Сделай Сам Свою Работу на 5

О ПРОЕКТИВНОЙ СТРАТЕГИИ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ РОССИИ И НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕЕ

Жедунова Ирина, Киселев Игорь

 

Становление многополярности в системе международных отношений требует новых подходов к изучению проблемы проекции власти и влияния со стороны государств-участников этих отношений. В связи с этим определенный научный интерес представляет исследование указанной проблематики в рамках гештальт-подхода. При этом мы исходим из того, что существует условное деление государств на проективные и интроективные по основанию направления их развития. Проективные государства получают ресурсы для своего развития за счет распространения /проецирования/ своего влияния в сфере экономики, культуры, социальной политике на другие государства. Интроективные государства, напротив, развиваются за счет «инвестиций» со стороны других государств.

Рассматривая в таком контексте положение России, можно сказать, что она на данный момент находится в «двойственной» ситуации. С одной стороны, Россия /до развала СССР/ представляла собой сильное государство с ярко выраженной проективной стратегией. И в настоящее время мы наблюдаем множество проявлений «проективности». Вместе с тем, российская экономика и социальная сфера нуждаются и сильно зависят от поддержки других государств, т.е. имеют место инвестиции «со стороны». Данное обстоятельство позволяет вести речь о неустойчивости российской стратегии развития в настоящее время.

Возвращаясь к характеристике чисто «проективных» государств следует отметить, что почти всегда таким государствам свойственна жесткая регламентация жизни внутри страны, прежде всего, через идеологию или «национальную идею». Мы рассматриваем идеологию с позиций В. Франкла* : в период каких-либо преобразований в обществе или создания нового государства для многих личностей начинается процесс «поиска смысла». Другими словами, для определенных групп людей возникает необходимость «самоопределения» и поиска своей позиции, роли в новом государстве. При этом, если по какой-то причине человек не находит себя и своей роли в обществе, у него может развиться ноогенный невроз, который при определенных обстоятельствах становится фатальным для личности. Чтобы предотвратить развитие ноогенного невроза у своих субъектов, государство вводит жесткую идеологию, которая регламентирует правила безопасности личности и ее предназначение в обществе.



Примером такой жесткой идеологии может служить коммунистическая идеология с ее верой в Россию как сверхдержаву. Одним из следствий данной идеологии явилось проективное развитие нашей страны. Чтобы выяснить, какие характеристики «проективного» общества остались в России после распада СССР и явилось целью нашего исследования. При этом изучалась точка зрения жителей центрального региона России на то, каким путем в настоящий момент идет развитие государства. Исследование показало, что 1) развитие России идет по пути построения нового государства со своей системой общественных, экономических и политических отношений; 2) в настоящий момент в России отсутствует какая-либо государственная идеология, в то время как в ней ощущается некоторая потребность со стороны общества; 3) более половины опрошенных ( - 64 % ) считают Россию сверхдержавой

 

________________________________________________________

* В. Франкл. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 366 с.

 

 

и еще 18 % полагают, что в настоящее время положение России как сверхдержавы пошатнулось, но незначительно.

Анализируя результаты, приведенные выше, можно сказать, что настоящее положение России, рассматриваемое в геополитическом контексте, несколько не соответствует представлениям населения о ее новом статусе и возможностях восстановления статус-кво. Данное обстоятельство можно объяснить некоторой инертностью представлений, которая свойственна большим сообществам людей. Кроме того, существование определенной потребности в идеологии свидетельствует о наличии готовности принятия «сильной национальной идеи». Последнее в сочетании с сохранившимися в обществе представлениями о России как о сверхдержаве на макроуровне означает высокую вероятность укрепления проективной стратегии развития России.

Происходящие сейчас в сознании изменения, выражающиеся в том числе и в возрождении религиозного чувства, культе творческой личности, популяризации и ценностного переоформления того, что в прошлые десятилетия считалось деструктивным, антисоциальным, нередко представляют собой «квазивозвращение» к истокам. Оно компенсирует никуда не исчезнувшую потребность в регламентации времени и пространства и проявляется в заданности фигуро-фоновых отношений. Весьма вероятно, что когнитивные схемы, лежащие в основе поведения, на настоящий момент не изменились, а переконструировались, перегруппировались. На макроуровне это означает лишь изменение «модуса» проективного развития государства.

 

 


ВЛИЯНИЕ ВХОЖДЕНИЙ РСС

НА ДИНАМИКУ ВНИМАНИЯ ЛИЧНОСТИ.

Ирина Жукова, ЯрГУ

Целью моего исследования было изучение влияния РСС на динамику внимания личности. Оценивались три характеристики внимания: объем, переключение, распределение.

Эксперимент проводился на выездном трехдневном тренинге по связному дыханию в г. Тутаеве и на профессиональном тренинге по интенсивным интегративным психотехнологиям на базе пансионата “Ярославль”. Руководитель Владимир Козлов.

Исследование может быть оценено как пилотажный замер. Результаты данного исследования будут положены в основу экспериментальной части курсовой и дипломной работы на тему “Влияние РСС на динамику внимания личности”.

Объем выборки - 20 человек, из них 10 женщин и 10 мужчин. Возрастные границы от 18 до 58 лет.

Обследуемые опрашивались по методике “Красно-черная таблица” [1, с 98]. Они должны были находить по предложенной им таблице вначале черные цифры в возрастающем порядке, потом красные в обратном и затем чередуя, например, 1 черная, 24 красная, 2 черная, 23 красная и т.д.

Объем внимания определяется по среднему времени выполнения первой и второй серии.

Переключение внимания определяется следующим образом: из времени, затраченного на выполнение третьей серии, вычитается сумма времени, затраченного испытуемым на выполнение 1 и 2 серий.

Распределение внимания соответствует времени, затраченному на выполнение 3 серии. Результаты заносятся в соответствующую таблицу.

Замеры проводились мной до процесса и после.

Для удобства анализа результатов я разделила испытуемых на группы по возрасту и полу.

1 женщины

а) 18-28 лет (5 человек)

б) 36-45 лет (5 человек)

2 мужчины

а) 21-26 лет (5 человек)

б) 37-58 лет (5 человек)

 

Полученные результаты позволяют выявить общую тенденцию к улучшению показателей характеристик внимания после выхода из процесса РСС.

У всех без исключения испытуемых после процесса заметно сократилось количество ошибок, которые были допущены при опросе до процесса.

Практически у всех опрашиваемых (85%) время, затраченное на выполнение каждого из заданий, после процесса заметно сократилось. Это говорит о том, что РСС усиливает концентрацию внимания (по-видимому, это объясняется тем, что процесс РСС построен на глубоком и полном внимании). После процесса испытуемые быстрее и точнее называют цифры.

При интерпретации данных я учитывала и индивидуальные особенности личности, которые также влияют на внимание. Поэтому, если до процесса переключаемость у испытуемого находилась на уровне ниже среднего, а после процесса ее показатель поднялся на средний уровень, то это уже значительная тенденция к улучшению, наравне с высокой переключаемостью у отдельных участников эксперимента до процесса и очень высокой после.

На основе полученных данных можно сделать вывод, что изменения показателей после процесса в параллельных возрастных группах: мужчины (21-26) - женщины (18-28) и мужчины (37-58) - женщины (36-45) идут с одинаковой тенденцией в сторону улучшения.

В параллельных возрастных группах (1а) - 2а)) такая характеристика внимания как объем оказалась менее гибкой к изменению и осталась примерно на том же уровне у 80% из числа опрашиваемых данного возраста. А вот в старших группах, наоборот, объем внимания заметно увеличился (на 1 - 2 уровня). Переключение и распределение внимания во всех возрастных группах изменяется в пределах одного уровня в сторону улучшения.

Различные свойства внимания, в том числе и объем, переключаемость и распределяемость в значительной мере независимы друг от друга: внимание, хорошее в одном отношении, может быть не столь совершенным в другом; поэтому у тех испытуемых, у которых после процесса, например, объем внимания остался на прежнем уровне или немного снизился, один из двух других или даже два показателя внимания увеличились на один и два уровня.

Итак, процесс РСС, как показали результаты исследования, делает внимание более концентрированным.

 

 

Литература.

1. Энциклопедия психологических тестов: темперамент, характер, познавательные процессы. М., 1997. 256 с.

2. Козлов В. В. Истоки осознания. М., 1997. 363 с.

3. Козлов В. В., Бубеев Ю. А. Измененные состояния сознания: психология и физиология. М., 1997. 198 с.

4. Ребенок и пространство. Семь шагов к истине / сб. под ред. В. В. Козлова. М., 1996. 198 с.

5. Хрестоматия по вниманию М.: МГУ, 1976. 296 с.

 

ЛЮДИ И ДЕНЬГИ

Капустин Андрей, ЯрГУ

 

В последние 10-15 лет экономическая психология как формирующаяся отрасль социальной психологии, стремящаяся стать относительно самостоятельной наукой об экономическом поведении, по новому ставит известные проблемы рыночных (капиталистических) отношений и в общих, и в частных вопросах. Примером последнего могут служить результаты экономико-психологического исследования, касающиеся отношений людей различных социальных групп к деньгам.

Психология отношения к деньгам является одним из новых направлений экономической психологии, уже в настоящее время заявившем о себе как о самостоятельной отрасли научного знания. Помимо этого, психология отношения к деньгам является одной из самых динамичных отраслей экономико-психологического синтеза, постоянно ускоряющейся за счет интенсивного развития в хозяйственной деятельности все новых денежных форм, прежде всего различных форм ценных бумаг.

В этой области экономисты отличаются от психологов по двум основным пунктам, хотя они разделяют ту же цель в попытке понять и предсказать путь использования денег. Экономисты заинтересованы в агрегированных данных на макроуровне - как классы, группы и страны используют, тратят и сохраняют свои деньги в определенных условиях. В этом смысле экономисты имеют больше общего с социологами, чем с психологами, которые интересуются индивидуальными и межгрупповыми различиями. Следовательно, когда экономисты преследуют цель смоделировать или понять денежное предложение, спрос или движение в стране или на континенте, психологи более заинтересованы в понимании того, как и почему разные группы людей различных профессий по разному используют деньги. В то время как для экономистов индивидуальные различия являются «вариантными ошибками», для социального психолога это - материал для исследования. Во-вторых, в то время как экономисты предпринимают попытки понять использование денег в терминах рациональных решений людей со значительными экономическими знаниями, психологи не принимают как факт то, что люди рациональны и логичны в любом формальном или объективном смысле, хотя они могут быть субъективно рациональны и последовательны в своих действиях. В действительности это скорее психологическим факторы, чем логические, которые заставляют людей использовать деньги именно тем способом, которым они это делают.

Хотя специальных психологических «теорий» денег не существует, различные психологические парадигмы или традиции использовались применительно к психологии денег. В том числе среди них психоаналитические теории, теория развития Пиаже, бихевиористская теория научения и методы и концепции социальной психологии.

Синтез экономики и психологии, в том числе в области теории денег позволяет лучше понимать экономическое поведение человека в рыночных условиях (в банковском и биржевом деле, финансах и кредите), а следовательно, содействовать развитию экономических отношений в нашей стране.

Основной целью настоящего исследования, предпринятого в рамках транскультурной темы, разрабатываемой Международной Академией психологических наук и кафедрой социальной и политической психологии ЯрГУ по гранту Фонда гуманитарных научных исследований РФ, была попытка исследования отношения различных социальных групп российских граждан к деньгам.

Психология отношения к деньгам

Основа рыночных отношений - деньги. Экономическая теория рассматривает деньги как всеобщий эквивалент, меру стоимости и средство обращения. Однако исторический опыт и научные исследования показывают, что функционирование денег регулируются не только экономическими законами, но в немалой степени и психологическими. Люди не станут платить за то, что по их мнению не имеет ценности - чтобы по этому поводу не говорила экономическая теория. Экономические отношения (в том числе товарно-денежные) существуют не только вне людей (в виде законов, планов, инструкций и т.п.), но и внутри них - в виде социальный стереотипов и установок, которые складывались в течение десятилетий в условиях господства плановой экономики в нашей стране. Но что мы знаем об обыденных экономических представлениях россиян? Социологические, а тем более психологические исследования на эту тему немногочисленны, чаще всего они носят публицистический характер или затрагивают вербальный, контролируемый сознанием уровень (массовые социологические опросы). Они показывают, в частности, что характер мышления россиян является «неэкономическим» в противовес «экономическому» в своей основе западному мышлению.

Экономическая психология за рубежом особое внимание уделила проблеме так называемых «специальных» денег и их способности противостоять как различным группа товаров, так и определенным социальным ценностям и психо-социальным нормам. Эмпирических же исследований психологии денег было проведено всего несколько. Обзор этих исследований приводится по книге А.Фернхема и А.Льюиса. Wernimont, Fitzpatrick, используя метод семантического дифференциала, предприняли попытку понять значение, которое различные люди приписывают деньгам. В их выборке (свыше 500 человек) были такие разные люди, как секретарши и инженеры, сиделки и технические супервизоры. Факторный анализ выявил ряд интерпретируемых факторов, которые были обозначены: постыдная неудача (отсутствие денег как указание на неудачу, смущение и деградация); социальная приемлемость, пренебрежительное отношение (деньги не очень важны, удовлетворительны и непривлекательны); моральное зло; комфортная безопасность; социальная неприемлемость и консервативная деловая ценность. Рабочий опыт индивидуума, пол и социоэкономический уровень влияют на его восприятие денег. Например, статус занятости показывает, что занятые на производстве люди рассматривают деньги гораздо более позитивно, как нечто желаемое, важно и полезное, тогда как безработные, по-видимому, относятся к деньгам как к чему-то травмирующему, беспокойному, тревожному и не приносящему счастья. Авторы приходят к выводу, что деньги действительно имеют разную символическую ценность и означают совершенно разные вещи для разных людей, находящихся на разных стадиях развития. Важными факторами индивидуальных различий, влияющих на отношение к деньгам являются: пол, социальная принадлежность, экономический статус и личностные качества.

Некоторые исследователи рассматривали проблему взаимосвязи личности и денег. Luft нашел, что еженедельный доход человека определяет, как он (человек) будет воспринят. Гипотетически, богатый человек воспринимается как относительно здоровый, счастливый и хорошо устроенный, тогда как бедный человек считается неустроенным и несчастным.

Rubinsteim разработала исследование по деньгам для Psychology Today для изучения читательских отношений и чувств к деньгам. Обнаружилось, что транжиры в противовес самоотреченным людям были более здоровы и счастливы. Самоотреченные были более несчастливы относительной их финансов, персонального роста, друзей и работы. Они были более пессимистичны относительно своего собственного экономического будущего и будущего страны, и по-видимому имели больше психосоматическим симптомов, чем транжиры. Она нашла, что люди очень скрытны в отношении денег. Пропорция респондентов, скрывающих свое финансовое положение увеличивалась с ростом дохода. Также в двухдоходных семьях деньги являются частным источником трений, и более 40 % согласились, что деньги делают их завистливыми, стремящимися к материальным благам сверх их значения.

Goldberg, Lewis рассмотрели большое количество парадоксов, несоответствий и лжи, окружающих деньги. Они предположили, что главные символические факторы, ассоциируемые с деньгами - это власть, любовь и свобода. Они заявляют, что люди, которые обращаются к деньгам ради безопасности, неизбежно становятся отчужденными от других, и их боязнь физического повреждения или отвержения другими проявляется в параноидальном страхе депривации от денег. Таким образом, они прежде всего озабочены безопасностью, а не счастьем, успехом или продуктивностью. Люди, ориентированные на власть, жадны до денег, которые являются для них властью, даже большей, чем та, что они имели во время вседозволенного детства. Остальные дают и забирают деньги и подарки как символы любви. Наконец, имеются такие, которые воспринимают деньги как приносящие свободу для них самих, но лишающих свободе тех, кто попал под власть денег.

Наиболее интересно, что отношение к деньгам существенно не зависело от личного дохода. Первичная и вторичная социализация и последующий опыт оказывают существенное воздействие на денежные привычки и убеждения людей. Основные факторы, такие как доход и образование, социальные и политические убеждения - без сомнения определяют формируемые в детстве установки на независимость, бережливость, достижения, мотивацию и т.п. Исследования детских карманных денег и степени дозволенности подтверждают, что такие факторы, как класс и возраст имеют большое влияние на детские привычки в расходах и сбережениях даже до достижения ими возраста 10 лет.

Центральной научной проблемой, на многие годы привлекшей внимание, творческую энергию и вдохновение В.Н.Мясищева была категория отношений. В.Н.Мясищев сформулировал одно из важнейших в советской психологии принципиальных положений теории личности. Он подчеркивал, что система общественных отношений, в которую оказывается включенным каждый человек со времени своего рождения и до смерти, формирует его субъективные отношения ко всем сторонам действительности. И эта система отношений человека к окружающему миру и к самому себе является наиболее специфической характеристикой личности, более специфической, чем, например, ряд других компонентов, таких, как характер, темперамент, способности.

Категория отношений и понятие о его структуре были выбраны нами в качестве методологической основы нашего исследования.

Настоящее эмпирическое исследование показало, что отношение различных социальных групп к деньгам в нашей культуре отличается от подобных исследований в других культурах. Надо отметить, что наше предположение о том, что характер мышления россиян остается не экономическим подтверждается тем, что новые ценности, связанные с монетарным поведением, еще не сформировались. В нашей культуре деньги зачастую ассоциировались со злом. Таким образом, проведенное исследование показало, что на отношение различных социальных групп и монетарное поведение большое влияние оказывают индивидуально-психологические характеристики, чем социальные (пол, возраст, уровень доходов).

Практически при межличностном общении мы тем или иным способом можем узнать отношение партнера к деньгам (как и где он их хранит, как и на что тратит, дает или не дает в долг, каков его источник доходов и что он для него значит и т.д.). И если принять во внимание значимость и ту интегративную роль, которую играют деньги в нашей жизни и даже в структуре личности, то это оказывается очень симптоматической характеристикой человека как личности и как партнера по общению и совместной деятельности.

А если вспомнить сколько в русской литературе (Пушкин, Достоевский, Толстой и др., - а это были великие психологи) романов и сюжетов построено на отношении главного героя к деньгам и через это к другим людям, к жизни и ее ценностям, к той этической и нравственной стороне отношений, которые затрагивают самые глубинные слои нашей психики... Попробуем ответить на простой вопрос: «Что для меня деньги?»

 

Литература:

1. Китов А.М. Экономическая психология. М., 1987, 304c.

2. Малахов С.В.’’Экономический человек’’ и рациональность экономической деятельности. Психологический журнал 1990, т.11, №6.

3. Новиков В.В., Забродин Ю.М. Психологическое управление производственной организацией. М.,1992. Издание третье, 220 с.

4. Петрова С.В. Структура и содержание обыденных представлений о деньгах. М. МГУ, 1996.

5. Парыгин Б.Д. Социальная психология как наука. Л., Лениздат, 1967, 263с.

6. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М., МГУ, 1988, 208с.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.