Сделай Сам Свою Работу на 5

Срочно в номер. Реформа 22Г – эвакуация граждан. 12 глава

Фурии – вот кто они, мы серены – «певучие» дивы, в шутку многие маги говорят – «плачущие красавицы моряков», я до сих пор не понимаю, почему им так не нравится, что мы скорбим о погибших в море? Это естественно для нас, Саш, мы не можем не дать дань погибшему в нашем Доме, ибо мы не такие бесчувственные… Но суть не в споре серен с магами, я обещала историю? Так? – Саня кивнул. – Так слушай дальше.

Наверное, у тебя возникает вопрос, почему я до сих пор без хвоста? – с улыбкой спросила я, а Саша робко кивнул. – Отвечу: дело в воде. Точнее в океане, ведь чтобы я стала стопроцентной русалкой, я должна нырнуть в морскую, солёную воду. К сожалению, не одно из озёр, рек, и даже болот – не смогут меня превратить. Я же на половину волшебница. Полукровка, - добавила я поспешно. – Да, полукровка – у нас говорят - перемешенная. Поэтому могу колдовать на уровне с тобой и Филиппом. Кстати, у нас у русалок тоже есть магия! Гипноз, очарование и скорость – последнее под водой действует. Кстати о колдовстве – это уже подарочек к имеющимся Силам: замораживание, вскипание и управление водой, правда, получить это может не каждая, если говорить честно – то одна сила на брата, я не видела никого имеющего все три Силы. Так что…

— Марин, а ты обладаешь одной из этих Сил? – перебил Саша.

— Ну, как сказать? – начала я. – Пока не наблюдала, ведь наши магические Силы были заморожены – все под корень, так что, не знаю… могла бы я… или нет…

— А хотела бы?

— Что за вопрос? Конечно! – ощетинилась я. – Правда, смогу ли… не знаю, ведь я не знаю, как ими колдовать!

— Кстати забыла – есть ещё Сила – превращение воды в желе! – добавила я поспешно, перебивая Сашу.

— Что же, думаю, этого хватит пока… надо переварить, - наконец объявил Саша, смотря вперёд на арку из деревьев.

— Это, да. Много сразу навалилось информации, понимаю… - я шагала без устали дальше вперёд, а Саша следом.

Мы вышли из леса, и оказались на луге, впереди виднелись небольшие постройки, и я печально глядела на них: а это ведь, видимо, один оставшийся целым городок магического полиса, остальное разорено и сожжено.



Саша внимательно смотрел на городок, даже можно сказать с подозрением, шагая следом по тропинке. Мы уже час не общались и даже не собирались это исправлять, просто молча переглядывались и кивали друг другу на немые вопросы.

Дойдя до более высоких зданий проулками, мы спрятались за огромным контейнером для мусора и стали ждать. Наконец, напротив, около дороги, где была Целебница, вышел мужчина лет сорока и напихнув себе на лоб шляпу, запер дверь и быстро зашагал вперёд - постоянно оглядываясь назад. Когда он исчез из поля зрения, я разжала дрожавшую в руках палочку и, полусидя, выскочила из-за контейнера и выпрямилась и поманила к себе Сашу. Схватила его руку, и мы переместились.

Оказавшись в тёмной комнате Целебницы, мы сразу стали обыскивать все полки без осторожности. Нам было не до того, ведь надо же было торопиться, причём срочно. Никто же не знает, вернётся ли этот мужичек сейчас, или утром.

Саша довольно выпрямился и замахал над головой бутылью, и я подбежала довольная к нему, подпрыгивая.

— Ура! Ура! – ликовала я, смеясь.

— Давай, сваливаем, а то… мне не по себе! – добавил Саша, и я взяла его руку, наградив его взглядом довольной мамаши.

Мы снова переместились, и на этот раз мы сразу побежали, ни обращая внимание не на боль, и ни на усталость, ибо боялись до чёртиков тех преследователей.

 

Э М М А

 

Я смотрела на заходящее солнце, протирая застывшие на щеках слёзы. Это движение было неосознанное, и взбесило меня ещё больше. Я громко фыркнула и, скрестив руки на груди, прошагала метров пятнадцать по тропинке с горы, пока не поняла, что уже далеко зашла, и стоило бы, вернуться назад. Я так и сделала, правда подниматься в гору было сложнее, но я преодолела это препятствие и снова оглянулась на закат. Солнце какое-то неправильное, уж слишком красное… Не нравится оно мне.

Вернувшись в наш «лагерь», я со вздохом сказала:

— Давайте-ка уже двинемся.

Филипп и Иннокентий уставились на меня как на душевнобольную. Мол, у неё с головой всё в порядке? Как бы сейчас темнеет, не «рановато» она предложила это?

— Нет, правда, я думаю сейчас самое то, - оправдывалась я, кивая.

— Эмм, - протянул Филипп. – Сейчас не лучшее время, мы оба знаем – время браконьеров началось, – он указал на часы у себя на руке. Я вздохнула и опустила взгляд.

Браконьеры – это что-то с чем-то, там присутствуют и волшебники, и гоблины, и все-все-все, кому не лень и не страшна смерть: главное нажива!

— Да, ты прав… а я сглупила, - призналась я, слабо кивнув. – Тогда утром?

— Ранним утром? – предложил гном.

— Чем, скорее, тем лучше! А то, я снова передумаю! – с жаром воскликнула я.

— Значит, решено, - пропыхтел Иннокентий, усаживаясь в свой спальник и подвигаясь поближе к огню.

Филипп и я кивнули, и тоже устроились в своих спальниках. Перед этим, Фил осмотрительно переместил свой спальник к моему впритык. (В последние пару дней мне снились кошмары.) Я долго глядела на прыгающие искорки огня, пока сон не сморил меня, вместе с тихим «вжик-вжик» сверчка.

Утром нас разбудил холодный ветер, пробирая всё внутренности до дрожи. Я встала одной из первых, и впервые после двухдневного кошмара была бодрой, как будто снова я Гордеева Эмма, ученица средней школы… Но увы, я была всё той же Эммой, но уже не ученицей… А может и не той… Раньше я была боязливая и часто попадала впросак, хотя и нынешнее положение вещей не лучше, но я стала смелее – я стала увереннее, я стала такой, какой могла быть только со своими близкими – дерзкой и колкой, самой собой – по крайней мере, наполовину.

Мы прибрали свои спальники, переоделись для вылазки, и встали в кружок. Каждый боялся, что сейчас один из нас сдаться, и мы снова зависнем в лесу, хотя уже по горло были им сыты. Поэтому мы и молчали; наконец, Иннокентий обратился к нам:

— Обедать, значит, будем уже отдельно.

— Как и договаривались, - кивнул Филипп, широко зевая, запихивая в карманы джинс свои руки.

Я же глядела на небо - там уже проявлялись первые лучи теплого солнца, о котором я так долго мечтала. Теребя молнию на толстовке, одолженной Филиппом сегодня утром, так как моя была осмотрительно мной переложена в рюкзак Марины (ибо я знала, у неё нет тёплых вещей – а моя толстовка большая и для подруги будет в самый раз), я, наконец, спросила.

— Значит, мы больше не увидимся? – озвучила я свои переживания.

— Почаще повторяй себе это, и мы встретимся. – С довольной улыбкой ответил Иннокентий.

Филипп покачал головой и снова зазевал.

— Может, отправимся уже? Ну? – произнёс он через зевок и покосился на меня. – Дорога, знаете ли, не близкая…

— Ах, ну как же мы без нашего советчика! Конечно, мы уже отправляемся! – пробурчал Иннокентий, и взял свою трость и рюкзак. Надев его, он обернулся и добавил. – Что же мы стоим? Нам же так долго идти!

Мы переглянулись с Филиппом и так и прыснули, не удержавшись, ибо Иннокентий с рюкзачком – такой смешной! Тот пробубнил что-то нечленораздельное, и быстро передвигая ножками, зашагал по тропке средь огромных исполинов, замерших в безмолвии. Мы же побежали следом, быстро закидывая за плечо рюкзаки и со своими «извини» привстали по обоим бокам от гнома.

А солнце медленно поднималось над верхушками деревьев; всюду, куда ни глянь - мгла сменялась туманом, всё покрывало им, скрывая, опасные корни на тропке, ямы и лужи. Глаза слезились от его холодного прикосновения и приближения. У Филиппа же, так как он отдал мне свою толстовку, даже кожа покрылась мурашками. Мы все были словно в ином мире, и это не к добру.

Иннокентий остановился и обернулся вокруг своей оси, затем прошёл мимо меня, после за спиной Филиппа и снова встал.

— Мне кажется, нам лучше переместиться – этот туман ни к чему доброму не приведёт.

— Что ж, - Филипп схватил меня за руку. – Мы только «ЗА»!

Гном подошёл к нам и взял предложенные руки, и мы переместились. Снова обычный ритуал при этом случае: не хватка воздуха, затем невесомость и лёгкость… А потом всё завершилось, как обычно не законченно.

Приземлились мы на асфальт, там, где с двух сторон один лес, а с других двух – дорога вперёд. Но впереди виднелся город. Очертания его впереди. Я снова посмотрела на лес и заметила огромную гору на горизонте и туда, маленькой полоской, вела дорога с того места, где мы стояли.

Иннокентий отпустил наши руки, и поправил лямки рюкзака, посмотрев на ту тропинку к горе, что была на горизонте.

— Не думал, что прощаться с вами будет так… печально, – произнёс он, смахивая кулачком слёзы. – Не думаю, что вы бы уговорили меня идти с вами туда… Но всё равно, мне очень жаль, что мы познакомились именно так. Эх, что ж, была, не была. Я всегда к вашим услугам, - он поклонился. – Берегите себя.

Не дав ему ещё слово вставить, я налетела на него обниматься.

— Ну-ну, побереги силы на более важные вещи. Запомните – у вас еды на два дня – стоит найти припасы, а лучше сразу попасть в лагерь горожан, – он похлопал меня по спине и отстранился. – Филипп, прошу тебя, защищай её как самого себя – она наша надежда. Просто знай это.

Парень кивнул и притянул меня к себе, поддерживая, пожимая мою руку.

Гном слегка улыбнулся, пожал руку Филиппу и неспешной походкой, цокая тростью по асфальту, шагал к той тропе.

Я обернулась к Филиппу.

— Что? – поинтересовался он.

— Зачем он пошёл туда?

— А! Там начинается город гномов, - улыбнулся парень. – Хочет посмотреть как там дела и всё такое…

— Ты имеешь в виду: живы ли они?

— Да. Не волнуйся, его там ничто не ожидает плохого. Я уверен, – кивая своим словам, двинулся вперёд Филипп, теня меня за собой.

Итак, дойдя до города, мы увидели следующее: разрушенные здания, много кровавых пятен на дороге из кирпича, пылающие до сих пор здания центра, и ни одной живой души.

Но, не успокаиваясь, мы с Филиппом заходили внутрь разрушенных зданий, держа наготове каждый свой козырь: я – свои иллюзии, он – палочку, крепко её сжимая. Но и внутрь таких зданий ничего не было – один пепел. Были и в городе здания ещё более-менее пригожие для проживания, но тоже разрушенные в чём-то: к примеру, лестница на второй этаж, крыша.

Наконец, мы разошлись в разные стороны, решив что, так будет быстрее. И единственное, что из такого «разделения» я нашла – был кусок уцелевшей статьи из местной газеты. Я, схватив находку, понеслась на место нашей встречи и стала ждать друга. Тот вернулся с пустыми руками и с мрачным лицом. Он явно был где-то, где раньше бывал, ну или здесь жили его близкие?! Я не знала… но мне не нравилось его это лицо и я стала махать находкой и тот, удивлённо распахнув глаза, прибавил шагу и потом остановился около меня. Мы стали читать. Там было следующее:

ПРОРВАННАЯ ЗАЩИТА!

Срочно в номер. Реформа 22Г – эвакуация граждан.

«Срочно! Срочно! Дорогие граждане Колдинента, начиная с 12:оо начинается эвакуация жителей в предварительном порядке – явка обязательна всем. Городу важен каждый! Не забудьте – возьмите всё самое необходимое…

Хотите узнать из-за чего такая важность? Защита, что охраняла нас от невзгод на протяжении многих лет – прорвалась… Теперь и наш город в осаде! Враг уже в пути! И ни сегодня завтра, мы будем все в большой беде! А теперь то, почему же это произошло…(читайте дальше)

Мэр магии Колдинента – Старцев пока отказывается от комментариев по этому поводу, но наши любимые Главные, согласились… и далее идущая статья хронология происходящего на дальних краях нашего полиса, и почему нам так важно покинуть город завтра! Спасибо им за то, что снова опрокинули свет на истину!

А началось всё 17 лет назад! Помните? И пока мы говорили, что из Кукольника ничего не выйдет – в результате большинство городов полиса разрушено, масса сторонников, подражателей. Смерти, разорение и даже хаос и, конечно же, волнение – а всё так хорошо начиналось... Почему же так произошло, спросите вы? Да дело в том, что надо было сразу принять меры – согласится на мир с Другой стороной и милордом (с последним уже заключён пакт о помощи между Главными два года назад, без участия нашего Мэра!). Но нет же… они же нас придадут, иначе же быть не может! К сожалению, такой исход мог и вправду быть, но только с Другой Стороной.

Виктория сказала: «Паника, из-за которой я решилась связаться с гражданами моего полиса, связана, безусловна с долгой вековой защитой! Да, она и вправду пала, восстановить мы со Святославом её не сможем – Сил нет таких, какие были при «Пяти Стихиях». И да, мой совет – нам нужно эвакуироваться подальше от городов – в горы!»

Как жителям города, редакция вашей любимой газеты, просит вас в точном порядке покинуть город, собрав всё самое необходимое, плюс документы и тёплую одежду (В горах холодно).

Скор…

Я долго пыталась вникнуть в смысл, но, к сожалению, конца статьи и на обратной стороне не оказалось: а это, значит, не узнать нам, что же там идёт дальше. Филипп посмотрел на меня и покачал головой.

— Верно мама говорила: «от нашего мэра ничего не узнаешь: всё умнёт, лишь бы шумихи не было…» - произнес, наконец, он, забирая листок и убирая его себе в рюкзак.

Запихнув руки поглубже в толстовку Филиппа, я слегка кивнула.

— Мамы всегда правы, когда не надо.

— Читаешь мои мысли! – усмехнулся он, надевая назад рюкзак.

Толкнув его слегка в плечо, я зашагала вперёд по пеплу на булыжной дороге, осторожно перепрыгивая большие лужи крови.

— Как будто в мир игры Сайлент Хилл угодила, - пробубнила я, остановившись. – Ты где там?

— Сзади! – ответил Филипп, осторожно обходя лужу.

— Странно это всё, - призналась я. – Кровь есть, разрушения тоже – где же трупы?

— Думаю «прибраны» зверушками Кукольника.

— А у него имеются зверушки? – обернулась я на Филиппа.

— И не просто зверушки… - кивнул он, подходя ко мне. – Куда дальше?

— Ну, давай в проулок? Там проход на другую улицу!

Он кивнул вновь, и мы пошли осторожно, держась за руки около двух стен. Там было темно, и неизвестно что хрустело под ногами. Я часто оступалась, а Филипп ловил меня и, ставил на место, помогая идти дальше. Так мы дошли до просвета и впереди послышались голоса. Я резко остановилась, а Филипп врезался в меня и, ругнувшись, чуть не упал, вовремя схватился за стенку и снова осторожно взялся за мою спину: мол, я тут. Я обернулась к нему, и кивнула на улицу впереди, и тот подтвердил немой вопрос. Мы медленно стали продвигаться в ту сторону, пока не замерли в тени двоих неизвестных.

Они находились через дорогу от нас. На веранде какого-то здания с горевшей вывеской и с отсутствующими там окнами. Один из них нам был знаком, вернее мне – это тот экзотичный юноша-гот с поляны. Другой был толстым, с крысиным лицом, мужчиной и на него орал первый. Тот весь трясся, ища пути отступления, но мой «знакомый» окружил его всюду, прижав к стене.

— И как, спрашивается, понять: НЕ УСЛЕДИЛ?! – повысил до самых высоких нот свой голос знакомый, а мужик стал заикаться.

— Они... они…, сэр они же дети! – оправдывался он.

— Дети? ДЕТИ? – орал дальше первый. – Ты знаешь, я не милорд, я не смогу его остановить, если он решится тебя собственноручно прикончить, ибо у этих детей есть эта девчонка! Понимаешь? Она нужна нам! Если с ней что случится – отвечать придется тебе! – негодовал он.

Кстати, в моём знакомом было что-то не так. Вы не подумайте ничего лишнего, но всё же… Не было этого готского стиля, были распущены волосы и рубашка! Да он же в костюме! И пиджак есть, весит правда на бревне от дома.

— Себастьян, она умеет перемещаться! – выкрикнул дрожащий пухлячок.

— А я молнии взрывать, и что? – с сарказмом проговорил Себастьян. – Гаврил, тебя убить мало! – снова повысил голос он и ударил по стене, та посыпалась осколками стекла и щебнем.

Он обернулся к Гавриле, а тот с умоляющим лицом смотрел на него и, закатив глаза, Себастьян отстранил кулак от стены – там была дыра.

— Дай мне время, умоляю, Себастьян, дай мне время – я найду её вновь!

— Нет уж, Гаврил, ты уже не в первый раз меня так подставляешь. На этот раз я сам, – вздохнул Себастьян, тряхнув головой.

— Себастьян, умоляю, не говори Милорду, умоляю! – хныкал Гаврил.

— Нет, я скажу – и ты получишь по заслугам, тем более… Ох, бог ты мой, да перестань ты! Как женщина! – раздражился Себастьян, сжимая кулаки. – Живо.

Гаврил хлюпнул носом и замолчал. Себастьян ещё чуть-чуть пошагал по веранде и снова обернулся к Гавриле.

— Ты должен понять Гаврил – она, эта девчонка не просто нужна от прихоти Милорда, она надежда всего полиса, да чего там – она одна может такое, чего сама не знает… И когда охранял её я, я был уверен – она в безопасности. А теперь? Теперь я не представляю… За ней все гоняются - все хотят получить этот приз, а ты взял да потерял её. И еще не хочешь, чтобы я говорил Милорду? Это честно? Нет! Поэтому пойми, ты должен получить по заслугам! Понятно?

Гаврил кивнул.

— Сейчас я собираюсь к нимфам, может провидица знает, как дальше быть. – Проговорил Себастьян. – И надеюсь, когда вернусь, тебя уже и след простынет. Всё ясно?

— Да, сэр! – отозвался резко Гаврил.

— До встречи, Гаврил.

Появился чёрный дым, а когда он исчез, на месте Себастьяна никого не было.

Гаврил снова всхлипнул и с хлопком «прыжка» тоже исчез.

— И что это было? – прошептала я, выходя из нашего укрытия.

— Это… это были люди Милорда, - скорее спросил, чем ответил Филипп.

— Не может оно того быть, я же рассказывала тебе об этом Себастьяне! – изумлённо уставилась я на друга.

— И они пытаются найти тебя… - добавил он, озадачено.

— Фил, это может быть кто угодно! Не неси чепухи! – усмехнулась я.

— Да? Что-то я не видел ни одну из девушек, которых надо было защищать, как тебя! – Лихорадочно соображал Филипп, раскидывая всё для себя по полкам.

— Фил, но… но… может они меня спутали с кем? – хмурилась я, не веря.

— Думаю, нам стоит отправиться к нимфам!

— Чего? Чего? – громко воскликнула я, расширив глаза. – Ты сдурел что ли? Он… этот, как его… Себастьян туда отправился! Зачем нам туда? Нет, ты точно больной! – простонала я, пытаясь найти хоть что-нибудь, за что можно уцепиться и сменить тему.

— Он нас не тронет, - спокойно сказал Филипп, как ни в чём не бывало. – Нимфы нам могут помочь… Они знают всё!

— Да хоть гадалки там, мы туда всё равно не пойдем! Я сказала!

— Нас один на один. – Произнёс он размышляя. – Ты - девочка, я - парень – преимущество на моей стороне. – Усмехнулся он.

Затем он поймал меня, буквально скрутив руки за спину, и переместил нас!

 

М А Р И Н А

 

Наш план с крахом провалился.

Вы не подумайте, мы день точно продержались – а дальше погоня! Всюду, куда бы мы ни совались, они нас находили! Гончие Кукольника – ужасные монстры с острыми ушами и кленками, луками и бердышом в руках!

Отдыхали мы раз – и то минут пятнадцать, за эти несколько дней я научилась спать на ходу, как эльф! Ноги ломило, всё зудело, но мы бежали дальше.

Этот лес ужасен – кругом одни и те же деревья, не поймёшь, верно ли мы бежим – не кругами ли? Да, это ужасные несколько дней. Интересно, а как там Эмма и Филипп? Всё ли с ними в порядке?

Сегодня своего рода затишье, мы с Сашей уселись около какой-то горы в кустах и так и стонали от удовольствия. Мускулы все дрожали, вибрировали – но это было ничто по сравнению с тем, что я, наконец, поела! Хоть и горбушку от булки, но какое это удовольствие с сочетанием воды!

Признаю, мне не хватало Филиппиного всезнайства, и Эмминого понимания! Да, очень!

Саша мирно уснул рядом, заложив ладоши под щёку.

Ох, как я давно не видела на его лице спокойствия и умиротворённости! Так жаль, что именно он попал в такую передрягу, а у него же живот до сих пор не зажил и неизвестно, что вообще он чувствует! Он же не говорит насколько ему больно – он же у нас мужчина! О, Боже, дай нам сил вытерпеть всё это!

Удобнее устроившись на мхе, подложив под голову предложенную Сашей кофту, я стала периодически падать в забытье, но из-за грозящей опасности вечно просыпалась! Своего рода караульным стала.

В один момент в щели из листьев я видела восход, в другой момент - стоящее солнце в зените, в третий раз - это был крапающий дождь, а в четвёртый - наступающие сумерки. Правда, в пятый раз - я увидела лицо в этой самой секретной щели и перепугано прижалась спиной к скале.

А дальше я вдруг стала падать, громко визжа, стала проваливаться в темень. Перед глазами всё горели два светло-голубых глаза на перепуганном вдвойне лице… А темень всё сгущалась и сгущалась, пока с мощным толчком и не ударившись о что-то тяжёлое, я не потеряла сознание.

Когда сознание вернулось ко мне, кругом было тихо, и неустанно болела моя голова. Я попробовала встать и сразу же согнулась пополам. Мало того, что у меня болел живот, меня резко обдало с земли холодом. Жаль, что тут так сумеречно, ничего не видно – хоть глаза выколи! А где моя палочка? Ох, чёрт – я посеяла палочку, и как быть?!

На ощупь я стала пробираться к туннелю, (аура из-за боли не соглашалась освещать путь) и надеюсь ведущему на выход, и медленно двигалась вперёд. Да, бывало, спотыкалась, но быстро успевала цепляться в камень «стены» и шагала дальше. Впереди послышались голоса и небольшая световая тень. Я прибавила шагу и уверенными шагами топала туда пока снова не провалилась в яму и не полетела во тьме… Затем я приземлилась по ощущениям в той же пещерке что и очнулась и изумленно заметила около себя то испуганное лицо с фонарем в руке. На этот раз этот парень был удивлён, и буквально кое-как сдерживал себя, чтобы не засмеяться.

— Ты у нас в лётчики записалась? – наконец сказал парень, усаживаясь прямо на землю. Кстати землёй был – камнем, он был тут всюду. Неужели, мы с Саней нашли горное убежище?!

— Возможно… если… Если скажешь, где я?! – потрясённо сказала я.

— Временное пристанище, как я знаю, - он похлопал ладошкой около себя, приглашая.

Специально не замечая этот жест, я поднялась с земли и стала расхаживаться в тупичке, иногда поглядывая на своего «соседа». Это был очень симпатичный, долговязый парень. Глаза большие, детские – зеркала души; выше меня на голову, прекрасен внешне, как ангел. Это всё, что я бы сказала о нём. Излишни любые другие комментарии.

Ангел посмотрел на меня и слегка улыбнулся своими губами, тут было невозможно не ответить. Чёрт, я чувствую себя полной идиоткой!

Я сообразила-таки сесть рядом с этим чудом и проговорила, оборачиваясь на него.

— Но как я здесь оказалась?

— Нашла потайной проход и упала в него. Мы с Саней шмыгнули сразу за тобой и оказались тут. Ты была без сознания, и мы с ним решили пока познакомиться, и разъясниться друг с другом. – Терпеливо объяснил всё ангел и протянул мне руку, которую я сразу пожала. – Меня Сеней зовут.

— Меня Мариной, очень рада тебе Сень. – Благодарно закивала я.

— Ты, наверное, хочешь знать, как Саша? – поинтересовался неуверенно он.

— Ну, хотелось бы! – залилась густой краской я. С какой стати мы обсуждаем Сашу? Он мой друг, но всё-таки, Сеня куда интереснее.

— Он с девочкой познакомился, Кристиной зовут – они вроде как влюблены. – Поделился Сеня, а у меня брови взлетели вверх.

— Сколько я была без сознания?

— Около двадцати четырёх часов, не больше. – Отозвался Сеня, протягивая мне булочку. – Ты голодная, ты должна поесть.

— Эмм… Спасибо, - взяла я в руки булочку и сразу засадила в неё свои зубы. И правду, я голодная!

— Я же говорил, - будто читая мои мысли, отозвался Сеня и засмеялся.

Его смех был прекрасен, никогда лучше не слышала! Мама дорогая, я кажется, влюбилась!

— Знаешь, ты, и сам-то не лучше меня выглядишь. – Наконец произнесла я, проглатывая последний кусок булочки.

Да-да, пока я ела то и дело оглядывала его: он был весь в царапинах, бледен и уставшим. Синяки под глазами засели ужасные, но это всё меркло по сравнению с его огромными глазами, что смотрели на меня с детским каким-то инстинктом. Он прекрасен!

— Побегать пришлось, да и из-за тебя сутки не спал. Переживал, ибо это я виноват был в твоём «полёте», – признался он. – Ты меня увидела и давай, как визжать, а потом хлоп и провалилась в щель, которой я сам пользуюсь! Только странно ты провалилась… нашла эту пещерку… - добавил он, хмурясь.

— Не переживай, со мной всё в порядке, - пожала я ему слегка руку и посмотрела в глаза. – Благодаря вашей заботе, сэр! – смешливо добавила я и отстранилась.

— Не благодари, это моя обязанность, мэм! – улыбнулся он, и мы оба просто безмолвно смотрели друг другу в глаза.

Мне показалось или я увидела ленточку, которая окружала нас, соединяла воедино, от сердца к сердцу? Или она и взаправду была? Если да, значит, моя бабуля говорила правду про судьбу? Если это так, значит, этот ангел воплоти может быть моей судьбой? Но я его только минут двадцать от силы знаю, но уже понимаю лучше, чем Саню.

И тут, будто я только что его не вспоминала, в пещерку вбежал взволнованный и взъерошенный друг, держась за плечо.

— Сань, что случилось? – первым опомнился Сеня, поднимаясь и пряча меня за свою спину. Там же, он незаметно передал мне палочку.

— Вы что не слышали взрывы? – негодовал друг. – Там всюду эти монстры с острыми ушами, и эти чёрные люди… как их там?… марионетки!

— Так-так, Сань, успокойся – давай по порядку: что, когда и почему? – успокоил Сеня Сашу, поглядывая искоса на меня. Я дрожала.

Саша пару раз глубоко вздохнул, затем сказал:

— Марионетки прорвались в убежище, убивают всех подряд, ищут кого-то! Виктория сказала, чтобы я бежал за вами, и мы удирали отсюда, куда глаза глядят, пока шумиха не уляжется!

— Что же мы медлим? – подала я голос, крепко уцепившись в руку Сени. – Идём же!

Парни друг другу кивнули, и Саня побежал в темень туннеля, а Сеня ответно зажав мне руку, пошёл следом, а я за ним.

Когда мы выскочили из этого тёмного, отдалённого туннеля, я и услышала грохот и крики. Всюду горели вспышки огня.

Сеня крепко держал меня за руку. Саша бежал впереди. Мы следом, быстро пригибаясь или отпрыгивая от посланных заклятий или даже стрел, не говоря уже о летающих мечах!

Это был настоящий кошмар!

— Я думаю, надо срезать! – крикнул Саша, поставив хороший щит от стрел, те разлетелись на пыль.

— Ты знаешь как это возможно? – ответно крикнул Сеня, прижимая меня к себе и отстреливаясь.

— Да, нашёл! Следуйте за мной! – послышался отдаляющийся крик Саши, и тот исчез в тени у огромной скалы посреди огромного пространства.

Семён ничего у меня, не спрашивая, шмыгнул вместе со мной туда же, и там оказалась небольшая пещерка – по ней можно двигаться ползком, поняла я.

Он подтолкнул меня к ней.

— Скорей, я их отвлеку! Марин, давай!

— А как же ты? – колебалась я.

— Я за тобой, беги скорее!

Ничего больше не ответив, Сеня помчался в гущу сражающихся, а мне оставалось шмыгнуть в пещерку. Я и сделала это. Внутри было темно и скользко, но я к своему счастью, быстро преодолела этот путь и оказалась в руках Саши. Он помог мне вылезти. Оказывается, выход тут был, чуть ли не под потолком, поэтому его поддержка была в самый раз!

Послышался грохот и из пещеры буквально выпал Сеня и быстро поднялся.

— Бежим, бежим – они увидели меня! – При этом он схватил мою руку и потащил вперёд. Саша бежал следом.

Мы остановились у пещеры со светом, и оттуда выглянула перепуганная девушка с узким лицом и большими глазами и заострёнными ушами. Эльф. Саша обнял её, и что-то прошептал на ухо, та кивнула и взяла протянутую руку Саши.

Они оба посмотрели на нас. Сеня сказал.

— У семи дубов, - и покрепче сжал мою руку.

Саша и девочка кивнули и с хлопком исчезли.

— Сеня, куда они? – испугалась я.

— Туда, куда и мы, не бойся. – Он посмотрел на меня с улыбкой, и мы тоже переместились.

Мы оказались на поляне, где в центре было семь дубов, и к нам подбежали Саша и та девочка. А потом я узнала в ней – Кристину, мою лучшую подругу до Эммы. Да и вообще, хорошего человека. Забавно, почему я сразу её не узнала? Увидев меня – она улыбнулась.

— Всё в порядке? – поинтересовался Саша. – Марин, это Кристина. Кристин, это Марина.

—Я знаю, - засмеялась я, и мы взаимно сразу обнялись.

— Да, всё в порядке. – Отозвался Сеня, корчась в лице. – Никто не догнал нас, а вас?

— Да нет, никого. Что с ногой? – добавил Саша, а мы с Кристиной продолжали обниматься.

— Подвернул, не важно, пройдёт. – Замялся Сеня.

— Идти можешь? – снова спросил Саша.

— Даже бежать, - слегка раздражённо проговорил Сеня и поглядел на нас с Кристиной.

— Что же нам делать? – Озвучила я всеобщий вопрос. – Идеи?

— Ну, это проще простого – мы найдём лагерь, - ответил мне сразу Саша, доставая из кармана карту. – Но для начала я бы хотел отыскать Эмму с Филом.

— Но как? – слегка расстроено произнесла я. – В общем, решим, что, да как, сейчас лучше бежим отсюда, пока нас не отыскали!

— А ты давно такая? – вдруг спросил Сеня.

— Какая? – перебила я.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.