Сделай Сам Свою Работу на 5

Срочно в номер. Реформа 22Г – эвакуация граждан. 3 глава

— В смысле? – спросил удивлённо Саша.

— Прямом, блин! – я вздохнула, пытаясь обдуть чёлку. Жара просто неимоверная. – Не понимаю всё-таки, как я быстро вселилась к нему доверием? Хоть знать то не знаю… Я разбираюсь в людях, правда, но всё же…

— Не переживай, я тоже. Я вообще считал его шарлатаном и обманщиком, между нами, но после мысленного разговора понял – он говорит правду. И он многое мне показал.

— Мне он ничего не показывал! – завистливо вдохнула я, щурясь.

— Нет, всё-таки это сон! – заявил Саша, пройдя, мы десять шагов.

Наши «экскурсоводы» умотали вперёд, бурно что-то обсуждая меж собой. (Правда их видно - они шли на расстоянии равной моей ладони, если её протянуть и сощурится. Они будут точь-в-точь моя ладонь ростом)

Мы же: я и Саша шли, не спеша, зачем торопится в неизвестность?

Минут пять мы шли в тишине, каждый погружённый в свои мысли - то ли из-за того, что Саше нечего добавить - то, ли из-за того, что я решительно старалась подобрать ответ. Объяснить. Доказать, что это не сон. Я уже просто понимала всю толику случившегося.

Глаза зациклились на полу, отслеживая линии узора мрамора, следовали за изгибами и поворотами, пока в голове кипела мысль.

«Она только началась». - Сказал, как отрезал Пётр.

Хм, что же всё это значит? Штучки типа «Аля, я маг»? Или иное? Прокручивая различные варианты в голове, я так и не пришла к логичному ответу. Испустив раздражённый вздох, я остановилась. Саша с сомнение спросил:

— Ты чего это?

— Да так… Мысли в голове не дают покоя. – Опустив взгляд, соврала я.

— А о чём? Не поделишься?! – он вопросительно глянул на меня.

— Ну, э… - начала я мяться, подыскивая правильные слова. – Наверное, мой мозг кипит из-за моих новых приключений на свой зад.

— И куда же он попал? – пряча смех, иронично спросил он с невозмутимым лицом.

— Как куда? В зад чей-то крупнее, чем обычно! Чёрт бы побрал, в чью-то огромнейшую задницу!!! – выпалила я, разгорячившись, не замечая иронии.

— Да, ну? Ну, уж не может быть всё так «серьёзно»! – всё также с невозмутимым лицом сказала он, но, не вытерпев буквально минуту, он засмеялся.



Я надулась и ткнула его локтём под рёбра. Он всё равно не переставал ржать, и я решилась оттолкнуть его к стене, но этого мне не удалось. Он быстренько поймал мои руки и закрутил их за спину. (Годы тренировок в боксе не прошли даром, надо отметить). Оказавшись в «плену» я сообразила, что вырываться бесполезно и, закатив глаза, сказала:

— Ты дурак! – Констатировала я, почувствовав, как тот снова ржёт. Я лягнула его своей ногой. Он быстро отпустил меня, стараясь держать на расстоянии и, улыбнувшись, заметил.

— Где же ты пропадала, подруга? – он взъерошил волосы у меня на голове.

— Эй! Прекрати! – взвизгнула я, давая ему по рукам. – Совсем что ли? Ку-ку?

— И да, и нет. – Ответил он, снова подбираясь ко мне.

— Не с места! А то я за себя не ручаюсь – поколочу! – приглаживая волосы, сказала я.

— Всё-всё, обещаю, не буду. – Подняв руки жестом «сдаюсь», отозвался он, увидав, как я прищурилась, хотя глаза искрились весельем.

Мы примирительно пожали руки и я, вспомнив о вопросе, нахмурив брови, ответила:

— Где же? Э-э-э. В Ленинградской области. Города эдак, Санкт-Петербург в районе Купчино! А ты и не знал... Обидно! – мы оба изобразили изумление.

Что-то резко хлопнуло впереди, и мы повернулись на звук. Эта была огромная дверь.

Переглянувшись, мы быстро дошли до неё и взялись за ручки и будто по команде синхронно её открыли.

Внутри было чуть прохладнее, чем в коридоре и я с облегчением отпустила ручку и прошла вперёд, а когда сообразила, что самонадеянно прошла так далеко – остановилась. Дверь за мной закрылась, и Саша со смущённым видом смотрел на меня, я пожала плечами и обернулась.

Зал оказался огромным, с большими окнами как в храмах, с витражами. Впереди меня стояло возвышение с тремя столами, – один из которых был выше двух других – а сзади амфитеатром стояли скамейки, где находились люди.

Люди здесь были разные: от чудаков в мантиях до бледных и измазанных кровью бедолаг. Выгладили они как птенчики, что потеряли свою мать.

И до меня только сейчас дошло, что я зациклила свой взгляд на пухленьком мужчине с красными пятнами на бинтах, руки которого были покрыты зелёнкой, окрашивая чёрным длинные царапины. Я почувствовала, что меня сейчас затошнит, и резко отвернулась.

Краем глаза я увидела шикарную позолоченную вазу, в которой были благоухающие цветы нежных оттенков. Губы растянулись в лёгкой улыбке, но не дающая помечтать мысль, вернула меня на землю и со скрещенными на груди руками я обернулась к скамейкам, где заметила перед этим Петра. Он с баночкой в руках обходил раненных и капал на страшные раны из неё же, что-то проговаривая про себя, а потом уходил к следующему. Сергей, кстати, тоже занимался этим.

Поймав взгляд Саши, я через силу улыбнулась, а затем, откашлявшись, попыталась заговорить, но не тут-то было – у одной из скамеек собралась группка людей, резво между собой споря. Все они были в странных алых мантиях, и Пётр поднялся около одного из раненных и быстрым шагом, отдав баночку даме в фартуке, пошёл к ним. Они замолчали и через секунду, словно по команде посмотрели на меня. Я ахнула и сделала шаг назад. Мягкие, тёплые руки пожали мне плечо, и я уверенно выпрямилась и встретилась взглядом с Петром.

 

ЗАСЕДАНИЕ МУДРЕЙШИХ

 

— А вы уверены моя дорогая, что этот ребёнок, не является просто магом? – поинтересовался Сергей, проходя мимо нас, накидывая на себя алую мантию.

— Да, Сергей, я уверена в этом, я сама видела её щит и это не просто шуточки детишек деревушки Чародей, это настоящий щит! – Елизавета появилась позади меня, похлопала по плечу, и, шурша алой мантией, быстрым шагом направилась к возвышению, где уже выжидал молчаливо Пётр, почему-то с расстроенным лицом поглядывая на «трибуну», куда усаживалась парочка волшебников в алой мантии.

Остальные, как по команде, тоже заняли свои места, внимательно наблюдая за нами. Там была даже спортивная женщина с хвостиком и торчащими из-под мантии кроссовками, она улыбалась, внимательно глядя то на меня, то на говорящих людей.

— О, Елизавета, мы вас заждались… - сказал старый мудрец и заулыбался.

— Здравствуйте, Пётр, я как раз из лазарета - нужны новые отвары для заживления. – Она вздохнула, повернулась ко мне и улыбнулась. – Так почему бедный ребёнок стоит тут как подсудимый? И как истукан? – в её интонации слышалась власть и сила, как и в голосе мудреца.

— О, девочка, прости старого глупца… - Замешкавшись, Пётр подошёл ко мне и, положив на мои плечи руки, усадил на стул, которого минуту назад не было. Саша сидел рядом и протянул мне руку, я её пожала и вцепилась мёртвой хваткой – он даже не морщился от боли.

Шептавшиеся люди со скамеек стали выходить, и только шесть человек, сидя за возвышением, оставались на месте, поправляясь, готовясь и переглядываясь. Это были не просто люди, подмечу я, там был и кентавр, и гном, и эльф. Большая девятка? (Что-то знакомое… большая семёрка… Вспомнить бы!) Пётр вновь уселся на своё место, и те шестеро встали. Елизавета последовала примеру Петра и села за второй стол, показывая тем шестерым рукой, чтобы сели. Когда все сели, я, зажмурившись, приготовилась.

— Так, давайте начнём. Сегодня днём, ты узнала милая, что ты волшебница… Но по нашим данным ты не просто зачарованная, ты являешься представителем магического мира… - Пётр вздохнул и посмотрел на Сергея, тот кивнул, и Елизавета впрочем тоже: - По нашим данным ты не просто волшебница. Ты - «перемешанная», полукровка. Что-нибудь странное происходило с тобой в последнее время? – Мне так хотелось сказать «Да, я вижу вас, Вы совсем ку-ку». Но чувствует моя совесть это не так. Так что я обошлась всего одной строчкой и то, я её почти не выговорила, всё время заикалась:

— Ну… не… не представляю... что можно... назва... назвать странным. Вот. – Я промолчала, посмотрев прямо в глаза Петру, и произнесла на одном дыхании: - Может быть дело во снах?

— Во снах? Что ты этим хочешь сказать? – улыбнулся Сергей, и, пробурчав что-то не очень хорошее, добавил. – Да, со снами может быть…

— Что вы хотите этим сказать? – Огрызнулась я и попыталась встать со стула, но рука Саши чуть не усадила меня на место – но я вовремя успела встать со стула и отойти от него. Он что издевается? Нервы, ох, нервы сдали…

— То, что ты возможно иллюзионист. Вот и всё. – Спокойно произнёс он, даже не заметив как будто, как я его грубо перебила.

— Что-что? – подал голос с соседнего стула Саша. Неужели?!

Иллюзионист – один из видов магического мира, их ещё чаще всего любит называть «сую нос в не свой вопрос сна», – произнесла Елизавета и мило улыбнулась. – Эти люди, подчёркиваю – люди, умеют творить восхитительные вещи. Но как определить это? – она покосилась на Петра, а тот, стянув губы в линию, о чём-то призадумался. - Сергей, ты же знаешь этих иллюзионистов три вида! Как узнать? – Елизавета явно была озадаченна, стуча при этом своими коготками по столешнице, я же в этот момент просто не могла отвести взгляда от Сергея. Он стал приближаться. Ко мне!

Я усмехнулась, но когда Сергей направил на меня «палочку», я автоматом вытянула из себя тот самый щит, который меня защитил впервые пару часов назад, даже не попытавшись, это понять, сама, будто так положено – он взял и вышел сам.

На глазах Сергея отразилось удивление, потом интерес.

— Вот значит как оно… - Пробубнил Сергей себе под нос и направил палочку на мой щит.

Что-то треснуло, послышалось падение осколков, потом натиск. Как будто что-то давило на меня со всех сторон.

Стало нечем дышать, и я стала кашлять, и когда всё это прекратилось, я распахнула испуганные глаза. Я лежала навзничь на полу, держась одной рукой за горло, другой – цепляясь ногтями в пол. И при этом увидела стоящего всего в шаге от себя Сергея, щита на мне не было, а он с интересом рассматривал меня.

— Интересно… - сказал он, и начал расхаживать то влево, то вправо. – Интересно…

— Что? – не выдержала я и вздрогнула когда он, улыбнувшись, обратился именно ко мне.

— Давно таких, как она не было… Скорее всего она потомок первой иллюзионистки - это надо же она и вправду оставила наследника!..

— Эээ? Чего я буду? Я всего-то подросток лет пятнадцати! Ни какой я там «потомок и прочий бред» - Я, конечно, люблю шутки, но это уже передел моего воображения!

— Девочка, ты, что не понимаешь…- Начал, было, Сергей, но я его перебила:

— Я вам не девочка!

— Эмма, лучше не нарывайся! – Шепнул мне со своего места Саша, с опаской глядя на Сергея.

Ему-то легко это говорить! Сидит тут и ничего не делает, мне бы так!

А мне тут такие заявления! Совсем что ли с ума тут все сошли? И слов нет, как так можно лгать? Ну, допустим, некоторое и правду из сказанного похоже на правду. Например, этот мой так называемый «щит», он реально существует! Или это супер мега спецэффекты? Не знаю.

Просто когда есть этот щит - я его чувствую каждой клеточкой своего тела! Ладно, допустим это всё «реально», так что получается я, должна смириться и уйти в монашки учится? Хе-хе, ишь, чего захотели! Может я и мыслю как пятилетка иногда, а порой вообще тормоз, но никогда и не за что, меня никто не заставит «учится» чему-либо! Мне и так хватает каторги под названием школа!

— А что я? Я ничего… Это вс…

И тут я отлетела, отлетела с таким «толчком» в бок, что дух перехватило. Я летела в стену, где стояли цветы в шикарной, той самой вазе; мне естественно, не хотелось ломать бедную вазу и красивые цветы, естественно, шею я тоже свернуть не хотела, поэтому я попыталась сопротивляться «напору с левого бока», конечно, первые секунды моего противостояния были - неудачны…

Но…

Когда я подлетела и почти врезалась в вазу со всего размаху идущей силовой волны в голове, будто включились вентиляторы, о которых до недавнего я и не знала.

Тело само собой подтянуло к себе ноги, а руки крепко их держали. Голова спряталась в получившуюся выемку и со всего «взрыва» моё тело отпрыгнуло от стены.

Мне хватило минуты, чтобы понять, что я отлетела от стены, будто там резко объявился батут и то, что я вновь лечу… но на этот раз, на пол, чтобы хорошо удариться чем-нибудь.

Я и правду была готова получить по самые помидоры от пола, но когда я поняла, что сижу на полу, то изумлённо подняла голову. Там, где была ваза, тихо-тихо стал исчезать настоящий батут, а вместо него проявляться ваза. На полу, что я сидела, проявились последние линии мягкой перины, на которую я упала.

Вот это волшебство! Интересно, кто так из всех них умеет?

Сбоку послышалось перешёптывание.

Не сомневаюсь, люди всё-таки оказались «сострадающими», наверное, поэтому и молчат и не помогают подняться? Я сама поднялась, быстро, пока пятая точка не давала о себе знать. Итак, кто сделал мне перину либо – неуч, либо не досмотрел моё падение. Я зажмурилась, потирая, простите за выражение, свой зад.

Меня пошатывало, перед глазами всё плыло, и кое-как, наконец, выпрямившись, я посмотрела по сторонам, показывая, что я цела.

Люди продолжали смотреть на меня в немом восхищение. Да, что это такое? Может, они, наконец, скажут, что да как?

Что вообще со мной происходит? Я случаем не сплю? (и почему этот вопрос я не задала как минимум час назад, или я его задавала?) Боже, я сейчас взорвусь от их тишины!

— Браво… - сказал, наконец, Петр, хлопая в ладоши, выходя из-за своего возвышения к нам вниз. – Давно не видел иллюзиониста в действии. – Он нахмурился. – А вас, Сергей, прошу больше не применять заклинание против детей!

— А как бы мы узнали наверняка… - начал, было, Сергей, защищаясь.

— Но не таким же способом! Она ведь просто девочка, не знающая ничего об Иллюзионистах, тебе вообще повезло Сергей. – На мою защиту вышла и Елизавета из-за своего стола, вставая по правую руку Петра и грозно смотря на Сергея. - А представь, если бы она была просто волшебницей! Или вейлой! Ты представляешь, какой урон ты бы ей причинил и нашей бедной вазе! Которая, как не стати, тебе в бабушки, а то и прабабушки годится. – Слетела на крик она, а потом более спокойно произнесла. – Что ж, она иллюзионист, а какой мы не будем проверять, ясно тебе Сергей? Ещё не хватало ребёнка в камеру ужасов пихать!!!

— Я хотел лишь проверить самое очевидное, вы сами видели, как она справилась с Этим. Тем более, я искусно владею обратным тому заклинанию, противодействием – я сразу бы среагировал, если бы что пошло не так! – Сказал Сергей и поклонился Лизе, поднявшись, посмотрел на меня и улыбнулся, протянув мне руку. – Рад нашему знакомству. Я не видел ещё в своей жизни Иллюзионистов, и ты в своем рода «открытие» для меня.

Я, конечно, пожала его руку, но про то, что он сделал со мной пять минут назад - не забыла и не забуду! Пятая точка точно это говорит, она никогда не врала! И да, вообще, причём здесь я, иллюзионисты, те батут и перина… что они имеют в виду, говоря, что это сделала я?

 

— Иллюзионист… - задумчиво произнесла Лиза. - Был бы хоть один из.., как вы думаете, Петр, что нам делать со всеми ребятами?

— Ну, Лиза - это зависит от обстоятельств…- Пётр замолчал, а потом, подойдя ко мне, взял меня за плечи, и повернул лицом к себе, и я посмотрела ему в глаза, а он сказал. – Дорогое моё дитя, ты представляешь, что ты только что сотворила?

Честно? Он хочет честно?

Знать бы… Знать…

Смотря ему в глаза, я увидела опору, не знаю, как, но мне показалась ему можно довериться. А вот про Сергея я бы этого не сказала… Но это так, своя личная неприязнь от пятой точки, поэтому я коротко ответила, смотря в глаза Петру:

— Нет, - тихо прошептала я, наверное, даже просто губы открылись, не издав звука, поэтому я набрала больше воздуха в лёгкие и, прочистив горло, проговорила. – Нет, я не знаю, что здесь произошло… Просто, не знаю и всё тут. - Пётр улыбнулся, такой милой и озорной улыбкой – вот просто сразу, кажется, он как будто мой дед и спасёт от всех бед.

— Сейчас в этом зале была совершена грандиозная иллюзия, а создала её - ты. – Он посмотрел на Елизавету и произнёс: – Такие «трюки» нереально повторить и мне, и Елизавете, и даже Сергею, которые хорошо обучены магией. Мы не фантазёры.

— Ого! – только и смогла вымолвить я, и Пётр подмигнул мне.

— Ну, Елизавета, оставляю это чудо из чудес на тебя. – Пётр улыбнулся мне, похлопав Сергея по плечу, попросил того следовать за ним. – Ах, да, Лизок не отведёшь потом ребят на всеобщее совещание? Они как ни как, теперь часть этого.

— Конечно, Пётр, не переживай. – Отозвалась она, готовясь завалить меня информацией – ну, по крайней мере, я так надеялась.

 

Елизавета кратко рассказала о том, что ей было известно. Она не вдавалась в подробности, поэтому кто сделал, для чего – было непонятным. Зато она рассказала следующее:

«На свете есть много историй об Иллюзионистах, но не одна из них не верна, так как та, что открылась в 19 веке…

Что ты знала до этого о них? Сотри… Всё не так.

Иллюзионисты «вернулись» в мир волшебства с появлением одной девушки, до этого иллюзионисты были забыты в пирамидах Египта и стали байкой и фокусниками в мире людей, шарлатанами; эта девушка была молода, полна сил и загадок, именно такими иллюзионисты встречались в летописях - «мифах» с Египта.

Иллюзионисты владели двумя силами: силой иллюзии и быстрой обучения волшебством. Иллюзионистов принято считать в нашем мире – кузнецами, творцами всего самого фантастического и нереального. Мы, волшебники, придумывали – они воплощали в жизнь, а гномы доделывали, а эльфы вселяли в те вещи магию. Как правило, самыми известными работами были порталы и здания.

Её звали – Розмарин, ту девушку, с которой всё продолжилось. Когда в ней проявилась Сила, её выставили вон из дому, но если бы не её знакомство со Святославом в минуты отчаяния, то она бы так и осталась «сказкой». Девушка стала знать с находкой друга, что она в мире не одна с особенным даром - узнав, что Святослав - оборотень.

Святослав стал её опекать до поры до времени. Года через два, ей тогда было шестнадцать: они с другом-оборотнем нашли ещё двоих обладателей той же Силы, что и она. Но не такая эта была сила - слабее. «Роза никогда не могла объяснить, как и почему знает, что этот человек такой, как она, и что они - слабее» - вспоминал Святослав. И Святослав верил её словам и убеждался в этом. «Они и вправду были такими, как она… Только Силы было меньше… Мы стали с Розой искать ответы на вопросы: Почему так происходит? И в чём их связь с ними? – Мы нашли их, но уже было поздно…».

Всё дело в классах, говорит Святослав. Роза – редкое исключение из правил этого магического сословия – она была слишком сильной для них, Иллюзионистов. Это был ещё и сильный «маг»! Она пользовалась только своей силой – силой иллюзии и изредка прибегала к общеизвестной силе – Силе Духа. Другие же иллюзионисты – могли быть только создателями или фантазёрами, но никак всё сразу вместе – они были сильны, могли пользоваться волшебством волшебников, но никогда бы не смогли пользоваться своей, природной Силой, так как делала это Роза.

Через некоторое время образовались «Пять Стихий» - группка, состоящая из пяти людей, некогда бывшие ученики великого и могучего Мэрлина, и Роза входила в её состав, являясь «золотой серединой» между остальными. Она была младше, была рассудительной и сочувственной особой – её ценили все, считали важнейшей из важнейших…

Но, Пять Стихий, всеми печально известные – потеряли её, она была осуждена людьми за «колдовство и привороты». Её сожгли, как настоящую ведьму, хотя она никогда такой не являлась…»

— Очень сложно что-либо ещё добавить – Роза была загадочным человеком. – Сказала, сожалея, Елизавета. – Но известно то, что она могла творить великолепные иллюзии, некоторые из которых, говорят, сохранились и по сей день. Ну, а также все спрашиваются вопросом: правда ли они могла путешествовать во снах? Правда ли это? Время стёрло... Но я думаю - да. – Добавила она, заметя на моём лице вопрос. – ЗАПОМНИ: Чтобы начать творить – расслабься. Да, и чтоб начать творить, не нужно быть в опасности (как сейчас, например, было) – нужно просто расслабиться и мечтать. О чём угодно, что пожелаешь… Главное, помни – твори, а не обдумывай. – Заключила Елизавета, вставая со стула. – Есть вопросы?

— И, правда, ничего?

— Нет, остались кое-какие сведенья, которые вряд ли утешат твой интерес, и фотографии с ней, но больше ничего. В книге по истории можно найти её… Девятнадцатый век в Магии. – Сказала Елизавета, отвечая на вопрос. – Но там, только факты, её достижения… и дата смерти и причина.

— А вы и не сказали! – возмутился вдруг Саша.

— Точно, я и забыла. – Покраснела она немного. – Она погибла на костре, как было уже сказано недавно, за свободу и мир в Колдиненте – вот почему, хоть как я и говорила, была обвинена в том, что она - ведьма. Но она не дожила до него – до «мира в мире». Оставалось чуть-чуть. Говорят, она даже ни разу с того момента, как огонь стал к ней подходить – не закричала, лишь улыбалась сквозь слёзы.

— А как же любовь? У неё был муж? – спросила я, заинтересовавшись.

— Она была помолвлена. История умалчивает, что стало с её Сильным и загадочным возлюбленным, ясно одно – он ещё жив.

— Но почему он не спас её? – озадаченно спросил Саша. – И вообще, как люди могли обвинить её в колдовстве, если она жила здесь?

—Так надо было, никто наверняка не знает, почему она сама запретила – этот вопрос я бы хотела задать её жениху, если он всё ещё здесь. В нашем полисе. – Сказала, отрезав, Елизавета. – А о том, как, скажу просто – был здесь один участок земли, где жили и маги, и люди… Но после смерти Розы люди перестали верить нам, считая, что мы тоже можем причинить урон, что якобы причинила она – тот город стал «Призрачным».

— А что она якобы сделала?

— Мучила детей, а некоторых принесла в жертву дьяволу и Тьме. Запомните – Тьму здесь не любят, она существует.

— Но, как вы можете утверждать, что её жених жив, если вы неуверенны, есть ли он здесь сейчас? – задумчиво спросила я.

— Говорят, его видали недавно.

— Интересно… - промычала я под нос, вставая со стула, а Саша следом – мы переглянулись, и я задумчиво отвела взгляд первой, глядя в огромное окно, что находилось в комнате для уединения.

Я потомок самой загадочной из магического мира девушки, о которой ничего не осталось, кроме успехов и биографии в учебнике?! Навряд ли.

Я знаю лишь, то, что она умерла на костре на глазах у любимого за свободу и мир! Но что в итоге принесла её жертва?

Ну, ничего. Вы посмотрите на этих взрослых и поймёте…

Снова война, снова гибнут люди…

Но какая она? Какая же была? Что у неё были за друзья, помимо Святослава? Что за Силу имела? Какое наследие оставила, нам, её потомкам? И, самое главное – а есть ли они, эти потомки наверняка?

И все эти вопросы останутся без ответа, и как же мне узнать кто я? Если известна малая часть о нас, иллюзионистах?

Получается, я буду самоучкой заниматься?

Да, это действительно реальность, только в ней, так можно вляпаться по самое некуда.

Я подошла к окну и прислонилась горячим лбом к холодному стеклу. По щекам побежали слёзы. Я плакала, я понимала, я предчувствовала, я ощущала… Всё это – настоящий кошмар, и дай бог, чтобы он кончился именно этими обсуждениями, но… не судьба.

 

Мы снова шли по длинному коридору. Елизавета шла впереди нас и изредка оборачивалась, чтобы улыбнуться: так она была сама занятость, говорила со всеми встречающимися на её пути, давала напутствия и отчитывала таких же ребят, как мы с Саней по возрасту. Тут я впервые потянулась рукой к нему, а он сжал мои пальцы в ответ.

Я задумчиво прикусила изнутри щеку, и с широко распахнутыми глазами наблюдала, оценивала обстановку и улавливала малейшие признаки «неизведанного». А тут его вдруг оказалось достаточно – коридор был переполнен и поднялся шум! К примеру, парень с зелёной кожей... Чем не неизведанное? Тут, соглашаясь со своей совестью, меня передёрнуло. Ничего себе! Или вон та девочка с рожками и… О. Мой. Бог – у неё копыта, что за?.. Наши с Сашей взгляды встретились. В его глазах читалось: «Я же говорил – мы не одни… Мы одни из многих»

Я сглотнула и поймала заинтересованный взгляд девушки с тёмными безднами вместо глаз и голубой кожей. Странно, что она и что это за цветочные узоры на её теле… Но мысли долго не задерживались, они будто взрывом разлетелись и вот, я уже вернулась к Розе и её смерти.

Ради чего? Ради чего она умерла? Всё, что она так хотела – пало, она поступила как круглая дура. Хотя я её не виню, но у неё была Сила, она могла… Должна была выкрутиться из беды! Нет, всё-таки виню – из-за неё я в полной… луже. (Хотя мысленно я заменила «лужу» на более грубое слово)

И что, как, с чего начинать? Как мне узнать, кто я есть такая? Что из себя представляю? Чёрт, но почему она не спасла себя?!

Занятая своим мозговым штурмом, я и не заметила, как оказалась в людном зале, буквально влетевшая на волнах её потоков внутрь. Интересно, это зал нужен для… балов или совещаний или сборищ, что наше? Просто… Красивые окна с обеих сторон продолговатого зала, золотые украшения, паркет и благоухания говорят о многом и в тот же момент - малом.

Интересно… Мой взгляд скользнул по толпе – разные, высокие и низкие, красивые и отталкивающие, дети собрались здесь ради поиска ответов или, как к примеру та девушка с татуировками на лице золотых переплетений какого-то растения ждущая… А чего? Чего могут ждать не такие… Ну, те кто знают о магии?

Кто-то меня толкнул, я чуть было не упала носом в паркет, чёртова невнимательность! Но мне повезло, дружеские и крепкие руки вовремя выправили меня, и я оказалась лицом к лицу к Саше. Я была ему благодарна и улыбнулась.

— Спасибо, - успела лишь сказать я, а потом зал залился голосом Петра, и я закрыла уши руками, щурясь и кривясь в лице. Саша схватил мне за руку и потащил вперёд…

Пока мы шли, я как само собой разумеющиеся, конечно же, занялась разглядыванием лиц различных «детей». Вы не поверите, я увидела девочку с острыми ушами, и мальчика с меняющейся цветом кожей. Вау!

Впрочем, они тоже внимательно разглядывали меня, так что никого не волновало, кто кого переглядит.

И тут я вдруг почувствовала чей-то далёкий и пристальный взгляд и обернулась. На меня смотрело два зелёных глаза, и эти глаза принадлежали парню, явно старшему, чем я. Они светились лукавым смехом, и будто вызовом в примесь с насмешкой. Я закатила глаза и бросила «оценивающий» взгляд. Он был в кольце виснущих на нём девушек, у меня чуть челюсть не отвалилась от шока, между прочим, они его и трогали, и целовали в щёки, а он….. ноль внимание. Ничего себе! Да он явно смотрит на меня, чёрт… Мне кажется или я и правду горю? Я дотронулась до щёк и ахнула – о, этого только не хватало, и застонала. Рука Саши куда-то пропала…

Вот что значит, как статуя, - подумалось мне. – А какой симпатичный парень! Глаза просто бездна зелени… Интересно, какой он, когда улыбается? А на этих он и не смотрит до сих пор… Боже, эта девушка стащила с него кожаную куртку… - мои глаза округлились. – А он всё смотрит, будто ему всё равно… Что это?.. И тут в голову влетела мысль: Он ждет, когда ты к нему подойдёшь, - моя совесть громко фыркнула и придумала коварный план. Я улыбнулась, притворившись идиоткой.

Я готова отдать, что угодно, но… я действительно вижу, как его губы растягиваются в полуулыбке?

— Тишина в зале. – Сказал Пётр, и я обернулась на его голос, но всё-таки успела бросить печальный взгляд на зеленоглазого парня, и вновь пошла поближе. Зал так кстати затих. – Хорошо. Послушайте меня внимательно, это касается каждого из вас. На кону ваше будущее…

И началось. Пётр понёс длинную тираду о трудностях нашего положения, о том, как нам, детям, нелегко приходится осознавать, что мы маги и тому подобное. Конечно, он говорил про «новичков» - магов, ибо вторая часть, не новички хмыкали и переглядывались, устав от ожидания. Я всё это время думала о Розе, моём вдруг объявившемся даре и что таить, думала, не видела ли я именно этого зеленоглазого парня перед тем, как моя жизнь стала настолько невыносимой?! Так что, монолог Петра превратился для меня в монотонное «бу-бу-бу».

В зале жуть как толкались, то и дело приходилось орудовать локтями за своё место. Благо, небольшой рост позволял быстро отделываться от назойливых гадов!

Но в результате «толкучки», я не уловила смысла далее идущих слов Петра и, открыв рот, считала мух, как говорится. Или там иначе говорят? Что там считают!? Отлично, я забыла!

— … и не забудьте, вы уже взрослые и должны понимать, что будете одни. – Он посмотрел на Елизавету, та, что-то бурно писала, только и слышался скрежет её ручки по бумаге. – Я даю вам, дети мои, часа два, чтобы предупредить (это относится к жителям Колдинента) или придумать план про лагерь или что-то в этом духе (детям, что только узнали о себе), чтобы мы вам помогли, а вы смогли уехать - обучаться.

— Уехать? – шёпотом спросила я, не зная кого.

— Ну, типа похода, - отозвался появившийся Саша.

— Ты откуда тут?

— Да, стоял вон там. – Он показал на место с тремя парнями. – А потом заметил, что ты появилась. Я тебя потерял…



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.