Сделай Сам Свою Работу на 5

Луч света упал на траву, достиг корней дерева и осветил его ветки: там, прячась среди едва пробившихся из почек листьев, сидел Косолапсус.

 

– Тупой дурацкий котяра, – пробормотал Сириус. «Этот кот злой. Готов поспорить, он что-то замышляет… Наверное, хочет извести всех крыс и собак в мире».

 

Сириус широко раскрыл глаза от ужаса.

 

«Нет. Не бойся. Я справлюсь с любым котом. Особенно с этим».

 

– Слезай оттуда! – крикнул Рон, наклонился и схватил с тропинки камень, но больше ничего сделать не успел: Косолапсус махнул длинным рыжим хвостом и был таков.

– Видишь? – гневно спросил Рон, бросив камень на землю. – Она все равно дает ему бродить где попало – он наверняка закусил Струпика парочкой птиц…

 

– Гермиона, смотри внимательнее за этим гребаным котом! – воскликнул Сириус. «Отлично, котяра еще и птиц хочет перебить! Мы все обречены!»

 

– Сириус, успокойся! – грубовато сказал Ремус, которого уже раздражали постоянные ремарки о «гребаном коте».

 

– Извини, Лунатик, – тут же сказал Сириус, выпятив губу.

 

– По-моему, тебя немного переклинило, Бродяга, – пробормотал Джеймс, с трудом сдерживая смех.

 

Гарри ничего не сказал. Он глубоко, с облегчением вздохнул; на какое-то мгновение ему показалось, что эти глаза принадлежат Гриму. Они снова направились к замку. Немного устыдившись своей паники, Гарри ничего Рону не сказал – и больше не смотрел ни влево, ни вправо, пока они не дошли до хорошо освещенного Главного холла.

На следующее утро Гарри спустился на завтрак в сопровождении остальных ребят из своей спальни, которые, очевидно, решили, что «Молнии» необходим почетный караул.

 

После этой фразы в комнате раздался громкий смех. Джеймс и Сириус, впрочем, полностью согласились с ней.

 

Когда Гарри вошел в Большой зал, на «Молнию» тут же начали оборачиваться, послышалось возбужденное бормотание. С большим удовольствием Гарри увидел, что команда Слизерина сидела, будто пришибленная.

 

– Вот вам, Слизесвиньи! – засмеялись Джеймс и Сириус.

 

– Ты видел его рожу? – ликующе спросил Рон, посмотрев на Малфоя. – Он поверить не может! Здорово!



Вуд тоже наслаждался лучами славы «Молнии».

– Положи ее сюда, Гарри, – сказал он, аккуратно уложив метлу посреди стола и осторожно перевернув так, чтобы она лежала названием кверху. Вскоре стали подходить ученики из-за столов Равенкло и Хаффлпаффа. Седрик Диггори поздравил Гарри с приобретением такой отличной замены «Нимбусу», а подружка Перси с Равенкло, Пенелопа Кристал, спросила, можно ли ей подержать «Молнию» в руках.

 

– Даже в Равенкло, с которыми им предстоит играть, и то ей восторгаются! – ухмыльнулся Сириус.

 

– Глупые фанаты квиддича, – пробормотала Лили; ее глаза, тем не менее, нежно поблескивали. Ремус кивнул.

 

– Так-так, Пенни, никакого саботажа! – искренне возмутился Перси, когда та наклонилась к «Молнии». – Мы с Пенелопой держим пари, – сказал он команде. – Десять галлеонов на результат матча!

Пенелопа положила «Молнию» на стол, поблагодарила Гарри и вернулась к своему столу.

– Гарри… выиграй обязательно, – тревожным шепотом сказал Перси. – У меня нету десяти галлеонов. Да, иду, Пенни!

И он убежал, чтобы разделить с ней кусочек тоста.

– Уверен, что справишься с этой метлой, Поттер? – спросил холодный, тягучий голос.

 

Малфой, – проскрежетал Джеймс сквозь стиснутые зубы. Почему Малфой постоянно все портит?

 

Подошел Драко Малфой – желая получше разглядеть метлу. Позади стояли Крэбб и Гойл.

– Думаю, да, – безмятежно ответил Гарри.

– Множество специальных возможностей, да? – спросил Малфой, зловеще сверкая глазами. – Жаль, что в комплекте нет парашюта на случай, если подлетишь слишком близко к дементору.

 

– Так, это уже совсем не смешно. Еще одна шутка о дементорах, и, клянусь, ты об этом пожалеешь, – Лили гневно посмотрела на книгу в руках мужа.

 

Крэбб и Гойл захихикали.

– Жаль, что у твоей метлы нет в комплекте запасной руки, – сказал Гарри. – Может быть, она поймает за тебя снитч.

 

Ремус фыркнул, пытаясь подавить небольшой смешок.

 

– Молодец, Гарри! Так ему! – Джеймс ухмыльнулся, услышав это оскорбление: несомненно, его сыну помогла текущая в жилах кровь Мародеров.

 

Команда Гриффиндора громко рассмеялась. Блеклые глаза Малфоя злобно сузились, и он ушел. Они увидели, как он снова присоединился к команде Слизерина, которая села в тесный кружок, несомненно, расспрашивая Малфоя, действительно ли метла Гарри – «Молния».

Без четверти одиннадцать команда Гриффиндора отправилась в раздевалку. Погода не могла еще больше отличаться от той, что стояла во время матча с Хаффлпаффом. Был ясный, прохладный день с очень легким ветерком, никаких проблем с обзором в этот раз не наблюдалось, и Гарри, пусть и нервничавший, почувствовал возбуждение, которое мог вызвать только квиддичный матч.

 

– Первый секс тоже вызывает подобное возбуждение, – сказал Сириус, похотливо подмигнув Ремусу.

 

– Твой первый раз был не со мной… да? – спросил Ремус. Ему всегда казалось, что у Сириуса опыт отношений с мужчинами не меньше, чем с женщинами.

 

Сириус широко раскрыл глаза.

 

– Э-э-э… ты первый (и единственный) мой мужчина.

 

– Ох… – Ремус внезапно улыбнулся, наклонился вперед и запечатлел на губах любимого легкий поцелуй.

 

– М-м-м… хватит тут говорить о сексе и целоваться! – закричал Джеймс, опустив голову и закрыв лицо книгой.

 

– Ой, Джеймс, мы ведь только начали, – ответил Сириус, хлопая ресницами.

 

Они слышали, как заполняется стадион. Гарри снял черную школьную мантию, достал из кармана волшебную палочку и засунул ее под футболку, которую собирался надеть под квиддичную мантию. Однако понадеялся, что воспользоваться палочкой не придется.

Внезапно ему стало интересно, будет ли среди зрителей профессор Люпин.

 

– Конечно же, его там не будет! – воскликнул Сириус. – Он никогда не ходил на матчи, если его не заставляли!

 

Ремус строго взглянул на него.

 

– Скорее всего, я буду там, Гарри, – сказал Ремус. – Конечно же, я хочу увидеть, как играет сын Джеймса.

 

– Ну да, конечно, – саркастически протянул Сириус, закатывая глаза.

 

– Вы знаете, что мы должны делать, – сказал Вуд, когда они приготовились к выходу из раздевалки. – Если мы проигрываем, то выбываем из борьбы. Просто… просто летайте точно так же, как на вчерашней тренировке, и все будет хорошо!

Они под громоподобные аплодисменты вышли на поле. Команда Равенкло, одетая в синее, уже стояла на середине поля. Их ловец Чжоу Чанг оказалась в команде единственной девочкой. Она была ниже Гарри примерно на голову, и Гарри не мог, несмотря на все волнение, не заметить, что она очень мила.

 

– О-о-о, похоже, Гарри кое в кого немножко влюбился! – проворковала Лили, слегка хихикнув.

 

– Удачи, сынок. Если она хоть чуть-чуть похожа на твою маму, тебе стоит быть осторожным, – предупредил Джеймс.

 

– Другими словами, – добавил Ремус, – не надо поступать, как твой отец. Совсем.

 

– Эй!

 

Она улыбнулась Гарри, когда команды встали лицом друг к другу позади капитанов, и он почувствовал, как что-то кольнуло в сердце – что-то совершенно не связанное с нервами.

 

Лили просияла.

 

– Как мило!

 

– Нет! – внезапно воскликнул Джеймс. – Эта девчонка отвлечет его от снитча!

 

Сириус перепугался.

 

– Вот, видишь, почему я мужчин люблю?

 

Джеймс удивленно посмотрел на него.

 

– Хочешь сказать, что Лунатик тебя от квиддича не отвлекает?

 

– Конечно, нет, он же не играет в него.

 

– А я говорю – отвлекает! – возразил Джеймс. – Хочу напомнить всем о первом матче на седьмом курсе, когда Сириусу досталось по башке бладжером, потому что он слишком увлекся воздушными поцелуями в адрес нашего дорогого мистера Лунатика, который просто стоял с Питером на трибунах.

 

– …Ну, это было всего один раз, – пробормотал Сириус, игнорируя самодовольную ухмылку Ремуса.

 

– А как насчет последнего матча на шестом курсе, когда ты делал в мою сторону весьма откровенные жесты своей битой? – смеясь, спросил Ремус.

 

– Ой, ладно тебе, Лунатик! Тебе же понравилось!

 

– Понравилось? По-моему, этим ты мне нанес самую сильную психологическую травму за все годы, что я тебя знал!

 

– Не говоря уж о том, что профессор Макгонагалл чуть инфаркт не хватил, – добавила Лили.

 

– Но ведь всем показалось, что это весело! Даже Дамблдору!

 

– Ладно, – ухмыльнулся Ремус, знаком попросив Джеймса продолжить чтение.

 

– Вуд, Дэвис, пожмите руки, – живо проговорила мадам Хуч, и Вуд пожал руку капитану Равенкло.

– Садитесь на метлы… по моему свистку… три… два… один…

Гарри взлетел, и «Молния» поднялась выше и быстрее, чем все остальные метлы. Он облетел стадион и начал искать глазами снитч, одновременно прислушиваясь к комментарию матча, который вел друг близнецов Уизли, Ли Джордан.

 

– Должно быть, это весело, – заметил Джеймс.

 

– Итак, игра началась, и всех, безусловно, занимает «Молния», на которой летает Гарри Поттер из Гриффиндора. В журнале «Спортивные метлы» писали, что «Молния» станет основной метлой для игроков сборных на чемпионате мира по квиддичу, который пройдет в этом году…

– Джордан, вы не могли бы рассказывать нам, что происходит в игре? – перебила его профессор Макгонагалл.

 

Все четверо засмеялись.

 

– Хорошо, профессор, сейчас… я просто даю немного дополнительной информации. Кстати, в «Молнии» есть встроенная система автоматического торможения и…

– Джордан!

– Хорошо, хорошо, Гриффиндор владеет мячом, Кэти Белл из Гриффиндора рвется к воротам…

Гарри пронесся мимо Кэти в противоположную сторону, по-прежнему ища взглядом золотой отблеск, и заметил, что Чжоу Чанг сидит у него на хвосте. Несомненно, она отлично летала и постоянно вставала у него на пути, вынуждая сменить направление.

– Покажи ей свое ускорение, Гарри! – крикнул Фред, просвистев мимо в погоне за бладжером, который целил в Алисию.

Облетая ворота Равенкло, Гарри бросил «Молнию» вперед, и Чжоу отстала. Когда Кэти открыла счет и гриффиндорская трибуна взорвалась радостными криками, он увидел снитч – близко от земли, возле одного из барьеров.

 

– Давай, Гарри! – проскандировали взрослые.

 

Гарри вошел в пике. Чжоу увидела, что он делает, и бросилась за ним. Гарри набирал скорость, чувствуя все большее возбуждение: крутые пике были его специальностью. Он был в десяти футах…

И тут из ниоткуда появился бладжер, направленный кем-то из загонщиков Равенкло…

 

– Черт! – воскликнули Джеймс и Сириус, явно увлекшиеся матчем.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.