Сделай Сам Свою Работу на 5

Срочно в номер. Реформа 22Г – эвакуация граждан. 8 глава

 

«Многие года ходит легенда о «Пяти стихиях», известных во всем Магическом Мире, но славится она у нас в полисе» - сказала Светлана, громко и чётко. – «Но на самом деле это не легенда. Эта история нашего полиса. У Мэрлина были ученики. Пять разных и в тот же момент схожих. Бессмертные, смертные и вовсе и не люди.

В любом случаи, все пятеро всегда держались друг за друга. Именно эта Пятёрка, создала в нашем великолепном краю целый магический Полис, объединив все небольшие городишки в целое государство, что не видно нашим смертным и по сей день их пришествия на землю Руси. Они придерживались строгости плана, заселять всех Отвергнутых неволшебниками в Колдинент, где им всегда рады, снова же и по сей день.

Правда, все мы знаем, что наш полис страдает жестоким террором со стороны Марионеток и их предводителя – Кукольника и поэтому сейчас вам сложно понять или лицезреть то, что раньше считалось – Миром Пяти Стихий.

Как вы уже поняли, их было пятеро – пять учеников, пять стихий. Мэрлин души в них не чая, на закате своей жизни стал их обучать, решив предать своё знание новому поколению. Он превратил их в настоящих волшебников, чья Сила несравнима даже с самим Мэрлином, ибо помимо дара к колдовству у них имелась своя Сила – сила стихии. Но годы, прожитые на этом свете, давали знать – Мэрлин должен был что-то сделать, что-то предпринять и прежде чем умереть, он провёл ритуал, объединивший всех пятерых в «Круг Звезды» (позже ставшим – «Пяти Стихиями»), тем самым оберегая их от самих себя. – Он поделил между ними всю свою волшебную силу, но что-что, а отнять их Силу Стихий он не мог и они действительно стали сильнее него самого.

«Чтобы не происходило, вы сильные – но только когда вы вместе – ваша сила без границ» - говорил Мэрлин, а его преемники, веря в его слова, никогда не проверяли свою Силу, не имея рядом остальных. Они боялись, что где Свет бывает и Тьма. Сила Стихий была для них единственным даром, что они практиковали друг без друга, но волшебный дар – только когда все пятеро собирались вместе.



Мэрлин умер, прожив многие века, не успев доучить «пять стихий», сделав их оружием Добра, но не совершенным. Во многом его путешествия, записи и учения дали своё – пятёрка стала самыми сильными магами в мире Магии.

Двое из них, однако, до сих пор живы. Святослав и Виктория, двое бессмертных. Один – оборотень, вторая – вампир. Оба были и остаются нашими Главными, что продолжают защищать Колдинент, правда, потеряв многие магические земли в битвах с Кукольником и Силы, но город до сих пор стоит, даже под натиском Марионеток и их соратников – это говорит о многом.

Воздух, огонь и вода, земля и Дух, пять стихий, которыми обладали и искусно пользовались ими во благо: Святослав, Виктория, Франческо, Розмарин и Ника. Каждый из них, как говорилось выше, представлял своё сословие: вампиры, оборотни, серены, феи и иллюзионисты – на их век, XIX, это были самые сильные сословия, пока и в нашем полисе не появились настоящие волшебники и нимфы, да много кто ещё. Нимфы – самые умные существа, знающие всё, особенно будущее. Конечно, куда без гоблинов, великанов, хамелеонов (дословно «меняющие внешность») и всех остальных?

Мирный Договор – именно этот документ создал в 19 веке мир Магии и Волшебства.

Правда, чтобы мы жили в мире, некоторые из них погибли и исчезли, как говорилось чуть ранее.

Две были подвергнуты самым оскорбительным смертям, но они успели передать знание новому поколению. Кстати одно поколение было под грифом «секретно» многие года и все думали, что иллюзионисты навсегда погибли. Но вот однажды стали появляться новые, к тому же – разные творцы иллюзий и все волшебники думали что, это новый вид волшебного сословия, пока вновь не появилась сильная в наше время девочка, как была Розмарин. Она среди вас.

С Франческо всё обстоит куда хуже, неизвестно, пропал он или может, умер. Никто не знает, даже Главные говорят, что им неизвестна дальнейшая судьба их друга после его уединения.

Тайна Розмарин до сих пор не разгадана, как и когда она родила и зачала ребёнка, но факты налицо - её дети существуют и продолжают род».

— Думаю, этого вам хватит. – Закончила Светлана. – Есть вопро..?

Что-то произошло, послышался длительный визг, взрывы и множество криков, вторившие визгу.

— Что там? – удивилась я, пытаясь увидеть, что происходит, вытянув шею. В толпе началась паника, видимо уже есть очевидцы происшедшего. Я до сих пор была под впечатлением рассказа и поэтому слегка тормозила, не соображала, что что-то может быть хуже, чем то, что я узнала.

— Может, палатку подожгли? – дернул плечами Филипп, совершенно не волнуясь, также, казалось, находясь под впечатлением голоса Светланы – она умела рассказывать, это да.

— Нет, там серьезнее пакостей детей, – заметила Марина, двигаясь в гущу толпы, которую явно не зацепило. Спрашивается, чему удивляться? Она же серена – на них не действует гипноз.

— БЕГИТЕ! СКОРЕЕ! – толпа разделилась на две испуганные части, и к нам, почти оказавшись ко мне лицом к лицу, подбежала девушка с кровью и ободранной, в примесь с грязью и всё той же кровью красной футболке.

— Что вы стоите как столбы? МЫ В ОПАСНОСТИ! – кричала вторая, старше первой, стоя вдалеке и изображая из себя ещё худшее зрелище, чем первая, зачем-то, целясь назад.

Посмотрев друг на друга, наши наблюдатели, кивнув, подняли синхронно руки с палочкой в небо и оттуда появились яркие, фиолетового цвета, быстро меняющиеся на красный, три искры, а затем на всю поляну завыла серена, будто она была где-то рядом, хотя её и не существовало вовсе. Затем они побежали к тем наблюдателем, пытаясь зевак увести с поляны в лес, подталкивая.

Ноги онемели, будто снова повторялся тот кошмар первого июня.

Во вспышках огня на поляне стали появляться или исчезать различные люди во всём черном и не будь я знающей, подумала, что собрались готы повеселиться.

Но нет, это были – Марионетки. Это были улучшенные копии графа Дракулы с примесью готики. На их лицах виднелись странные символы и руки, выглядывающие из одежды, имели те же символы. Глаза у каждого были красные, иногда правда глаза возвращались в нормальный цвет, но или это мне кажется, либо это игра света. Кажется, это «рабочая форма» Марионеток.

По телу бежали, не прекращаясь мурашки, в голове пытались работать винтили, но мои успехи провались…

…А всё из-за него.

Вдруг прямо из молнии появился человек. Он был бледным, с длинными волосами в хвосте и яркими фиолетовыми глазами с синяками от усталости под ними. Одет он был, как и все, правда, по сравнению с остальными был худощав и в придачу выделялся своей исходящей силой. На шее сверкал череп, в руке была палочка, а глаза стреляли по поляне, ища чего не понятно чего, а может кого?

Затем он встретился со мной глазами и встал, как камень, смотря на меня, но потом его отвлекли, и он снова исчез в молнии и где-то приземлился.

— Эмма! К чёртовой бабушке, Эмма ты меня слышишь? – послышался голос Фила издали, хотя он был рядом, а ещё я заметила, что лежала на земле.

Друзья дружно склонились надо мной и с тревожными лицами смотрели, не зная как быть.

Меня пытались вернуть в чувство, будто я упала в обморок. Люди сновали то тут, то там, сражаясь или убегая. На поляне появились взрослые, стараясь вытащить отсюда детей. Многие были ранены, другие в крови, а третьи вообще без сознания. Землю подо мной трясло, закидывало грязью – как будто на войне – подумалось мне. Но я ничего, ничего не слышала, только дальний голос друга… но почему?

Надо мной вдруг появилось незнакомое лицо юноши с каштановыми волосами, я дёрнулась от него в страхе, но я была поймана в плен рук по ногам и рукам. И со свистом, не отрывая взгляд от зелёных глубин (или это были чьи-то глаза?), ко мне вернулся слух, и всё кругом окрасилось невыносимым грохотом. Я издала стон, когда зеленые глубины исчезли, и их заменила серость неба.

— Хвала небесам, она в порядке! – зло бросил Филипп, а затем появился над моим лицом, спасая меня от неба и его серости. – Не переживай, это свой. – «О ком он говорит?» – Он старшим тут был, помогал. От взрослых сейчас ничего не дождёшься, а он согласился сразу. Ты слышишь, что я сказал?

— Да, - сказала я, прищурено смотря на него, пытаясь сложить 2 и 2. – Со мной всё в порядке. – «Всё-таки это были чьи-то глаза… Поддерживающие меня, я уверена и спасающие от темноты… Не знаю, с чего это я подумала о тьме…». – Что со мной произошло?

— Ой, прости, забыл. – Улыбнулся друг, отпуская мои руки. – В тебя попали, и ты чуть не ушла от нас… - он поглядел в бок. - Можешь её отпустить Т…- но резкий выстрел «бомбы» и полёт ошмётков земли рядом не дал услышать имя и чьё-то тело накрыло меня, отчего мои руки-ноги стали свободны. Когда трясучка прошла, этот кто-то слез с меня, и я глубоко вдохнула и уловила приятный запах тела, но чей? Я села на земле и огляделась.

Затем меня подняли и, обернувшись, я увидела убегающего парня в серой футболке, именно того, что кажется спас меня дважды.

— Идём же! – кто-то толкнул меня, хватая за локоть и таща за собой.

— Что происходит? – спросил я, не давая себе двинуть с места, как упрямый бык.

— Марионетки наступают. Может, не будем задавать вопросы? – резко сказал Саша, и я дала себя тащить за собой.

Резко обернувшись, я увидела гота. Он был ко мне спиной и орал на одного из Марионеток, будто тот самое худшее существо во всём мире. Странный он, как он может ненавидеть своих же напарников?

Кругом творился настоящий хаос. Люди паниковали, бегая по поляне, то и дело толкали, не замечая нас. Сонное состояние прошло и, взяв палочку из кармана джинс, я резко сорвалась с места. Ребята не сумели меня поймать и побежали в разные стороны, видимо отлавливать меня. Но я их не замечала, а бежала напролом вперёд.

Резко присев, я ползком пробиралась к кустарнику у опушки леса, стараясь не попасть под яркие вспышки палочек. Подтянув рюкзачок, я замерла, озираясь по сторонам, ища голос, который сказал:

«Ляг, ползи как солдат, только так можно быть незамеченной».

Быстро упав на живот, я только сейчас сообразила - этот голос был моим, и он был прямо у меня в голове, будто снова сработала та интуиция, как в Главном Замке. Я снова поползла к тем заветным кустарникам, чувствуя спиной, как надо мной небо озаряется различными световыми лучами, грохая, когда соединяются вместе. Землю опять затрясло, как при землетрясении. Грохало также над головой что-то стеклянное, взрываясь или лопаясь – склянки с зельями?

«Спрячься в образованную железную нишу, живее!»

Быстро пробежав чуть пригнувшись, я юркнула туда и стала ждать, держа наготове палочку перед глазами. Резко всё озарилось яркой вспышкой, и появились огромные ботинки того гота. Он деловито стал расхаживаться, осматривая место его приземление, то и дело крича: «Остолопы! Кучка неучей, что вы как бабы на базаре, делайте дело! Нет, вы посмотрите на них, совсем как малютки. Ты ещё поплачь! К своей мамочке вали, понял?» и прочее в том же духе.

Потом появился чёрный дым, и на корточках рядом с моей нишей появился парень. Гот повернулся к нему и с издевкой сказал:

— Смотрите кто решил потягаться силой, вообще странно, что именно такой остолоп как ты смог противостоять… Ну, да ладно, – сказал он без энтузиазма. – Хочешь, кое-что покажу? Уверен - тебе понравится!

Послышался лёгкий взрыв, небольшой участок земли заполонило чёрно-красной пеленой, и парень упал на землю с увеличенными, стеклянными зрачками прямо перед моим убежищем. Он был мёртв.

«О боже! – шепнула я, прикрывая рот и зажмуриваясь. – Это ужасно!»

По глазам потекли слёзы, и я с ненавистью наблюдала, как гот быстро расхаживал туда и сюда, а затем растворился в молнии.

«Вставай, вставай быстрее! Надо бежать, слышишь? Беги быстрее! Тут скоро всё взорвётся!»

Послушно вылетев из ниши, на всех порах, я побежала. Вдруг передо мной появился мужчина, один из Марионеток, и я не думая, стрельнула в него при этом потеряв палочку, но не было времени бежать за ней. Я закричала и бросилась наутёк.

Саша, стоящий впереди кричал на меня, махая руками, призывая бежать дальше. И я побежала, протирая слёзы на глазах, быстро приближаясь к заветным кустам. Я не буду реветь, не буду, да это страшно, да он умер прямо у меня на глазах, но я не буду реветь – не сейчас, позже, когда я буду одна… Тогда вдоволь наревусь.

Сзади послышался взрыв, и я упала на землю, кувыркнулась через голову и замерла, глядя на темень леса. Поляна окрасилась всем красным и, бросив испуганный туда взгляд, я скрылась за кустарниками, прикрывая голову руками.

Я быстро удалялась вглубь леса, звуки становились тише и я, не сбавляя темпа, бежала дальше, не оглядываясь назад, не думая о происходящем. Просто бежала вперед.

 

Кто-то потянул меня на себя, больно сцепляя руки на животе, я издала болезненный выдох. Наступив на ногу поимщику, побежала дальше, шевеля головой в разные стороны. Но я снова попалась в плен рук и стала брыкаться и визжать, вдруг, кто услышит?

— Эмма, прекрати, мне… тебя… не удержать! – прикрикнул голос Саши, отпуская меня.

— Упс! – лишь вымолвила я, делая дебильную физиономию.

— Ладно, проехали, – отмахнулся Саша. – Ты как?

— Да вроде нормально, – нечленораздельно промямлила я, озираясь по сторонам. Мне показалось или и вправду сзади кто-то есть? Может, это паранойя?

— Ладно, главное цела. Пойдём, поищем остальных? – я лишь кивнула, понимая, что не смогу и двух слов связать вместе, Саша заулыбался, хватая мою руку. – Идём!

Мы прошли пару шагов, и Саша вдруг резко остановился, а я в него врезалась.

— Что?

— Ты же у нас без палочки! – прищёлкнул он пальцами. – Держи, – он поковырялся в кармане джинс и протянул мне, ну не идеально чистую, но всё же, палочку и я изумлённо на неё уставилась.

— У неё цвет другой.

— Ну, прости, не нашлось такой же, как твоя, видишь ли, я торопился и тебя догнать, – ядовито произнёс он, усмехаясь.

— Прости! – сразу залилась румянцем я. – Право, это хорошая и… ну, в общем, нормальная палочка. Она ведь рабочая?

— Да, рабочая.

— Это отличная новость! Пошли, - я схватила его за футболку и потянула за собой. – Они где-то в глубине… Там за дубами… Быстрее!

— Да-да, быстрее, – в ступоре повторил он, шарахаясь от очень опаленного дерева. – Что это?

— Видимо, противники перешли в лес. – Ответила я, крепче сжимая палочку в руке. – Вообще не понимаю, как вы удерживаете эту штуку в руках?

— Кого? – удивился Саша, следуя за мной.

— Волшебные палочки, кого ещё? – изумилась я, останавливаясь.

— А-аа, ты про это? – он достал из кармана джинс свою. – Надо ей доверять, только тогда она будет послушной.

— Доверять? – я скептически уставилась на него и улыбнулась. – Ты же шутишь, верно? Как можно железки доверять? Это же абсурд в чистом виде, будто она живая… Ты не шутишь?

— Нет, я сказал правду, – немного потупив, признался он. – Чтобы колдовать, нужна концентрация, верно? Вот видишь, ты согласна. Но куда её сконцентрировать эту «огромную» силу? Вот и маги придумали волшебные палочки и прутики, в общем, то, что может сконцентрировать всю твою силу в одном предмете. Понимаешь? Ведьмы делали амулеты, обереги, всё то, куда можно поместить частичку своей силы, чтоб не спятить. В общем-то, понятно, но волшебные палочки, точнее поначалу это были скипетры – придумали египтяне и их жрецы, вот так дело обстоит.

— Э… ход твоих мыслей мне понятен, почему же силой мысли колдовать нельзя? Надо эту железку таскать, – неприязненно я посмотрела на «грязнулю» в своих руках. – Не бред ли?

— Ну, если я правильно понял Филиппа, то железку ты эту носишь из-за того, что не подросла для физических контактов магии в самой себе, пока не сможешь делать концентрацию с палочкой, то не видать тебе магии вообще, как пить дать.

— То есть, я смогу потом самостоятельно пользоваться магией без концентратора? – улыбнулась я. – Это всё меняет, ага.

Договорить нам не удалась, так как над головами пролетел красный шар и врезался в ёлку, а та загорелась и рядом с ней деревья также вспыхнули.

— Бежим отсюда, ну! – крикнула я, перепрыгивая корень перевёрнутого дерева, мчась вглубь.

 

— Эмма? О, боже это Эмма, – кто-то кинулся меня обнимать, что мы чуть вместе не повалились на грязь. – Эмма, слава богу, вы целы!

— А что стряслось? – отстранилась я от неё, Марины. И тут мне открылось: она была в крови, но это была не её кровь, я это поняла. - Где Филипп?

— Я здесь, - спрыгнула тёмная фигура с высоко дерева на землю. – Вы-то в порядке?

— Да, всё нормально, – кивнул Саша, подходя к другу.

— Марина, чья на тебе кровь? – решила выяснить я, чтобы не переживать.

— А? Это? Да так, помогала раненым – ничего особенного. Кстати, это новый пункт сбора. Теперь нами руководит Александра. – Она указала назад, где женщина в чёрном спортивном костюме, с белым запачканным кровью и грязью фартуке и тугом хвосте на затылке склонилась над парнем. Она что-то делала с его ногой. Помогала ей девчушка, держа одной рукой бинты, а другой склянку с чем-то чёрным и сильно пахучим спиртом.

— Теперь всё ясно, - вздохнула я, соскальзывая по стволу дерева на землю.

Через минут десять я уже бегала вместе с Мариной за Александрой и помогала ей лечить ребят, удивительно, что может человек, будь он магом! Но после часа таких ускоренных работ послышался шум, все замерли на месте, ожидая чего не зная чего. Ещё минут помолчали, уже было, снова начали помогать раненым, как шум повторился и это был крик! Крик боли.

На поляну вбежали люди, что-то вместе пытаясь объяснить Александре, перекрикивая друг друга. Объяснять, что происходит, не надо было, я опрокинула мокрую ткань от крови на землю, вытащила свою палочку и быстро побежала обратно.

— Эмма, ты куда? – послышался крик друзей сзади.

— Я её догоню, - послышалась перекличка кого-то из ребят, но мне было не до этого, ведь я бежала вперёд.

Я понимаю, что глупо поступаю, стремясь на всех порах к своей погибели. Но что поделать, ведь как мне кажется, это мой долг - пойти и вмешаться. Хоть как-то помочь тем раненым спастись, даже пусть я умру. Да, я понимаю, что я этим сделаю больно родителям, но всё же, всё же… Одна жизнь не стоит ста.

Я выбежала на свет и чуть не провалилась в небольшой овраг, зацепившись за корни деревьев ногами. Затем, ухватившись за ствол дерева, и выпрямившись, я поняла, что здесь не одна. Я подняла голову и увидела двух, уж больно страшных Марионеток. Меня передернуло, и я замерла, как изваяние, ожидая их действий. Ногти больно вцепились в ствол дерева, и, кажется, я сломала пару ногтей.

Они оглядели меня с ног до головы, а затем тот, что побольше и кучерявее, сказал своему напарнику.

— Он не врал, когда говорил, что она существует.

— Кукольник никогда нам не соврёт, тебе бы это не знать, – холодно сказал второй, а затем посмотрел на меня. – Здравствуй, мы тебя не обидим. Мы как раз тебя и ищем.

— Меня? – недоуменно посмотрела я на них поочерёдно. – Причём здесь я? – в голове завертелись разные картинки, одна хуже предыдущей и я с натяжкой вдохнула.

— Нет, ты нас не поняла.

— Как ты к ней обращаешься? Ты забыл, кто она? – перебил крупный кучерявый мужчин, тот кивнул и снова попробовал сказать.

— Простите, Вы не правильно нас поняли. Мы пришли за Вами, а не пытать вас.

— Но зачем я вам? – удивилась я, пряча за спиной свою волшебную палочку. Надеюсь, в этот раз она не вылетит из моих рук.

— Вас ищет Кукольник. Вы ему нужны, точнее ваша помощь. – Сказал второй, глядя на меня с поклоном. – Вы очень ценны.

— Я польщена, но вы всё же, не ответили мне на вопрос, – холодно подметила я, отступая от дерева.

И тут случилось две вещи: в голове прозвучал тот голосок рассудка, и послышались приближающиеся сзади шаги.

«Подыграй им, ну же… Отвлеки их, а затем неожиданно нападай!»

Я спрятала палочку на место и выжидающе стала смотреть на них, Марионетки мне ещё раз поклонились, и тот, что крупный стал мне объяснять, но не успел он связать и пару слов, как к нам с правого бока выскочил взъёрошенный Саша.

— Эмма, слава богу! Что тут?.. – начал, было, он, но резко замолчал, увидев двух Марионеток.

— Как ты смеешь перебивать меня, щенок! – высокомерно сказал крупный, целясь на моего друга палочкой. Тот застонал и отдам всё что угодно, но я видела, как множество игл махом врезались в его плоть, и он упал на землю.

— Перестань же, Крыс. Кончай с этим, ты не видишь, она теперь нас боится! – сказал второй, но тоже целясь палочкой в Сашу. Тот отлетел и врезался со всей дури в дерево и так и упал на землю без сознания.

БАХ!

Я стою с высунутой палочкой из-за спины, а тот, что отключил моего друга, лежал в метрах трёх от нас, а на нём сверху дерево. Тот, которого звали Крыс, посмотрел на меня и проговорил.

— Спокойно, мы… то есть я, не причиню тебе вреда, - он выставил перед собой руки жестом «я сдаюсь», но я это даже и не заметила, снова прицелилась, держа двумя руками палочку и выстрелила голубым шаром света. БАХ! И он тоже без сознания.

Постояв минуту на месте, я оглядела тех двоих, а затем кинулась к Саше.

— Саша! Саш, - я села рядом с ним на колени и издав вдох облегчения, потрепала его по плечу. – Ты как?

— Могло и хуже быть, но я нормально, – со стоном боли сказал он, поднимаясь. – Это ты их отрубила?

— Да, видимо я, - посмотрев назад, я прищурилась. – Не поверишь, но я поверила, что палочка может мне помочь тебе. Хотя я не знаю, как, но я смогла их отключить. Хотя только пробовала самые лёгкие заклятия и то на стакане с водой.

— Для новичка ты превосходно справилась, – улыбнулся он, упираясь на моё плечо. – Но я не знаю, как профи это делают.

— Буду считать это комплиментом, – сказала я, делая шаг вперёд, поддерживая его. – Обещаю, больше не убегу. Честное скаутское.

— А ты скаутом была? – рассмеялся он, но затем зажмурился.

— Нет, а что похожа? – спросила я, делая ещё шага четыре вместе с ним. – Ты как? Легче?

— Да, боль от первого заклятия прошла, только голова болит, – ответил он, ступая уже сам. – Давай медленно пойдём пока?

— Думаю да, пошли. Они вряд ли скоро в сознание придут, – кивнула я, ровняясь с ним.

Шли медленно, но зато не наткнулись больше на марионеток. Дошли до того места нового сбора и с облегчением заметили, что большинство народа перемещается или вообще уже нет. Александра строго смотрела на нас.

— Вы оба целы? – спросила она со вздохом облегчения, рассматривая нас поочерёдно. – Ну, хорошо. Можно перемеща…

— И не только целы, - сказал очень дурманящий голос, появившегося гота из-за деревьев.

Александра с боевой готовностью вытащила палочку, но ей она бы не помогла, ей пришлось быстро прыгать в сторону. У дерева, что она стояла, по стволу пошли трещины, и оно упало всё в огне рядом с моими ногами.

— Быстро, все перемещайтесь, я свяжусь с вами. Быстрее! – в неё полетел шар красного света, но она уже успела перемеситься.

Я и мои друзья переглянулись и быстро понеслись вглубь леса. Вначале бежали вперёд, а затем резко вправо и снова прямо.

 

Из нас получилась отличная змейка. Туда-сюда, без остановки. Новый курс, не шанса на отдышку – опасно. В итоге голова кружилась. Ноги не хотели передвигаться, но приходилось бежать дальше, жизнь была важнее, я это поняла, как только увидела тех двух марионеток.

Над нами пролетало множество световых шаров заклятия и склянок с зельями. От такой беготни, я уже стала не замечать постоянные взрывы, и ломку бедной живой природы.

Снова резкий поворот, нога чуть не подвернулась на скользкой земле, но я бежала дальше за ребятами, и мы затерялись. Всё стихло, но мы побежали дальше. Пока что.

— Я… всё… больше не могу, – проговорила Марина, садясь на землю, даже не посмотрев, куда садится. Её всю трясло, а пот катился градом по телу.

— Не ты одна, – сказал Филипп, пиная ногой бедный корень дерева, пытаясь совладать с дрожью в теле.

Саша промолчал и прижался к дереву, тихо спустился по нему и поднял свою футболку. Там было много крови, заметила я и прикрыла рот руками, а он уставился на это, не врубаясь, что это.

— А почему мы не можем, тоже переместится как Александра? – вдруг спросила я, поняв, в каком мы сейчас вязком положении.

— Эмма да ты гений! – вдруг Филипп подскочил ко мне и прокрутил. – Мы «прыгнем»! Это идея!

— Чего? – уставились мы на него с Сашей.

— Переместимся. Прыжок – это один из способов, – сказала Марина, вставая с земли и отряхиваясь. – Эмма возьми мою руку, и ты Саш тоже, – протянула она к нам свои ладони. Я не думая, схватилась, Саша тоже, согнувшись пополам. Бедный, наверное, это ужасная пытка!

Последним взял наши руки Филипп, и они с Мариной синхронно закрыли глаза, вначале договорившись куда перемещаться.

Земля вдруг резко ушла из-под ног. Стало так легко, но также стало нечем дышать. Меня закрутило… А потом всё резко оборвалось и перед глазами встало первое моё перемещение. И было оно с Елизаветой.

 

ЛЕСНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

 

По словам Филиппа, мы находились недалеко от деревушки, где обитают люди. Но насколько это «недалеко» я даже не имею представления.

Первое, что приходило на ум из имеющихся проблем, это неумение перемещаться самостоятельно. Знаю-знаю, я должна была бы сидеть и думать, что нам делать. Как нас оповестит Александра, и вообще оповестит ли? Но мне в голову ничего не приходило на этот счёт, и на счёт нашего жилища. Какое там! Голова вообще не варила!

Главное мы в безопасности, по крайней мере, я так надеялась. Филипп же не в ловушку нас заманил? Он же как-никак мой друг и я ему доверяю, как и Марине с Сашей. Но так ли это?

Поломав голову над местом ночлега, я и Филипп резко впали в перепалку, но в итоге она кончилась ничьёй, и мы решили спать на дереве, если конечно заберемся туда. (Он этого видимо не понимал, у нас же Саша ранен!)

Саша держался смельчаком, когда белее мела лез на дерево. Я не знаю, притворяется Филипп или правду не знает, что у Саши рана, но моё хорошее к нему отношение сбавилось и появилось презрение.

Дерево, на котором мы остановили свой выбор, было огромным, с кучей веток-паутинок, а ещё такого неживого, коричневого цвета. Оно пугало меня своей величиной и мощностью. Если приглядеться – то этому дереву не меньше тысячи лет и оно явно не бетонное, так что остаётся проблема – как на нём спать и не выпасть с него?

Также в перепалку я ввязалась и с Сашей. Он не врубается что ли, что ему опасно? Он может занести себе заражение туда и что надо обработать рану. С одним он согласился - решил дать мне обработать свою рану, что я и сделала наверху уже правда, бубня ему нотации. Он вряд ли меня слушал.

На дерево влезли все, даже я, что не лазила по ним с восьми лет, и Саша с помощью нас с Мариной (мы незаметно для него помогали, не хотели обидеть).

Последним, как и в прошлый раз, на дерево залез Фил. До этого он кругами обходил дерево, не замечая на себе укоризненных взглядов Марины и меня. Когда же он залез – то дерево необычным мне способом засветилось и завибрировало. Ветки стали шевелиться, образуя поддержки под ветками на которых сидели мы. А когда дерево вновь остановилось, перестало светиться – чувство высоты ушло из меня – Филипп явно его околдовал.

Поужинав крекерами из бездны рюкзака Марины, мы решили, что все беды и дела на завтра – сегодня крепкий и хороший сон. Справедливо и правильно, на трезвый ум легче думается.

Сон ко мне пришёл быстро, даже если мне было и неудобно спать на одной из веток, ветряной со всех сторон. Благо дождя не было.

Мне снился обычный сон, благо не тот ужас, а затем он резко сменился. Передо мной в небе горело два ярких фиолетовых глаза, и тут я проснулась, чуть не свалившись с ветки дерева.

Всё ещё было темно и я, озираясь по сторонам, думала, сколько сейчас время. Присев на ветке, свесив в воздух ноги, я призадумалась.

Заснуть, вряд ли снова удаться, ведь эти глаза хорошо отпечатались в памяти. Протяжно вдохнув свежего воздуха леса, я нахмурилась.

Час, два… пять? Сколько я так просидела? Вопрос, но небо лишь чуть-чуть просветлело. Значит, и часа не прошло. В небе громыхнуло, и пошёл дождь, листья нашего дерева кое-как спасали от капель, и я спряталась под веткой выше моей.

Этот дождь шел, видимо всюду, оплакивая погибших, и чистив землю, от крови, на той поляне. Я долго ещё не забуду тот день, но что-то подсказывало – надо жить дальше, не смотря ни на что.

Чуть ниже меня и слева пошевелись. Не прилично ругнувшись, на ветке сел Филипп, грозно смотря в небо. Что же, раз мы оба не спим, пусть выполнит сейчас своё обещание.

Я стояла под моросящим дождём на земле перед Филиппом, который чертил веточкой круг чуть подальше за мной, куда я должна буду в первый раз переместиться. Я выбрала из всевозможных типов перемещения – прыжок, которым мы вчера приземлились сюда.

— Это легко, сама сейчас убедишься. – Сказал друг, подходя ко мне. – Подумай о том круге, что я начертил, и представь, что ты там находишься. Расслабься, и не думай не о чём кроме круга. Это твоя цель. Представь после места назначения, что тело ослабло, стало лёгким, а потом прыгает с высоты, например – скамейки и ты приземляешься на землю. С глухим хлопком, как обычно бывает, – он отошёл от меня на пять шагов и скомандовал: - Начинай!



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.