Сделай Сам Свою Работу на 5

ОСОБЕННОСТИ КОГНЕТИВНЫХ СТИЛЕЙ У ВОЕННОСЛУЖАЩИХ С АГРЕССИВНЫМ И АУТОАГРЕССИВНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

Л.В.Сенкевич (Москва)

Одной из наиболее актуальных тем междисциплинарных эмпирических и теоретических исследований является проблема агрессии и аутоагрессии вреди военнослужащих-призывников. В сухопутных войсках России в последние 8 лет каждый пятый погибший ушел из жизни в результате самоубийства. Одним из ведущих (хотя и не единственным) мотивом суицидальных действий призывников служит агрессивное по отношению к ним поведение сослуживцев. По мнению А.Д.Глоточкина. одного из ведущих специалистов в области исследований такого социального феномена, как дедовщина, ее основными факторами являются:

1) неспособность части старослужащих удовлетворять свои потребности в самоуважении и самоактуализации через социально-приемлемые формы;

2) примитивные потребности, потребительское отношение к жизни и к окружающим;

3) преобладание дисфорических (мрачно-злобных) эмоциональных состояний;

4) обедненная когнитивная сфера, дезадаптивные когнитивные стили.

Объектом экспериментально-психологического исследования особенностей когнитивных стилей у военнослужащих с дезадаптивным (агрессивным и аутоагрессивным) поведением послужили психодиагностические и экспериментальные материалы, полученные при обследовании 126 военнослужащих, попавших на стационарное лечение из армии в различные лечебно-профилактические учреждения г. Москвы (ГКПБ № 4 им. П.Б.Ганнушкина, Городской вегетологический центр, клиника нервных болезней им. Кожевникова).

В качестве контрольной группы были привлечены призывники воинской службы, адаптированные к условиям армии, в количестве 86 человек.

Испытуемые экспериментальной группы составляли возрастную категорию от 18 до 25 лет; возраст испытуемых контрольной группы – от 18 до 23 лет.

Для исследования особенностей когнитивных стилей испытуемых обеих групп использовались следующие методики:

1. методика Г.Уиткина «Включенные фигуры» - для выявления показателя полезависимости / поленезависимости (ПЗ/ПНЗ);

2. методика «Сравнение похожих рисунков» Дж.Кагана – для определения показателя импульсивности/рефлексивности;



3. тест УСК («Уровень субъективного контроля») – для диагностики экстернальности/интернальности.

Для выявления степени агрессивности/аутоагрессивности испытуемых использовались следующие методы:

1) опросник Басса-Дарки;

2) шкала депрессии;

3) пиктограмма;

4) рисунок несуществующего животного;

5) тест тематической апперцепции.

Проективные методы дополняли опросниковые, так как отсутствие мотива социальной желательности и неопределенность стимульного материала проективных тестов дает в ряде случаев более достоверные результаты. Оценочные шкалы степени проявлений агрессии/аутоагрессии для проективных тестов были разработаны автором и верифицированы с помощью метода компетентных судей на кафедре нейро- и патопсихологии МГУ.

По результатам проведенного обследования были получены следующие результаты.

Выявлены достоверные различия (по Т-критерию Стьюдента) между испытуемыми экспериментальной и контрольной групп по всем трем показателям когнитивных стилей: полезависимости/поленезависимости, экстернальности/интернальности и импульсивности/рефлексивности, при этом испытуемые экспериментальной группы более экстернальны и импульсивны, но менее полезависимы, чем испытуемые контрольной группы.

Обнаружены достоверные различия между двумя группами по показателям аутоагрессии по всем методикам (шкала депрессии, аутоагрессия по ТАТ, РНЖ и пиктограмме): испытуемые экспериментальной группы значительно более аутоагрессивны, чем военнослужащие контрольной группы.

По большинству тестов не выявлено достоверных различий между экспериментальной и контрольной группами по показателю «агрессия»: то есть, уровень агрессивности у адаптированных военнослужащих столь же высок, как и у военнослужащих экспериментальной группы.

Полученные результаты свидетельствуют, что столь высокий уровень агрессии среди так называемых «адаптированных» военнослужащих является серьезным настораживающим фактором, свидетельствующим о бедственном состоянии морального и эмоционального климата в воинских коллективах Российской армии. Также по полученным результатам можно прийти к заключению, что высокая аутоагрессивность является главным дезадаптирующим фактором в личностной структуре призывников, приводящим к срыву защитных механизмов личности, а, в дальнейшем к пограничным и психотическим личностным расстройствам, что, в свою очередь, служит основанием для стационирования этих военнослужащих в психиатрические и неврологические клиники. Высокая аутоагрессивность испытуемых экспериментальной группы положительно коррелирует с поленезависимостью и отрицательно – с рефлексивностью. То есть, высокая импульсивность, как одна из существенных характеристик когнитивной сферы социально-дезадаптированных военнослужащих, является важным фактором риска суицидального поведения призывников.

Литература:

1) Суицидология. Прошлое и настоящее. – М., «Когито-Центр», 2001.

2) Кернберг О. Агрессия при расстройствах личности. – М., «Класс», 1998.

3) Холодная М.А. Когнитивные стили. – М., 2002.

 

 

Индивидуально-психологические особенности лиц, обращающихся к нетрадиционным методам психологической поддержки

Л.Ф. Сенкевич (Москва)

Бесполезно отрицать, что некоторые наши современники верят в мистику, возможно, выражая своим интересом к парапсихологии своеобразный протест против непреложности и рациональности научного мышления. Своеобразный «бум» экстрасенсорики, разразившийся в нашей стране в начале девяностых годов прошлого века, не утихнул и поныне. Можно много говорить о негативных последствиях массового увлечения людей религиозной мистикой, классическим эзотеризмом, современной магий и мифологией, основными из которых являются увод человека из обычной жизни в контркультуру или в никуда, в результате чего его сознание становится неадекватным окружающему реальному миру, деформация мировоззрения, дрейф от рациональной картины мира к субъективной или магической, или соскальзывание в весьма упрощенный эзотеризм. Тем не менее, данный социальный феномен существует, и проведенный нами обзор исследований по этой проблеме показывает противоречивость результатов и малоисследованность проблемы. Между тем, многие исторические факты свидетельствуют о том, что в определенные временные периоды социальной нестабильности, мировоззренческих кризисов на уровне всего общества. ломки старых стереотипов, осуществления резких социальных, экономических и политических перемен в обществе создается некая умственно-эмоциональная атмосфера, способствующая психологической готовности больших масс людей к психическому заражению и внушаемости, к восприятию различных форм ненаучного, вненаучного, паранаучного мировоззрения. Достаточно вспомнить предреволюционную ситуацию в России в начале ХХ века, феномен Распутина, мистико-эзотерические кружки Г.Гурджиева и Е.Блаватской, пользовавшиеся огромной популярностью среди русской интеллигенции того времени. Не напоминает ли это «явления» Чумака и Кашпировского в СМИ начала перестроечного периода в СССР?

Ясно одно: данное социальное явление существует и нуждается в соответствующем научном изучении. Запретами и санкциями невозможно остановить мировоззренческие дрейфы части населения от научной картины мира к вненаучной и мифологической. В качестве объекта нашего эмпирического исследования послужили 102 клиента специалистов в области народной медицины-сотрудников ОПМАСТНМиЦ (Общероссийской общественной организации, профессиональной медицинской ассоциации специалистов в области народной медицины и целителей). Нами было выдвинуто предположение, что лица, обращающиеся за психологической помощью к представителям нетрадиционных методов лечения будут отличаться следующими индивидуально-психологическими особенностями:

Низкой (или неустойчивой) самооценкой, трудностями в установлении социальных контактов, или, напротив, чрезмерной общительностью, высокой тревожностью, впечатлительностью и эмоциональной лабильностью, а также характеризующиеся замедленным темпом психической деятельности и слабостью логического мышления. Для выявления данных индивидуально-психологических характеристик испытуемых использовались следующие методики:

1) тест MMPI;

2) «16-тифакторный личностный опросник Кеттела»

3) Шкала оценки уровня реактивной и личностной тревожности (Ч.Д.Спилберг, Ю.Л.Ханин).

Для оценки темпа психической деятельности и способностей к логическому мышлению использовались следующие методики:

1) Корректурная проба

2) Тест Мюнстербергера

3) Методика «Выделение существенных признаков»

4) Методика Равена

Для исследования самооценки использовался сокращенный вариант методики А.Уэссмана и Д.Рикса «Самооценка эмоциональных состояний», причем особое внимание уделялось показателям по шкале «Уверенность в себе – беспомощность».

По итогам проведенного экспериментально-психологического исследования были получены следующие результаты. У 80% обследованных обнаружены выраженные личностные акцентуации, в основном по 2, 7 и 3 шкалам MMPI, что свидетельствует о преобладании депрессивного (тревожно-депрессивного) и истероидного радикалов в личностной структуре лиц, предпочитающих нетрадиционные методы лечения и психологической поддержки. По методике Спилберга-Ханина у 62% испытуемых была диагностирована высокая личностная тревожность и у 71% - высокая ситуативная тревожность. По данным 16-тифакторного личностного опросника у большинства испытуемых низкие оценки были получены по факторам С («эмоциональная неустойчивость – эмоциональная устойчивость»), G («подверженность чувствам – высокая нормативность поведения»), высокие – по факторам I («жесткость – чувствительность»), О («уверенность в себе – тревожность»). Эти результаты свидетельствуют о низкой толерантности к фрустрации, высокой чувствительности, эмоциональной лабильности, зависимости от группы, депрессивности, ранимости, впечатлительности. Примерно 50% испытуемых продемонстрировали неуверенность в себе, чувство беспомощности по показателям методики «Самооценка эмоциональных состояний». По результатам исследования когнитивных особенностей у 59% обследованных были выявлены признаки непоследовательности суждений, сниженные возможности абстрагирования. Существенного снижения темпа психических процессов обнаружено не было.

Таким образом, в целом наше предположение о таких индивидуально-психологических предпосылках формирования вненаучного мировоззрения, как высокая тревожность, впечатлительность, эмоциональная неустойчивость, определенные особенности когнитивного стиля, в целом, подтвердилось. Безусловно, проблема индивидуально-психологических и социальных факторов обращения людей к нетрадиционным и парапсихологическим методам психологической поддержки нуждается в дальнейшем изучении.

Литература:

1. Бехтерев В.М. Гипноз. Внушение. Телепатия. – М.: Мысль, 1991.

2. Бехтерева Н.П. О мозге человека. – С.- Пб.: «Нотабене», 1994.

3. Васильев Л.Л. Таинственные явления человеческой психики. – М.: Госполитиздат, 1959.

4. Цуладзе А. Политические манипуляции или покорение толпы. – М.: Кн. Дом «Университет», 1999.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.