ворота Слизерина. Семьдесят-десять.

 

– Это просто невероятные охотники! – воскликнул Джеймс, сидя на самом краю дивана и слушая Ремуса внимательнее, чем когда-либо до этого.

 

Болельщики Гриффиндора кричали до хрипоты – Гриффиндор вышел вперед на шестьдесят очков, и если Гарри поймает снитч сейчас, то кубок достанется им. Гарри чувствовал, как за каждым его движением высоко над полем следят сотни глаз; Малфой по-прежнему сидел у него на хвосте.

А потом он увидел его. Снитч блестел в двадцати футах над ним. Гарри резко набрал скорость, ветер заревел в ушах; он протянул руку, но «Молния» внезапно замедлила ход…

 



– Это еще что такое?! – вскричали Сириус и Джеймс.

 

Он в ужасе обернулся. Малфой отчаянно бросил свою метлу вперед, схватил его «Молнию» за хвост и потянул назад.

 

– Вот уродец! – в ужасе проговорил Джеймс. – Этот грязный маленький…

 

– Ох, Малфой, это было низко, – добавил Ремус, поежившись.

 

– Этот ублюдок («Сириус Блэк! Следи за языком! Здесь мой сын!») заплатит!

 

– Ты…

Гарри так разозлился, что готов был ударить Малфоя, но не достал.

Малфой тяжело дышал, пытаясь удержать «Молнию», но его глаза зловеще поблескивали. Он добился того, чего хотел – снитч снова исчез.

– Пенальти! Гриффиндор бьет пенальти! Я никогда не видела подобной тактики! – закричала мадам Хуч, взлетев к Малфою, который снова усаживался на свой «Нимбус-2001».

– ЖУЛИК! СВОЛОЧЬ! – выл Ли Джордан в мегафон, отбежав подальше от профессора Макгонагалл. – ТЫ, ГРЯЗНЫЙ ВОНЮЧИЙ УБ…

Профессор Макгонагалл даже не стала его отчитывать. Она сама грозила Малфою кулаком; шляпа упала у нее с головы, и она тоже что-то яростно выкрикивала.

 

– Давай, скажи ему, Минни! – закричал Джеймс.

 

– Джеймс, пожалуйста, успокойся! – воскликнула Лили, впрочем, не меньше злясь на Малфоя, чем остальные.

 

Алисия пробила пенальти Гриффиндора, но так разозлилась, что промазала на несколько футов. Команда Гриффиндора теряла концентрацию, а слизеринцы, воодушевленные фолом Малфоя на Гарри, обрели второе дыхание.

– Слизерин владеет мячом, Слизерин идет вперед… Монтэгю забивает, – простонал Ли. – Семьдесят-двадцать в пользу Гриффиндора…

Гарри так плотно опекал Малфоя, что они постоянно сталкивались коленями. Гарри не собирался подпускать Малфоя к снитчу…

– Отвали, Поттер! – раздраженно крикнул Малфой, когда попытался развернуться и не смог – его заблокировал Гарри.

– Ангелина Джонсон забирает кваффл, давай, Ангелина, ДАВАЙ!

Гарри огляделся. Все игроки Слизерина, кроме Малфоя, даже вратарь, неслись в сторону Ангелины… они все собирались блокировать ее…

Гарри развернул «Молнию», нагнулся так низко, что практически лег на рукоятку, и направил ее вперед. Словно пуля, он бросился на слизеринцев.

– А-А-А-А-А!

Они разлетелись в стороны, увидев летевшую на них «Молнию»; путь Ангелины был свободен.

– ОНА ЗАБИВАЕТ! ОНА ЗАБИВАЕТ! Гриффиндор ведет восемьдесят-двадцать!

 

– Да! – Комнату заполнили вопли, нечленораздельные крики и свист Сириуса Блэка.

 

Гарри, чуть не влетев головой в трибуну, резко остановился и вернулся в центр поля.

А потом он увидел то, от чего его сердце едва не остановилось. Малфой с торжествующим видом вошел в пике… там, в нескольких футах над землей, блестел маленький золотой мячик.

Гарри бросил «Молнию» вниз, но Малфой был намного впереди.

– Давай! Давай! Давай! – кричал Гарри метле. Они догоняли Малфоя… Гарри прижался к рукоятке, когда Боул направил в него бладжер… он уже был на уровне ног Малфоя… поравнялся с ним…

 

– Давай, Гарри! Ты можешь! – крикнула Лили.

 

– Выиграй! Вперед, Гриффиндор! – добавил Джеймс с почти маниакальным возбуждением.

 

Гарри наклонился вперед, отпустив метлу. Он оттолкнул руку Малфоя, и…

– ДА!

 

– ДА! – Джеймс вскочил, подхватил Лили, покрутил ее в воздухе и поцеловал. Сириус танцевал странный победный танец, а Ремус смеялся, подбрасывая Гарри на руках.

 

Джеймс наконец отпустил жену и бросился к сыну.

 

– Ты сделал это, Гарри!

 

Забрав Гарри из рук Ремуса, он подбросил его в воздух и поймал, с радостью услышав, как Гарри визжит от смеха.

 

Когда все наконец успокоились, Ремус взял книгу и начал читать дальше; атмосфера сразу стала легкой и беззаботной.

 

Он вышел из пике, подняв руку, и стадион взорвался криками. Гарри парил над толпой, и у него странно звенело в ушах. Он крепко сжимал в кулаке маленький золотой мячик, бесполезно взмахивавший крылышками.

Затем к нему подлетел Вуд, почти ничего не видевший из-за слез; он обнял Гарри за шею и, не стесняясь, заплакал, уткнувшись ему в плечо.

 

– Ох, – с улыбкой протянула Лили.

 

Вся команда скандировала: «Мы взяли Кубок! Мы взяли Кубок!» Обнявшись, они, совершенно охрипшие, спустились на землю.

Волна за волной болельщиков в алых одеяниях выбегали на поле. Их хлопали по спинам, обнимали, что-то кричали. Потом зрители подхватили Гарри и остальную команду на плечи. Он увидел Хагрида, обвешанного гриффиндорскими шарфами…

– Ты победил их, Гарри, ты победил их! Я обязательно расскажу Клювокрылу!

 

Джеймс весело рассмеялся и снова поцеловал Лили.

 

Там был Перси, который скакал, как полоумный, забыв всякое достоинство. Профессор Макгонагалл всхлипывала еще громче Вуда, утирая слезы огромным гриффиндорским флагом…

 

– Минни плачет! – воскликнул Сириус, хохоча.

 

– Поверить не могу, – выдохнул Ремус, пытаясь подавить собственный смех.

 

…а к Гарри отчаянно пробивались Рон и Гермиона. Они просто сияли от радости, а Гарри несли на руках к трибуне, где стоял Дамблдор с огромным Квиддичным Кубком.

Если бы только рядом оказался дементор… Когда рыдающий Вуд передал Гарри Кубок, когда Гарри поднял его в воздух… он сейчас смог бы создать лучшего в мире патронуса.

 

– Конец главы, – сказал Ремус, широко улыбаясь.

 

– Сравнительно хорошая глава, – заметила Лили, забрав Гарри у Джеймса и прижав его к груди.

 

– «Хорошая»? Какая уж там хорошая, это великолепная глава! – ухмыльнулся Сириус, вставая и потягиваясь.

 

– Гриффиндор победил! – засмеялся Джеймс, чувствуя себя лучше, чем когда-либо с тех пор, как они начали читать эту книгу.

 

– Хорошо, – зевнула Лили. – Не знаю насчет тебя, но я устала, так что продолжим завтра.

 

Ремус и Сириус дружно кивнули.

 

– Пока, Гарри, – проворковал Ремус, слегка пощекотав маленького карапуза. Потом оборотень обнял Джеймса, поцеловал Лили в щеку и, спотыкаясь, добрался до камина. – Идешь, Бродяга?

 

– Да. Пока, ребята! Увидимся завтра!

 

Сириус взъерошил волосы Гарри, пожал руку Джеймсу (после чего сильно похлопал по спине) и тоже поцеловал в щеку Лили. Когда он вместе с Ремусом забрался в камин, тот достал из кармана щепотку порошка, они хором назвали адрес своей квартиры и исчезли.

 

Джеймс повернулся к Лили, улыбнулся и сказал:

 

– Мой сын – лучший ловец в мире.

 

Лили покачала головой и засмеялась.

 

– Мистер Поттер, вам пора в постель.

 

Джеймс кивнул, посмотрел на маленького мальчика на руках жены и улыбнулся.

 

– Да, моя маленькая звезда квиддича, пора спать.

 

– Я обращалась к тебе, Джеймс.

 

– Эй!

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.