Сделай Сам Свою Работу на 5

Гермиона засмеялась. Гарри почувствовал себя получше. Комок чайных листьев вдали от тусклого красного света и удушающих ароматов аудитории профессора Трелони казался совсем не таким страшным.

Однако не всех это убедило. Рон по-прежнему беспокоился, а Лаванда прошептала: «Но как насчет чашки Невилла?»

 

– О, Невилл, наверное, унаследовал неуклюжесть от Алисы! Может быть, хватит наконец говорить о прорицаниях? – раздраженно спросила Лили, почувствовав внезапное желание покачать малыша Гарри на руках.

 

Когда закончился урок трансфигурации, они влились в толпу, направлявшуюся в Большой зал на обед.

– Рон, не грусти, – сказала Гермиона, подталкивая к нему тарелку жаркого. – Ты же слышал, что сказала профессор Макгонагалл.

Рон выложил жаркое на свою тарелку и взял вилку, но есть не стал.

– Гарри, – сказал он низким, серьезным голосом, – ты ведь не видел нигде большую черную собаку?

– Видел, – ответил Гарри. – В ту ночь, когда сбежал от Дурслей.

Рон выронил вилку, и она лязгнула по тарелке.

– Наверное, какой-нибудь бродячий пес, – спокойно сказала Гермиона.

 

– Именно, – кивнул Ремус.

 

Рон посмотрел на Гермиону, словно та сошла с ума.

– Гермиона, если Гарри видел Грима, это… это плохо, – сказал он. – Мой… мой дядя Билиус увидел одного, и… и через двадцать четыре часа умер!

– Совпадение, – беспечно ответила Гермиона, наливая себе тыквенного сока.

– Ты не знаешь, о чем говоришь! – воскликнул Рон, начиная злиться. – Гримы пугают большинство волшебников до смерти!

– Вот оно что, значит, – сказала Гермиона с тоном превосходства. – Они видят Грима и умирают от страха. Грим – это не знамение, а причина смерти! А Гарри до сих пор жив потому, что не настолько глуп, чтобы, увидев Грима, подумать: «Ладно, пора отбрасывать коньки!»

 

– Великолепно! – ухмыльнулся Сириус, затем его одолел приступ хохота.

 

– Ну что, пустишь ее в свои «Мини-Мародеры»? – сухо спросила Лили.

 

– Конечно! – обиженно ответил Джеймс. – Она классная!

 

Рон открывал и закрывал рот, глядя на Гермиону. Та достала из сумки новый учебник арифмантики и поставила его на стол, оперев на кувшин с соком.

– Прорицания кажутся мне очень неясными, – сказала она, ища нужную страницу. – Слишком много надо додумывать, если интересно мое мнение.



– В чашке с Гримом не было ничего неясного! – горячо возразил Рон.

– Ты не был в этом так уверен, когда говорил Гарри, что это овца, – хладнокровно ответила Гермиона.

 

– Мерлин, они что, спорить об этом собираются? – недоверчиво спросил Ремус.

 

– Эх, все было бы намного проще, если бы это действительно была овца. – Его любовник захихикал.

 

– Профессор Трелони сказала, что у тебя неправильная аура! Тебе просто не нравится, что в каком-то предмете ты на самом деле ничего не понимаешь!

Он наступил на больную мозоль. Гермиона так сильно хватила учебником арифмантики по столу, что повсюду разлетелись кусочки мяса и моркови.

– Если для того, чтобы понимать в прорицаниях, я обязана притворяться, что вижу знамения смерти в комке чайных листьев, то не уверена, что продолжу их изучать! Этот урок был совершенно отвратительным по сравнению с арифмантикой!

Она схватила сумку и быстро ушла.

Рон хмуро посмотрел ей вслед.

– О чем это она? – спросил он у Гарри. – Она еще не ходила на арифмантику.

 

– Подозрительно… – сказал Джеймс, поглаживая воображаемую бородку. – Очень подозрительно…

 

Гарри порадовался возможности выйти из замка после обеда. Вчерашний дождь прошел, небо было чистым, бледно-серого цвета, а трава – упругой и влажной, когда они направились на первый в жизни урок по уходу за магическими существами. Рон и Гермиона не разговаривали. Гарри молча шел рядом с ними по пологому склону к хижине Хагрида, расположенной на краю Запретного леса. Только увидев три слишком знакомых спины впереди, он понял, что эти уроки будут проходить совместно со Слизерином.

Малфой оживленно разговаривал с Крэббом и Гойлом, фыркавшими от смеха. Гарри был уверен, что знает, о чем именно идет разговор.

Хагрид ждал учеников у двери хижины. Он стоял, одетый в неизменный плащ из молескина, у его ног сидел огромный дог Клык. Хагриду явно не терпелось начать урок.

– Д’вайте, д’вайте, двигайтесь! – воскликнул он, когда подошли ученики. – Сегодня у меня для вас настоящий сюрприз! Будет великолепный урок! Все здесь! Отличн’, идите за мной!

На мгновение Гарри подумалось, что Хагрид поведет их в Лес – приключений там Гарри хватило на целую жизнь.

 

Лили подняла бровь и внезапно стала выглядеть угрожающе.

 

– Что именно произойдет с моим сыном? – воскликнула она, ее глаза блестели.

 

Однако Хагрид направился вдоль опушки, и через пять минут они оказались рядом с неким подобием загона. Там ничего не было.

– Все с’беритесь вдоль забора, вот здесь! – крикнул он. – Вот… убедитесь, что вам видно. Теперь, перво-наперво вы должны открыть учебники…

– Как? – спросил холодным, тягучим голосом Драко Малфой.

– Э-э-э? – переспросил Хагрид.

– Как нам открыть учебники? – повторил Малфой. Он достал свою «Чудовищную книгу чудовищ», которая оказалась перевязана веревкой. Другие ученики тоже достали книги: некоторые, как Гарри, перетянули их ремнями, другие запихнули в очень тесные сумки или застегнули большими застежками.

– Неужели… неужели никто не смог открыть учебник? – удрученно спросил Хагрид.

 

– Бедный Хагрид, – пробормотал Ремус.

 

Все ученики покачали головами.

– Вам нужно п’гладить их, – сказал Хагрид, словно это была самая очевидная вещь в мире.

Он взял книгу Гермионы и оторвал с нее волшебный скотч. Книга попыталась укусить его, но Хагрид провел гигантским указательным пальцем вдоль корки, и книга, задрожав, открылась и неподвижно улеглась в его руке.

 

Сириус был впечатлен, а Ремус подумал, что если бы они вернулись в школу, то анимаг обязательно придумал бы сложный розыгрыш с участием кусачих книг и преподавателя или пары слизеринцев.

 

– О, какие же мы глупые! – насмешливо сказал Малфой. – Нам нужно погладить их! И как мы только не додумались?

 

– Заткнись, Малфой, – злобно сказал Сириус.

 

– Я… я думал, что они забавные, – неуверенно сказал Хагрид Гермионе.

– О, невероятно забавные, – сказал Малфой. – Очень умно: дать нам книгу, которая пытается оторвать нам руки!

– Заткнись, Малфой, – тихо сказал Гарри.

Хагрид помрачнел. Гарри очень хотелось, чтобы его первый урок прошел успешно.

– Х’рошо, – сказал Хагрид, похоже, сбившись с мысли, – так… так, у вас есть учебники, и… и… теперь вам понадобятся магические существа. Да. Так что я пойду и приведу их. П’дождите…

– Господи, это место катится под откос, – громко сказал Малфой. – Нелепый увалень ведет уроки, у отца припадок будет, когда я все расскажу…

 

Джеймс прервал себя, чтобы гневно воскликнуть:

 

– Да плевать всем на твоего долбанного папашу!

 

– К чертям твоего папашу! – поддержал его другой анимаг.

 

– Заткнись, Малфой, – повторил Гарри.

– Осторожнее, Поттер, у тебя за спиной дементор…

 

– Заткнись, мерзавец чертов! – воскликнул Сириус. «Как он смеет так насмехаться над Гарри?! Да еще и дементоры…»

 

– О-о-о! – вскрикнула Лаванда Браун, показывая в другой конец загона.

К ним неторопливо скакала дюжина самых причудливых созданий, которых когда-либо видел Гарри. Тела, задние ноги и хвосты у них были лошадиные, но передние ноги, крылья и головы – как у гигантских орлов, со свирепыми, стального цвета клювами и огромными ярко-оранжевыми глазами.

 

– Это звучит… – начала Лили.

 

– …опасно? – закончил Ремус, беспокоясь не меньше, чем молодая мать.

 

Когти на их передних лапах были в полфута длиной и выглядели смертоносными. На каждом из существ был надет плотный кожаный ошейник, прикрепленный к длинной цепи, другие концы цепей держал своей огромной рукой Хагрид, трусцой вбежавший в загон вслед за существами.

– Сюда, сюда! – прорычал он, потряхивая цепи и направляя существ к забору, где стояли ученики. Все немного отступили назад, когда Хагрид подошел к ним и привязал существ к забору.

– Гиппогрифы! – весело крикнул Хагрид, махая им рукой. – Красавцы, правда?

Гарри, в общем-то, понимал, что имеет в виду Хагрид. Когда проходил первый шок от вида полуорла-полуконя, то нельзя было не залюбоваться блестящими разномастными шкурами гиппогрифов, где шерсть почти незаметно сменялась перьями: темно-серыми, как грозовые тучи, бронзовыми, пятнисто-чалыми, каштановыми и черными, как смоль.

– Так, – сказал Хагрид, потирая руки и сияя от радости, – если вы хотите п’дойти чуть ближе…



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.