Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 1. ОЧЕРК ИСТОРИИ РИТОРИКИ

РИТОРИКА. КУЛЬТУРА РЕЧИ

 

Толковые словари определяют риторику как науку и ис­кусство красноречия, убеждения словом. В наши дни она расши­рила сферу влияния, охватив разнообразные области общения — от публичного, официального, научного и делового до бытового, обиходного, как устного, так и письменного. В XX в. в теории и практике речи усилились тенденции культуры речи, стилистиче­ская дифференциация, требования языковой нормы, чему спо­собствовало возникновение и интенсивное развитие новых науч­ных направлений: теории речи, общения, массовой коммуника­ции, социолингвистики, функциональной стилистики, грамма­тики и др.

Красноречие понимают неоднозначно: это и дар слова — речи актуальной, эмоциональной, логичной, ясной, доходчивой, свободно льющейся, безусловно правильной, в которой исполь­зуются все богатства и тонкости языка и опыт, накопленный ве­ками в поэтике, стилистике, ораторстве, и «языковой вкус эпо­хи» (по В. Г. Костомарову), разумеется.

Любое высказывание определяется ситуацией, потребностями жизни; они порождают мотивы и цели; затем говорящий форми­рует содержание речи, выбирает форму: монолог или диалог, грам­матическую структуру, лексику, интонации, прогнозирует пони­мание слушателем и его реакцию.

Выбор средств определяет пространство культуры речи на всех этапах внутренней, мысленной, подготовки: мотивации, струк­турирования содержания, выбора слов и их последовательности, грамматического маркирования, кодового перехода на акустиче­скую, звучащую, речь. Культура речевого общения содержит и этический компонент.

Риторические учения возникали в периоды расцвета цивили­заций: Египет, Индия, Китай, Древняя Греция, Рим. Но в осно­ве всех риторических учений мы видим и философские понятия (например, понимание риторического идеала, поиск истины), и эстетические (пафос, артистизм, изобразительные средства), и филологические (мастерство языка, логика, стили, фигуры, Метафора и пр.), и прагматические (образование, ораторство, Деловой мир, политика).



Европейская риторическая традиция восходит к античной куль­туре V—I вв. до н. э. В Древнюю Русь она пришла через Византию и ^ благодатную почву в славянском мире: расцвет красноре-


чия наступил в XI—XIII вв. Большинство крупных политических деятелей, писателей и даже полководцев Греции и Рима прощдц риторические 14-летние школы. В книге «Об образовании орато­ра» (в русском издании — 12 книг «риторических наставлений») М. Ф. Квинтилиана (I в. н. э.) предствлены и модель учащегося, и развитие его способностей, и разделы риторических программ, ц нравственные требования к носителю риторического мастерства. Престиж риторики и ее носителя — оратора — был настолько высок, что Марк Туллий Цицерон (I в. до н. э.) ставил его на второе место после полководца. Сам Цицерон был государствен­ным деятелем — консулом и философом, и непревзойденным оратором, и автором трактатов «Об ораторе», «Оратор», «Брут». Античная риторика была неотделима и от общего развития куль­туры, социальной жизни: у древних мыслителей было развито чувство гармонии науки и жизни, теории и практики. Снобизм некоторых современных ученых ставит под сомнение право ри­торики называться наукой. Но риторика имеет все признаки гу­манитарной науки: ее предмет — речь, общение; классическая риторика опиралась на обобщенный опыт, современная, кроме того, — на закономерности речевой деятельности. Риторика име­ет богатейшую историю и литературу, прочные научные связи с философией, логикой, психологией, поэтикой, языкознанием. В разные эпохи она была востребована обществом, что наблюда­ется и сегодня.

В развитых странах, включая Россию, формируется современ­ная риторика — rhetorica nova. «Информационное общество несет новый стиль жизни и требует новой риторики» (Рождествен­ский Ю.В. Теория риторики. — М., 1997. — С. 10). Она должна быть в высшей степени оперативной, обеспечивать умение ориен­тироваться в потоке жизни и в лабиринтах текстов, информации, уметь тонко понимать возможные смыслы высказываний, момен­тально реагировать. Если старая риторика определяла позицию ав­тора и лишь учитывала личность слушающего (адресата), то совре­менная риторика биполярна, диалогична, ситуативна, больше об­ращена к импровизации на основе максимальной готовности, мо­ментальной ориентировки. Это требует огромного объема знаний, гибкого интеллекта, высочайшей языковой готовности.

Поэтому риторика опирается на высокий уровень владения язы­ком (и языками) и культурой речи в широком понимании этого термина. Языковая культура, обогащенная риторическим опытом, современными теориями паралингвистики, дискурса, се­миотики, прагматики языка, психологии речи, логики, подкреп­ленная артистизмом, призвана обеспечить формирование интел­лектуально и нравственно совершенной личности.

Неумолимая история поставила современные поколения переД фактом: почти полтора столетия риторика была исключена из круга


ьТурных ценностей, формирующих языковую личность. В ка-

й-то мере эту научную дисциплину подменяли, с одной сторо-

К поэтика, стилистические упражнения, что лишало ее соци-

н 'н0Го напряжения, с другой стороны, риторика была низведе-

а до уровня брошюр «В помощь агитатору и пропагандисту» (20—

70_е годы XX в.).

Между тем, в практическом плане несомненных успехов до­стигло академическое красноречие, приобрели известность бле-стяшие судебные ораторы второй половины XIX в. Социальные потрясения выдвигали одаренных, но не всегда образованных иМПровизаторов. Риторика преподавалась лишь в богословских учебных заведениях, а также на факультетах классической фило­логии некоторых университетов.

Кому же нужна риторика сегодня? Всем — без исключений. В начале 1990-х годов в «Известиях» была напечатана статья «По­чему Клинтон говорит так складно?» Но ведь бывшего президента США учили! В США мастерство публичной речи, полемики, уме­ние свободно и доброжелательно общаться ценится очень высоко. Да и в России меткое слово всегда вызывало уважение и даже зависть. «Словом можно убить — и оживить, ранить — и излечить, посеять смятение и безнадежность — и одухотворить», — писал В. А. Сухомлинский.

Риторика в одно и то же время и учебный предмет, и профес­сиональный. Человек должен знать не только структуру своего язы­ка, но и механизмы говорения и аудирования. Физическая куль­тура справедливо признается важнейшим предметом в школе и в вузе, на нее тратятся миллиарды, а культура речи считается вто­ростепенным довеском к необъятному курсу грамматики. Как про­фессиональный предмет риторика необходима во всех социальных сферах: государственным служащим, политикам, педагогам, юри­стам, журналистам, актерам, писателям, проповедникам... Ком­мерсант должен быть мастером делового общения; офицер — на­ходить взаимопонимание с подчиненными; профессор универси­тета — доносить сложнейшие научные истины до понимания не искушенных в науке студентов.

По речи, по ее культуре судят о человеке. «Заговори, чтобы я тебя увидел», — сказал Сократ своему новому ученику... Если субъект сформировал в себе такие личностные качества, как активность, коммуникабельность, умение не теряться в сложных ситуациях об-Щения, да еще обнаруживает отличное владение языковыми сред­ствами, — он достигнет успеха, уважения, а возможно — и изве­стности.

Риторика как наука ищет пути решения следующих проблем и задач:

а) поиск оптимальных алгоритмов общения, взаимопонима-я в Условиях современного общества;


б) исследование форм, механизмов речи: говорения, аудиро.
вания, чтения, письма, а также различных кодовых систем в жиз­
ни людей;

в) формирование языковой личности — контактной, облада­
ющей не только умениями, но и потребностями общения;

г) дальнейшее совершенствование нормативов и правил куль­
туры речи, ее логики, организации материала, адекватного его
языкового оформления.

д) исследование феноменов интуиции, языкового чутья, ме­
ханизмов импровизации, внутренней речи и мышления в рече­
вом самовыражении;

е) моделирование процессов речи и общения, ораторского ма­
стерства.

В последние два десятилетия литература по риторике и культу­ре речи активно накапливалась. Для наглядности располагаем ее по шкале: наука, исследовательский уровень — авторы: А. Ф. Ло­сев, С. С. Аверинцев, В. В. Виноградов, Г. О. Винокур, Ю. В. Рож­дественский, Ю. М. Лотман, С. И. Ожегов, В. Г. Костомаров, Л. И. Скворцов и др.; учебные пособия для вузов и школ — Л. К. Гра-удина, В. И. Аннушкин, Е. Н. Зарецкая, Д.Н.Александров, С. Ф. Иванова, А. К. Михальская, Н. Н. Кохтев, Д. Э. Розенталь, Л. А. Введенская, Т. Г. Хазагеров. Прямое отношение к риторике и речи имеют труды психологов, психолингвистов: Л. С. Выготско­го, Н. И. Жинкина, Ю. А. Сорокина, Т. Н. Ушаковой, А. А. Леон­тьева. Традиционное языкознание ограничивало круг своих науч­ных интересов структурой языка, определяя речь как прагматику языка, т. е. как его использование, игнорируя социальные или личностные мотивы речи, — тот «поток жизни», в кипении кото­рого осуществляется и жизнь языка, и его развитие.

Предлагаемый курс риторики и культуры речи ориентирован на нефилологов, ибо для последних он не может быть достаточ­ным. Это курс для нефилологических гуманитарных факультетов; хочется надеяться, что он может заинтересовать и математиков, физиков, биологов, поскольку они тоже не хотят быть безъязы­кими, косноязычными.

Автор стремился связать курс риторики и с традиционными науками — логикой, поэтикой, литературоведением, и с новы­ми — культурологией, психологией и др. С целью сохранения вузов­ского уровня изложения курс риторики разделен на разделы «Те­ория» и «Практика», границы которых, разумеется, условны-В теоретической части даны истоки, философские основы, исто­рия, связи риторики с лингвистикой и теорией речи, психологи­ческие механизмы диалога, структура речевого акта. Практика это содержание, построение речи (текста), его логика, формы говорения, выбор слова, фигуры и тропы, разные риторические приемы и советы, трудности и ошибки, их предупреждение, ре-


актирование текста, самоанализ и самооценка. Предложенная тРУКтУРа кУРса благоприятствует овладению не только общими понятиями, но и конкретными умениями.

Автор выражает благодарность студентам и аспирантам Мос­ковского педагогического государственного университета и Мос­ковского городского педагогического университета, где он читает риторику, теорию и культуру речи; студентам Самарского, Вят­ского, Пензенского, Борисоглебского и других педвузов за инте­рес, проявленный к названным курсам, за внимание и очень важ­ное' для автора общение. Глубокая благодарность рецензентам — доктору филологических наук, профессору Марии Леонидовне Ка-ленчук и доктору педагогических наук, профессору Наталии Алек­сандровне Ипполитовой.


Раздел I. ТЕОРИЯ

Глава 1. ОЧЕРК ИСТОРИИ РИТОРИКИ

Истоки

Риторика, которая уже два с половиной тысячелетия служит развитию европейской культуры, вызывая то преклонение, то не­приятие, возникла приблизительно в V в. до н. э. как ответ на прак­тическую потребность общества. Политические вопросы в нем ре­шались в Народном собрании. Публично, при огромном стечении народа, совершался суд, многолюдны бывали празднества, по­минки, дружеские встречи.

Риторическое учение Древней Греции дошло до нас в виде сформировавшейся и используемой системы, представленной в двух вариантах: в виде высоких образцов речей прославлен­ных ораторов — Демосфена, Лисия, Сократа, Перикла; все они были общественными деятелями, людьми высокой образован­ности. Одновременно создавались теоретические труды, книги для обучения риторическому мастерству: Горгия, Аристотеля, Платона.

Ораторское мастерство развивалось на фоне и в благотворном окружении древнегреческой литературы VI—III вв. до н. э., назо­вем «Труды и дни» Гесиода, басни Эзопа, лирическую поэзию, трагедии Эсхила, Софокла, Еврипида, комедии Аристофана, ис­ториографию Геродота, Фукидида, Ксенофонта. На это же время приходится расцвет театра, создание несравненных шедевров ар­хитектуры, скульптуры (Фидий, Пракситель, Мирон). Это было время расцвета философии: Сократ (469—399), Платон (430/427— 347), Аристотель (384—322).

А.Ф.Лосев, мыслитель XX в., крупнейший исследователь ан­тичной культуры, отметил «небывалый культ слова» в Греции этого периода, его обожествление.

С самого начала риторика развивалась и как искусство, и как наука. Создание книг по риторике было необходимо в образова­тельных целях: лидерами здесь были риторические школы (Сира­кузы, Аттика, Афины), в них принимали мальчиков 7 лет и обу­чали до 21 года. Преподавались философия, логика, литература, язык, математика, причем риторика была ведущим предметом, и не удивительно, что первые риторические трактаты были написа­ны ораторами, возглавлявшими такие школы.


Первым среди них обычно называют Горгия — философа-со-, ста. Его труды полностью не дошли до нашего времени, он звестен по диалогу Платона «Горгий», где изложены основные аучные позиции этого ритора, Горгий много странствовал, пре­давая риторику и сочиняя речи для олимпийских и дельфий­ских празднеств. Ему принадлежат изречения: «Слово есть вели­кий властелин, который, обладая малым и совершенно незамет­ным телом, совершает чудеснейшие дела. Ибо оно может и страх изгнать, и печаль уничтожить, и радость вселить, и сострадание пробудить... Сила убеждения, которая присуща слову, и душу формирует, как хочет».

Эллинская традиция расценивала риторику как науку убеждать словом, мастерством речи. По мнению эллинов-риторов, у рито­рики триединая основа: нравственность, мудрость (истина) и ар­тистизм; ценились также образованность, культура и талант ора­тора. Правда, позднее Цицерон скажет: «Поэтами рождаются, ора­торами становятся», — но и сам он был, несомненно, щедро ода­рен Юпитером.

Старую, или каноническую, риторику делили на пять частей:

а) инвенция — в русском переводе «изобретение мыслей»,
или подготовка содержания речи;

б) диспозиция, или композиция, в русских ритори-
ках — расположение (обычно связывалось с речевым жанром);

в) элокуция и орнамента — выражение и украшение;
последняя — самая объемная часть — впоследствии приобрела ве­
дущую роль (выбор средств языка, стили, культура речи, поэтика);

г) мемориа — запоминание подготовленного текста, трени­
ровка памяти, ее высокой готовности;

д) акция, или исполнение, — безупречное владение
речью, мастерство устной выразительности, умение держаться,
жесты и пр.

Традиции древности прослеживали такие связи:

с логикой — рассуждение, доказательство, аргументация, за­коны тождества, достаточного обоснования;

с философией — мораль, нравственные проблемы: добро и зло, счастье и страдание, мировоззренческие проблемы;

с политикой — проблемы власти и свободы, собственности, общественных отношений, войны и мира;

с юриспруденцией — права человека, судебная практика;

с филологией — язык, его средства, стили, выразительность Речи, просодия, литература, поэтика, жанры, театр.

Остро ставился вопрос убеждений истины — эллины были твер-ДЫ в своей позиции: как известно, Сократ, Демосфен предпочли сМерть отказу от своих убеждений.

Немного подробнее стоит остановиться на уровне филологи-есКих решений в риторике тех лет: разграничивались стили высо-


кий и низкий, художественный и деловой; тонко разграничива­лись просодические категории — ритма речи, высоты тона, силы звучания, темпа речи, ударений, пауз, подробно изучались фигу, ры и тропы, число последних достигало 200.

Несмотря на то что импровизация ценилась достаточно высо­готовке, записи текста предстоящего выступления, шлифовке каждой фразы. Кстати, если бы этого не было, до нас просто не дошли бы речи великих ораторов древней Греции и Рима — Де­мосфена, Цицерона и др.

Риторика» Аристотеля

Ученик великого Платона, многогранный ученый, автор «Ме­тафизики», «Логики», «Политики», «Поэтики», «Аналитики» на­писал и наиболее значительный для своего и нашего времени труд в трех книгах — «Риторику», охватив, таким образом, мир разума и духовного богатства человека.

Цель науки красноречия Аристотель видит в служении добру и людскому счастью, последнему он отводит особенно много ме­ста, расценивает его как «благополучие, окрыленное доброде­телью». Критерии счастья — уважение среди людей, успех люби­мого дела, дружная семья, наконец, главное — «иметь хорошего, близкого друга».

Аристотель пишет о качествах, необходимых оратору; это — высокая образованность, общественная активность, уважаемая народом должность, государственные заслуги, мастерство речи, безупречная честность. На многих страницах он рассуждает о нрав­ственном праве оратора заранее готовиться к выступлению пе­ред людьми, которые не вооружены ораторским умением, рито­рическими знаниями, т. е. в этом отношении не равны выступа­ющему перед ними. Правда, он всегда отдает преимущество ора­тору.

Само государство он рассматривает как систему речевого взаи­модействия, в этом смысле семья и государство идентичны. Спо­собность речи, по Аристотелю, отличает человека «от прочих жи­вотных», речь создает и семью и государство, следовательно, риторика — учение об обществе и управлении им. «...Ибо чело­век без нравственных устоев оказывается существом самым не­честивым и диким, низменным в своих половых и вкусовых ин­стинктах» (цит. по кн.: Рождественский Ю. В. Теория рито­рики. — М., 1997. — С. 21). Во многом риторика, по Аристотелю, -~ больше социальная наука, чем филологическая: в риторике он соединял все отрасли наук о человеке.

Собственно красноречие у Аристотеля подразделялось на с о -вещательные речи (их цель — одобрять или отклонять что-


либо), судебные (их цель — обвинять или оправдывать), и эпидейктические (их задача — хвалить или порицать). Внутри этого членения выделялись и другие области применения риторики.

Так, афинская рабовладельческая демократия способствовала развитию политического красноречия: примером могут служить знаменитые «филиппики» Демосфена, направленные против аг-рессивной политики македонского царя Филиппа II. Высоко было развито и академическое красноречие, особенно в философских школах. Непревзойденным мастером учебного диалога был Со­крат, его метод получил название сократического: если его уче-|ниК терял логическую цепь в рассуждении, Сократ не поправлял |его, а давал возможность самому убедиться в абсурдности своих | выводов.

В «Риторике» Аристотеля немалое внимание уделено дружеской |беседе, обогащающей соучастников, приносящей радость. Вни-I мание к интимному общению намечает отход от традиций офи-|циальной атмосферы риторического действия. Не обойдена вни­манием и деловая речь, связанная с составлением документов, |текстов законов, договоров, с торговыми отношениями и пр.

Аристотель создал учение об этосе, логосе и пафосе — основ­ных категориях научной риторики.

Этос — это уместность речи, ее соответствие нравственным ожиданиями слушателей, которые могут принять эту речь или отвергнуть. В этом тезисе подразумевается уважение к слушате­лям, обращение к адресату, сказали бы мы сегодня.

Пафос — это замысел создателя речи, развиваемый перед слушателями. В этом тезисе сосредоточена позиция говорящего, его убеждения.

Логос — словесные, языковые средства, а также логика, их оратор использует для достижения цели, для убеждения.

Всякий вид речи (судебная, совещательная, эпидейктическая) есть неизбежное единство этоса, пафоса и логоса. Все три вида речи выступают в единстве, во взаимодействии. Так, в речи судеб­ной этос — это народный суд, действительно имевший место в Афинах, это диалог, в котором должна восторжествовать спра- ведливость. Пафос — стремление выяснить правду, добиться I ясной картины отношений сторон. Логос имеет свою цель: все передать точно и ясно, выразить обстоятельства спора с предель­ной безупречностью мысли и словесного оформления.

тo же применительно к народному собранию, к совещатель­ной речи: этос несут в себе все участники — те, кто выражают лВое мнение, кто, в конечном счете, принимает решение или Твергает его, их совесть; пафос — цель отстоять свою позицию, Ое понимание истины; логос — словесное совершенство, мас-еРство выражения, выразительность, которая особенно ценится


в ситуациях торжества. Именно на этой ступени зачастую сраба­тывает сила убеждения.

Риторика обращена не к очевидному, а к вероятному или воз­можному. Вероятное важнее уже известного. Риторика соединяет прошлое с будущим. Плоха риторика, которая оказывает давле­ние на слушающего. Она обогащает, а не ограничивает.

Риторика наряду с философией должна быть основным пред­метом образования; сам трактат «Риторика» — это и курс этой науки, и философское обобщение достигнутого, и произведение искусства, образец научного творчества. Заметим, что Аристотель и сам был блестящим мастером слова: он в «Логике» и «Метафи­зике» достиг таких, едва различимых, нюансов мысли и речевых конструкций, какие сделали бы честь любому современному мыс­лителю. Неслучаен его афоризм: «Риторика — искусство, соответ­ствующее диалектике».



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.