Сделай Сам Свою Работу на 5

К ВОПРОСУ О ВЛИЯНИИ ИНТЕГРАТИВНЫХ ПСИХОТЕХНОЛОГИЙ НА РЕАКТИВНУЮ ТРЕВОЖНОСТЬ ЛИЧНОСТИ

Смирнова Юлия, ЯрГУ

 

В данной статье представлены результаты эксперимента, который является продолжением проводимого нами исследования по выявлению влияния тренинга по ИИПТ на уровень реактивной тревожности его участников.

Эксперимент был проведен в ходе выездного профессионального восьмидневного тренинга по ИИПТ “Инсайт”, проводившегося с 6 по 13 ноября 1997 года на базе пансионата “Ярославль”, автор и ведущий тренинга - В. Козлов.

Основные задачи исследования.

Проследить групповую динамику и некоторые аспекты индивидуальной динамики изменения реактивной тревожности в течение эксперимента.

Характеристика выборки.

В эксперименте участвовало 17 человек: 14 женщин и 3 мужчин. Возраст от 18 до 42 лет. Средний возраст 22 года. Уровень образования: высшее - 9 человек, неполное высшее - 5 человек, среднее - 3 человека.

Используемые методы.

Все участники эксперимента были протестированы с помощью четырех тестов - “Шкалы самооценки” Ч.Д. Спилбергера и Ю.Л. Ханина, шкалы субдепрессии (измерение степени выраженности сниженного настроения), основанного на опроснике Зунга и адаптированного в НИИ им. Бехтерева Т.И. Балашовой, теста М..Люшера и проективной методики исследования личности “HAND-тест”.

Обработка результатов.

Оценка тесноты связи между уровнями реактивной тревожности измеряемыми до и после процессов, между уровнями субдепрессии проводилась с помощью коэффициента Стьюдента, подтверждающим значимость различий средних арифметических измерений. Расчеты проводились средствами ЭВМ (программа “Стадия”). Для уточнения полученных данных были использованы данные тестов Люшера и “HAND-теста”, обработка которых производилась вручную.

Процедура проведения эксперимента.

Эксперимент проводился на протяжении шести дней тренинга. Замеры по шкале субдепрессии проводились в 2-й и 8-й дни тренинга - до начала и в конце тренинга соответственно. Параллельно участники тренинга были протестированы с помощью проективного “HAND-теста” По тесту Ханина- Спилберга было проведено 6 замеров - во 2, 4, 6-й дни тренинга. Замеры проводились дважды в день, до и после процесса психотерапии, за 30 минут до ее начала и в течении 30-40 минут после ее проведения. Замеры проводились во второй половине дня ( с 16 до 20 часов). Результаты замеров дали возможность отразить изменения в динамике измеряемой реактивной тревожности. По тесту Люшера замеры проводились в ходе 2, 3, 4, 7-го дней тренинга за 10-15 минут до начала и 20-30 минут после окончания процесса.



Полученные результаты и их интерпретация.

Результаты сравнения уровня субдепрессии до и после процесса терапии в целом по группе.

Сравнение результатов за 7.11 и 12.11: количество человек - 13, М1=34,9, М2=31,5, t Стьюдента=1,08; значимость=0,289; ст. свободы=1,24; нулевая гипотеза подтвердилась.

Результаты сравнения РТ до и после процесса терапии в целом по группе.

Данные эксперимента за 7.11: количество человек - 12, М1=24,5 М2=26.6, t Стьюдента=1.3, значимость=0,24, ст. свободы=1.3; нулевая гипотеза.

Данные эксперимента за 9.11: количество человек -10, М1=22,7,М2=29,0, t Cтьюдента =1.26, значимость=0,221, ст. свободы=1,18, нулевая гипотеза.

Данные эксперимента за 11.11: количество человек - 10 , М1=22,6, М2=16,9, t Стьюдента = 2,29, значимость= 3,27Е-2, ст. свободы=1,18, конкурирующая гипотеза.

В ходе эксперимента наблюдается повышение уровня реактивной тревожности участников тренинга на протяжении первых двух его замеров, сделанных в начале и середине тренинга и ее снижения к концу тренинга, что подтверждает результаты ранее проведенных экспериментов. Результаты тестирования по шкале субдепрессии подтверждают тот факт, что испытуемые в целом находились в состоянии низкого уровня тревожности и не имели ярко выраженных депрессивных тенденций. Таким образом, вполне логичным будет вывод об успешности психотерапевтического влияния тренинга в целом на групповой уровень тревожности , особенно последних его дней.

Тест Люшера и “Нand - тест” помогли выявить и интерпретировать яркие случаи значительного снижения уровня реактивной тревожности у некоторых у частников тренинга.

Пример 1.

Н.,22 года.

Результаты по тесту Спилбергера -Ханина. 7.11 - 1замер :38, 2 замер:40. 9.11- 1замер:7, 2замер:36. 11.11- 1замер: 44, 2 замер:7.

Результаты по шкале субдепресии. 1 замер :53, 2 замер:38.

Результаты замеров по тесту Люшера в динамике:1 замер : 26347015, 2 замер: 67320415, 3 замер: 26347015, 4 замер: 26730415.

В 1-м и во 2-м замерах ярко прослеживаются показатели тревоги (основные цвета на 6,7,8-й позициях и компенсация осуществляется за счет дополнительных цветов). Тревога значительно снижается к 3-му замеру и вновь возрастает в 4-м замере. В 1-м замере проявлены такие подавленные и несущие тревогу тенденции и актуальные проблемы как потребность в поддержке и одобрении, спокойной обстановке, что позволило бы расширить сферу контактов и надеяться на лучшее в будущем (=3=4). Проявляется беспокойная неудовлетворенность, раздражительность и нетерпеливость, вызывающие трудности концентрации внимания (-5-1). В целом, наблюдается стремление к избеганию конфликтов и восстановлению душевных сил. (+6-1) Эмоциональная напряженность сопряжена с физиологическим дискомфортом потребностью в покое. В целом, ситуация, в которой оказалась испытуемая воспринимается ею как трудно разрешимая. Горечь разочарования, неудовлетворенность собой, избыточная самокритичность. Испытуемая выражает пассивный протест против сложившихся обстоятельств. (+6,+7) Но несмотря на сложность ситуации, предпринимаются попытки достижения целей, действия продуманы, планомерны и осторожны. (х2х3) Во втором замере при сохраняющейся эмоциональной и физиологической напряженности наблюдается появление активности в преодолении трудностей, появляется стремление к лидирующей позиции и доминантности отношений с окружающими (х3х2). Во избежании конфликтов проявляется тенденция к сдерживанию непосредственных реакций и ярких эмоциональных всплесков (=0=4). Продолжает проявляться стремление избавиться от гнетущего состояния, в чем видна нетерпеливость. Заявленная потребность в понимании и доброжелательных отношениях не удовлетворена. Напряженность вызывает чувство раздражения, ощущение непонятости значимыми окружающими (-1-5). Группа (+6-5) свидетельствует о повышенной ранимости в данной ситуации при повышенной требовательности к социальному окружению, что сохраняется на протяжении всех 4-х замеров. На протяжении 3-го и 4-го замеров (+2+6) выступает пассивно-оборонительная позиция. Упорство в отстаивании своих целей становится неустойчивым, наталкивается на трудности, что вызывает повышенную раздражительность, тревожную неуверенность, усталость, ухудшение самочувствия. Испытуемая выбирает рассудочный, пассивно-созерцательный подход, используемый для укрепления своих позиций и самоутверждения (+2-5). В 4-м замере появляются стенические реакции, состояние возбуждения, подъема и бодрости (х7х3), но во избежании конфликтов проявляется тенденция к сдерживанию непосредственных реакций и ярких эмоциональных всплесков, позволительных, как считает испытуемая, лишь для контактов в узком кругу (=0=4).

Результаты интерпретации теста Люшера могут быть дополнены результатами Наnd-теста. Ниже представлены некоторые результаты тестирования испытуемой, проведенного в начале и конце тренинга.

 

  Оцениваемое состояние До занятий После занятий
Аффектация 9%   20%
Директивность 9%  
Тревожность 9%  
Активность 16% 40%

 

Данные свидетельствуют о возрастании способности к активной социальной жизни, возрастании желания сотрудничать с людьми, возрастании способности к эмпатии, уменьшения агрессивных тенденций, уменьшения нежеления приспосабливаться к социальному окружению, снижении тревожности, нервно-психического напряжения.

Использованная литература.

1. Курбатова Т.Н., Муляр О.И. “Проективная методика исследования личности “HAND-тест”. Санкт-Петербург, 1995г.

2. Руководство по использованию восьмицветного теста Люшера. Составитель О.Дубровская. Серия “Библиотека практического психолога”, выпуск 1.М:”Фолиум”, 1995, 64 с.

 

НЕКОТОРЫЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКЕ И РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ В ЯРОСЛАВСКОЙ ОБЛАСТИ.

Черничкина Вера, ЯрГУ

 

Федеральный Закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (от 24.11.95, № 181-ФЗ) определил государственную политику в отношении инвалидов, и одним из важнейших направлений ее является комплексная реабилитация инвалидов. Правительство Ярославской области 21.07.97 утвердило Положение об Индивидуальной программе реабилитации инвалида. Она включает перечень реабилитационных мероприятий, направленных на восстановление способностей инвалида к бытовой, общественной, профессиональной деятельности в соответствии со структурой его потребностей, кругом интересов, уровнем притязаний, с учетом прогнозируемого уровня его соматического состояния, психофизиологической выносливости, социального статуса и реальных возможностей социально-средовой инфраструктуры(1). Формирование Индивидуальной программы реабилитации инвалида возложено на Государственную службу медико-социальной экспертизы (МСЭ).

Ярославская область первая в Российской Федерации организовала на должном уровне Учреждение государственной службы медико-социальной экспертизы. Главное достижение - введение в штат каждого бюро медико-социальной экспертизы двух новых должностей - психолога и специалиста по социальной работе, что не могут себе позволить другие области Российской Федерации (например, на всю Ивановскую область предусмотрены 3 подобные должности). Такой передовой опыт создает очень хорошую базу для реальной помощи инвалидам: совместное, интегративное участие врачей, психолога и специалиста по социальной работе в судьбе больного человека отвечает современным гуманистическим концепциям помощи и ставит ее на качественно новую основу. Осознание необходимости тесного взаимодействия психологии и медицины имеет старые корни. Давно известны холистические представления о человеке как органической целостности телесных и психических свойств, обусловливающих их взаимовлияние. Каковы же функции психолога в службе медико-социальной экспертизы?

Исходя из должностной инструкции, утвержденной руководителем Учреждения государственной службы МСЭ от 26.12.97, психолог является экспертом-диагностом. Среди его обязанностей:

1) проведение психологического диагностического исследования состояния высших психических функций и мотивационной сферы инвалидов и освидетельствуемых;

2) оценка структуры дефекта и выявление возможностей для реабилитации;

3) определение психологического реабилитационного потенциала;

4) формулировка психологического экспертного заключения;

5) оценка совместно с врачом результатов психодиагностического исследования и др.

В арсенале психолога-эксперта-диагноста должно быть около 30 методик. Практика показывает, что наиболее часто применяемы следующие:

1. Запоминание слов

2. Опосредованное запоминание

3. Таблицы Шульте

4. Тест Бурдона (корректурная проба)

5. Исключение предметов

6. Исключение лишнего

7. Простые аналогии

8. Дом, Дерево, Человек

9. Тест Розенцвейга

10. Незаконченные предложения.

В ближайшее время психолог каждого бюро МСЭ получит Тест Люшера и Куб Линка, применение которых было задержано финансовыми трудностями Учреждения.

Хотелось бы остановиться на одной из проблем психодиагностики, которая имеет важное значение именно при экспертизе. Постановка большинства практических задач предполагает «на выходе» не просто описательную характеристику особенностей обследуемого инвалида «здесь и теперь», но и прогноз его поведения, прогноз развития компенсаторных функций в различных ситуациях, желательно на длительный срок. А проблема низкой прогностической способности психодиагностических инструментов является камнем преткновения для пользователей. Часто «перед нами лишь феноменологическое описание диагностируемого свойства, может быть достаточное для узнавания его «облика», но совершенно недостаточное для подлинного понимания его природы. И далеко не случайно, что в многочисленных методических разработках по психодиагностике, как правило, отсутствует раздел практических рекомендаций для педагогической или вообще компенсаторной коррекции»(2,с.19). Выводы психодиагностических обследований часто имеют скорее констатирующий, описательный характер, но бедны рекомендациями и прогнозами, которые так необходимы при экспертизе. Основное внимание уделяется анализу поведения, результатов, полученных в момент испытаний, и очень слабо используется информация о прошлом опыте инвалида: биографический метод, анализ документов, медицинский анамнез, анализ продуктов деятельности обследуемого. Это увлечение только наличным состоянием инвалида не случайно: оно связано с неспособностью психологов использовать полученную информацию, с трудностями ее формализации, интерпретации и сравнительного анализа. Причины слабой прогностичности психодиагностики - не столько в недостатках диагностических инструментов, сколько в проблемах, связанных с процедурами интерпретации полученных результатов. На этом этапе проявляется значение квалификации диагноста. Здесь важна как психологическая компетентность, так и глубина теоретического анализа результатов - это главные составляющие экспертного знания. Теоретическая база - данные многих отраслей психологии: дифференциальной, общей, инженерной, возрастной, социальной, сравнительной, медицинской, нейропсихологии, - может существенно дополнить интерпретацию и спрогнозировать определенные поведенческие особенности, акты, стратегии и даже события.

Построение мощной базы знаний психодиагноста-эксперта при грамотной их систематизации не является чем-то недостижимым, хотя и достаточно трудоемко. Оно предполагает систематизацию и накопление знаний не только относительно типологии людей, включая инвалидов, дифференциальных особенностей различного уровня (свойства нервной системы, психодинамические, коммуникативные, ценностные характеристики, когнитивный стиль, личностные стратегии и т.п.), но и знаний относительно динамики изменения этих особенностей в зависимости от возраста (возрастная психология), здоровья (медицинская психология), задач и условий существования индивида (социальная и инженерная психология). Знания представляются в виде фактов (т.е. классов объектов и взаимосвязей между ними), процедур и правил манипулирования фактами, а также в виде информации о том, когда и как следует применять правила и процедуры(3, с.120).

Такая система построения экспертного знания психолога диагноста вполне пригодна для медико-социальной экспертизы. К тому же ситуация облегчается присутствием специалиста по социальной работе. Интеграция теоретических и практических достижений психологии в деятельности психолога-эксперта позволяет формулировать углубленную интерпретацию результатов исследования, а значит, прогнозировать поведение, и, следовательно, разрабатывать мероприятия коррекции и реабилитации. Правильная и глубокая диагностика в медико-социальной экспертизе - залог успешных и эффективных мер социально-психологической реабилитации инвалидов.

 

Литература.

1. Положение об Индивидуальной программе реабилитации инвалида. Утверждено постановлением Правительства Ярославской области от 21.07.97.

2. Слободчиков В.И. Вопросы теории и диагностики психического развития.//Вопросы психологии.-1982.-№1.-с.19-28.

3. Трофимова И.Н. Прогнозирование поведения человека как задача экспертной психодиагностической системы.//Вопросы психологии.-1994.-№3.-с.115-121.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.