Сделай Сам Свою Работу на 5

Никто, похоже, не хотел. Гарри, Рон и Гермиона, впрочем, осторожно приблизились к забору.

– Так, первое, что вы должны знать о гиппогрифах – это гордые существа, – сказал Хагрид. – Их очень легко оскорбить. Никогда не оскорбляйте гиппогрифов, потому что это может стать последним, что вы сделаете в своей жизни.

 

– Зачем он рассказывает им про гиппогрифов на первом же занятии, если они так любят убивать людей за уязвление их гордости? – спросил Сириус, даже не замечая, как бледнеют Джеймс и Лили.

 

Ремус осторожно ткнул его локтем в бок, чтобы он замолчал.

 

Малфой, Крэбб и Гойл не слушали: они негромко о чем-то говорили, и у Гарри появилось нехорошее предчувствие, что они собираются сорвать урок.

– Всегда ждите первого движения от гиппогрифа, – продолжил Хагрид. – Это вежливо, п’нимаете? П’дходите к нему, кланяетесь и ждете. Если он тоже поклонится, то можете коснуться его. Если не поклонится, то бегите от него со всех ног, потому что эти когти больно царапаются. Так… кто хочет пойти первым?

Большинство учеников в ответ отступили еще дальше. Даже Гарри, Рон и Гермиона сомневались. Гиппогрифы откидывали свирепые головы и расправляли мощные крылья: им, похоже, не нравилось, что их так привязали.

– Никто? – с мольбой смотря на учеников, спросил Хагрид.

– Я пойду, – сказал Гарри.

 

– Что?! Гарри Джеймс Поттер, ты и близко к ним не подойдешь, – приказала Лили, в глубине ее души росли беспокойство и раздражение.

 

– Да, Гарри, слушай маму, – строго сказал Джеймс, на самом деле обеспокоенный благополучием сына. Логичная часть разума говорила ему, что они и половины книги не прочитали, так что с Гарри не произойдет ничего серьезного… но по какой-то странной причине он никогда, никогда не прислушивался к этой части разума.

 

За спиной кто-то глубоко вдохнул, и Лаванда и Парвати вместе прошептали:

– О нет, Гарри, вспомни, что тебе говорили чайные листья!

 

Все дружно расхохотались.

 

– Чайные листья… – пробормотал Сириус. – Мне почему-то не кажется, что чайные листья сейчас представляют самую большую опасность.



 

Гарри, не обращая на них внимания, перебрался через забор.

– Молодец, Гарри! – прорычал Хагрид. – Хорошо… п’смотрим, как ты управишься с Клювокрылом.

Он отвязал одну из цепей, оттянул серого гиппогрифа подальше от сородичей и снял кожаный ошейник. Ученики по ту сторону забора затаили дыхание. Глаза Малфоя зловеще сузились.

– Теперь спокойно, Гарри, – тихо сказал Хагрид. – Вы смотрите друг на друга, попробуй не моргать – гиппогрифы не доверяют тем, кто много моргает…

Глаза Гарри сразу же начали слезиться, но он не закрыл их.

Клювокрыл повернул огромную остроконечную голову и уставился на Гарри свирепым оранжевым глазом.

– Вот, – сказал Хагрид. – Вот так, Гарри… теперь поклонись…

Гарри совсем не хотелось подставлять Клювокрылу загривок, но он сделал так, как ему сказали. Он быстро поклонился, затем поднял голову.

Гиппогриф по-прежнему надменно смотрел на него, не двигаясь.

 

– Гарри, сынок, пожалуй, тебе стоит отойти подальше, – посоветовал Джеймс.

 

– Ах, – волнуясь, сказал Хагрид, – хорошо… теперь отойди, Гарри, осторожнее…

 

– Ох, Хагрид, вот честно: тебе стоило начать с чего-нибудь совсем простого, вроде скучечервей, – вздохнул Ремус, качая головой.

 

– Ничего подобного! – ответил Сириус. – Скучечерви скучные!

 

– Гиппогрифы небезопасны! – возразила Лили, соглашаясь с оборотнем.

 

Но затем, к огромному изумлению Гарри, гиппогриф внезапно согнул чешуйчатые колени и – в этом не могло быть никаких сомнений – опустился в поклоне.

 

Все радостно закричали (Лили с облегчением выдохнула).

 

– Отлично, Гарри! – восторженно воскликнул Хагрид. – Можешь дотронуться до него! П’хлопай его по клюву, давай!

Чувствуя, что лучше будет отойти подальше, Гарри медленно подошел к гиппогрифу и протянул к нему руку. Он несколько раз похлопал его по клюву, и гиппогриф закрыл глаза, словно от удовольствия.

Все зааплодировали, кроме Малфоя, Крэбба и Гойла, явно разочарованных.

– Хорошо, Гарри, – сказал Хагрид, – я думаю, он может даже дать тебе прокатиться на себе!

 

– Что? – тревожно воскликнула Лили.

 

Гарри не рассчитывал на подобное. Он, конечно, привык летать на метле, но не был уверен, что с такой же легкостью справится и с гиппогрифом.

 

– И не говори, – саркастически пробормотал Сириус.

 

– Эй! Это мой сын.

 

– Что? Я не оскорблял его.

 

– Нет, оскорбил! – с горячностью ответил Джеймс.

 

– О, ради Мерлина, – раздраженно прервал их Ремус. – Сириус, заткнись. Джеймс, пожалуйста, продолжай читать.

 

– Д-да, любимый.

 

– Д-да, Лунатик.

 

– Забирайся вот сюда, прямо за крылья, – сказал Хагрид, – и ни в коем случае не выдергивай у него перья, ему не понравится…

Гарри поставил ногу на крыло Клювокрыла и забрался ему на спину. Клювокрыл встал. Гарри не знал, за что взяться: перед ним торчали одни перья.

– Вперед! – воскликнул Хагрид, хлопнув гиппогрифа по крупу.

Без всякого предупреждения с обеих сторон Гарри расправились двенадцатифутовые крылья. Он едва успел схватить гиппогрифа за шею, когда тот поднялся в воздух.

Это было совершенно не похоже на полет на метле, и Гарри сразу понял, что на метле ему нравится куда больше: крылья гиппогрифа при каждом взмахе задевали его ноги, из-за чего ему казалось, что он вот-вот свалится; лоснящиеся перья выскальзывали из-под его пальцев, но сильнее хвататься он не решался; и, наконец, вместо мягкого движения «Нимбуса-2000» он раскачивался взад-вперед, когда круп гиппогрифа вместе с крыльями ходил вверх-вниз.

Клювокрыл облетел вокруг загона и затем начал снижаться; Гарри больше всего боялся именно этого. Когда гладкая шея опустилась, он отклонился назад, чувствуя, что вот-вот полетит кувырком через клюв, затем ощутил сильный толчок, когда четыре ноги коснулись земли, и едва-едва удержался, чтобы снова выпрямиться.

 

– Отлично, Гарри! – с гордостью воскликнул Джеймс.

 

– Прекрасная работа, Гарри! – закричал Хагрид. Все, кроме Малфоя, Крэбба и Гойла, приветствовали его радостными криками. – Так, кто еще хочет попробовать?

Осмелев после успеха Гарри, ученики осторожно прошли в загон. Хагрид одного за другим отвязывал гиппогрифов, и вскоре ученики начали нервно кланяться им. Невилл постоянно убегал от своего гиппогрифа, никак не желавшего склонять колени в ответ.

 

– Почему у Невилла ничего не получается? Он кажется совсем не уверенным в себе… – спросила Лили, слегка сморщив нос.

 

Рон и Гермиона тренировались на каштановом гиппогрифе, Гарри наблюдал за ними.

Малфой, Крэбб и Гойл подошли к Клювокрылу. Тот поклонился Малфою, и Малфой с презрительным видом гладил его клюв.

 

– Черт. Я так надеялся, что он его сожрет. Желательно, заживо, – проговорил Сириус, игнорируя взгляд Ремуса, в котором читалось «Заткнись и дай Джеймсу читать дальше, пока я не дал тебе пощечину».

 

– Это очень просто, – жеманно сказал Малфой, достаточно громко, чтобы Гарри смог его услышать. – Я так и знал, если уж Поттер смог это сделать… Ты ведь совсем не опасен, правда? – сказал он гиппогрифу.

 

– Правда, здоровый уродец?

 

– Отлично. Похоже, твое желание исполнится, Сириус, – скорчил гримасу Ремус.

 

– Он того заслуживает, – дерзко ответил пес-анимаг. – Нужно было слушать Хагрида, когда тот предупреждал, что не надо оскорблять гиппогрифов.

 

Все произошло очень быстро: блеснули стальные когти, Малфой вскрикнул высоким голосом, и в следующий момент Хагрид уже натягивал на Клювокрыла ошейник, одновременно пытаясь добраться до Малфоя, лежавшего ничком в траве на залитой кровью мантии.

– Я умираю! – закричал Малфой, остальные ученики запаниковали.

 

– Ну и отлично, – хором пробормотали Джеймс и Сириус к неудовольствию своих возлюбленных.

 

– Ребята, никогда не желайте кому-либо смерти, – сказал им оборотень, слегка прикрыв глаза.

 

Джеймс вздохнул.

 

– Знаешь, я на самом деле не серьезно… Я просто злюсь на него. Это ведь его вина…

 

– Да, – добавил Сириус. – Смотри, он сейчас обвинит во всем Хагрида и попытается сделать так, чтобы его уволили, или еще что-нибудь такое. Все к этому и шло.

 

– Я умираю, посмотрите на меня! Он меня убил!

 

– Тряпка.

 

– Ты не умираешь! – ответил Хагрид, белый, как полотно. – Кто-нибудь, помогите мне… надо его отнести отсюда…

Гермиона побежала открывать ворота, а Хагрид легко поднял Малфоя. Когда он прошел мимо, Гарри увидел на руке Малфоя длинный, глубокий порез, кровь стекала на траву, Хагрид побежал с ним вверх по склону в сторону замка.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.