Сделай Сам Свою Работу на 5

В.В.Козлов (Ярославль), С.А.Ракчеев (Н.Новгород)

На сегодняшний день, многочисленные исследования в области саморегуляции произвольной активности становятся основополагающими в решении значительной части практических проблем: это задачи подготовки и отбора персонала в организации, в том числе управленцев и менеджеров высшей квалификации, прогноз успешности избирательных компаний, проблемы индивидуализации обучения и стратегии пстхотерапии в связи с характерологическими особенностями участников тренинга и т.д.

Основой психологической саморегуляции является система необходимых для регуляции любой деятельности структурно – функциональных и содержательных психологических характеристик.

Системное мышление и системное представление о живом, уходят корнями в конец XIX века, когда в математике и физике было заявлено сомнение в универсальности механистической картины мира. Теория относительности Альберта Эйнштейна и высказывания Вернера Гейзенберга по поводу принципа неопределенности — самые известные результаты этого периода в физике. Гейзенбергу удалось показать, что объективность наблюдателя ограничена, так как, например, для наблюдения за такими мельчайшими частицами, как атомы или электроны, требуется энергия, который, в свою очередь, влияет на поведение наблюдаемых частиц; для того чтобы устранить привычную, всегда возникающую границу между наблюдателем и предметом наблюдения, наука должна была совершенно по-новому подойти к взаимоотношениям наблюдателя и исследуемого объекта. Этот опыт можно перенести на трансперсональную психологию — невозможно «объективно» наблюдать трансперсональные переживания как во внутреннем субъективном опыте, так и при взаимодействии с клиентом, — сам факт наблюдения и личность наблюдателя, без всякого сомнения, оказывает влияние на наблюдаемые явления.

В математике системный подход развивал Бертран Рассел, разрабатывавший новую научную парадигму, в которой рассматривались отношения между различными объектами. Как определяющие здесь рассматривались не качества (свойства) определенного объекта, а сеть (система) взаимоотношений между объектами. Впервые системная теория была разработана в биологии и психологии (Кэннон). Ее развитием после Второй мировой войны стала кибернетика, т.е. учение об управлении техническими системами. Не случайно системное изучение социально-психологических систем берет свое начало приблизительно в 1950 году в Пало-Альто, в Силиконовой долине, цитадели американской компьютерной индустрии. Основная проблема тогда заключалась в сохранении равновесия (гомеостаза), в первую очередь при помощи информации, которая указывает на отклонения и предваряет коррекцию в направлении должного состояния (негативная обратная связь). Предпосылкой этого исследования был тот факт, что сложные процессы также могут быть планируемыми и управляемыми, поскольку можно составить о них представление (их образ), который реалистично отображает их сложность.



Интересно, что и в других науках снова стали происходить подобные изменения. В химии Илья Пригожин открыл так называемые «диссипативные самоорганизующиеся структуры». Параллельные открытия были сделаны и в физике. Синергетика и теория хаоса показали также, что системы, по всей вероятности, в состоянии сами по себе вызывать структурные изменения. На этом фоне все больший интерес стало вызывать изменение систем, а не гомеостаз. Идеи системного подхода по-своему разработали представители гештальтпсихологии и психоанализа. Представители психоанализа связывали системный подход с анализом аффективных процессов, рассматривая в качестве основного фактора человеческой психики так называемый «комплекс». В связи с идеей развития принцип системности реализован в операциональной концепции интеллекта Ж. Пиаже (женевская школа генетической психологии). В неофрейдизме, а также в символическом интеракционизме система социального, знаковоопосредствованного взаимодействия, со своей структурой, трактуется как первичная и определяющая по отношению к психике индивида.

В России принцип системности является методологическим подходом к анализу психических явлений, когда соответствующее явление рассматривается как система, не сводимая к сумме своих элементов, обладающая структурой, а свойства элемента определяются его местом в структуре. Отечественные философы и психологи рассматривают психологические системы как целенаправленные, социально обусловленные. В процессе индивидуального развития они проходят последовательные этапы усложнения, дифференциации, трансформации своей структуры. Единым генетическим основанием, из которого развертываются психологические системы, является совместная (социальная) предметная человеческая деятельность, включающая процессы общения. Теория функциональных систем П.К. Анохина, лежавшая в основе его системных взглядов, стала методологической базой системного подхода к изучению нейрофизиологических основ психики и позволила в какой-то мере связать результаты исследований в психофизиологии, психологии восприятия, индивидуальных различий, профессиональной деятельности и способностей. Системный подход развивался и во многих школах психотерапии.

Концептуальную основу системного подхода, как мы уже указывали выше, составила кибернетика, точнее, общая теория систем. Один из основоположников общей теории систем, Л. фон Берталанфи, показал, что понятие системы вытекает из так называемого «организмического взгляда на мир». Для этого взгляда характерны два положения:

а) целое больше, чем сумма его частей;

б) все части и процессы целого взаимовлияют и взаимообусловливают друг друга.

Итак, базовая идея системного подхода в психологии заключается в том, что психика — это система, т.е. комплекс элементов и их свойств, находящихся в динамических связях и отношениях друг с другом.

Психика — это открытая система, она находится в постоянном взаимообмене с окружающей средой. Психика — это самоорганизующаяся система, т.е. поведение системы целесообразно, и источник преобразований системы лежит внутри ее самой (Козлов, 1993).

Исходя из этого, понятно, что люди, составляющие различные социальные системы, поступают так или иначе под влиянием правил функционирования данной социальной системы, а не только под влиянием своих потребностей и мотивов. Система первична по отношению к входящему в нее элементу. Ясно, что объектом исследования, психотерапевтического или психологического (экономического, политического, идеологического и др.) воздействия является вся социальная система целиком, а не отдельный человек, элемент этой системы. В соответствии с многомерностью и многоуровневостью построения психической организации системный подход в психологии рассматривает любую личность как систему, в которой имеется взаимодействие между составными элементами — персоны, интерперсонального и трансперсонального во всей структурной сложности (Козлов, 1999). Личность всегда рассматривается в свете, с одной стороны, социального контекста существования, с другой — глубинных уровней, в том числе психодинамических компонентов, индивидуального и коллективного бессознательного, перинатальной динамики и трансперсональной феноменологии бытия в мире. Она никогда не берется как изолированный или абстрактный элемент.

Мы можем посмотреть на сознание человека, на его психику в одном ряду с организацией всех живых систем. Живые системы отличаются от неживых тем, что это диссипативные системы и они находятся в постоянном обмене энергией, информацией, и упорядочивают свой внутренний мир, выбрасывая хаос наружу. Это очень важный момент. Мы повышаем свою структурность и упорядоченность, выбрасывая хаос наружу. Любая живая система действует так от клетки до человека, до планеты. Любая система развивается, проходя довольно устойчивую траекторию развития, до точки бифуркации, до точки кризиса, до точки непредсказуемости, где возможно много траекторий дальнейшего развития. Эти точки бифуркации, которые бывают в нашей жизни, особенно отчетливо проявляются при измененных состояниях сознания. Здесь мы можем очень много видеть, много делать, много воспринимать, будто в этом состоянии мы находимся в связи со всеми событиями своей жизни. Все в мире подвержено изменению, все непостоянно. В конце концов, стираются даже скалы, неповторимо меняется климат. Живые системы, пока они живы, сохраняют относительную стабильность за счет открытости к миру, а не за счет замыкания в монады. Люди поддерживают относительное постоянство психики, непрерывность «Я», обмениваясь информацией, употребляя пищу, устанавливая то, что называется «складом характера», «привычками», и в конечном счете создавая многообразные социальные порядки и институты. Человек жив, пока он «дышит» в потоках общения/энергии с миром, с собою и другими людьми.

Особенностью живых систем является то, что они развиваются скачками, когда относительно равномерное, более или менее предсказуемое движение достигает точки бифуркации — выбора дальнейшей траектории. И то, по какому пути будет развиваться система, зависит как от нее самой, так и от окружающих ее потоков энергии и информации.

Саморегуляция это системно – организованный процесс, имеющий закономерную внутреннюю структуру и интегрированный характер. Наличие интегрированной функциональной структуры саморегуляции и высокий уровень сформированности каждого функционального компонента определяют эффективное саморегулирование.

На наш взгляд, наиболее продуктивным путем изучения закономерностей процессов саморегуляции состоит в реализации интегративного подхода. При этом, под интегративным подходом понимается методологическое направление в науке, одна из основных задач которого заключается в разработке и применении методов исследования сложноорганизованных и самоорганизующихся объектов-систем. Такой подход дает возможность избежать как функционализма, так и структурализма, в изучении отдельных психических феноменов и факторов, детерминирующих осуществление человеческой активности.

С позиции этого подхода, уровень сформированности осознанной саморегуляции должен определяться целостностью системы саморегуляции. Категория целостности позволяет обеспечить полноту охвата объекта исследования и степень его организованности (упорядоченности).

Известно, что функциональная неполноценность контура, отсутствие связей между отдельными звеньями и блоками системы саморегуляции может объясняться как отсутствием целостности контура, так и не рациональным использованием предпочтительного инструментария в саморегулировании. Успешность в различных видах практической деятельности обеспечивается сформированностью целостной системы саморегуляции, а любой структурно-функциональный дефект процесса регуляции существенно ограничивает эффективность в самых различных видах деятельности.

В отношении конкретного человека регуляторные процессы имеют индивидуальную специфику, которая определяется как индивидуально-психическими особенностями, так и требованиями окружающей действительности.

В контексте нашей работы, мы изучаем саморегуляцию в аспекте функциональной согласованности между звеньями контура осознанной саморегуляции в разных типологических группах. А также исследуем типологические различия, которые проявляются в информационном обеспечении регуляторных процессов и их реализации и, как следствие наблюдаем общую рациональную или иррациональную организацию своей деятельности индивидами, относящимися к разным типологическим группам. Если учесть, что и знаковая общечеловеческая информация, и непосредственно-чувственная информация есть ничто иное, как используемый инструмент саморегуляции, то становятся понятными стилевые различия саморегуляции у субъектов в деятельности в зависимости от способа отображения действительности.

Актуальность изучения саморегуляции во многом определяется тем, что важнейшим условием успешности тренинговой деятельности является сформированность процессов саморегуляции у ее участников. Изучение различий в функционировании отдельных регуляторных звеньев в разных типологических группах позволит оптимизировать деятельность участников тренинга, определить причины фрустраций, проанализировать компенсаторные механизмы выявленных типологических особенностей в самоорганизации своей деятельности, найти причины определенных неудач или отклонений, обучить участника тренинга способам повышения успешности его целенаправленной деятельности.

Учет и анализ различий в функционировании как отдельных регуляторных звеньев у разных типов участников тренинговой работы, так и целостной организации процесса саморегуляции позволит в определенной степени решить проблемы низкой результативности обучения и трансформации личности в тренинговой работе.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.