Сделай Сам Свою Работу на 5

Срочно в номер. Реформа 22Г – эвакуация граждан. 11 глава

А теперь о свойствах кристалла: если кристаллы горят в руках (в одежде), и в придачу светятся красным с цветом-носителем (их пять: серебро, золото, синий, красный, зелёный), означающим одного из друзей, то это к беде. Также кристаллы могут отсылать сообщения, к сожалению как, тут не написано.

Я буду в той паре, что отправляется в город, мне показалось, что это сложнее, и я смогла бы справиться – я ответственный человек, и ребята согласились с моим решением. Кто будет со мной в паре пока вопрос, но я знаю, что вести нас туда будет Иннокентий, наш маленький гном-друг.

План был составлен ещё в тот первый день, когда мы оказались в этом уединенном местечке. А потом книга Таинств подвернулась, и понеслось… План был готов, и уже оставалось исполнить его.

Естественно мы много раз его меняли, то тут не сходится, то там; мы чуть не перессорились из-за этого, но благо, подвернулась ещё одна идея, и мы снова стали творить. А теперь всё готово и ждёт своего часа к исполнению.

А ещё наш гном взялся меня тренировать с моей силой, и это так здорово! Поверьте, я не знала, что иллюзии могут оставаться не на полчаса, а на день, неделю и даже года! Мы начинали с малого: я пробовала создать цветок. Затем из него небольшое деревце, а после мы ждали, сколько протянет это чудо. И когда, наконец, деревце не исчезало в никуда, мы перешли на смену моей внешности. Знаете, вначале мне казалось что это легче простого, но на деле… во-первых, всё тело из-за этого болит, во-вторых, вечно что-то не то получается. Так что, не такая это и легкотня! После двух дней мучений у меня стало получаться – правда, не идеально, но получаться. А после третьего, я могла даже не думая, стать Джессикой Альбой, и это было веселоё перевоплощение – ну, по крайней мере, Саша оценил! Правда следующий уровень тренировок: измена внешности ребят, хоть убейте, до сих пор через одно место получается, хотя я мучаю их уже дня два.

— Разобрались-таки? Все согласны? – хрипло сказал Иннокентий, и все молчаливо закивали. – Это хорошо, - кивнул гном. – Эй ты, блондин! Да-да, блондин-волшебник ты, и волшебница-командир идём!



— Сейчас? – спросил резко Саша, щурясь.

— У тебя что свидание? Другие планы? Хочешь, чтобы мы провалились? – сразу налетел на него гном.

— Ничего подобного! – сразу возразил Саша, делая мину на лице и шагая за хромающим гномом, хватая меня за руку.

— Иду-иду, - отозвалась я, запихивая книгу в рюкзак и догоняя тех двоих.

Было прохладно, на поляне гулял ветер, который как некстати всегда был в этих краях желанным жильцом, в прямом смысле.

— Держи, - сказала я, протягивая Иннокентию свою палочку и кидая рядом на землю рюкзак. – И что на этот раз? – обратилась я к нему, изгибая бровь.

— Тоже что ты вчера делала с высоким волшебником. – Хрипло ответил гном, держа торжественно мою палочку.

— Его Филиппом зовут, Иннокентий. – Огрызнулся Саня, закатывая глаза и скрещивая руки на груди.

— Саняяя. – протянула я, качая головой. – Не надо, хорошо? Давай попробуем, что ли?

— Да, давай. Я весь во внимании. – Вздохнув, и поворачиваясь ко мне лицом, сказал друг чуть улыбнувшись. – Ну, давай, Эмма покажи мне Джонни Деппа.

— Хех, а Вилли Вало тебе не показать? – усмехнулась я, разминая пальцы и жмуря глаза.

— Да хоть Оззи Осборна, главное чтобы получилось.

— Твоё слово закон, будет Мэрлин Мэнсон. – рассмеялась я, пробуя сосредоточиться.

Почувствовав как обычно потоки энергии и некой слабости, я стала дальше думать о Стиче, но, открыв глаза, я увидела тоже, что и с Филиппом: Саня был Саней.

— Ты что-то делаешь не так! – воскликнул Иннокентий, а Саша тем временем схватился за щёки и согнулся пополам.

— Боже, ты меня убить хочешь? – сказал он, корчась в лице.

— Что ты имеешь в виду, Иннокентий? – переспросила я гнома, пропуская слова Саши мимо ушей.

— Как происходит весь план в твоей голове? – спросил гном, а я, нахмурив брови - ответила.

— Ну, я выбираю образ и думаю о нём... а что? – спросила я, протирая со лба капли пота.

— Вот и ответ! – обрадовался гном, - Ты думаешь! А надо рисовать, просто не глядя… у тебя это, отлично получается, потому, что ты говоришь себе – это я, тут точно самое, только там не я, а он. Попробуй.

— Саш, ты готов? – обратилась я к другу, тот сразу разогнулся и выпучил грудь.

— Всегда! Ты же знаешь…

— Точно? – изогнув бровь, спросил я, а он кивнул, гном же усмехнулся.

Сосредоточившись, я закрыла глаза, затем расслабилась и попробовала представить, что Саша это мой сосед Степан Степанович, очень хороший дядька… Открыв глаза, я выдохнула от удивления. Саша был Степаном Степановичем, и это было, по его лицу, не больно! Вот это да!

— Вот теперь мы готовы. Идите спать, – скомандовал гном, похрамывая, двигаясь в сторону лагеря.

— Здорово получилось! – рассмеялся Саша, когда вновь стал собой.

— Спасибо, - улыбнулась я, обнимая друга.

— Идём? – спросил Саша, продолжая смеяться.

— Конечно. – Кивнула я, и мы двинулись следом за гномом.

 

…Я совсем не выспалась. Это была моя первая мысль за этот день, когда мне пришлось стоять рядом с ребятами и зевать. Иннокентий четко повторял наш план, а мы бездумно кивали. Потом пришла моя очередь: я перевоплотила нам всем внешность: Саша стал высоким, не таким мускулистым, с тёмными до плеч волосами. Филипп стал ниже, и более мускулистым и рыжим. Марина оставалась блондинкой, но стала более низкая и хрупкая. А я- я стала брюнеткой, с внешностью чертёнка: очень красивой, как сказал Саша, но пока я сама я – я куда красивее, также добавил он. Меня это удивило, и я лишь сказала: спасибо.

Итак, мы были готовы…

Теперь оставалось только отправляться.

— Стоп! – сказал гном. – И вы так собираетесь идти? А как же по плану: «смешаться с толпой»?

— Ой! – спохватилась я, пытаясь вспомнить, что нам Иннокентий говорил о ведьмах.

— Вот именно, «ой»! Вы чуть всё не испортили! – укорил он, достав откуда-то картинку. – Вот так вы выглядеть должны, – он протянул картинку мне.

Я взяла её в руки, и, прикусив губу, обернулась к ребятам.

— Сейчас я сделаю из нас ведьм! – со смехом сказала я, корчась в лице как будто я злодейка из детских сказок с метлой и ступой.

Уже через пару минут всё было готово: я и Марина были в шикарных готических платьях, с корсетом наружу и остроконечными шляпами на волосах, конечно же, с мётлами в руках. Саша и Филипп были в длинных плащах, и держали в левой руке по светящейся сфере.

— И что это? – спросил Саша, косясь на сферу в руке.

— Магическое приспособление ведьмаков, вместо волшебной палочки. – Объяснил гном. – У ведьм проще – кристаллы, травы и прочее.

— А наши сферы рабочие? – поинтересовался Филипп.

— Проверь, - пожав плечами, предложил гном, ухмыляясь.

Филиппу повторять не надо, он сделал вдох, покрутил в руках сферу, зажмурил глаза и о чём-то усердно подумал.

ХЛОП!

Вокруг нас в небо стала подниматься капля за каплей роса, ещё момент и капли окружали нас, а затем стали падать на землю, но не в виде росы, а в виде лепестков роз.

— Браво, Ромео, ты нас очаровал! – хлопая в ладоши, сказала Марина.

— А теперь о мётлах… - начал Саша. – Зачем они вам?

— Летать, Саш, летать, – сквозь смех, сказала Марина. – Зачем они ещё?

— Пол подметать, - заметил Филипп, и они с Сашей расхохотались. Марина надулась и зашагала от них прочь, вставая рядом ко мне.

Я решила попробовать «оседлать» метлу, но как не знала и стояла в ступоре, крутя ею перед носом, вдруг соображу как.

— Кинь её от себя вперёд и скажи:

Полёт, да свершись, полёт!

Силами Воздуха повелеваю,

В ночи по воздуху летаю.

Свершись, полёт, свершись!

— Думаете, сработает? – поинтересовалась я у гнома.

— Скорее всего, да, ведьмы не могут без заклинаний на такие вещи, – закивал головой Иннокентий. – Попробуй, попытка не пытка. Верно?

Я согласно кивнула и осторожно кинула вперёд метлу, говоря совсем иной стих:

В ночное небо подымись,

Дабы я могла соединиться со старым другом…

Другом Духа – Воздухом.

Метла послушно поднялась в воздух и завибрировала, когда я провела по ней рукой.

— Постарайтесь сделать всё по-быстрому. Нужно до восхода Луны в зенит. – Начал гном.

— Не боись старик, время у нас предостаточно, – отмахнулся Саша.

— Ага, учитывая тот факт, что вам нужно и вперёд и обратно затратить время, и разные способы замаскировать свой след… считай это уже часа четыре, – встрял и Филипп.

Я «оседлала» с помощью Марины молча метлу. (Если честно, Марина, как и я, тоже впервые сегодня полетит!) И оттолкнулась чуть над землёй, и почувствовала, как метла отвечает взаимностью и подымается вверх. Страха о падении как не бывало!

— Гуляющая улица, дом 13. – снова напомнил Иннокентий. – Спросите Кэрри, она поможет вам. Удачи. Девочки летите, всё время на восток, а вы двое мысленно произнесите улицу, крутя в руках сферы. Ну, с богом.

Поправив шляпу на волосах, и сделав гордое лицо, мы схватились с Мариной за туловище наших мётел и сказали: «Действуй, ветер, неси меня по воздуху!» и те послушно повезли нас по воздуху к опасностям и приключениям…

 

Мы осторожно приземлились на дорогу в, по-моему, чистом проулке и зашагали по Гуляющей улице, ища дом 13. Но долго его искать не надо было: шум, грохот, летящий мужчина из окна, показывали – мы нашли. Это был бар. Я глянула на Марину, та на меня: её лицо было напугано, но в тот же момент заинтриговано.

Когда мы подошли к бару, там нас поджидало двое, весело играя с шарами в руках. Марина, молча, смерила их обоих взглядом и они, склонив головы, перестали.

— Давно тут? – нахмурившись, спросила Марина.

— Уже пять минут как, - ответил Филипп, косясь на выходящего из бара сгорбленного мужчину. – Такого повидали, - добавил он, продолжая наблюдение.

Тот сгорбившийся человек присел около грязного парня на дороге и стал бить по щекам: значит, тот был в отключке. Грязнуля пошевелился, пробормотал что-то уж очень не понятное, а сгорбившийся человек подхватил и они засмеялись. Грязнуля поднялся, а Сгорбившийся помог ему идти. Они ушли.

Никому ничего не говоря, я раскрыла дверь в бар и сразу скорчила физиономию: воняло тут… мама не горюй! В целом бар выглядел лучше, чем снаружи: красивые обои на стенах, паркет на полу, шикарный бар вдоль задней стены и много-много народа; бар просто в рассвете сил.

Шум, крики и гамм были видимо здесь главными гостями, помимо быстро наигрывавшего однорукого мужчины с усами на пианино у дальних окон.

— А здесь вроде не плохо, - оценил Саша, зашедший за мной следом. – Правда спиртом ужас как воняет!

— Ага, - хило отозвалась я, поглядывая на бар: там был невысокий, пухленький, с грязным лицом, человек, но никой Кэрри-девушки там не пахло. Интересно, и где она?

Сморщив нос от сильно пахнущего спиртом зала бара, я, а вместе со мной и Саша зашагали к бару, где на одном дыхании мы хором выпалили про Кэрри, и мне кажется, это была писклявая просьба с моей стороны. Я чувствовала себя не в своей тарелке.

Бармен окинул нас оценивающим взглядам. Так-так, чёрноволосая красавица и высокий проводник. Интересно, интересно. Он сказал:

— Минутку. – И удалился в дверь за его спиной, ведущую на улицу.

Ожидали мы недолго, но зато Филипп и Марина найти нас всё-таки успели и оба извинялись за задержку около входа. С кем не бывает? Ну, проморгали и бог с ним! Мы так с Сашей и сказали.

Появляясь из задней двери, бармен был не один, за его спиной образовалась чернокожая девушка с миловидными чертами лица, держа руки в карманах джинс и с заинтересованным взглядом. Она была выше нас четверых, но худенькой-худенькой. Она посмотрела каждому из нас поочерёдно в глаза, а затем сказала:

— Чем я, спрашивается, могу помочь четверым ведьмам?

Её руки быстро нашли замочек на барной стойке, и она открыла перед нами проход к себе.

— Это просто: снабдить ингредиентами для зелья, – скованно улыбаясь, произнесла я.

— Тогда вам тем более придётся идти за мной. Я всё-таки не волшебница, а – Ведьма. – Мне показалось или последнее слово прозвучало с большой буквы?!

Кэрри поманила нас следом за собой, быстро шагая к двери и исчезая за ней, шурша плащом. Ребята посмотрели на меня с молчаливым вопросом, а я лишь кивнув, последовала за ней во тьму.

В темноте, да быстро шагая, ничего не разглядишь. Я знала, что мы быстро сокращали расстояние до цели, но всё-таки шагали мы проулками, а из-за тёмных теней зданий с обеих сторон нашей «дороги» и очертаниям мусорных баков, можно было легко потеряться. Наконец мы оказались около невысоко, двухэтажного домика, где у открытой двери, в луче света из комнаты ожидала Кэрри и приглашала внутрь.

Внутри дом был… удивителен. Разные травы, склянки, книжки с необычными названиями, на не понятном языке и с закорючками на обложках. Она впустила нас вперёд себя в небольшую комнату, где, войдя, сама закрыла дверь и обернулась на нас, скрещивая руки на груди.

— Чем же я так понадобилась вам? – спросила она тихим голосом и прошла мимо нас, сев за стол с разными склянками и препаратами на нём. Стала смотреть на каждого из нас долгим, хмурым взглядом.

Первым опомнился Филипп, выпалив не задумываясь:

— Нам нужны кристал…

— Если бы я хотела спросить у тебя, я бы обратилась! Молодой ведьмак – ты позоришь свою семью! – строго перебила девушка, а мы поочерёдно в немом ужасе наблюдали, как она меняется в лице. Чёрт, нас кажется, засекли…

— Вы простите его, он у нас вечно не затыкается! – встряла за друга Марина, а я, молча, упёрла взгляд в пол, оттягивая его к себе.

— Любой, даже вспыльчивый ведьмак знает: в разговоре с ведьмами участвуют ведьмы, пока к ведьмаку не обратятся! А это навивает на мысль о том, что он не знает правил. - Заметила Кэрри, вставая со стула, и начала ходить около нас. – У вас почти получилось… - добавила вдруг она, а когда развернулась к нам, в руках её был камень, который светился ярко красным.

Что-то происходило, я знала это, вернее чувствовала. Голова пошла кругом, ноги подогнулись, и я бы поцеловалась с полом, если бы Филипп не поймал меня и не стал крепко держать.

— Ах! – воскликнула ведьма, прижимая руки к груди. – Это… это же! Боженьки, что ты тут забыла? Совсем, что ли?! – начала тараторить она, глядя лишь на меня.

Мы следили за ней в немом удивлении, а она продолжала:

— Девочка – иллюзионист, я это вижу с помощью своего Дара, - объяснила она, быстро закрывая окно огромной шторой. – Тебя повсюду ищут, зачем же вы пришли, волшебники?

Заговорила Марина.

— Нам нужна помощь, причём срочно. Нас Иннокентий прислал, думал, что нам тут помогут… Это очень важно!

— Само собой на мою помощь вы можете рассчитывать, как и верить, что я вас не выдам. Но что же, такого важного вы собираетесь сделать с помощью ингредиентов, ведь это… вряд ли для «взрывчатки»! – довольно мягко заметила Кэрри.

— Оу, мне… то есть нам, это очень важно – оно поможет, - сразу же вставила я, пока Марина думала.

Ведьма подошла ко мне и крепко обняла, шёпотом, только для меня сказав:

— Спасибо, что пришла ко мне. Спасибо, что именно я увидела тебя. Твоя доверенность ко мне будет вознаграждена. Я, правда, верьте, не выдам вас, я друг! – а потом громче добавила. – Я даже, если надо, помогу с этикетом и правилами ведьм.

Я, Марина и Саша так и прыснули, а Филипп, смутившись, лишь выдавил кривоватую улыбочку.

— Ох, - щёлкнула я себя по лбу пальцами, и с извиняющийся улыбкой, протянула листочек, сложенный пополам в руки Кэрри. – Там всё написано.

— Угу, - задумчиво протянула ведьма, а затем, дочитав, подняла на нас взгляд. – Это я могу достать, не выходя из дома!

— Это лучшее, на что мы рассчитывали! – воскликнул весёлый голос Саши.

— Сейчас я удивлю вас! – она щёлкнула пальцами с хитрой улыбочкой.

В первую секунду ничего не происходило, пока по комнате в воздухе не появились скляночки, и пару веточек резко пахучих трав.

Я тупо хлопала глазами, а Кэрри заметив мой ступор, расплылась в искренней улыбке; она явно не думала, что я как бы месяц знаю о магии. Точно, не знает и даже не догадывается.

Кэрри протянула мне пакет, а я поинтересовалась:

— Сколько мы вам должны?

— Будь осторожна, вы все – и больше мне ничего не надо. Вы – это надежда, - она вновь улыбнулась, и лицо её светилось уверенностью. – А теперь ребятки, кыш-кыш! – со смехом, помахала она руками перед собой.

— До встречи! – сказали мы хором. - Спасибо ещё раз, - добавила я, когда ребята зашагали впереди.

Она расплылась в улыбке и кивнула. Дверь закрылась, и я побежала следом за остальными.

 

Послышался небольшой взрыв, и Иннокентий с довольной миной стал помешивать в котелке. Мы стояли чуть поодаль от него, в кружке, ожидая. Гном, наконец, произнёс:

— Ещё немного осталось… - протянул он, продолжая помешивать.

— Мы никуда не торопимся, - произнёс чуть нервно Саша.

Понимаю, самой уже надоело час целый стоять как истукан в кружке! Да ещё за кофтой не сходить, а холод… Жуть, до костей ветер берёт! Но деревья ободряюще нам напевали что-то типа «вышло светила поздно ночью пообщаться с братом ночью…» Не знала, что в Старом лесу ещё есть живые деревья, послушав истории о нём от Иннокентия, Фила и Марины.

— Эх, было время! – сокрушенно бубнил гном. – Было время фавнов, говорящих животных, сатиров! Было-было! Даже эльфы были… красавцы с длинными белыми локонами!

И так всё время, пока мы ждали. Иннокентий вроде бы был счастлив обществу, но в тот же момент, скучал по шахтам и своим друзьям! Даже смерть всей семьи не вывела его из колеи как опустошение Зачарованного леса.

— Эх, за что вы в старый лес дурынды вы этакие двинулись? За что покинули эти края? – продолжал бубнить он.

Мы молчаливо глядели перед собой. Я себе под ноги. И, да, не мешали гному изливать свою душу, ведь каждый из нас понимал – он пережил истинный хаос в ту ночь, когда была прорвана блокада Колдинента, а теперь он самолично вызвался провести нас в этот город-призрак и это, по-моему, очень мужественно с его стороны. Я бы на такое не решилась!

Гном обернулся к нам, и быстро передвигая ногами, что-то впихивал нам в руки.

Этим чем-то были - скляночка с серебристой жидкостью и плоский, похожий на луну в уменьшенном экземпляре со всеми пятнашками, кристалл. Я чувствовала это на ощупь. Поднеся его к своим глазам, я услышала смешок и перевела взгляд на гнома, тот ухмылялся.

— Вечно забываю, что ты у нас экстерном учишься…

— Как и я, - слегка усмехнулась я. – Ведь уже, кажется, стоит знать, что и не такое случается! А я всё удивляюсь!

Гном кивнул, а затем обратился лично ко всем нам, шагнув в середину.

— Повторяйте строго за мной, входя внутрь круга, ибо назад пути оттуда не будет.

И мы повторяли, каждый по очереди. Делая шаг в круг, я соглашаюсь с нерушимой клятвой вечно оберегать и ценить тех, кому становлюсь Другом. Последней была я и, замыкая круг, мне пришлось обойти ребят три раза почасовой стрелки, и две против неё. Точно самое, но вначале, делал Филипп. Когда я зашла в круг, то чувствовала всю силу этого ритуала, и тело будто знало – назад хода нет. Иначе и быть не может. Ведь это поможет мне, всем нам не расставаться и спешить друг другу на помощь, что ещё просить? Быть осторожными? Увы, это сложно…

Гном стоял в середине круга перед чашей, из которой парил золотой дым и зачерпывал быстро из неё серебряную водицу, которую он буквально вылил нам на руки с кристаллом. Затем, Иннокентий достал из-за пазухи кинжал, и протянул его рукояткой Филиппу, тот удивлённо посмотрел на гнома, но взял кинжал. Закрыв глаза, он быстро провёл лезвием по ладошки, и оттуда стала капать кровь в чашу с остатками серебряной жидкости. Так гном прошёл и Марину, и Сашу тоже. Остановился около меня и протянул мне кинжал.

— Твоя очередь, - произнёс он, внимательно следя за каждым движением моей руки.

Взяв в руки кинжал, я закусила губу и провела быстро по ладошке и выдохнула от лёгкого укола. Кровь быстро побежала из ранки и закапала в чашу, но перед этим запачкала мне кроссовок.

— Теперь подойдите все ближе. – Подозвал Иннокентий, и поманил ручкой. Мы подошли, и он добавил: - Возьмитесь все ранеными руками, и выпейте одновременно ту жидкость из склянки!

Мы так и сделали, и дальше произошло следующее: нас окружил золотистый туман, вселяясь в каждого из нас; также он поднимался выше и полз вниз, окружая нас в кокон, соединяя с той чашей в руках Иннокентия. А когда из-за тумана ничего было не видно, он растворился, как и появился – внезапно. Затем чаша с перемешенной кровью вспыхнула синим огнём, и гном поторопил нас окунуть туда кристаллы, причём в огонь и мы подчинились. Огонь был вовсе не холодный, и не горячий – что-то похожее на воду и когда я вытащила руку, та светилась золотой крошкой, и я оглядывала её.

Ритуал завершился тогда, когда, взявшись за руки, мы стояли вокруг чаши, где до сих пор горел синий огонь. Прозрачные следы круга поднимались вверх, показывая, как снимается защита этого опасного действия. Иннокентий после недолгого молчания стёр ботинком линию круга.

Марина, собравшись с силами и подняв на меня глаза, сказала:

— Это означает, - она указала рукой на снятый круг. – Мы с Сашей отправляемся.

Я трагично кивнула, хлипнув носом. Марина растроганно улыбнулась и обняла меня крепко-крепко.

— Я буду без тебя скучать, - шёпотом сказала она мне на ухо. – Береги себя, Эмма – ты наша надежда!

— Пока, Гордеич! – обнял меня следом Саша, а я засмеялась, обняв в ответ.

— Береги себя, Санёк, ведь Марина… тот ещё одуванчик! – он покачался со мной и отошёл к Марине. Та в это время пожала руку Филиппу, и кивнула прощально Иннокентию.

Ребята взялись за руки, глянули друг на друга, затем улыбнулись нам и исчезли в синем дыме, как вспышка.

Филипп подошел ко мне и положил на плечо руку, то под тяжестью стало согреваться.

— В путь? – спросил он, а я, переведя на него взгляд, кивнула и повернулась к гному.

— Показывайте дорогу! – через слёзы, застывшие на глазах, попросила я.

Иннокентий открыл рот, начиная объяснять, а я, закрыв глаза, приготовилась к новым испытаниям.

 

М А Р И Н А

 

Перед глазами медленно садилось солнце, и, ожидая финала этого дня, я вся тряслась от мысли мародерства этой ночи. А всё начиналось так…

Меня зовут Марина, фамилия моя – Эбель, но это не просто обычная, это титульная фамилия в мире, моём мире. Мире серен, а, как правило, серены – русалки.

На данный момент, я и Саша стали «бегунами» в Зачарованном лесу, ведь перемещаясь, мы оставили «след». А этот след – используемая мной магия перемещения. Ни я, ни Саша не разговаривали о нашем уходе от ребят, тем более - некогда было. В пути мы в основном держались вместе, а когда останавливались, то подолгу молчали.

В целом, пару дней нашего «бега» прошли успешно, мы выискивали бедных бежавших жителей Колдинента, и если нам улыбнётся удача, то будет отлично, если мы найдём лагерь беженцев. Мы много раз обсуждали возможность этой находки, еще, когда были все вместе. Эмма думала, что, найдя лагерь, мы сможем рассказать о случившимся на поляне. Филипп же выдвигал свою точку зрения о необходимости уединения с Викторией. Я же слагалась к одному единственному, что если мы сможем его найти – это уже какой-то прогресс, но за пару дней наши попытки увенчались погоней и небольшими ранениями.

Поэтому, сумев избавиться от погони, мы с Сашей устроили привал и замышляли небольшую кражу в недалёкой деревушке, находящейся всё ещё во владениях Магического Кольца Полисов мира.

Так что, это вовсе не кража, я ведь оставлю пару золотых монет? Оставлю! И, наверное, возникает вопрос, почему именно ночью? Так нас не найдут преследователи.

Саша издал усталый вздох и привалился к берёзе, я быстро подбежала к нему и потуже обвязала коленку жгутом.

— Ты как? Сможешь двигать ею?

— Ну, это конечно не царапина, но жить буду, – попытался подбодрить меня парень.

— Не строй из себя героя! А то вдруг в обморок бахнешься, а я ведь не медик! Даже не целитель! – взмолилась я, усаживаясь рядом и притягивая к себе ноги.

— Вопрос! – с интересом поглядывая на меня, проговорил Саша, после минутного молчания.

— Какой же? – я посмотрела на него, растягивая губы в улыбке.

— Что такое целитель?

— Волшебник, имеющий помимо обычных способностей, типа вот наших – исцеление, они составляют у нас, как у вас говорится? Врачей. Только они – целители.

— Эмм… ещё вопрос? – перебил Саша. – Какие же есть у нас Силы?

— Нууу… ты не всю же жизнь будешь с палочкой бегать! – усмехнулась я. – Или ты думал, что все выдумки, правда?

Он немного сконфуженно кивнул.

— Ох, Саша – ты… ты… не важно, но знай: - я привстала и быстро затараторила: - Палочки нужны лишь для неопытных, типа меня и тебя. В шестнадцать лет маги обычно переходят на «прикосновение» с магией. А после, если им под силу, проходят Пик и наступает Рассвет в 18 лет, когда волшебник имеет мощь и ему не нужны дополнительные вещи, ведь Рассвет сил – это когда ты можешь контролировать свою Силу. Иногда, волшебники не по силенкам Пик, и они навсегда остаются с палочками… Но это редкие случаи, в основном большинство пользуется своими руками.

— Тогда почему Елизавета была с палочкой? – изогнул бровь Саша.

— Это лёгкий вопрос – порча, которая блокировала ей физическую власть над своими Силами, поэтому и нужна на запас палочка, она – духовная.

— Погоди, погоди, а что значит: духовная и физическая Сила? Я н-ничего не понял, – улыбнулся глупо Саша.

— О, это легко! Сейчас поймёшь! Физическая – это ты контактируешь с четырьмя стихиями, плюс своя родная – Дух, у кого он высший, у кого нет; некоторые просто имеют потенциал с, к примеру, Землёй. Понятно? – Саша кивнул. – А есть духовная – ты контактируешь только с одним предметом: палочка, посох и так далее. Ещё духовную Силу понимают как… дар Эммы, например. Понимаешь?

— Да, всё понятно.

— С этим разобрались? – весело прищурилась я, а Саша меня приобнял и мы оба стали греться единственным пледом на двоих. Сегодня было холодно.

— Можно еще вопрос?

— Валяй, - рассмеялась я.

— Марин, а почему вы решили, что мы должны поделиться именно так?

— Хмм… а что такое? – я глянула на него.

— Да так, теория есть…

— Ну, скажу тебе одно: мы решили – волшебник и неопытный, то есть ты и Эмма. Логично?

— Да, отличная мысль!

— А о чём же твоя теория? – чуть прищурилась я.

— Да так, личная неприязнь, – рассмеялся парень.

— А… - кивнула лишь я, прикрыв на секунду глаза.

Когда я открыла глаза, небо заметно потемнело, голова моя покоилась до сих пор на плече Сани, но тот не спал, а глядел вдаль. Защищает! Ничего себе, и давно я уснула? Неужели так устала, что и заснула, хотя я всего-то прилегла головой… Интересно, у Саши не затекло плечо? Я протяжно вздохнула, и Саша удобнее для меня уселся.

— Саш, правда… мог бы, и разбудить! – я укоризненно глянула на него, поднимая голову с его плеча.

Он лишь улыбнулся и таким ласково-протяжным голоском сказал:

— Ты так мило спала, не смог бы!

— Ну да, - фыркнула я.

Саша сделал милое личико и укрыл меня теплее пледом.

— Ну что, идём на «дело»? – забавным голоском спросил он.

— Да, конечно! – подхватила я, буквально вскакивая с земли и отряхиваясь ото мха.

— И куда же? – сразу парировал Саша.

— В путь! – ответила я, вставая в позу супермена.

Саша встал рядом и смешливо спародировал меня. Я вздохнула, намекая мол «что не так?», а он лишь похлопал меня по плечу, собрал наш плед в свой рюкзак и закинул его себе за спину, зашагал вперёд. Я следом, слегка посмеиваясь.

— Куда побежал? – он обернулся на меня, а я слабо засветилась, показывая наружу свою ауру. – Ты же дороги не знаешь!

— Интересно… - протянул парень, подойдя ко мне. – Как ты так делаешь?

— Делаю «что»? – поинтересовалась я, закидывая свои локоны за спину.

— Ну, это… светишься! – он смешно пошевелил руками, показывая окружность вокруг меня.

— Это свечение – моя аура, - фыркнула я, и зашагала тихо вперёд. – Вернее сказать, аура серены, мы пользуемся ей под водой в глубинах.

— Значит, у меня такой нет? – немного расстроено поинтересовался он.

— Почему же? Есть, только твоя аура – это другое, это твои ощущения – их эмпаты, если не ошибаюсь, с вампирами видят.

— Своя собственная аура? Это что-то за гранью моего понимания… - признал парень, вздыхая. – Хорошо, давай так… Сирены это… - он глянул искоса на меня, шагая быстро рядом. – Кто же это? Расскажешь?

— Ну, раз ты настаиваешь… - я слегка замялась, а затем перешагивая папоротник, начала свой рассказ. – Сирены, как ты уже давно понял – русалки. Особенный класс, почётный. Люди считают нас – кхм… убийцами, на самом деле большинство смертей было не из-за таких русалок, как может я, но… всё же, да, есть русалки-убийцы – мы не называем их. – Я многозначительно глянула на Сашу, а тот, переваривая, кивнул. – Хотя для тебя я скажу, как они называются – убийцы-русалки это:



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.