Сделай Сам Свою Работу на 5

РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫЕ ИСПЫТАНИЯ

Проснулась я от холода и мурашек, гуляющих по телу. Уже, какую ночь, я жду и жду хоть какую-то подсказку Розмарин, что я должна сделать, чтобы помочь ей, но - ни ответа, ни привета и вместо этого пустота и холод пробрал меня до костей и я проснулась.

Уснуть вновь не удалось, и, одевшись в тёплый спортивный костюм, бережно уложенный мамой вместе со мной перед отъездом, я спустилась вниз и вышла, не задумываясь, на улицу, держа в руках взятое со стола в вазе в гостиной яблоко. Круча его в руках, я уселась на мраморную скамью в ожидании.

— Давно не спишь? – спросил, зевая, Артём, усаживаясь рядом.

— Может час, а может и два, - пожала я плечами, кусая, наконец, яблоко. – А тебя важного такого во сколько пробудили?

— Примерно в шесть утра, - усмехнулся он, явно довольный моим выражением лица. – Ты, что! Это же такая ответственность! Довести малолеток до замка! – стал строить из себя важную персону он, сцепляя пальцы рук вместе на затылке.

— Ну, для тебя «да», ответственность, - прищурилась я, слегка отодвигаясь от него. – Посмотри на небо! – стала отвлекать его я от этого жеста.

— И что же там? – наигранно удивился он. – О, облака! Не может быть!

— Ну, ты и кретин! – Закатила я глаза, хватаясь за его подбородок и правильно направляя его лицо. – Вот, видишь?

Артём посмотрел на мою руку, затем на меня, перевёл взгляд с моих глаз по руке, а затем на небо.

— Вижу, золотце, - снова вернул всё по своим местам он.

— Радуйся, - хитро усмехнулась я, вставая с огрызком в руках. – Пока глаза не выкалили!

— Пфф. - Успел начать он, но дальше ему пришлось принять свой обычный ехидно-довольный вид. Он выпрямился, так как на улицу стали вытекать ребята и стал самой серьёзностью.

Я расхохоталась, и таки успела шагнуть в толпу от протянутой за мной руки.

Но Артём умело владел собой и ситуацией, поправил свой блейзер, выгодно оттенявший его цвет кожи. Встряхнул шевелюрой. Послышались вдохи и ахи, и я поняла, что не только ситуация под контролем, но и пара новых фанатов тоже… Он провел руками по шевелюре, улыбнулся и будничным тоном вставил.



— Всё только впереди, - и мы оба знали, что это означает не испытания – а новое противостояние между нами. – Следуйте за мной.

Грациозно развернувшись, Артём быстро вышел из окружившей его толпы и направился к замку.

По дороге в замок, меня встретил Воробушек, деловито шагая рядом с моими ногами, изредка мяукая, чтобы спящие на ходу ребята смотрели под ноги. Шли мы быстро, да идти до замка меньше девяти метров. Когда мы остановились полукругом перед входом в замок, Артём подошёл к большой двери и одни рывком распахнул нам дверь, где стояли, улыбаясь, Пётр, Елизавета и… Сергей? (Надеюсь, имя я не забыла за долгий срок «разлуки», которая, кстати, была мне не в тягость)

— Здравствуйте, испытуемые! – Поприветствовал мелодичный голос Елизаветы, и она, шурша накидкой, что развивалась за спиной на ветру, открывая из-под нее строгую юбку, вышла вперёд.

— Сегодня великий день! – произнёс, выходя вперёд следом за ней, Сергей в похожем плаще, что я помню с поляны и с куницей на плече. – Мы рады видеть вас и желаем – удачи!

— Знайте: вся Сила – только в вас самих и ваших знаниях, - добавил напоследок Пётр, тоже становясь рядом с теми двумя. – А Сила – не есть власть. Удачи.

Так как они вышли, открылся проход, дверь, которую держал галантный Артём, что-то явно заметивший в толпе.

Народ стал медленно втекать внутрь, и пока я стояла в очереди ожидаемых, то заметила знакомые мне спины.

— О, Эмма, ты нашлась! Слава богу, а то меня чуть Фил не прибил, всё повторяя: «О Сене ты же подумала!» - закатила глаза подруга, явно прибывая в хорошем настроении. – Ни пуха, ни пера, что ли?

— К чёрту, - кивнула я, и мы обе вошли внутрь.

Старые статуи были отреставрированы, простыни с них и картин сняты. Зал сиял новыми свечами в подсвечниках, а над круговой скамейкой, в центре которой был стенд с большой вазой с золотыми ободками, что испускала струи воды в три стороны, висела огромная люстра, приглушённо освещая зал.

Дверь за последним вошедшим закрылась с помощью Артёма и Сергея, а Пётр и Елизавета встали перед входом в ту огромную столовую, где я упала в обморок от встречи себе подобного.

В зале прихожей настала тишина. Все взгляды устремились на Петра и Елизавету.

— Вас будут вызывать по двое: мальчик и девочка, как говорилось ранее в алфавитном порядке. – Начал Пётр.

— Прошедшие испытания будут сразу выведены во двор для огласки результатов, дабы те не напугали рассказами о прохождении испытания. – Добавила Елизавета, и развернула врученный Артёмом свиток. - Агапов, Александр. – Прогремел над залом голос Елизаветы.

Рядом стоящий со мной Саша, схватился резко за мою руку. Я обернулась на него, а он на меня с широко распахнутыми глазами.

— Это ты? – спросила я, он лишь, молча, кивнул. Не зная как подбодрить его – я улыбнулась и обняла его. – Ты сможешь, ты же Саша!

Он отстранился и рассмеялся, а затем пошёл к Елизавете.

Дальше прозвучал голос Сергея:

— Андреева, Дарья.

Рыжеволосая девчушка, миниатюрного роста, нагнала Сашу и вместе с ним вошла внутрь.

 

Испытуемых становилось всё меньше и меньше. От А перешли к Б, от Б к В, а от В к Г. Я испытующе смотрела на дверь, где неизвестно откуда автоматический голос произносил имена.

— Гордеева, Эмма.

Я обернулась на Фила с Мариной, и те в знак поддержки улыбнулись.

— Встретимся там, - сказал он.

— Я болею за тебя, - вставила Марина.

— Удачи, - одними губами произнёс Сеня, сидящий рядом с Мариной и держащий её за дрожащую руку.

Внутри было прохладно и темно. Пока глаза привыкали, справа ярко вспыхнул синий свет, когда я привыкла к его свечению, я увидела часы, а рядом с ними Сергея.

— Добро пожаловать на испытание десять ноль пять.

Я лишь молча, сглотнула, и подошла к часам поближе.

Без каких-то там нотации, предисловий, Сергей сказал:

— Твоя задача: завести их, - он указал на насыпающийся вниз кристаллический песок синего цвета и снял простыню с рядом стоящего сосуда с зелёной мерзкой слизью, внутри которого был сундучок. – Не прикасайся к слизи, и не приближайся к сосуду – опасное заклинание тогда выйдет наружу и уничтожит антикварные часы. – Он постучал по ним. – Твоя задача: не прикасаясь выудить оттуда ключ.

— Ну, что же… приступим, - сказал он, видя, что ни возражений, ни вопросов не последует. – Тебе десять минут.

Десять минут? Он что шутит? Это же… нечестно! Все по двадцать, или пятнадцать минут пропадают, а мне десять!!!

Спорить я не стала, я даже не поглядела на Сергея уничтожающим взглядом, я вообще никуда не глядела, кроме сосуда. А мысли витали вокруг «как и быстрее».

Сергей вдруг неожиданно заговорил. Но это был не его голос, было ощущение, что кто-то вселился в него, что кто-то управляет им.

 

Время утекает,

Но песня не звучит.

Достань скорее ключ,

И продолжи жизнь.

 

Затем Сергей закашлялся и заморгал.

Я слегка улыбнулась и обернулась назад к сосуду. Сергей ничего не сказал, лишь глядел на время у себя на часах.

Если я верно понимаю, то в сосуде вовсе не заклятие, там – яд. И если за десять минут я не справлюсь с заданием, то Сергей будет должен что-то сделать, чтобы яд не разошёлся по воздуху и не удушил нас. Есть ещё вариант – поймает нас в свои скользкие цепкие «руки» и скорее всего тоже – удушье. И время выделено мало не случайно так – десять минут – оно выделено для того, чтобы если я не сделаю, не спасу часы, то можно будет спасти всю ситуацию в целом, но это значит, что я провалю испытание…

Я зажмурилась совершенно неосознанно, хмуря брови, представляя перед собой тот ключ, который мог бы включить те треклятые часы и уничтожить яд сосуда. Кто его знает, один раз у меня так уже получилось, второй – значит, тоже может быть. Правда, там были прутья нашей камеры… Но всё-таки, иллюзия – вещь многофункциональная.

На лбу выступили капли пота, и я с вдохом вытерла их тыльной стороной ладони, открывая глаза, и разочаровано глядя на свой сжатый, пустой кулак.

Снова зажмурившись, схватившись за прообраз загадочного ключика с нотой вместо головки, я попробовала вновь создать его. На этот раз что-то уколола меня внутри кулачка, я раскрыла кулак, и там оказался он – тот самый задуманный мной ключ. Осталось, как говорится, надеется на чудо – чтобы ключ подошёл.

Голова стала кружиться и странный туман заполонил помещение моего испытания, я подозревала, что там в сосуде началось… В смысле, действие яда запустило свои щупальца.

Сжав в руках покрепче ключ, я подбежала к часам и показала Сергею ключ, он усмехнулся, и снова стал отстраненным зрителем.

Вставив ключ в скважину на часах, я крутанула его вправо, он поддался, но никакой реакции или щелчка не последовало. Я нахмурилась и крутанула ключик влево, снова ничего.

Стало нечем дышать, перед глазами всё плыло.

Отчаянным движением я вставила ключ глубже, резко крутанула его вполуоборот по часовой стрелке и на целый круг против часовой стрелки.

Послышался щелчок.

Огромные часы засветились, крутанулись пару раз через низ, а затем остановились, и потекли хрусталики песка вниз, и заиграла музыка. Свет ярко вспыхнул, и комната осветилась солнечными лучами, и за спиной оказалась лестничная площадка.

— Как мы тут оказались? – подала голос я.

— Механизм прохождения испытания прост – пройдёшь – окажешься здесь, нет – в зале с наградами для повторного, более лёгкого испытания.

— Да, ты забыл сказать – здесь встретишься с Артёмом, - я обернулась на голос друга, который поднимался по той самой лестнице, по которой поднимались мы с Филом, и я поняла, где мы.

— Ну, я же говорил! – Возмутился Артём. – Тогда, утром… забыла?

— Ах, да, как я могла! – стукнула я себя по лбу, вспоминая его слова сказанные в толпу. «Всё только впереди».

Он рассмеялся и протянул мне мою палочку.

— Странно, что ты послушалась моего совета! – Я закатила глаза, ожидая ответа. – Ах, да, забыл сказать – у тебя неплохие ножки, - он посмотрел на меня снизу вверх, и я отвернулась, чтобы не сказануть лишнего. – Вот только одежда скрывает это.

— Шёл бы ты, Артём.

— Куда это? – спросил он, изящно изгибая бровь.

— Отвести меня к остальным, куда ещё? – спросила я, подозревая что-то постыдное.

Он выпрямился и сказал.

— Как куда? – спросил он. – Туда.

Я лишь смерила его серьёзным взглядом, прошла мимо и спустилась по лестнице вниз, там повернула вправо, затем открыла ещё одну большую дверь и шла прямо по коридору, пока не оказалась перед дверью на улицу к мосту. Я знала, что там есть две тропинки, ведущие в разные стороны от моста и входа.

Он нагнал меня и смерил изумлённым взглядом.

— Я и не понял, так, кто кого вел?

— Я вела себя на выход из замка, дальше ты. – Просто сказала я, мечтая отделаться от него, впрочем, это как обычно.

 

— Эмма, вот и ты! – обнял меня Саня, а затем как-то странно покосился на рядом стоящего Артёма. – Там долго ещё?

— Ну, Марина-то там точно надолго, она же на – Э. – Ответил Артём, отвечая на взгляд Саши одной из своих легендарных улыбок.

— Что же… - начал, было, Саня, и мне это не понравилось. Очень странные взгляды у них у обоих.

— Спасибо, А-Артём, - нерешительно начала я, глядя на Сашу.

— Не за что, зо… Эмма, - глянул на меня с усмешкой Артём и ушёл.

Я обернулась на Сашу.

— Да что это с тобой? – наконец спросила я.

Он посмотрел на меня, и его голубые глаза сверкнули раскаянием.

— Не представляю.

 

Сеня улыбнулся, завидев нас с Сашей, и произнёс.

— Ну и как?

— Лучше всех, - отозвалась я, присаживаясь рядом с ним. – Сам как?

— Начудил что-то непонятное, Елизавета долго смеялась… - он зажмурился. – Боюсь, надо было серьёзнее к этому всему отнестись, а не как обычно…

— Ну-ну, я уверена, что ты сдал – просто удивил своей идеей! – Поддержала я его.

— Эмма! Саша! О, Сень, привет, - к нам подбежал довольный Филипп, и уставился на меня во все глаза. – Эмма, слушай, зачем тебе сейчас палочка?

— В смысле? – спросила я, и только сейчас заметила, что в руках сдерживала палочку, забыв спрятать её. – Забыла, наверное, - решила оправдаться я, хотя знала, что это всё выходка Саши на Артёма.

— Ладно, мне всё равно… главное: я сдал! СДАЛ!!! – ликовал друг.

Мы все рассмеялись, и приготовились к новому ожиданию.

 

Испытания сдали все мои друзья, и с нами вновь появился Артём. Он незаметно подсел к нашей компашке, куда были приглашены ещё двое: Рома, друг Марины и Филиппа, и та миниатюрная девочка, что проходила испытание вместе с Сашей.

— Слушай, Артём, - вдруг вспомнила я. – А почему ты не сдавал испытания?

— А, это? Я их уже сдал, - ответил он сразу же. – В семь лет, когда поступал в «Пять Стихий».

— В семь лет? – громко спросила я, и открыла рот от удивления. Все сидящие в нашей компании рассмеялись.

— Да, мне повезло – в мои семь лет школа ещё обучала, вот вам… уже нет.

— Ты не понял меня! Мне удивительно, что ты был не заблокирован на магию, а мы – да.

— Как ты догадалась? – спросил Филипп.

— Ну, ясно же, тот, кто прошёл испытания, уже не может быть закрыт от магии. – Пожала я плечами.

Филипп кивнул моим словам, соглашаясь.

Артём лишь усмехнулся и пригнулся, говоря мне.

— Спаси меня как-нибудь, - прошептал он.

— А кто там? – поинтересовалась я, но ответа мне уже не требовалось.

Выпрямившись, и усадив к себе Сашу, тем самым, скрывая Артёма за нами, я провела ту блондинку взглядом до поворота, а потом обернулась к Артёму.

— Должен будешь.

— Без проблем, спасибо.

Саша тоже кивнул. – Всегда рады помочь.

Ребята резко стали группироваться перед открытой со всех сторон белой беседки, где появились Сергей и Елизавета.

— Рада сообщить вам, вы все прошли испытания! – произнесла Елизавета, хлопая в ладоши. Мы все подхватили, довольные хорошими вестями.

— И мы приглашаем вас на праздничный банкет в честь этого, но для начала, - Сергей похлопал в ладоши, Елизавета вторила ему и беседка превратилась в подиум с дорожкой, ведущей к ним.

— Эй, - начал быстро шептать Саша. – А если мы будем на других ступенях, других стихиях вернее, что тогда?

— А что тогда? – не поняла Марина.

— Ну, разные стихии, разные традиции… наверное, разные занятия… что тогда?

— Ох, Саша – ничего тогда, - отозвалась Марина.

— В смысле? – спросил Саня.

— То и значит: наши кри… талисманы, они объединили нас – это значит Друзья навеки, забыл? – откликнулась Марина, шифруя тайну нашей связи.

— Нет, - засмеялся Саня.

— Тогда удача на нашей стороне, - вставил Филипп и указал на руку, спрятанную в кармане. Откапав свой, я тоже указала на него. Саша похлопал по карману штанов, а Марина коснулась шеи.

— Всегда рядом с сердцем, - объяснила она.

— Для начала: результаты, - закончила Елизавета за Сергея, когда колдовство свершилось.

— Агапов, Андреева, Александр и Дарья. – Произнес Сергей.

Саша отошёл от нас, Даша тоже неуверенно зашагала следом за Сашей, и они оба прошли по подиуму к взрослым.

Елизавета вручила каждому по свитку с золотой лентой.

— Дух, - шёпотом объяснил Артём. – И неудивительно, ты бы видела, как они вдвоём выступили.

Я перевела на него взгляд.

— А ты видел?

Он лишь кивнул.

— А моё испытание? – решила уточнить я.

— Разумеется, - пожал он плечами. – Ты была самой интересной. Ничего особо не сделала – а в результате открыла их.

— Знал бы, как это сложно… - нахмурилась я.

— Никто тут не говорит, что создать иллюзию, между нами, также как взмахнуть рукой. – Он заправил прядь волос мне за ухо и улыбнулся.

— Ну, многие сказали бы… что это спорный вопрос.

— Но я не многие, золотце, - шепнул он. – Кстати, видишь эту ленту?

— Да, она зелёная. И что это – земля? – спросила я его.

— Угу, - я перевела взгляд с ленточки на получателя. Семён.

Стрельнув взглядом в Марину, я увидела, как она довольна за Сеню, ничего вроде типа: «о, нет»

— Гордеева, Эмма. Громов, Филипп. – Проговорила Елизавета.

Я встала со своего места, прошла мимо Марины, которая приобняла меня, а затем захлопала в ладоши.

Впрочем, аплодировали все, что удивительно, я такого грохота хлопков в жизни не слышала. Обернувшись назад, я увидела, как Артём указывает на руки Елизаветы, а идущий следом Филипп улыбается.

Когда я оказалась около Елизаветы, аплодисменты, наконец, прекратились, и Елизавета вручила мне свиток.

И тут я поняла, что значило лицо Артёма: ты со мной на одной стихии Духа, только вот я всё равно не с ним – я на младшем курсе, на первой ступени.

Елизавета пожала мне руку.

— Поздравляю, Эмма. – Сказала она. – Заслужено.

— Спасибо, - отозвалась я, шагая назад в толпу, стараясь смешаться, чтобы никто не видел моего покрасневшего лица.

Я шагала мимо кучи ребят и тут как назло со вспышкой невыносимого света, мне так казалось, очутилась в другой реальности, где смогла видеть всего лишь какую-то тёмную комнату и дверь, дверь, что всё время удалялась, но она звала, манила, а потом в настоящем взяла и оступилась. Грохнулась на задницу, но хвала небесам, болтающиеся туда-сюда ребята не заметили моего фиаско, и я спокойно встала и неуверенно двинулась дальше. Это уже не в первый раз, что же произошло? Вначале Кира, потом тот сон с папой, где он всё пытался сесть на поезд, потом мама с её нескончаемыми лабиринтами смертей и ужасов из-за того, что я узнала о мире магии, от которого она хотела меня защитить. Но это были сны… мои сны… Или!? Всё-таки не мои? И что же произошло сейчас?

На ступень духа поступило десять человек – мальчиков четыре, а остальных шесть – девочек. Среди поступивших были все мои друзья, включая Дашу и Рому.

Попасть на дух – значит, попасть в хорошие руки контроля Сергея. Он, говорят, хороший классный руководитель, вот только я неуверенна, до сих пор не забыла ту «проверку».

— Кстати, на воздух мало народу поступило, - сказала Марина. – Из-за чего так? Например, на огне и воде больше всего – там по двадцать новичков. У нас, на духе – десять, а на земле – пятнадцать, а воздух – 8.

— Ну, дело в значении стихии. – Отозвался на вопрос Артём. – Земля – логика, смекалка и сила – равномерно. Дух – смекалка, воображение и только тогда ум и сила. Воздух – только ум, только логика. Огонь и Вода – разные, но и одинаковые – либо огромная сила с толикой ума, либо наоборот. Мне так рассказывали, - пожал он плечами.

Марина посмотрела на Артёма и кивнула.

— Теперь понятно, почему я – Дух.

Артём кивнул.

— Странно, что ты на Духе, - вставила я шёпотом, а Артём расплылся в улыбке.

— Ты меня в семь лет не видела.

— Эх, жаль… очень жаль! – покачала я головой. – Наверное, не только милым был, но и добрым.

— А сейчас что ли нет? – удивился наигранно он.

— Не видела, - сказала лишь я, отходя от него.

Сеня оказался рядом с Мариной. Марина, ничего не говоря, прижалась к нему.

— Знаешь, Артём, как бы ты меня не бесил, не доставал – но ты мой друг, может, поэтому я терплю тебя? – спросила я, не оборачиваясь на подошедшего ко мне.

— Нет, ты терпишь меня, потому что тебя тянет ко мне.

— Ну, да, ну да, - прыснула я, оборачиваясь. – Надейся, - я стала хлопать по его груди, и он поймал мою руку.

— Что может быть плохого, когда тянет на что-то вроде меня? – спросил он, а я освободила руку.

— После дождичка в четверг, только тогда… Нет, даже тогда меня не потянет к тебе, как говоришь ты. В отличие от тебя, когда я думаю о тебе – я думаю о человеке, спавшем мне жизнь и ставшим для меня другом. – Я прошла, мимо него, не обернувшись.

— Эмма, - крикнул он, и я обернулась. – Знаешь, Эмма, ты иногда похожа сама на кошку, такую необычную… Может поэтому, Воробей твой так влюблён в тебя?

Я от удивления открыла рот.

— Что ты удивляешься? – спросил он, проходя мимо меня.

Я обернулась на него в тот момент, когда он обернулся сам.

— Ещё увидимся, - и он зашагал прочь.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ СНА

 

Праздничный банкет проходил в большом зале, самом светлом месте во всём замке, с пятью каминами, один из которых был большим и находился напротив стола для учителей. Расположение столов было вертикально, когда ты стоял при входе в зал столовой. С одной стороны столы для тебя, с другой – один и для учителей. Над ним висел большой герб «Пяти стихий» изображающий птицу феникс, а с двух сторон от него были две двери – если я не ошибаюсь, Анна говорила, что одна из дверей ведёт в зал наград, другая в подвальные помещения завхоза и кухню.

За столами для учеников могли разместиться от одного до 16 человек. В зависимости как к вам относятся, или как вы к кому-то относитесь.

Самое лучшее место было у самого дальнего камина, где слева от тебя находилась стена с большими окнами в витражах. Ну, по крайней мере, я и мои друзья так считали, а значит и ещё человек сорок тоже.

Банкет завершился очень быстро, даже время на еду не хватало. Все со всеми знакомились. Стоящий напротив нашего стол, который вмещал десять человек старшего курса ступени Духа, имел сумасшедшую популярность у девчонок. Они умудрялись ловить двух зайцев сразу – меня и Артёма. Причём популярностью он пользовался не только среди наших девочек со стихии, но и вообще повсеместно, только вот он умел пользоваться своей популярностью, не то, что я…

Устав от такого наплыва популярности и шума, я тихонько стала было собираться подговорить ребят спрятать меня и по-тихому смыться, но к нам подошла песочноволосая девушка, и мне пришлось выпрямиться. Она держала в руке самодельные плакаты, которые как оказались, были приглашением.

— Приходите, будет весело, - бодрым голоском начала она.

— А можно пригласить кого-нибудь с других стихий? – поинтересовалась сразу Марина.

— В пределах разумного – конечно, - кивнула девчушка.

— Отлично, я и Сеня придём, - кивнула Марина, беря в руки пригласительное, и внимательно его рассматривала с довольной улыбкой.

Саша и Филипп между собой переглянулись, затем Саша высказал их общее мнение.

— Там девочки симпатичные будут?

Девчушка рассмеялась, теребя локон на палец.

— А что для вас «симпатичные» значит?

— Такие как она, - Филипп указал на Марину, - или она, - он указал на Дашу.

— Ты забыл – такие как «она», - вставил Артём, указывая кивком на меня. – Ты идёшь?

— Конечно, она пойдёт! Куда денется! – отозвалась за меня Марина. – А ты сам будешь?

— А куда же без меня? – усмехнулся он, кивая девчушке с плакатами. – Увидимся там, окей? – девчушка кивнула в ответ. И он снова направился куда-то от нас, а за ним толпа девчонок.

— Прости за нескромный вопрос, но как тебя зовут? – наконец опомнилась я. – И, ещё: давно знаешь тот кадр?

— Тёмку что ли? – переспросила она. – И вовсе он не «нескромный». Да, с детства… Он мой ровесник, хотя поступил в «Пять Стихий» на год позже.

— Подожди, он третьекурсником должен быть? – не поверила я.

— Что-то типа того, - закивала она. – А зовут меня Камилла, но зовут все Милой, - добавила она.

— Очень приятно, я - Эмма. – Кивнула я, вставая из стола.

— Я знаю, - улыбнулась Мила. – Надеюсь, я увижу тебя на вечеринке приветствия, пока-пока!

— Хорошо, я подумаю… - на прощание сказала я, и обернулась на Марину. – А где Сеня?

— Оу, так он же при тебе с Артёмом и теми двумя ушёл, – отозвалась озадаченная подруга.

— Этими двумя? – переспросила я.

— Филипп и Саша, эй, Эмма, ты чего?

— Думаю, я немного там побуду, хорошо?

— Тебе плохо? Может, отведём тебя в медпункт? – заволновалась она.

— Нет, просто… спать хочется и только, - улыбнулась я

— Ладно, я не против… ты же знаешь: Сеня и всё такое, - начала, было, Марина, но я её поняла.

— Нет, всё хорошо, повеселитесь с ним, вы так друг с другом смотритесь.

— О, отлично! Идём же, надо тебя в божеский вид привести! Чтобы все по-выпадали, зная какая ты у нас… Ну и, не смотри так, ты всё равно собираешься побыть на вечеринке немного, пусть хоть запомнишься там! – возмутилась Марина, и я закатив глаза рассмеялась. – Ладно, веди меня туда, где мы теперь будем спать… Фил сказал, ты знаешь куда!

— И верно сказал, тут недалеко. – Мы вышли из зала столовой и быстрым шагом прошли по длинному коридору с картинами и остановились напротив множества лестниц и «лифтов».

— Знаешь, вроде и родилась в магии, но всё же…

— Я тебя понимаю, может быть… Но слегка иначе, - отозвалась я. – Идём.

 

***

 

Оказавшись перед входом в дверь в наш новый дом Стихии Духа, находящийся в самой большой части замка, мы вошли внутрь. Мы сразу увидели всех, кто старался украсить общую гостиную ступенцев между всеми курсами Духа, и помахали им. Мила помахала в ответ, и мы вошли в самую первую, находящуюся слева, дверь. Следом прошмыгнул Воробей, найдя себе нового друга, чьего-то рыжего кота.

Здесь оказалась меньшая гостиная, имеющая два удобных кресла у камина. Два больших рабочих стола с множеством стульев стояли в середине комнаты. У стен были полки с книгами разных лет и состояния. У окон, вместо подоконников, были удобные сидения с множеством подушек. На одно такое, с мяуканьем, взлетели со стола два кота. Марина улыбнулась, пройдя мимо них, погладив Воробья между ушами. Я же, подошла к ещё одной двери и открыла её. К счастью там была спальня. Увидев свои вещи на одной из кроватей, я влетела в комнату и остановилась.

В этой комнате было всё иначе: каждой девочке предлагался её собственный уголок из треугольника, этот уголок имел кровать, по двум бокам которой были окна с золотыми партерами чуть поодаль от неё, а если подойти к окну, то можно обнаружить встроенные в стенку шкафы с двух сторон в стене за кроватью. Завершал мой «уголок» аккуратно постеленный коврик у кровати, и корзина Воробушка, установленная на тумбу у кровати, вместо сундука, как у остальных. Усевшись на предлагаемую мне кровать, и поймав в руки с весёлым мяуканьем Воробушка, я стала гладить красавца, когда в комнату вошла Марина.

— Начнём приготовления? – спросила она, держа в двух руках по платью из своего «уголка» в этой же комнате. И это хорошо, так как там ещё была одна дверь для девочек с ещё тремя спальными местами и всего одна дверь для мальчишек! Как позже сказала Марина, замок умел подстраиваться под живущих ребят, да и к тому же незримое увеличение никто не отменял!

— Можно, - сдалась без боя я, укладывая кота в корзинку, где ему устроена удобная кровать с весёлыми и яркими висюльками. – Только… - на кровати обнаружилась странная вещь: волшебная палочка. Похлопав по карманам – я почувствовала свою на месте, тогда чья это? Я подняла палочку перед глазами. – Откуда она?..

Марина, не отводя взгляда от палочки, сложив на коленях платья, уставилась на палочку, садясь рядом со мной.

— Я видела такую у бабушки Филиппа, но она… ей она досталась от её матери, а той от… тоже от матери… Только она белая и по ней бегут побеги похожие на струи воды, - осторожно протянула она к палочке руку.

— Она… красивая, - наконец сказала я, доставая из кармана свою. – Не то, что моя… - я оглядела красавицу, запоминая её побеги похожие на лепестки, переходящие в тоненькие золотые линии с завитушками. – Определенно, она чья-то, нужно её…

Дверь в комнату открылась и вошла Даша.

— Вы мою одежду не видели? – робко спросила она. – Просто её не нашлось в другой комнате с девчонками.

— Значит, она определённо здесь, - улыбнулась Марина, вставая с моей постели и делая мне знак спрятать палочку под одеяло, я так, в общем-то, и планировала. Уже позже, на следующий день мы с Мариной решили опробовать палочку, и получилось так, что палочка без проблем помогала мне, а вот Марине она опалила брови и та отложила её от себя. Мы думали, что делать с ней недолго, ибо я взяла в руки от разочарования, ведь неизвестно откуда взялась эта новая, свою палочку, и она рассыпалась на золотистую пыль. Выход напрашивался сам – я приняла палочку, как свою собственную и мы решили никому не говорить об её появлении. Но всё-таки, откуда она взялась?..

Затем Марина выпрямилась, поправила свою шевелюру, и снова взяла в руки платья, улыбаясь во весь рот.

— Гроза вечеринок или новенькая? – дала определения она платьям.

— О боже, - закрыла я лицо подушкой.

— Эмма, открой лицо, я должна выбрать! – сдержанно заметила Марина. – Эй, Даш, иди сюда!

Даша, улыбаясь, подлетела к нам.

— Новенькая, - Марина поднесла ко мне платье, отнимая подушку и закидывая её на свою кровать. – Или гроза вечеринок?

— Гроза вечеринок… конечно, произведёт фурор, но… Новенькая лучше. – Кивнула Даша, усаживаясь рядом с Воробушком на мою кровать и начиная его гладить.

— Отлично, это платье ей как раз будет впору, второе пришлось бы заколдовывать. – Марина отложила выбранное платье рядом со мной. – Теперь туфли, - провозгласила она с благоговением, появляясь с двумя парами в руках.

— Я умер, - прошептала я, поднося пальцы в виде пистолета к виску, а затем упала на кровать, изображая труп.

— Не-не, мне ещё причёску делать! – зашатала подруга мою лодыжку. – Вставай!

 

Стоя со скрещенными руками на груди и ожидая Марину с Дашей, полностью одетая и разукрашенная, что мама не узнает, я посмотрела на дверь. Кто-то уже выходил на праздник из нашей гостиной, и послышались звуки музыки.

Боже, как я в этом покажусь? Я так похожа на тех моделей с глянцевых журналов, кричащих «гламур», что мурашки берут. Платье с молнией впереди, чёрное и до коленок… Оно пугало меня, хотя… Ладно платье, каблуки… Но макияж!.. Я устало простонала, боясь даже щёк своих коснуться.

Марина в последний раз глянула на себя в зеркало и оглядела нас с Дашей: она нас обеих и обула, и покрасила.

— Ну, красавицы, красавицы! – засмеялась она, хватая Дашу под руку. – Идём покорять мужские сердца?

Даша охотно закивала, и недавно волнистые рыжие волосы, были собраны в шикарную греческую прическу с кудряшками, забавно запрыгала. Благо мои волосы лишь слегка выпрямили, оставив их распущенными.

Последовав неохотно за ними, я вышла в Большую гостиную и остановилась при входе, как вкопанная.

— Можно, я притворюсь, что у меня живот прихватило? – простонала я.

— Вперёд, рядовой, только вперёд! – рассмеялась Марина, хватая мою руку и таща за собой в самый центр всего этого.

Громкая музыка, толкучка, танцующие пары, веселящиеся мальчишки, устроившиеся на диванах с двух сторон, явно подвыпившие и играющие во что-то с таким жаром, что интерес начинает брать верх – пойти и посмотреть, но тянущая рука Марины и этого не даёт.

По дороге нам встречается Филипп, который уже успел с кем-то завести более тесные отношения, и сейчас ужимаясь с девчонкой – целовался.

Марина обернулась на меня с округлившимися глазами, а я ответила на её взгляд таким же удивлением.

— Марин, Эмма! – крикнула у набитого всем, чему угодно, стола Даша.

Прибавив шагу, мы пришли к ней. Марина не задумываясь, взяла в руки пирожную и сразу запустила её в рот.

— Что? – спросила она, увидев мой взгляд. – Расслабься, твоё платье шикарно, даже не падает, а молния очаровашка спереди, - засмеялась Марина. – О, там Сеня, всё, я побежала, пожелайте мне удачного свидания! – она поочерёдно нас обняла, и, поправив платье без бретелек, побежала куда-то в толпу, крича имя своего бой-френда.

Даша улыбнулась мне, протягивая большую клубнику.

— Надеюсь, фрукты ты любишь?

— С удовольствием, - улыбнулась я, беря в руки клубнику и кусая её.

— Вау, какой вид! – послышался голос Артёма сзади. – Это то, о чём я подумал?

Я даже не обернулась, держа в руке надкушенную клубнику.

— Эмма, - начал по-другому Артём, - Шикарно выглядишь.

— Чего тебе? – спросила я, стрельнув в него взглядом и отправляя клубнику в рот.

— Ну, есть одна идея – потанцуешь со мной?

— Да, - он включил свою победную улыбку. – Если ты вдруг неожиданно станешь Томом Крузом.

— Увы, нет, но я буду всегда Артёмом, - уклончиво отозвался он. – Но я не приглашаю тебя, а ставлю перед фактом…

— С каких… - начало было я возражать, но сильные руки поймали меня и вытащили к танцующим.

Оказавшись в центре толпы, я остановилась и скрестила руки на груди и тупо встала. Артём отцепил мои руки друг от друга, поймал правую и уложил её на своё плечо, левую же взял покрепче своей правой рукой, а левую свою руку удобно устроил на моей талии.

— Ты – невоспитанная свинья, - выговорила я всё накипевшее в трёх словах.

Он поглядел на меня и рассмеялся, а потом тихо сказал.

— Ну, с «невоспитанным» я бы… оспорил, - он осторожно держал меня в кольце своих рук, делая танцевальные шаги под медленную песню.

— Рада за тебя, - лишь фыркнула я, считая, что потанцевать – неплохая идея.

В результате, я хорошо провела время, немного потанцевав с Артёмом, потом вместе с Дашкой мы устроили настоящие танцы, весело смеясь и громко подпевая солистам нравившихся нам песен. Но усталость взяла верх, и я пошла искать укромное местечко посидеть-отдохнуть.

Когда я медленно продвигалась вперёд, кто-то специально толкнул меня локтём, когда я увидела кто, то не ожидала, что вместо «прости», будет целый поток ругательств, прерываясь иногда на следующее.

— Думаешь, раз спасла нас – так теперь слава выше крыши? Наивная, да ты… и ноготка моего не стоишь, деревенщина… - она смеялась мне в лицо. – И держись подальше от Артёма, и Саши… уяснила?

Не знаю, что на меня нашло, но я, услышав все те слова, что даже произносить страшно (плюс «раз всех спасла – слава выше крыши?»), так разозлилась, и не думая, дала её пощечину. И этой кто-то была та самая девушка, что доставала Артёма. Та самая, что звали Оля.

И тут как «хлоп» и я нахожусь в каком-то розовом мирке с такими же розовыми папочками с разноцветными закладками на каких-то страницах в них же. Моей первой реакцией была «Как много розового!», а потом я подумала, что стоит убраться отсюда. Вспышка яркого света и я чуть ли не падаю на пол, а Оля куда-то начала уходить, как вдруг развернулась и уже занесла на меня свою руку с палочкой приготовившись атаковать. Но меня мутило так, будто я пару дней к ряду не спала, причём было ощущение, что и крошки во рту не было при этом и мне было всё равно – всё стало кружиться, становиться нереальным. А потом…

Что-то происходило. Кто-то кричал, чьи-то руки тянули меня подальше от всего. Голова неожиданно разболелась, а чувство накатывающегося сна пыталось накрыть меня, и меня подняли на руки. Я видела только футболу и сильные руки, всё остальное было вне моего поля зрения – всё остальное стало недосягаемым и плыло.

А потом меня то накрывало сном, то возвращало в реальность. Я чувствовала руки, которые крепко меня держали – в один момент, в другой - как они стали исчезать, а в третий – что подо мной мягкая перина кровати и я перевернулась на живот и уснула, так и не разглядев того, кто вытащил меня оттуда.

 

***

 

Кругом темнота и холод, что-то держало меня в темнице тьмы и тени. Мне даже было сложно обернуться на бок, что там! Я даже сесть не могла. Будто я… заживо погребена. Конечно, я запаниковала, волосы лезли мне в рот, мешая кричать. Я закашлялась, руки стали искать брешь в стене надо мной, но ничего кроме громких «бум» там не обнаруживалось.

И тут в ответ на мои «бум-бум» послышались другие – выше моей темницы, а может прямо и по её стене. Я снова ударила рукой, в ответ вместо эха моего стука неизвестным, послышался скрежет мрамора по мрамору. Что-то пришло в движение.

Через двадцатые доли минуты надо мной начала появляться щель. Она всё росла и росла, пока яркий свет не ослепил меня.

Чья-то рука схватила мою руку и потащила на себя. И тут-то всё встало на свои места…

Я поняла это, когда мои любимые джинсы с футболкой расплавились в лёгкое белое платьице. А может быть, когда чья-то рука схватила мою, а может и всегда знала… Это был сон.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.