Сделай Сам Свою Работу на 5

Гриффиндорцы зааплодировали. Снейп с кислой миной достал из кармана мантии небольшую бутылочку, капнул ее содержимым на Тревора, и тот снова превратился во взрослую жабу.

 

– Ха! Так тебе, Снейп! – засмеялся Сириус.

 

– Пять баллов с Гриффиндора, – сказал Снейп, и эта фраза стерла улыбки со всех лиц.

 

– ЧТО?! – заорал Джеймс.

 

– Так нечестно!

 

– Гнусный подлец!

 

– Да что с ним такое? Зелье ведь сработало!

 

– Я сказал, чтобы вы не помогали ему, мисс Грейнджер. Все свободны.

Гарри, Рон и Гермиона поднимались по лестнице в Главный холл. Гарри по-прежнему размышлял над тем, что сказал Малфой, а Рон все кипятился по поводу Снейпа.

– Пять баллов с Гриффиндора за то, что зелье сварено как надо! Почему ты не соврала, Гермиона? Ты должна была сказать, что Невилл сделал все сам!

Гермиона не ответила. Рон оглянулся.

– Где она?

Гарри тоже повернулся. Они уже поднялись по лестнице, одноклассники проходили мимо них, направляясь на обед в Большой зал.

– Она шла прямо за нами, – хмурясь, сказал Рон.

 

– Может быть, она вернулась, чтобы забрать что-нибудь… – предположил Сириус, задумчиво постукивая себя по носу.

 

Мимо прошествовал Малфой в сопровождении Крэбба и Гойла. Он ухмыльнулся Гарри и исчез.

– Вон она, – сказал Гарри.

Гермиона, пытаясь отдышаться, бежала по лестнице, одной рукой она держала сумку, другой прятала что-то под мантию.

– Как ты это сделала? – спросил Рон.

– Что? – спросила в ответ Гермиона, присоединяясь к ним.

– Только что ты была прямо позади нас, а потом снова оказалась у подножия лестницы.

– Что? – Гермиона немного смутилась. – Ох… я просто забыла кое-что. О нет…

На сумке Гермионы разошелся шов. Гарри не удивился: там лежала по меньшей мере дюжина толстых, тяжелых книг.

– Зачем ты все это с собой таскаешь? – спросил Рон.

– Ты же знаешь, на сколько я хожу предметов, – задыхаясь, ответила Гермиона. – Можешь их подержать?

– Но… – Рон рассмотрел обложки книг, которые она ему протянула, – у тебя же сегодня нет ни одного из этих предметов. Днем только защита от темных искусств.

 

– Ура! Мы увидим, как преподает Лунатик! – хором воскликнули анимаги, глядя на Люпина.



 

– А, да, – загадочно сказала Гермиона, тем не менее, уложив все книги назад в сумку. – Надеюсь, обед сегодня вкусный, я очень хочу есть, – добавила она и направилась в Большой зал.

 

– Она что-то скрывает, – перебил себя Ремус. Он мог распознать ложь, когда видел… или читал ее.

 

– Тебе не кажется, что Гермиона от нас что-то скрывает? – спросил Рон у Гарри.

Профессора Люпина не было в классе, когда они пришли на первый урок защиты от темных искусств.

 

– Ты опоздал? – изумленно вскричал Сириус.

 

– Лунатик, ты никогда не опаздываешь! – добавил Джеймс с не менее удивленным, чем у Сириуса, лицом.

 

– Я не знаю, что делаю. Теперь помолчите и дайте мне почитать.

 

Они все сели, достали книги, перья и пергаменты. Когда он наконец вошел в класс, все о чем-то разговаривали. Люпин загадочно улыбнулся и поставил потертый старый чемодан на учительский стол. Вид у него был такой же потрепанный, но он казался здоровее, чем на поезде, словно наконец-то хорошенько поел.

 

– Хороший мальчик, Ремус, – кивнул Джеймс, радуясь тому, что его друг нормально ест.

 

– Ты не моя мама, Сохатый, – смущенно заметил Ремус.

 

– И слава Богу, – почти неслышно пробормотал Сириус.

 

– Добрый день, – сказал он. – Не могли бы вы убрать учебники назад в сумки? Сегодня будет практическое занятие. Вам понадобятся только волшебные палочки.

Ученики с любопытством переглядывались, убирая книги. У них еще не было практики по защите от темных искусств, не считая запоминающегося урока в прошлом году, когда прежний учитель принес в класс целую клетку пикси и выпустил их.

 

– Ха-ха-ха, хотел бы я это увидеть, – захихикал Джеймс.

 

– Хорошо, – сказал Люпин, когда все собрались, – тогда следуйте за мной.

Озадаченные, но заинтригованные ученики встали из-за столов и направились вслед за профессором Люпином. Он провел их по пустынному коридору и за угол. Первым, кого они там увидели, оказался полтергейст Пивз, паривший вверх ногами и залеплявший жвачкой ближайшую замочную скважину.

Пивз и бровью не повел, пока Люпин не подошел к нему на два фута, а затем, размахивая в воздухе кривыми ногами, запел песенку:

– Люпин нелепый, Люпин полоумный, у-лю-лю! – горланил Пивз. – Люпин нелепый, Люпин полоумный, у-лю-лю!..

 

– О, обожаю Пивза! – хохоча, выдохнул Сириус. – Люпин полоумный! Великолепно!

 

– Заткнись, Бродяга, – сказал Ремус, нахмурившись.

 

Грубый и бесцеремонный, как почти всегда, Пивз обычно все же демонстрировал некое подобие уважения к учителям. Все быстро глянули на профессора Люпина, чтобы посмотреть, как он к этому отнесется. К их удивлению, он по-прежнему улыбался.

– Я бы вытащил эту жвачку из замочной скважины на твоем месте, Пивз, – любезно сказал он. – Мистер Филч не сможет достать свои метлы.

Филч был смотрителем Хогвартса, сварливым неудавшимся волшебником, который вел постоянную войну со студентами и, конечно же, Пивзом.

Впрочем, Пивз не обратил внимания на слова профессора Люпина, лишь показал ему язык.

Профессор Люпин тихо вздохнул и достал палочку.

– Вот небольшое полезное заклинание, – сказал он ученикам, повернув голову. – Пожалуйста, смотрите внимательно. – Он поднял волшебную палочку до плеча, сказал «Waddiwasi!» и направил ее на Пивза.

 

– О-о-о, я помню это заклинание! – ухмыльнулся Джеймс. – Помнишь, мы использовали его на парнишке по имени Гилдерой Локхарт, когда он сказал нам, что может научить Мародеров, как стать такими же популярными, как он?

 

Остальные двое мужчин засмеялись, затем Сириус внезапно затих. Слегка склонив голову, он проговорил:

 

– Я только что подумал… надо ведь позвать Питера!

 

Ремус, Джеймс и Лили застыли.

 

– Черт! Я совершенно о нем забыл! – воскликнул Джеймс, хлопнув себя по лбу.

 

– Может быть, позвать его прямо сейчас?

 

Лили закусила нижнюю губу, понимая, что Питеру будет очень обидно, когда он узнает, что книгу прочитали без него.

 

Ремус просто закатил глаза.

 

– Вы не забыли? Он уехал за границу на свадьбу двоюродного брата.

 

– Э-э-э… Ой, – смущенно ответил пес-анимаг. Лили вздохнула.

 

– Давайте просто расскажем ему все, когда он вернется, хорошо?

 

Со скоростью пули жвачка выскочила из замочной скважины и влетела Пивзу прямо в левую ноздрю. Тот взвился в воздух и, громко ругаясь, улетел прочь.

 

– Никто не смеет связываться с профессором Лунатиком! – усмехнулся Джеймс.

 

– Классно, сэр! – изумленно произнес Дин Томас.

– Спасибо, Дин, – сказал профессор Люпин, убирая палочку.

Они пошли дальше, ученики уже смотрели на потрепанного профессора Люпина с куда большим уважением.

 

– Это здорово, ты уже им нравишься! – сказала Лили, улыбнувшись уголком рта.

 

Ремус с довольным видом продолжил читать.

 

Он провел их по второму коридору и остановился прямо около двери учительской.

– Входите, пожалуйста, – сказал профессор Люпин, открыл ее и отошел в сторону.

Учительская, длинная, обшитая панелями комната, заставленная старыми, не подходящими одно к другому креслами, была почти пуста – там был лишь один учитель. Профессор Снейп сидел в низком кресле. Когда ученики зашли в комнату, он оглянулся. Его глаза блестели, на губах играла недобрая ухмылка. Когда вошел профессор Люпин и взялся за ручку двери, чтобы закрыть ее, Снейп сказал:

– Не закрывайте, Люпин. Я предпочел бы не видеть этого.

Он поднялся и прошествовал мимо класса, его черная мантия развевалась. У двери он резко повернулся на каблуках и сказал:

– Возможно, вам никто не говорил об этом, Люпин, но в этом классе учится Невилл Лонгботтом.

 

– Фу, – протянула Лили, чувствуя отвращение к поведению бывшего друга.

 

– Я бы не советовал вам доверять ему ничего сложного. Если, конечно, мисс Грейнджер не будет нашептывать ему на ухо подсказки.

Невилл густо покраснел. Гарри зло взглянул на Снейпа: мало того, что он запугивает Невилла на своих уроках, теперь он так делает еще и на глазах других учителей!

Профессор Люпин удивленно поднял брови.

– Я надеялся, что Невилл поможет мне с первым этапом работы, – сказал он, – и я уверен, что он замечательно с ним справится.

 

Сириус обнял Ремуса за плечи.

 

– Лунатик, ты замечательный, – тихо шепнул он, чтобы услышал только оборотень.

 

– Правда? Почему? – таким же шепотом ответил оборотень.

 

– Потому что ты такой.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.