Сделай Сам Свою Работу на 5

Срочно в номер. Реформа 22Г – эвакуация граждан. 7 глава

 

— Давайте устроим привал?! – Застонала я, когда мы подошли к источнику с водой. Я пыталась не так сильно ступать на ногу – подвернуть успела на корнях, но это пройдёт, если отдохнуть.

— Давно пора бы. – Одобрительно кивнула Марина, нагоняя меня сзади, протирая при этом пот со лба и закалывая влажную чёлку. Волосы она осмотрительно собрала в хвост, я тоже об этом додумалась. Она встретилась со мной взглядом и улыбнулась.

Ей в балетках сложнее всего идти, не то, что нам с ребятами в кроссовках, заметила я, глядя на свою бедную ногу. Так что нечего ныть!

— Хорошо. – Огрызнулся Филипп, увидав, по ходу дела, и в Сашиных глазах одобрение. Ясное дело, трое против одного – мы в победителях.

— Отлично! – захлопала в ладоши Марина.

— Неужели, дождались?! – пробормотал Саша, обливая свою голову водой из бутылки.

— Давно бы так, - хором отозвались мы, а затем рассмеялись.

— Десять минут, если что. – Прищурился Филипп и победоносно улыбнулся нашим гримасам.

Сев на большой камень во мху, я сразу же стянула кроссовок. Нога опухла и покраснела, но это меркло перед тем, когда я намочила ногу водой и та тихонько загудела от удовольствия, а я блаженно замычала.

— Какой же рай таки. – Промычала я самой себе.

— Да расслабься же ты, Филь! – сказал Саша, усевшись на землю в мягкой травке. Снял со спину рюкзак и стал доставать оттуда бутылки. Чертов походник, откуда ему в голову взбрело набрать бутылки и не прогадать?

— Да, дыши свободно. – Кивнула Марина, попивая воду из пойманной ею бутылки. - Мы имеем право на отдых! Как ни как, прошли мы много дороги. Я уверенна.

Солнце медленно начало пробуждение и это несмотря на грозовые тучи и черное небо. Подумаешь, семь-восемь утра! Правда жара стояла – жуткая! Зря только джинсы поганю и парюсь в них, но хотя уж лучше их, чем ноги в царапинах!

Дождь слава богам всё не шёл, хотя мне резко захотелось, чтобы был он, чем эта духотень.

— Легко вам говорить, вы же у нас типа герои, а как насчёт того, что следом-то бегут марионетки, а не поклонники, а? – ходил Филипп взад-вперёд, маяча у Саши перед глазами. Тот бедный даже ноги прижал к себе, чтобы не мешать Филиппу и не прикасаться к нему.



— Не приукрашивай реальность. – Издевательски сказала я, делая большой глоток воды, что осталась в отданной мне Мариной бутылке.

— Лучше бы мы двигались. – Более спокойно предложил он.

— Лучше бы дал нам посидеть и отдохнуть. – Передразнила его Марина. – У нас есть 10 законных минут, а ты ломаешь всем отдых! Заткнись, а?

— Ой, не начинай. – Зло покосился он на ту.

— Заткнитесь оба, лады? – встрял Саша, а я, молчала, попивала воду и смотрела на небо. – Нашли тут время и место для разборок!

Привал длился ещё минут пять в тишине, думаю, даже бы длился дольше но.… Сзади послышался шорох и приближающийся шум, будто лопасти вертолёта. Мы все резко поднялись и, переглянувшись, внимательно выслушали Филиппа, что сказал три раза, как стишок указатели.

Затем он кивнул, и мы как один понеслись в разные стороны дальше в лес.

Не останавливаясь, не разглядывая фигуры сзади и даже не ища взглядом ребят, я бежала вперёд. Я забыла о боли в ноге и тут-то, как назло, полил дождь, портя дорогу в слякоть и поганя обзор впереди и заглушая звуки сзади.

«Всё время вперёд, пока не заметишь упавшее дерево, где виден его огромный корень…»

Я чуть не врезалась в стену грязи. Упав на пятую точку, я взвела к этой стене взгляд и распахнула рот. Так, вот же оно – самое большое и с корнем! Я хотела осмотреть его получше, но в голову влетела новая строчка.

«… увидав его, поворачивай и беги дальше… там тропинка…»

Перепрыгивая кустарник, я нашла извилистую тропу и побежала по ней, временами спотыкаясь о корни и сваленные ветки. Сложнее всего было прыгать через упавшие стволы деревьев, из-за них я заработала новые ссадины на ладонях и синяки.

Добравшись туда, я быстро начала соображать куда дальше. В это же время дождь забарабанил по коже градом; он чуть ли не вдавливал меня в землю, но пока я бежала - это было не заметно, но было больно!

Я была бы ему рада минут двадцать назад, но не сейчас, когда падала лицом в слякоть и снова бежала дальше.

«… сворачивай на дорогу, она доведёт тебя до места, где надо прыгать в очень неприглядном месте и обязательно прыгать…»

Что ж, дорога - это заманчивое предложение.

Дождь, вперемешку с градом – такое вообще возможно? – думала я, лихорадочно ища дорогу - лил беспощадно, смывая с моего лица грязь. Ноги подкашивались из-за слякоти, но я не падала, а двигалась вперёд из-за быстрого бега, будто неваляшка «отпрыгивала» от земли. Над головой загремело и засверкало – давно пора.

Резко затормозив у поломавшегося от молнии ствола дерева, я отошла на три шага, обернулась и увидела три тёмные фигуры, разбежалась и перепрыгнула через горящее дерево, почувствовав, как ветки дерева пытаются рвать ткань джинс во многих местах.

Как я смогла разглядеть тот нужный «выступ» для прыжка загадка для меня, даже когда я на самом деле прыгала туда. Да-да, чтобы сойти с дороги, приходится прыгать, чтобы не сломать себе шею – там был овраг, что нужно перепрыгивать.

«Проламывая» себе дорогу через кустарники, огибая также деревья и смотря под ноги, я вспоминала последнее из указаний, что дал Филипп.

«За деревьями кроются загадки вековых лет, а за моховыми горками – проходы. Ищи неприметный с виду холмик и ныряй в него... Встретимся там»

Отлично, теперь надо и кусты разглядывать с моховыми холмиками, бред какой-то!

Сзади послышался чей-то топот ботинок по грязи и, разглядев перед собой чёрную дырку, я поняла и прыгнула внутрь.

— Эмма, чёрт! – меня поймали, хотя я думала, что сверну себе шею. – Эмма, я сказал «нырять», а не прыгать!

— Прости, - зажмурилась я. – Но я это-то и забыла!

— Эх, главное ты живая! – заметил Филипп, помогая мне встать в «туннеле». Я стала оглядываться, подмечая мрачность и древность стен. – Саша, ты как? – спросил он, появившегося из темноты парня.

— Не очень… Хотя, нормально. Убрал хвост и побегал лишний круг. – Отдышавшись, сказал тот.

Я нахмурилась и сжала губы в тугую линию. Чёрт, да они же все как бы… спортсмены и я тут одна такая, которая даже на физкультуру не ходит из-за почек… Очумелый поворот!

— Бери воду - она тебе нужна. – Протянула ему бутылку Марина, похлопав меня по плечу.

— Да, это то, что надо. – Он ей улыбнулся и сделал большой глоток.

— Может, двинемся? – спросила я, пытаясь разогреть себе руки и перестать думать о том, что я здесь единственная «неформалка» в плане спорта.

— Да, идём. – Хором отозвались они, и мы направились вперёд.

Туннель был создан из мрамора, но со временем уже покрывшегося плесенью, что пахла затухшей водой, хотя сама же вода отбивала этот жуткий запах, дорожками струясь по щелям в стенах мрамора. Туннель освещал тёмно-синий свет с потолка. Он был длинным, этот туннель и безмолвным – будто о нем совсем забыли.

Мы с ребятами не разговаривали, лишь тихо шли вперёд, то и дело, заворачивая всё время направо.

— И всё-таки, давайте расслабимся. – Решила попробовать Марина и сжала мне пальцы руки, я даже охнула. – Мы от них теперь точно оторвались. Эмма, - она улыбнулась. – Расслабься.

— Скорее всего, так и есть. – Вздохнул Филипп, соглашаясь с ней.

Тишина закончилась, и все стали говорить, о чём попала, пытаясь «пропустить» прошедшие пятнадцать-двадцать минут побега в лесу.

Я спросила у Филиппа, откуда он знает это туннель и для чего он, и мне была в ответ целая тирада:

Этот туннель здесь с пятнадцатого века, тогда шли различные войны и междоусобицы, и это было прекрасное место для сохранности горожан, которые выбирали нейтралитет. Но затем он стал не нужен, когда появилось пятеро из «Пяти Стихий», что сотворили мир в полисе. О туннеле знают лишь те, чьим семьям пришлось сюда попасть, а его, Филиппа семья, одна из первых тут побывала, и по праву своей фамилии он узнал о нём в десять лет, и никогда не забывал. Вот и он пригодился сегодня.

Снова повернув направо, мы прошли ещё вперёд, а там оказались три темных прохода, но Филипп без колебаний завернул в самый первый и мы следом за ним.

По словам Филиппа, мы почти на месте и скоро окажемся под защитой магии, что так вдохновляло нас, и мы вышли под открытое небо без страха, благо дождь только чуть-чуть моросил.

Оглядывая себя, я досадно подметила: хвост нужно распустить, и где-нибудь умыться, но где?!

Вроде дождь прекратился, но небо продолжало жалобно урчать, давая понять: пока отдых, скоро вернусь!

Вдали, где-то за кустами и деревьями, послышались два голоса, что-то тихо говоривших между собой. Мы все переглянулись, а Филипп дал знать: пошли, мол!

У двух больших дубов стояло двое – оба мужчины, что видимо, охраняли это место. Увидав нас, они напряглись и в их руках образовались копья, преграждающие путь за те два дерева.

— Пропускайте, - сказал властно Филипп, шагая к ним. – Магия наш дом! – добавил он. – Один из парней кивнул, что был темнее, ткнул концом копья промеж этих двух деревьев.

В этом месте началось шевеление, будто там была вода. Второй тоже ткнул туда концом копья и те копья, фантастика, засветились, и изображение двух сзади кустов стало исчезать, заменяясь на новое: палатки и люди, что болтали, веселились и ходили, не замечая происходящего. И всё дети!

Филипп вдохнул и вошёл в это новое измерение, огляделся и с улыбкой стал манить нас рукой, но первой пошла Марина. Когда она оказалась на той стороне, то тоже стала нас зазывать, с довольной улыбкой, поглядывая на проходящего мимо парня. Переглянувшись с Сашей, мы двинулись вперёд, но я первой перешла через «покрывало» из воды.

Как оказалось, я была права насчёт воды. Когда я вошла, меня окутало ею, словно коконом, в котором было легко дышать. Выйдя на ту сторону, я поняла – я всё ещё грязная и мокрая от дождя. Та вода – иллюзия или мираж. Интересно, это иллюзионисты постарались?

На этой новой «стороне» за «покрывалом» из воды люди, вернее ребята, куда-то спешили. Что-то делали, мальчики таскали брёвна, девочки носились с сумками с крестом, а взрослые, а здесь они были, руководили всем этим.

Не знаю почему, но это напомнило мне лагерь в походе, хотя я, ни разу не видела этого, но смысл есть. А ещё это место напоминало ярмарку или базар, где все оживленно делятся новостями, хохочут и предлагают свой товар.

— Вот и безопасность. – Улыбнулась мне Марина, рассматривая проходящего парня. (Скажу честно, я тоже пялилась на него)

— Пошли, поищем Александру, надо сказать ей, что мы тут. – Напомнил Филипп, неодобрительно качая головой, видя что-то, до чего нам не было дело. Конечно, у мальчика была шикарная накаченная спина, какое там…

— Да, надо бы. – Согласилась я, делая глоток воды, взятой из рук Саши бутылки, и перевела со спины мальчика взгляд на друга.

— И здесь мы будем жить целое лето? – скорчил насмешливую гримасу Саша.

— Если хочешь - можешь остаться. А мы завтра двинемся дальше, скорее всего утром. – Вздохнул Филипп. – Но лучше, всё узнать у Александры. Ведь подумай сам, эта поляна очень заметна. И поэтому пока сбор здесь, а завтра мы уйдём дальше, глубже. Там, где безопасность!

 

ПОГОНЯ

 

Поляна была заполнена палатками и шатающимися туда-сюда ребятами, как я заметила раньше. Среди всего шума и гама, выделялись три большие палатки, по-видимому, места для взрослых магов, кто знает!? Именно к одной из них мы и пошли.

Зачем спрашивается? Затем, что в ней находится Александра, верно, это или нет, я не знаю, но один пухловатый седой мужчина утверждает об этом. Ну, что ж, доверимся ему на слово.

Мы шли с ребятами, держась за руки, (не дай бог, потеряемся!) оглядываясь по сторонам. Дело это было занятным! Тут и там, всюду были световые эффекты. Ребята моего возраста, старше и младше, вытворяли такие разные фокусы, что дух захватывает. Естественно, старшие дели это из-за выпендрёжа, а младшие чтобы доказать своё умение (правда младше меня они явно были всего на год, а может и два). Я поступала по-умному и просто не обращала на это внимание, тем более на выкрики:

Эй, девчонки, присоединяйтесь! Бросайте своих зануд, тут будет жарко!!

Или такое: Эй, красавица, иди к нам, ну же, повеселимся!

Боже, им больше чем мне, а ведут себя как помешенные индюки. В общем, это были те ребята, что знали магию с детства, причём они так качественно исполняли разные финты!

— Идиоты. – Буркнул Филипп, единственный кто не утерпел от замечания, мы же все дружно умолчали.

— Что плохого в том, что они решили покодрить девчонок всевозможными способами? Тем более в такое время! – изумилась всё-таки я.

— Это ужасный, знаешь ли, выпендреж и злоупотребление магией! – ответил сразу Филипп, быстро шагая вперёд. Представляете, он даже не повернулся!

— Ну-у, если это так?.. – он кивнул. – То это не хорошо. А у вас, то есть у нас, за это наказывают?

— Да, есть правило об этом. Но сейчас всем не до этого и они так спокойно выделываются, смотреть противно! – Филипп почесал свою репу, вечно куда-то оглядываясь. – Это конечно мелкое хулиганство… Ничего особенного… Но всё же…

— Ясно всё с вами. – Отозвалась я, показывая всем своим видом - дискуссия окончена.

Входя в палатку, я почему-то не удивилась, что внутри она чуть ли ни целая квартира, точнее сказать официальное помещение со всей ей предполагаемой строгостью и красотой. Да, видимо единственным, чем меня можно всё ещё удивить - это мой кошмар со своими новыми сюжетными линиями! Я провела рукой по лбу и скромно замерла перед входом.

Когда Александра нас увидела, то оцепенела и не могла долго выговорить хоть словечко. (Странно, что парни так явственно старались нас с Мариной закадрить, очень, ведь мы все грязные и такие красивые в своих царапинах и ссадинах! – думалось мне в этот момент.)

— Что это с вами? – спросила она, присаживаясь на кресло в мини-кабинете, хватаясь за сердце.

Внутри было тепло, и мы дружно держали молчание, оглядывались. Ведь я бы никогда не поверила, что такое возможно, хотя мечтала бы побывать здесь.

— Всё это сотворило незримое увеличение, но это вы должны уже были знать по фильмам, книгам и комиксам – там часто это используют. Думаю ничего в этом удивительного. – Сказала Александра со своего места, попытавшись нас вывести на беседу.

— Да никогда бы не подумала, что такое реально! – отозвалась-таки я. Мне захотелось сразу долбануть себя, но Марина отрицательно покачала головой, когда Филипп сделал шаг вперёд.

— Ой, Эммочка привыкнуть должна была, особенно прочитав ту книгу! Надеюсь, ты её прочла? Там много чего и интереснее описано! – заулыбалась та. – И почему же вы у меня такие чистые?

— Мы упали. – Вставила я. – Из-за дождя, конечно. Множество раз! Вот эти царапины и ссадины из-за веток и прочего на земле. – Мы все дружно тупо улыбнулись ей и закивали. – Мы просто какие-то неувязки что ли!

— Неу… чего? – нахмурилась она, затем снова заулыбалась. – Вы типа невезучие, да полагаю, это значит? – мы закивали, мысленно промолчав о нашем «путешествии» сюда, и хорошо, что она ничего не заподозрила.

— Тогда всё ясно с вами. – Сказала она после минутной паузы, задумчиво рассматривая бумаги перед собой. – Да, хорошо, что вы целы и… ну, не совсем невредимы… Хорошо. – Кивнула она, не отвлекаясь от бумаг. – А то восьмерых ребят мы уже точно не увидим. – Она горько вздохнула, затем по очереди посмотрела нам в глаза. – Четверо из них стали… стали сообщниками Тех, а другие погибли, как герои защищавшись!

— Что? Ещё… е-ещё четверо? – вдруг воскликнула Марина.

— Я знаю, что это для тебя зна…

— Ой, не вешайте мне лапшу на уши! – отмахнулась Марина от неё. – Ничего вы не знаете! Ваш-то отец погиб своей смертью в положенном возрасте, а мой… моего - сожгли! И не просто ребята, а з-з-знакомые! – всхлипнула Марина и уткнулась в Филиппа. – Я почти их всех знала, знала, понимаете? Знала с детства, понимаете? Может даже с пелёнок, понимаете ли вы это, а? Нет, не понимаете. С вами такого не было…

— Тихо, тсс, Марина всё в порядке. – Филипп стал успокаивать бедную Марину, поглаживая её по спине. – Зря вы это при ней сказали, Александра, – закачал головой он. – Зря.

— Боже! – воскликнула я. – Александра, лучше… - но я не договорила, не могла. Я понимала скверность сложившейся ситуации, но в голову - ничего не лезло.

— Давайте ближе к делу! – громко сказал Саша, выручая тем нас всех.

— Да, давай. – Кивнула Александра, вставая с кресла. – Тааак… В общем идите к группе Начинающих, там вам надо будет найти наблюдательниц - они в синих футболках, не ошибётесь! – она протянула Саши одну из бумаг в руках. – Отдадите одной из них, они знают что это. – Она хлопнула в ладоши, и листок стал трубочкой с печатью. – Удачи. Скажите Наблюдательницам, чтобы разрешили вам помыться и дали лекарства, да и одежду.

— У нас имеется своя. – Напомнила я.

— Да это, да, но если что, попросите их – они дадут. – Она мельком улыбнулась и растворилась за дверью из шторок, что не пропускали звука (видимо, опять же, магия постаралась!).

— Марин, Марина ты как? – присела я рядышком с ней на корточки, та свернулась калачиком на полу.

— Это… это… - она попыталась ответить, но слёзы и начинающая истерика не давали.

— Чтобы не произойдёт, Марин, у тебя есть мы, ну точнее я-то точно есть. – Решительно заявила я, вдруг поняв важность произнесённых мной слов. – Я всегда помогу, и видимо я тебе уже буду не просто знакомой, а другом – настоящим. Знай, я чем смогу, тем и помогу, какой сложной не будет ситуация и положение, я помогу. Именно так познаются друзья. Обещаю. Считай это моей клятвой Верности. – Я протянула ей руку. – Пусть каждый здесь присутствующий знает, друзья они или просто, но я и Марина – всегда. – Она взяла мою руку и слабо улыбнулась.

— Обещаю.

— И я тоже, - взяли мою другую руку Филипп и Саша вместе.

— Меня тоже не забудьте, - запоздало ответил Саша, уже держась за меня и Марину.

— Значит, эта клятва четырёх друзей. – Кивнула им я. – Мы будем друг за друга горой, обещаете?

Марина посмотрела мне в глаза, и, опустив мою руку и ребят, обняла меня. Впрочем, те тоже не отставали и обняли нас вместе. Клятва свершилась, ну по крайней меря так говорю я, а я клятв на ветер не бросаю.

 

Безопасность – вот что я чувствовала сейчас, обнимаясь с ребятами, что теперь мои друзья. Не просто знакомыми или обычными, а близкими настоящими друзьями, я это знала не понаслышке, они были моими друзьями: Саня, Марина и Филя. Они были рядом просто так, как и должны быть друзья. Но родных мне, безусловно, не хватало, я очень скучала по ним. А ещё я пыталась понять Маринину боль – это ужасно потерять отца, хуже, чем это быть не может! Смерть близкого человека – это кошмар. Конечно, частичку её страданий я понимала – она у нас молодец, ещё держится… Хотела бы я всё изменить…

Вообще, зачем тогда магия, если она не может вернуть близких нам людей или время вспять? (Хотя, кажется, последнее возможно.)

Мы оказались у двух палаток с синими флажками на «крыше», рядом с которой стояло двое: девушка и женщина. Девушка была высокой, с короткой причёской «каре» и веснушками на лице. Женщина постарше была низенькая, с хвостиком на затылке и выпученными глазами.

Как мы здесь оказались? Видимо я настолько углубилась в свои мысли, пытаясь при этом подбодрить подругу, что просто не заметила. У меня и у самой глаза были на мокром месте! Филипп и Саша взяли весь контроль на себя, если надо было, они показывали куда идти и что делать. Слава богу, я так устала! Благо, что они у нас есть, ага.

— Хорошо, девочки, идите вон в ту дверь. – Указал головой Филипп. Тем временем они уже поговорили с теми двумя дамами, и мы вошли в одну из палаток. Снаружи она была длинной, внутри оказалось поделена на две двери: в мужскую и женскую душевые, как я поняла.

— А как же?.. – спросила я, кивая в сторону выхода из палатки.

— Не переживай, внутри всё есть, поэтому они ничего не дали. И ради бога Эмма, ты-то не хандри! – вспылил Саша.

— А я что, не в себе? – нахмурилась я.

— Да нет же, что за бред? – Филипп покосился на Сашу и толкнул его в дверь для мальчишек, при этом умудряясь улыбаться.

— Ну, тогда ладно, – невинно отозвалась я, хватаясь за ручку двери.

— Эмма?

— Ммм? – прикусив нижнюю губу, я посмотрела на друга.

— Не оставляй Марину одну.

— Само собой. – Он улыбнулся и удалился за Сашей, я тоже вошла внутрь, ведя с собой Марину.

Вода отличный способ собраться с мыслями и расслабится. А в данный момент, это как глоток свежего воздуха!

Я стала протирать волосы полотенцем, уже надев белую безразмерную футболку и джинсы из рюкзачка, когда вдруг услышала перешёптывание девочек, входящих в полотенцах в раздевалку. Знаю подслушивать плохо, но что делать, если Марины пока нет?

—… Да-да, получается она её предок. – Сказала девочка с полотенцем на голове.

— Никогда не задумывалась, что такие близкие к Ней есть! – отозвалась вторая с веснушками по всему телу.

— Я сама слышала, Пётр говорит, она типа самая сильная из них… Представляешь неужто они снова…

— Эмма, ты чего так стоишь? – спросила появившаяся рядом Марина. Она была в белом полотенце, и вода изрядно капала с её мокрых волос.

Только сейчас до меня дошло, я-то стою странновато с поднесённым к волосам полотенцем. Весело!

— Я просто… э… не знаю… - замялась я, ища правдоподобный ответ.

— Подслушиваешь. – Ответила подруга, подмигивая.

— Да, видимо так, – сдалась я ей, поймана с поличным.

— Кстати, поняла о ком они? – с озорным блеском в глазах спросила подруга.

— Без понятий, – даже не стала думать я. – А ты?

— К счастью да! – она оглянулась по сторонам, затем сказала – О тебе! Представляешь такое? – она странновато посмотрела на меня, хлопая в ладоши.

— Обо мне, что за чушь? – не веря, я посмотрела на тех девочек.

— Вовсе не чушь, чистая правда! – она стала надевать джинсы, взятые у меня в займы. (Они были мне велики, а ей в самый раз) – Посуди сама: единственная в своём экземпляре, самая сильная. Всё сходится. Да, – я хотела, было возразить, но она перебила. – Они и имя сказали.

— Теперь всё ясно.

— Да, ладно. – Она легонько толкнула меня в плечо. – Привыкай, ты теперь - Знаменитость, с большой буквы «З»! – при этом она закатила глаза и рассмеялась.

Ну, благо, она пришла в себя, и мы вышли из палатки, весело обсуждая мою «популярность», точнее она обсуждала.

На входе, сидя на притащенном табурете - Саша и Филипп делили его пополам - поджидая нас, бурно спорили мальчики. Увидев нас, ребята заулыбались.

— Вы не поверите, что мы сейчас слышали! – сразу начал Саша, а Филипп одобрительно кивнул, подбегая к нам, влипая между нами с Мариной.

— И что же? – спросила я, стряхивая руку Филиппа с плеча.

— Мальчишки между обсуждениями потерь, вставляли твоё имя! – заявил Фил, думая, будто мы не в теме.

— Как не странно, девчонки между промывкой головы и бритьем подмышек, только и обсуждали её! – злорадно заявила Марина, сгоняя с них спесь и скидывая руку Фила с плеча.

— Это же странно, правда? – заметил Саша. – Эмма не одна единственная здесь Иллюзионистка, а говорят только о ней!

— Саш, наверно, ты плохо слышал, – вдохнула Марина, покачивая головой. – Но Эмма самая сильная, вот и всё. А таких давно не было.

— И что?

— Как «что»? Это круто, чёрт побери, очень! Эмма прямо эксклюзив здесь. – Сказал Фил («Знаменитость» - усмехаясь, сказала Марина).

— Как понять?

— Этого и я не знаю, они без меня это обсуждают… - протянул Филипп, улыбаясь Марининой идеи.

— Значит, Эмму обсуждают, а мы даже не знаем об этом! – возмутился Саша.

— Почему же, знаем. Вот сейчас это обсуждаем. – Засмеялась Марина. – Плюнь ты, Саш. Привыкай, Эмма у нас Знаменитость! – она снова расхохоталась, и мы подхватили, вместе направляясь к наблюдательницам.

— Давайте узнаем у них, что нам предстоит, – предложил Филипп, двигаясь к собравшейся толпе.

— Что это там? – удивилась я.

— Не знаю, но там эти две наблюдательницы.… Пойдём, узнаем! – ответила Марина, беря меня под локоть.

 

— Нет, это, не в какие ворота! Что же их так много?! – возмутилась Марина, протискивая нас обеих вперёд.

— Это да, не то слово, – послышался резкий вдох Саши в ответ, где-то позади.

— Видимо там собрание, не представляю, что их ещё могло собрать. – Почти крича, послышался Филипп, удаляясь от нас, пока мы с Мариной протискивались в щели между детьми.

Кругом толкотня, гогот возбуждённых голосов, масса разных лиц, но вот что примечательно, все были нашими ровесниками.

— Боже! – на одном дыхании выдавила я, хватаясь за живот, меня кто-то ударил!

— Эй, ты! Смотри куда свои локти пихаешь! – послышалась сзади перепалка. - Ещё раз узнаю, что ты не извиняешься за свои проклятые локти – мало не покажется!

— Вот, чёрт! – простонала Марина, смотря назад. – Ему будто маслом намазано…

— Кому это? – удивилась я, останавливаясь. Она повернулась на меня.

— Филиппу конечно, насчёт Саши не знаю, а вот он тот ещё кадр! – выдохнула она, беря меня за руку. – Идём!

— Как давно ты его знаешь? – выпалила я, следуя дальше.

— Лет с пяти, наши семьи как бы родные, хоть это не так. – А затем она пробурчала себе под нос. – Всегда лезет туда, куда его не просят! Безответственен, хотя так хорошо воспитан. Ладно, хоть если и лезет на рожон, то победителем выходит! Странно, что он ещё ни разу не получил по заслугам!

— Ясно, - перебила её я. – А как понять «родные»?

— Дело в поколениях! Наши семьи имеют крепкую дружбу с далёких времён, никто не знает, когда и как она зародилась. Кстати, его мама, моя… э… по-вашему это вроде крёстная, по-нашему держащая клятву, проще – Охраняющая, – она искоса глянула на меня и улыбнулась.

— У вас есть крещение? – удивилась я.

— Ну-у, может у вас это крещение, у нас Таинственный ритуал второго рождения! – она протащила нас ещё раз через щель среди ряда детей. – Мы верим в бога, это да. Но есть и Богиня. Их называют у волшебного сословия Инь-Ян, две противоположности одного целого.

— День-ночь и так далее? – уточнила я. Она кивнула.

— Да. Мужское и женское начало здесь едино. Волшебники по всему миру боготворят их и наша религия различна, но Бог и Богиня есть везде! – она призадумалась. – Мир волшебников создавался давным-давно, хоть все больше и знают Мэрлина, но мир наш создан иными. Кстати, Россия не такая уж и «маленькая», в смысле будь неволшебники зримы к магии, они бы увидели, что за лесами есть ещё много-много земли и это уже наш Полис. (Запомни, весь магический мир поделен по полисам, где есть своя религия, правитель и основные законы) Наш город, что мы находимся – называется Колдинент. – она снова подумала. - От слова «колдовство» и «континент», дословно получается - Волшебный континент, отсюда и название. Понимаешь?

— Это так сложно, - простонала я, проталкиваясь вперёд. – Но, некоторое я поняла. А кто правит всем здесь?

— Мэр Старцев и его премьер-министр, ну и всякие дворяне, – она заулыбалась, повернувшись ко мне. – Скажи, ты думала, что у нас это «скатерть-самобранка»?

— Хотелось бы! – хило улыбнулась я. – Столько нового придётся познавать, будто снова в школе!

— Наивная! – захихикала она, затем сказала: – У нас тоже школа… была.

— А что с ней стало?

— Не работает ровно 17 лет, меня учили на дому, да многих. Я даже не представляю, какая она! Хотя есть ребята, что утверждают, что школа работала всё время, пока не наступил год нашего поступления. Я не знаю чему верить, но знай.

Наконец мы оказались в первом ряду, перед теми двумя, что пытались угомонить расшумевшуюся толпу.

— Что всё-таки мы тут делаем? – спросила Марина парня, стоявшего рядом с нами. На вид это был немного застенчивый и бледный, худенький мальчик.

— Марина ты не знаешь? – прошептал он.

— Нет, Рома, я только пришла. А ты?

— Где же тебя носило? – он мельком улыбнулся и затрещал: - Вот эти две Наблюдательницы, собираются рассказать, как и куда мы двинемся, перед этим посветят Новеньких.

— А-а, – отозвались мы, а затем мигом повернулись назад.

— Не понимаю, для чего здесь весь этот народ и сброд? – качая головой, к нам подошёл Филипп, а следом задумчивый Саша. – Здесь просто некуда протолкнуться.

— А то! – заулыбался Саша, махая нам.

— Тишина! – прогремело на всю толпу.

Все устремили свои взоры на наблюдательниц, ища ответ, кто же так мог повысить голос. И это была не невысокая женщина с хвостом на затылке. Но она на нас даже и не смотрела! Она быстро шептала девушке повыше что-то на ухо, та кивнула и посмотрела в бок, будто что-то ища. Она быстренько прошла к высокой бочке и с помощью волшебства установила её у женщины постарше.

Она встала на бочку, поправила футболку и заговорила.

— Здравствуйте, я Светлана, – обратилась она к нам, таким же громким голосом, что прогремел на всю толпу. – Наблюдатель вашей группы, а это значит - я ваша охрана. И сейчас я поведаю наш путь, и что это значит для вас всех, но для начала послушайте. Те, кто из вас не знает о мире Магии, слушайте внимательно. Это интересная история. Итак, всё началось в XIX веке.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.