Сделай Сам Свою Работу на 5

Он протянул Гарри большую плитку лучшего шоколада из «Сладкого королевства».

– Съешь все, или мадам Помфри мне шею свернет. На следующей неделе в то же время.

– Хорошо, – сказал Гарри. Он откусил кусочек шоколада и увидел, как Люпин гасит лампы, снова загоревшиеся после исчезновения дементора.

Ему в голову пришла мысль.

– Профессор Люпин? – спросил он. – Если вы знали моего папу, то наверняка знали и Сириуса Блэка.

 

Ремус и Сириус сглотнули.

 

Похоже, будет совсем неприятно…

 

Люпин быстро обернулся.

– С чего ты взял? – резко спросил он.

– Ничего, я просто слышал, что они дружили в Хогвартсе.

Люпин расслабился.

– Да, я знал его, – коротко ответил он. – Или думал, что знал. Тебе лучше идти, Гарри, уже поздно.

 

Оборотень почувствовал, как анимаг уставился на него, и повернулся лицом к Сириусу. Ему все больше хотелось, чтобы они никогда не находили эту проклятущую книгу.

 

– Я… – начал Ремус, у него совершенно пересохло во рту.

 

– Не извиняйся, Рем. Я не виню тебя. Мне просто из-за этого очень грустно, вот и все.

 

Сириус опустил голову и прикрыл глаза. Его пальцы едва ощутимо подрагивали. Ремус подобрался ближе к нему и нежно взял руки Сириуса в свои, остановив дрожь.

 

Гарри вышел из класса, прошел по коридору, завернул за угол, зашел за стоявшие там доспехи и, присев на постамент, доел шоколадку, ругая себя за то, что упомянул Блэка – Люпин, похоже, не желал говорить о нем. Затем мысли Гарри снова вернулись к матери и отцу.

Он почувствовал себя измученным и почему-то совершенно пустым, несмотря на то, что так наелся шоколадом. Да, слышать последние мгновения жизни родителей было ужасно, но до этого Гарри не слышал их голосов с самого младенчества. Но ему никогда не удастся создать настоящего патронуса, если он хоть на мгновение захочет снова услышать родителей.

 

– Гарри… – выдохнул Джеймс. – Не делай этого с собой, сынок.

 

– Они умерли, – строго сказал он себе. – Они умерли, и не вернутся, сколько ни слушай их эхо в голове. Тебе стоит взять себя в руки, если хочешь выиграть этот кубок.



 

– Хороший мальчик, – перебила Лили. – Не думай сейчас о родителях, сейчас тебе нужно сражаться с дементорами и выигрывать матчи, чтобы отец тобой гордился.

 

Он поднялся, запихнул в рот последний кусок шоколадки и вернулся в гриффиндорскую башню.

Через неделю после начала семестра Равенкло играл со Слизерином. Слизерин выиграл, хотя и с небольшим перевесом. Если верить Вуду, то для Гриффиндора это очень хорошо: если они тоже обыграют Равенкло, то обеспечат себе второе место. С этой целью он повысил количество тренировок в неделю до пяти. Это значило, что с уроками Люпина по противостоянию дементорам, которые выматывали едва ли не больше, чем шесть тренировок по квиддичу, у Гарри оставался лишь один вечер в неделю на все домашние задания.

 

Джеймс наморщил губы: он отлично знал, что такое иметь один вечер в неделю на домашние задания. Ему даже думать не хотелось о том, как тяжело бы пришлось, если бы не помогал Лунатик.

 

Может быть, Гермиона поможет…

 

…а может быть, и нет, учитывая нынешние отношения троих друзей.

 

Но даже ему приходилось куда легче, чем Гермионе, у которой, похоже, на занятия уже вовсе не оставалось сил. Каждую ночь Гермиона сидела в уголке гостиной, разложив на несколько столов книги, арифмантические графики, рунные словари, диаграммы с изображениями магглов, поднимавших тяжелые объекты, и стопки папок с подробными записями. Она почти ни с кем не разговаривала и очень резко реагировала, когда ее беспокоили.

 

– Черт возьми, как ей все это удается? – изумился Сириус.

 

– Не представляю… Даже я бы уже все бросил… – не менее удивленно ответил Ремус.

 

Сириус очень хотел сказать, что Ремус бы никогда не отказался от выполнения домашних заданий, потому что это просто преступление(по крайней мере, с точки зрения Лунатика), но умудрился сдержаться.

 

– Как ей это удается? – спросил Рон у Гарри однажды вечером, когда тот заканчивал трудный доклад о необнаруживаемых зельях для Снейпа. Гарри поднял голову. Гермиону едва было видно за шатавшейся стопкой книг.

– Что удается?

– Ходить на все уроки! – сказал Рон. – Я слышал, как она этим утром говорила с профессором Вектор, преподавателем арифмантики. Они обсуждали вчерашний урок, но Гермиона не могла там быть, потому что была с нами на уходе за магическими существами! А Эрни Макмиллан рассказал мне, что она не пропустила ни одного урока маггловедения, но половина из них проходит в одно время с прорицаниями, а прорицания она тоже не пропускает!

 

– Хроноворот? – предположил Ремус.

 

– Может быть. Но доверить хроноворот тринадцати- или четырнадцатилетней ведьме – это выглядит как-то… глупо, – задумчиво сказал Джеймс.

 

– Но Гермиона очень взрослая для своего возраста. Может быть, Дамблдор и Макгонагалл решили, что она справится, – ответила Лили.

 

У Гарри не было времени раздумывать над невероятным расписанием уроков Гермионы: доклад для Снейпа не ждал. Впрочем, через две секунды к нему снова обратились, на этот раз – Вуд.

– Плохие новости, Гарри. Я только что спрашивал профессора Макгонагалл о «Молнии». Она… э-э-э… немного рассердиласьна меня. Сказала, что я неверно расставляю приоритеты. Ей кажется, что мне важнее выигрыш Кубка, чем то, чтобы ты остался жив. А все потому, что я сказал, что мне все равно: пусть эта метла тебя даже скинет, лишь бы ты раньше поймал снитч.

 

– Извините! Мне кажется, что жизнь моего сына чуть-чуть важнее, чем победа в квиддичном матче! – почти завизжала Лили.

 

Вуд неверяще покачал головой.

– На самом деле, она так на меня орала… словно я действительно сказал что-то ужасное… Потом я спросил, сколько еще она собирается ее продержать у себя… – Он наморщил лицо и изобразил строгий голос профессора Макгонагалл. – «Столько, сколько понадобится, Вуд»… По-моему, тебе стоит заказать новую метлу, Гарри. В «Спортивных метлах» на последней странице есть форма заказа… Можешь купить, например, «Нимбус-2001», как у Малфоя.

 

– Он не купит ничего, что нравится Малфою! – воскликнул Сириус. Джеймс лихорадочно закивал.

 

– Я не куплю ничего, что нравится Малфою, – бесцветным тоном ответил Гарри.

Январь незаметно перешел в февраль, впрочем, на морозной погоде это никак не сказалось. Матч с Равенкло все приближался, но Гарри по-прежнему не заказал новой метлы. Он спрашивал у профессора Макгонагалл новости о «Молнии» на каждом уроке трансфигурации, Рон при этом с надеждой стоял у него за плечом, а Гермиона, отвернувшись, убегала.

– Нет, Поттер, пока вы ее назад не получите, – сказала профессор Макгонагалл еще до того, как Гарри открыл рот, когда они подошли к ней в двенадцатый раз. – Мы проверили ее на все обычные проклятия, но профессор Флитвик считает, что на метлу может быть наложен Швыряющий сглаз. Я сама скажу вам, когда мы закончим с проверками. А теперь прекратите действовать мне на нервы.

 

– Да что такое, Минни?.. Ну ты же понимаешь, что я не могу просто так заявиться в магазин и купить метлу!

 

– Она просто хочет все тщательно проверить, – сказала Лили.

 

– Хм… больше похоже на паранойю.

 

– Сириус, – добавил Ремус, – это же ради безопасности Гарри!

 

– Да, наверное… извините… – пробормотал Сириус, хотя ему очень хотелось еще поспорить.

 

Что еще хуже, уроки по противостоянию дементорам шли совсем не так гладко, как рассчитывал Гарри. Через несколько занятий ему уже удавалось создавать расплывчатую серебристую тень каждый раз, когда к нему приближался боггарт, но его патронус был слишком слабым, чтобы отогнать дементора. Он лишь парил в воздухе, подобно полупрозрачному облачку, а Гарри, пытаясь поддерживать его, быстро лишался сил. Гарри злился на себя, чувствуя вину за тайное желание снова услышать голоса родителей.

 

Никто не знал, что сказать на это. Лили сглотнула, спрятав дрожащие руки в шевелюре мужа, а Джеймс уткнулся лицом ей в колени.

 

– Ты ждешь от себя слишком многого, – строго сказал Люпин на четвертой неделе занятий. – Для тринадцатилетнего волшебника даже нечеткий патронус – огромное достижение. Ты ведь больше не падаешь в обморок?

– Я думал, что патронус… нападет на дементоров, или еще что-то в этом роде, – сокрушенно ответил Гарри. – Заставит их исчезнуть…

– Настоящий патронус так и делает, – сказал Люпин. – Но ты действительно многого добился за очень короткое время. Если дементоры появятся на следующем квиддичном матче, то ты сможешь не подпустить их к себе достаточно надолго, чтобы успеть приземлиться.

 

– Фух, – выдохнула Лили, радуясь, что Гарри хоть и не добился полного успеха, но, по крайней мере, сможет на короткое время не подпустить к себе дементоров.

 

– Но вы сказали, что когда их много, с ними труднее справиться…

– Я совершенно в тебе уверен, – улыбнулся Люпин. – Вот… ты заслужил, чтобы что-нибудь выпить. Кое-что из «Трех метел», ты такого еще не пробовал…



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.