Сделай Сам Свою Работу на 5

Оказалось, что Невилл может покраснеть и еще сильнее. Снейп скривил губу, но все же ушел, негромко хлопнув дверью.

– Так, – сказал профессор Люпин, показывая в дальний конец комнаты, где стоял лишь старый гардероб, где учителя вешали запасные мантии. Когда профессор Люпин встал рядом с ним, гардероб внезапно вздрогнул и стукнулся о стену.

 

– Ох… Это боггарт из названия главы, – задумчиво сказал Джеймс.

 

– Молодец, Джеймс, – Лили закатила глаза, мило улыбнувшись мужу.

 

– Беспокоиться не о чем, – спокойно сказал профессор Люпин, когда несколько ребят встревоженно отскочили назад. – Там сидит боггарт.

Большинству учеников показалось, что беспокоиться как раз есть о чем. Невилл посмотрел на профессора Люпина с ужасом, а Шеймус Финниган с опаской разглядывал трясущуюся ручку.

– Боггартам нравятся темные замкнутые пространства, – сказал профессор Люпин. – Гардеробы, пол под кроватями, тумбочки под раковинами… я однажды встретил одного, поселившегося в напольных часах. Этот перебрался сюда вчера днем, и я спросил директора, разрешат ли остальные учителя оставить его, чтобы устроить практику для третьекурсников.

Первый вопрос, который стоит задать: что такое боггарт?

Гермиона подняла руку.

– Это существо, меняющее облик, – сказала она. – Оно может превратиться в то, что, по его мнению, напугает нас больше всего.

– Я и сам бы лучше не сформулировал, – сказал профессор Люпин, и Гермиона просияла. – Так вот, боггарт, сидящий во тьме, еще не принял никакой формы. Он еще не знает, что напугает человека за дверью. Никто не знает, как выглядит боггарт, когда он один, но когда я выпущу его, он сразу превратится в то, чего больше всего боится каждый из нас.

 

– Отлично объяснил, Ремус, – проговорила Лили. Похоже, она была впечатлена.

 

– Спасибо… – Ремус покраснел. Он все еще не мог поверить, что преподает… Оборотень всегда считал, что нормальной работы ему не получить… особенно такой… да еще и в Хогвартсе.

 

– Это значит, – сказал профессор Люпин, игнорируя неразборчивый перепуганный лепет Невилла, – что у нас есть большое преимущество перед этим боггартом. Ты понял, какое, Гарри?



Пытаться ответить на вопрос, когда рядом тянула руку Гермиона, чуть ли не подпрыгивая, было сложно, но Гарри все-таки сказал:

– Э-э-э… поскольку нас здесь так много, он не знает, во что нужно превратиться?

– Точно, – сказал профессор Люпин, и Гермиона разочарованно опустила руку. – Когда имеете дело с боггартом, лучше всего ходить в компании. Он тогда путается. Во что ему превращаться: в обезглавленный труп или в плотоядного слизня? Я однажды видел, как боггарт совершил именно такую ошибку: попытался напугать двух людей сразу и превратился в половину слизня. Совершенно не страшную.

Заклинание, которым можно отогнать боггарта, довольно простое, но требует силы воли. Понимаете, легче всего боггарта прикончить смехом. Вам нужно заставить его принять такую форму, которая вас насмешит.

Сначала попробуем произнести заклинание без волшебных палочек. Повторяйте за мной… Riddikulus!

Riddikulus! – хором произнес весь класс.

– Хорошо, – сказал профессор Люпин. – Очень хорошо. Но это, боюсь, самая легкая часть. Одного слова недостаточно. И именно тут в дело вступаешь ты, Невилл.

Гардероб снова задрожал, впрочем, не так сильно, как Невилл: тот вышел вперед с таким видом, словно его вели на виселицу.

 

– С тобой все будет в порядке… Лунатик поможет.

 

– Хорошо, Невилл, – сказал профессор Люпин. – Сначала скажи, что тебя пугает больше всего на свете?

Невилл шевельнул губами, но не издал ни звука.

– Извини, не расслышал тебя, Невилл, – весело сказал профессор Люпин.

Невилл перепуганно огляделся, словно прося хоть чьей-нибудь помощи, затем полушепотом сказал:

– Профессор Снейп.

 

Сириус, Джеймс и Ремус расхохотались.

 

Почти все рассмеялись. Даже Невилл, извиняясь, улыбнулся. Профессор Люпин, впрочем, выглядел задумчивым.

– Профессор Снейп… хм… Невилл, насколько я знаю, ты живешь с бабушкой?

– Э-э-э… да, – нервно сказал Невилл. – Но… я не хочу, чтобы боггарт превратился в нее.

– Нет, нет, ты меня не понял, – с улыбкой ответил профессор Люпин. – Ты не мог бы сказать, какую одежду обычно носит твоя бабушка?

 

Взрослые поняли, что их сейчас ждет, и Сириус засмеялся:

 

– Великолепно, мистер Лунатик. Ты просто великолепен.

 

– Ну, спасибо тебе, мистер Бродяга.

 

Люпин ухмыльнулся, довольный идеей старшего себя.

 

Невилл удивился, но ответил:

– Ну… всегда одну и ту же шляпу. Высокую, с чучелом грифа на верхушке. Еще длинное платье… обычно зеленое… а иногда – шарф из лисьего меха.

– И сумочку? – спросил профессор Люпин.

 

– Ура! – воскликнул Джеймс. – В тебе берет верх Мародер!

 

– Большую красную сумочку, – подтвердил Невилл.

– Хорошо, – сказал профессор Люпин. – Ты можешь очень ясно представить себе эту одежду, Невилл? Можешь ее себе вообразить?

– Да, – неуверенно ответил Невилл, не понимая, что произойдет дальше.

– Когда боггарт выскочит из гардероба, Невилл, и увидит тебя, он примет форму профессора Снейпа, – сказал Люпин. – А ты поднимешь палочку – вот так, – выкрикнешь «Riddikulus!» и сосредоточишься на одежде твоей бабушки. Если все пойдет, как надо, профессору Боггарту Снейпу достанутся эта шляпа со стервятником, зеленое платье и большая красная сумочка.

 

Комнату сотряс истерический хохот. Вот это видок будет… Снейп в платье…

 

Послышался громкий смех. Гардероб затрясся еще сильнее.

– Если Невилл добьется успеха, то боггарт, скорее всего, переключит свое внимание на каждого из нас по очереди, – сказал профессор Люпин. – Я хочу, чтобы сейчас вы все подумали, какая вещь пугает вас больше всего, и решили, как ее можно представить в комичном облике…

В комнате наступила тишина. Гарри задумался… Что пугает его больше всего в мире?

 

В комнате наступила тишина, все думали об одном и том же.

 

О Волдеморте.

 

Сначала он подумал о лорде Волдеморте… Волдеморте, восстановившем полную мощь. Но еще до того, как он начал обдумывать план контратаки на боггарта-Волдеморта, ему в голову пришел куда более ужасный образ…

Гниющая, поблескивающая рука, вползающая под темный плащ… длинный, дрожащий выдох невидимого рта… затем холод, проникающий так глубоко, словно он тонет в ледяной воде…

 

– Дементоры… – пробормотал Сириус. Лили придвинулась к мужу, и он обнял ее сильной рукой.

 

Гарри вздрогнул, затем огляделся, надеясь, что никто этого не заметил. Многие крепко зажмурились. Рон бормотал себе под нос: «Оторвать ему ноги».

Гарри точно знал, к чему эти слова. Больше всего Рон боялся пауков.

– Все готовы? – спросил профессор Люпин.

Гарри почувствовал укол страха. Он не был готов. Как можно сделать дементора менее пугающим? Но он не хотел просить больше времени: остальные кивали и засучивали рукава.

– Невилл, мы отойдем, – сказал профессор Люпин. – Оставим тебе чистое пространство, хорошо? Потом я позову следующего… так, все отойдите, чтобы Невиллу было где развернуться…

Все отошли, выстроившись вдоль стен и оставив Невилла рядом с гардеробом в одиночестве. Невилл побледнел от страха, но закатал рукава мантии и держал волшебную палочку наготове.

– На счет «три», Невилл, – сказал профессор Люпин, направив свою палочку на ручку гардероба. – Раз, два, три… сейчас!

С конца палочки профессора Люпина соскочил сноп искр и ударил в ручку. Гардероб с шумом отворился.

 

Сириус потер руки в ожидании.

 

Оттуда вышел крючконосый, грозный профессор Снейп, сверкая глазами на Невилла.

Невилл отступил на шаг, подняв палочку и безмолвно шевеля губами.

Снейп наступал, доставая что-то из складок мантии.

R-r-riddikulus! – пискнул Невилл.

Послышался шум, похожий на удар кнута. Снейп споткнулся: на нем оказалось длинное платье с рюшечками и огромная шляпа с потраченным молью грифом-стервятником на макушке, а в руках – здоровенная алая дамская сумочка.

 

Все в комнате покатились от хохота. Даже Лили не смогла сдержать веселья, представив Снейпа в таком обличье.

 

Не в силах сравнить это ни с одной своей идеей по издевательству над надоедливым слизеринцем, Джеймс от смеха сложился пополам на диване, затем трясущейся рукой похлопал Ремуса по плечу.

 

– И… изумительно, Лунатик. О боги, как бы хотелось там оказаться! – Сириус тепло улыбнулся любимому и наклонился, чтобы поцеловать его в нос.

 

Ремус смотрел на друзей и любовника с веселыми искорками в глазах и улыбкой на лице.

 

Раздался взрыв смеха, боггарт остановился, смущенный, и профессор Люпин крикнул:

– Парвати! Вперед!

Парвати с решительным лицом шагнула вперед. Снейп повернулся к ней. Снова послышался треск, и на его месте возникла окровавленная, забинтованная мумия, ее невидящее лицо было обращено к Парвати; она направилась к ней очень медленно, волоча ноги и поднимая негнущиеся руки…

Riddikulus! – крикнула Парвати.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.