Сделай Сам Свою Работу на 5

Сэра Кэдогана уволили. Его портрет унесли обратно на пустынную лестничную клетку восьмого этажа, а Полную Даму вернули.

 

– Хорошо, хорошо, – пробормотала Лили, кивая.

 

Ее очень хорошо отреставрировали, но она по-прежнему сильно нервничала и согласилась вернуться на прежнюю должность только при условии, что ей гарантируют дополнительную защиту. Охранять ее наняли группу угрюмых троллей-стражников. Они угрожающе ходили по коридору, общаясь нечленораздельным рыком и меряясь размерами дубин.

 

– Фу, – Сириус тряхнул головой. – Тролли? Ими же провоняет вся Гриффиндорская башня!

 

– Бродяга, мне кажется, что о запахе они сейчас беспокоятся меньше всего, – заметил Ремус и все же не смог сдержать улыбки.

 

Гарри, тем не менее, заметил, что статую одноглазой ведьмы на четвертом этаже оставили без охраны и не загородили. Похоже, Фред и Джордж оказались правы в том, что только они – а теперь еще Гарри, Рон и Гермиона – знали о скрытом проходе позади нее.

– Думаешь, стоит рассказать кому-нибудь? – спросил Гарри у Рона.

 

– Нет! – хором вскричали Джеймс, Сириус и Ремус.

 

– Только не о проходе в «Сладкое королевство»! Откуда вы еще возьмете столько шоколада?! – почти с яростью добавил Ремус.

 

– Так, так, Лунатик, дорогуша, – Сириус с трудом сдержал смех. – Может быть, забудем о шоколаде и станем читать дальше?

 

Ремус уставился на него. Забыть о шоколаде? Ну да, сейчас, как же.

 

– Хорошо, – в конце концов пропыхтел он, решив, что раз ему нельзя ни есть шоколад, ни говорить о нем, ни думать, то можно сосредоточиться и на книге… или, еще лучше, на Сириусе.

 

Лили подождала, пока Ремус не свернется калачиком рядом с любовником, затем с ухмылкой продолжила читать.

 

– Мы знаем, что он пробрался не через «Сладкое королевство», – беспечно ответил Рон. – Если бы магазин взломали, мы бы узнали об этом.

 

– Именно!

 

– Тише, Лунатик.

 

Гарри обрадовался, что Рон так думает. Если бы одноглазую ведьму тоже перегородили, то он никогда больше не попал бы в Хогсмид.

Рон тут же превратился в знаменитость. Впервые в жизни люди уделяли ему больше внимания, чем Гарри, и Рону это явно нравилось. Хотя и немало потрясенный ночными событиями, он с удовольствием и во всех подробностях рассказывал о случившемся всем подряд.



– …Я спал, и тут услышал, как что-то рвется, но подумал, что мне это просто снится, понимаешь? Но потом я почувствовал сквозняк… проснулся, а с моей кровати стянули одну сторону полога… я перевернулся… и увидел, что он стоит прямо надо мной… как скелет, с копной грязных волос… держит этот длиннющий нож, наверное, дюймов двенадцать… и он посмотрел на меня, а я на него, а потом я закричал, и он убежал.

 

– Грязные волосы? Грязные волосы? Он только что назвал мои волосы грязными?! – пролепетал изумленный Сириус, отчаянно ощупывая волосы и пытаясь понять, что же произошло с его прекрасными, шелковистыми локонами.

 

– Тс-с, Сириус. Твои волосы прелестны, – заверил его Ремус, чуть скривив губы.

 

– Мне нужно зеркало! – Сириус вскочил, но Ремус тут же утащил его обратно на диван.

 

– Тебе не нужно зеркало!

 

– Нужно!

 

– Не нужно!

 

– Нужно!

 

– Ребята! Не мешайте Лили читать!

 

– Но почему? – добавил Рон, обращаясь к Гарри, когда группка второкурсниц, внимательно слушавших его леденящую душу историю, разошлась. – Почему он убежал?

Гарри раздумывал о том же. Почему Блэк, перепутав кровати, не заставил Рона замолчать и не пошел к Гарри?

 

Напряжение в комнате стало осязаемым, накрыв взрослых, словно плотное одеяло.

 

– Потому что Сириус – не убийца, – твердо сказал Ремус.

 

Блэк двенадцать лет назад доказал, что не остановится перед убийством невинных людей, а сейчас ему противостояли пятеро невооруженных мальчишек, четверо из которых спали.

 

– Ну, что и требовалось доказать? Сириус не желает Гарри никакого зла! Если бы желал, то убил бы Рона… – торжествующе перебила себя Лили.

 

Ремус кивнул Сириуса, полностью соглашаясь с женой Джеймса.

 

– К тому же ты и подумать не можешь об убийстве кого-то, если это не Снейп. Это то же самое, словно Питер решил бы кому-нибудь специально сделать больно.

 

– …а это довольно маловероятно, – добавил Джеймс с улыбкой, вспомнив друга.

 

– Должно быть, он понял, что ему будет трудно выбраться из замка после того, как ты закричал и всех перебудил, – задумчиво сказал Гарри. – Ему пришлось бы перебить весь факультет, чтобы снова добраться до портрета… а потом иметь дело с учителями…

Невилл был совершенно опозорен. Профессор Макгонагалл так разъярилась на него, что запретила посещать Хогсмид до конца учебного года, назначила взыскание и запретила кому-либо сообщать ему пароль для входа в башню.

 

– Бедный Невилл, – проговорил Джеймс, качая головой.

 

– Как ужасно. Каждый раз, когда ему нужно будет попасть в башню, придется стоять и ждать вместе с этими отвратительными троллями…

 

Бедному Невиллу каждый вечер приходилось ждать у дверей гостиной под косыми взглядами троллей-стражников, пока его кто-нибудь не впустит. Впрочем, ни одно из этих наказаний не могло сравниться с тем, что заготовила ему бабушка.

 

– Отлично… И ведь во всем виноват я, – злобно сказал Сириус, вздохнул и без сил откинулся в кресле.

 

Через два дня после вторжения Блэка в замок она прислала Невиллу худшее, что студент Хогвартса может получить за завтраком – громовещатель.

 

– Ой.

 

Сириус поморщился, отлично зная, каково пришлось Невиллу: в конце концов, ему из дома присылали по три громовещателя в каждый учебный год.

 

На лицах Джеймса и Ремуса было написано сочувствие.

 

Школьные совы влетели в Большой зал, как всегда, доставляя свежую почту, и Невилл чуть не подавился, когда перед ним приземлилась большая сипуха, держа в клюве ярко-алый конверт. Гарри и Рон, сидевшие напротив, тут же поняли, что это громовещатель – в прошлом году такое же письмо получил Рон.

– Беги, Невилл, – посоветовал Рон.

Невиллу не нужно было повторять дважды. Он схватил конверт и, держа его перед собой, словно бомбу, опрометью выбежал из зала. За столом Слизерина послышался взрыв хохота.

 

– Тупые уроды.

 

– Ну, а ты чего ждал? – вздохнул Джеймс, полностью соглашаясь с Сириусом.

 

Они услышали, как громовещатель сработал в Главном холле – голос бабушки Невилла, волшебным образом усиленный в сотню раз, кричал, что Невилл навлек позор на всю семью.

Гарри слишком проникся жалостью к Невиллу и не сразу заметил, что ему тоже пришло письмо. Хедвиг привлекла его внимание, больно клюнув в запястье.

– Ой! О… спасибо, Хедвиг…

Гарри разорвал конверт, а Хедвиг поклевала немного кукурузных хлопьев Невилла. Внутри была записка:

«Дорогие Гарри и Рон,

Не хотите ли выпить со мной чаю сегодня часов в шесть вечера? Я встречу вас около замка. ЖДИТЕ МЕНЯ В ГЛАВНОМ ХОЛЛЕ, ВАМ НЕЛЬЗЯ ВЫХОДИТЬ ОДНИМ.

Ваш Хагрид».

 

– По-моему, у него паранойя… – пробормотал Сириус.

 

– Уж кто бы говорил, – заметил Ремус, намекая на то, что сделал будущий Сириус Блэк. Сириус вздохнул, признавая поражение, и жестом попросил Лили продолжить чтение.

 

Она с сочувствием посмотрела на него, затем снова повернулась к книге.

 

– Он, наверное, хочет узнать все о Блэке! – сказал Рон.

В шесть часов вечера Гарри и Рон вышли из гриффиндорской башни, бегом пробежали мимо троллей-стражников и спустились в холл.

Хагрид их уже ждал.

– Так, Хагрид! – сказал Рон. – Ты хочешь узнать про субботнюю ночь, да?

– Я уже об этом слышал, – ответил Хагрид, открыл входную дверь и вывел их на улицу.

Рон удивленно ойкнул.

 

Джеймс фыркнул.

 

Ремус поднял бровь.

 

– Ему действительно не стоит бегать по замку и всем про это рассказывать.

 

Ему стало очень жаль Сириуса, когда он предположил, что в оставшейся части книги будет еще немало историй, похожих на Ронову.

 

Войдя в хижину Хагрида, в первую очередь они увидели Клювокрыла, который растянулся на стеганом одеяле Хагрида, крепко прижав к телу огромные крылья и поедая с большой тарелки мертвых хорьков. Отведя глаза от жутковатого зрелища, Гарри увидел огромный мохнатый коричневый костюм и ужасный желто-оранжевый галстук, свисавшие с двери гардероба Хагрида.

 

– Замечательно, – проговорил Джеймс, с трудом подавив дрожь.

 

– Нам на самом деле стоит купить ему хороший галстук на это Рождество… – пробормотала Лили.

 

– Да ладно вам – галстук. Мохнатый коричневый костюм? Фу, – с отвращением вставил Сириус.

 

– Для чего это, Хагрид? – спросил Гарри.

– Для слушания дела Клювокрыла в Комитете по уничтожению опасных существ, – сказал Хагрид. – В эту пятницу. Мы с ним вместе поедем в Лондон. Я уже заказал два места в Рыцарском автобусе…



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.