Сделай Сам Свою Работу на 5

Срочно в номер. Реформа 22Г – эвакуация граждан. 13 глава

— Ответственная что ли. Не знаю… - он подошёл ко мне поближе и на ухо сказал. – Тебе идёт. – И отошёл от нас подальше. – Вы идёте?

— Конечно! – Закивал Саня, и они с Кристиной нагнали его.

Я недолго стояла, зажмурив глазам. Ох, мамочка, что он со мной делает? Что? Я все горю! Затем, я тоже побежала за ними, быстро нагнав их и стрельнув взглядом в Сеню, тот улыбался.

 

Э М М А

 

— Хорошо, допустим, я согласна идти туда… Но как туда попасть? – произнесла я, перестав дуться.

Мы с Филом стояли на дороге посреди леса. Кругом было тихо - ни живой души. Снова стал проявляться ночной туман, он здесь частый гость. Я в упор смотрела на Филиппа, ощущая свою правоту, пока он не сказал.

— А ты не думала, что я бы мог дорогу знать? – Поинтересовался он осторожно.

— Нет, в последнее время я вообще не думаю! – Огрызнулась я, скрещивая руки на груди.

— Эмма! – воскликнул он взволнованно. – Дай мне шанс доказать тебе, что с нами ничего не будет! Мы выиграем с этого!

— Ладно, допустим, я соглашусь, - поёжившись от ветерка, произнесла я. – Мы тогда уйдём с этой дороги? Она меня пугает…

— Забавная ты, Эмма! Дороги, которые безопасны – её пугают! А Старый лес – уже домом считает! – не зная радоваться или плакать, осознал Филипп.

— Ну! Мы же… Мы же это… - Я зажмурилась, и без запинки солгала. – У всех тут на виду!

— Тогда, тем более, стоит двинуться этой дорогой – и не быть у всех «на виду». – Начал Филипп. – Идём же!

— Хорошо, - не задумываясь, приняла решение я.

— Вот и замечательно! – Мы вместе двинулись по дороге.

Шагали мы недолго по этой «страшной» дороге. Но пока мы были на ней, то тут, то там, загорались ржавые фонари, освещая нам путь. Затем Филипп взял меня за руку и потащил через пролесок, сквозь папоротники и корни деревьев, и вытащил на другую дорогу. Она отсвечивала синим. А фонари, даже таковыми не были. Три шарика света держались в воздухе, отдавая на поляну голубоватый свет. И так на протяжении всей дороги.

— Что это?

— Дорога к Обители, я же говорил, что знаю дорогу! – довольно ответил Филипп.



— А куда дорога позади нас, тогда, ведёт? – поинтересовалась я, поглядывая вперёд – во тьму.

— К Разрушенному Городу, но называют его Городом-призраком, - объяснил Филипп, хмуро глядя туда же. – Думаю, нам не стоит туда даже соваться. Он проклят.

— Я даже и не думала, - замялась я.

— Пошли, уже темнеет!

— Только заметил… - пробурчала я, закатывая глаза и шагая позади него.

Филипп вдруг остановился и обернулся на меня. «Смотри, мол!» И я посмотрела. Впереди нас высилось огромное, будто из лиан сшитое, здание с двумя куполами из верхушек деревьев и одним из чистого золота. Вдалеке шагали люди в необычных нарядах, под стать замку, из листков.

Мы с Филом сделали шаг навстречу замку и тут появились они – ворота, оплетённые гроздями дикого винограда. Стальные и тяжёлые. Я даже ударилась об них от неожиданности.

— Провидица ждёт нас, отоприте ворота! – Властно сказал Филипп, пока я дёргала их, и стоял прямо перед ними, весть такой воин!

Ворота открылись внутрь с омерзительным скрипом. А потом всё кругом запело! Перед глазами то появлялись, то исчезали нимфы. Всюду были цветы, даже неизвестные мне. Летали маленькие птички, большие бабочки. Мужчины играли на флейтах около фонтанов; девушки с распущенными до пяток волосами с венками, плясали под чудесную музыку этих флейт. Многие мужчины были высокими, с копьями в руках и щитами. Всюду царила жизнь, здесь всюду были не только мужчины и женщины, но и дети, не говоря даже о животных. Своего рода выжившие люди – но это было не так, нимфы – обитатели леса, и они в любом случае должны существовать, иначе же, никак. Верно?

Из входа в замок нам навстречу выскочила хрупкая, как тростинка, девушка с золотыми косами и зелёными глазами. Она остановилась около нас и поклонилась. Её волшебный сарафан сразу засветился.

— Мы давно ждём вас! Уж с неделю! Рада, что вы, наконец, явились! – Произнёс чудный голосок, словно перезвон колокольчиков.

— Нас ждали? – изумлённо посмотрела я на эту нимфу. – Но как?

— Ох, - она рассмеялась. – Что за глупый вопрос! Конечно же, вас ждали, ибо провидица вас предвидела, Эмма! – добавила она, хватаясь за бока.

Филипп немного нахмурился и покачал головой.

— Может, тогда, раз нас ждали, мы пойдём, а? Мы спешим! – проговорил он сдержанно.

Нимфа кивнула и слегка покраснела.

— Да-да, конечно, следуйте за мной!

Она быстро помчалась назад, шелестя чудным сарафаном и светясь как фонарик.

Очухавшись, мы тоже бросились за ней следом, кое-как передвигая ногами.

Нимфа вдруг исчезла из виду, а когда появилась, мы уже были заняты рассматриванием холла чудного замка нимф.

Она улыбалась и терпеливо ждала, когда мы, наконец, обратим на неё все взоры.

Выглядел холл замка так: с двух сторон по стенам сбегал водопад, посередине на серебряной жердочке, сидела огромная золотая птица, с зелёными, как алмазы, глазами и четырьмя крыльями: двумя большими, и двумя маленькими и одной ногой, крепко держащей за жердочку. Она внимательно смотрела на нас, горделиво распушив свои перья.

Также по всему холлу были расставлены, а некоторые даже росли с земли, цветы, растения – всего-всего хватало, тем самым, сделав холл маленькими джунглями.

И вот мы оба устремили взгляд на нашу провожатую. Та села в реверанс, и выпрямившись, пропела.

— Следуйте за мной, - и поплыла по земле, ибо полом здесь была мягкая трава.

Мы зашагали следом без колебания и нам с каждым разом открывались новые виды: красивые скамейки, фонтаны, колибри летающие то тут, то там. Смеющиеся нимфы, провожающие нас реверансами и конечно впереди огромные золотые ворота с красивым узором лиан. Нимфа провожатая остановилась около них. Мы тоже встали.

— Там, за дверью, провидица – вы можете войти! – она поочерёдно нас обняла и исчезла в растениях справа.

Ничего не оставалось, как войти в открывающиеся ворота. Мы так и сделали.

Напоследок, кивнув взгляд на чудесный холл, я встретила удивленный взгляд моего преследователя. Он таки добрался сюда. Маленькая провожатая стала его толкать вперёд.

— Себастьян, идём-идём, не задерживаясь! – причитала она, и тот повиновался и исчез из виду.

Филипп цепко меня поймал, не дав мне провалиться в обморок. Я посмотрела на него и кивнула, после этого мы двинулись по туманному туннелю.

Достигнув огромного зала с большим, в три этажа водопадом, мы остановились, ибо посередине было озеро и в центре, сотканное из воды вместе с красивыми листами и лепестками жасмина, был трон. Но он был пуст. Над ним высилась большая лампа с огромным количеством свечей, которые вместо огня, горели шариками белого света.

Затишье продолжалось недолго, локоны водопада стали быстро раздвигаться и оттуда в красивом, длинном платье и с короной, стала спускаться по водным ступеням, высокая и статная нимфа. Таких во всём замке не было видно!

— Я рада видеть вас, мои Филипп и Эмма, дети мои, – произнёс голос, но женщина и рта не открывала, она лишь улыбалась. – Я помогу вам, как ты и думал Филипп, но взамен попрошу вас помочь полису и всем нам. – Она величественно села на трон.

И сразу после этого вода в озере разъехалась в разные стороны, открывая прозрачную дорогу, внизу которой было видно морское царство этого озера.

— Придите ко мне поближе, - рядом с ней появилось два стула сотканных из воды. – И сядьте рядом.

Филипп зашагал первым по дороге и быстро очутился на той стороне и уселся на «мокрый» стул. Делать больше все равно ничего не оставалось, поэтому я тоже пошла по дорожке и остановилась перед гордой царицей. Во истину, царицей! Её глаза сияли звёздами, волосы были увиты лозами, а на теле были непонятные, чёрные побеги. Она улыбалась.

— Сядь же, дочь моя! – произнесла она губами и указала на стул. Я послушно села и заметила, что вовсе не мокро на нём сидеть, а наоборот удобно!

— А теперь слушайте меня и не перебивайте! – добавила она и встала с трона. – Вы место слушателей тут нашли, будьте любезны, слушайте. – В рифму повторила она, прохаживаясь по воде.

У вас два вопроса, оба разных, оба важных.

Один касается сна Столетия, Другой – семьи.

Я отвечу на ваши вопросы, но вы дали клятву помочь Нам.

Есть в мире Сила страшная – Тьмой зовётся она,

Свет борется с нею с начала времён.

Но Тьма не отступная, сильная, коварная и обольстительная!

Найдя, ты ключ, найдёшь и Тьму, но как победить?

Всё той же Тьмой!

Она остановилась около меня, припевая:

Небеса подарили Душу Небесную земле, но её отняли.

Искала богиня Её, чтоб вернуть – везде – но не найти,

Решилась она к мужу обратиться – тот помог.

«Когда время придёт, - молвил он. – Она вернётся,

Послужит службу верную, и узнается».

Долго ждали они возвращенья Души Небесной, но та не являлась.

И вот, со звёздами вместе – явилась она.

Приходя из сна в сон, говорит она:

«Запомни и помоги», - услышь ты её,

Сон пропадёт – и Она станет услышанной.

Затем царица нимф остановилась около Филиппа и, положив ему на плечи свои руки, посмотрела прямо в глаза и добавила.

Геройство не поможет,

Будь тем, кем есть,

Верь в себя!

Но ждёт тебя Беда – будь начеку,

Береги семью, береги друзей.

Не забудь мои слова,

И только тогда, только тогда -

Всё прекратится.

Отойдя от Филиппа и снова усевшись на трон, царица прикрыла глаза и с печалью в голосе провозгласила:

— Да будет воля Божья с вами, а теперь загадка. – Она подняла руку, и вода от трона вместе с ней; обуяла кольцом её запястье и засветилась.

Их было двое

- Создатель и Слуга,

Две стороны одной монеты

- Одна судьба на двоих,

Лишь один меч сможет пронзить их,

- Лишь один удар.

Выбери путь

- спаси или убей,

Ибо тот меч

- Жизнь или Гибель людей.

Царица вздохнула и закрыла глаза.

— Помните: на вас вся надежда! Но вы в беде, огромной беде – за вами идёт охота! Как ваш друг, и как царица Нимф – прошу вас, - он слезла с трона и поклонилась нам. – Спасите нас, спасите полис, спасите людей…

— Мы обещаем, я обещаю, мы попробуем разгадать загадку и сделать все, что в наших силах, Царица. – Произнесла я, вставая с кресла и поднимая нимфу с коленок. – Но вы обещайте нам – не сдавайтесь!

Царица улыбнулась мне и обняла.

— Покиньте Обитель и спрячьтесь на ночь. Вам нужно найти место, где вы сможете подумать над загадкой, и только потом снова путешествовать по полису. Обещайте мне, что вы спрячетесь на время? Обещайте! Ох, да – вы исполните. Будьте осторожны.

— Обещаем стараться. – Проговорил Филипп, помогая поднимать Царицу.

— Это не последняя наша встреча, я предвижу. Но и не первая тоже, - загадочно добавила она, отстранившись от нас. – Я в путь вам дам света и тепла.

Она вытянула руки над водой около нее, и оттуда вылетели свёртки. Она раскрыла один и подошла ко мне. Закинула что-то за мою спину и застегнула это на моей шее. Точно самое она проделала с Филиппом.

— Эти плащи, несмотря на легкость, согреют вас, а эта застежка осветит путь, где бы вы ни были. – Она поочерёдно нас поцеловала в обе щёки и отошла к трону, скрестив руки на груди. – Теперь вы можете идти.

Мы оба поклонились Царице Нимф и та, расплывшись в улыбку, послала нам воздушный поцелуй, который отдался словами.

— Я жду нашей новой встречи, возвращайтесь поскорее! Да прибудет с вами Богиня!

Мы вышли из туманного туннеля к воротам, и те доброжелательно ждали нас открытыми. Бросив прощальный взгляд на туннель, я двинулась следом за Филиппом, схватив его за руку. Тот пожал мне мою руку в ответ, и мы ни с кем не говоря, вышли за пределы ворот из замка. На улице за оградой было снова тихо, я бы даже сказала слишком.

Филипп нахмурился и стал оглядывать, а я почему-то зажглась идеей пойти прямо сейчас в город-призрак, ну просто непредсказуемость какая-то! Но мы недолго так стояли. Впереди нас, выходя из тени, появился Себастьян. Он скрестил руки на груди и смотрел в упор на меня. Филипп, быстро среагировав, толкнул меня к себе за спину и приготовился к атаке. Себастьян лишь усмехнулся и сделал шаг вперёд, Филипп напрягся.

— Здравствуйте, бегуны вы мои дорогие, - вкрадчивым голосом произнёс Себастьян, даже не обратив внимания на шаг Филиппа вперёд.

— Да, изрядно пришлось побегать. От тебя, - холодно отозвалась я, отодвигая Филиппа в сторону.

— Эх, зачем же так сразу на личности? Мы с вами не знакомы, я Себастьян. А вы Эмма и Филипп, верно? – продолжил он, как ни в чём не бывало.

— Тебе лучше знать, - огрызнулась я. – И вообще, что тебе надо от меня?

— Во-первых, не огрызайся. Во-вторых – я тебе не Он, - он кивнул на Филиппа. – А в-третьих, мне ничего от тебя не надо, только знать что ты в порядке.

У меня наверно так и отвалилась челюсть от этих слов на землю. Лицо Себастьяна озарилось пониманием, ну да, ему, наверное, часто встречаются такие лица шока и удивления.

— Зачем? – нашёлся Филипп, снова ограждая меня.

— Я её охраняю - этого тебе хватит знать. – Поклонился он. – Меня милорд подставил к ней, и если вас и не поймали в последнее время, так это от меня зависело – изнуряющая это работа. Хотя последние три дня вы заставили меня понервничать сами, хвала небесам – Бог на моей стороне! – Признал он, расхаживая вперёд и назад. – Куда вы исчезли?

— Мы… были в безопасности, - лишь ответила я. – Ничего плохого.

— Что ж, рад слышать, что всё в порядке… - Он хотел сказать что-то ещё, но резко обернулся и щёлкнул пальцами. Вокруг нас троих появился огненный круг.

— Что происходит? – крикнула я, ибо кругом стало шумно. Что-то гремело, где-то кричали.

— Бери её, и прыгайте туда. Слышишь? Быстрее, я их задержу! – командовал Себастьян, и Филипп послушно поймал меня за талию и начал тянуть.

Я долго сопротивлялась, не понимая что, происходит, и зачем нам надо прыгать через этот огонь?! Но в результате сдалась, быстро повернула голову на Себастьяна, тот отбивался, как мог от каких-то монстров с заострёнными ушами, уж больно напоминавших персонажей одной из моих любимых книг! (Хотя, что я удивляюсь – всё возможно) Я взяла Филиппа за руку, и мы выпрыгнули из круга и повалились в траву. Мы стали кататься по земле, ибо неудачно приземлились и были все в огне. Когда наше катание прекратилось, мы оказались полностью в грязи и во мраке леса. Я посмотрела туда, откуда мы упали, и ужаснулась. Там ужасный, кривой скат. Мы упали с горы!

Филипп лежал, не поднимаясь. Я слышала, как он тяжело дышит. Хотела, было, подойти к нему, но поняла, что моя нога подвернулась и мне на неё не встать! Я ползком доползла до него и перевернула лицом от земли на небо. Провела рукой по лицу, счищая грязь, и попыталась его разбудить неопытными пощечинами. Он зашевелился и, застонав, открыл глаза.

— Эмма, ты в порядке? – первое спросил он.

— Лучше всех, - соврала я. – Ты-то сам как?

— Голова болит, ударился об корень, когда падал... а ты-то цела?

— Ну, ходить пока вряд ли буду.

— Что с тобой? – сразу очухался он, садясь на грязи и оглядывая меня. – Боже, ты вся в грязи, только вот… плащ и чист.

— Ты-то, что ли чистый? – усмехнулась я. – У тебя лицо всё в грязи! Кстати, не только плащ чист, но и всё что под ним. Удивительно, неправда?

— Да, не говори… - улыбнулся он. – Да и смотри, тут такая темень, но я всё вижу!

— Ну, застежка видимо рабочая, - кивнула я, хлопая его по ноге. – Что делать-то будем?

— Я перемещу нас, - предложил он. – В безопасное место.

— Нет, перемещать буду я, вдруг ты что, с твоей-то больной головой, навыдумываешь – что полный трындец будет! – усмехнулась я, протягивая свою руку. – Вперёд!

— Отлично же! – застонал он, беря мою руку.

Мы с хлопком исчезли из этой тьмы.

«Эмма, перемещайся к Певучему озеру, немедленно!» - снова вернулся мой внутренний голос разума, и я послушно нас туда и приземлила.

— Откуда ты знаешь это место? – оглядываясь, произнёс Филипп.

— В том-то дело, что я не знаю его! Просто на ум пришло и всё… - созналась я под пристальным взглядом друга.

— Тут беседка есть, смотри! – обрадовано отвлёкся он. – Ничего, это даже лучше, чем выбранное мною место, куда я хотел нас отправить. Идём же! – при этом он нашёл палку, оторвал с неё сучки и протянул мне. – Сможешь управиться?

— О-о! Это прямо какое-то безумие, но я чувствую себя одноногим Джоном Сильвером из «Острова сокровищ», пиратом короче! – рассмеялась я, прыгая на одной ноге и опираясь на палку, как костыль.

— Думаю, стоит поторопиться: дождь начался. – Произнёс Филипп с улыбкой, но при этом не ускорил шаг, а шёл со мной медленно, не спеша, расспрашивая и делясь своими мыслями.

Кругом было сумеречно. Справа располагалось озеро, уходящее в лес, а слева какие-то построения, скрыты за высокой стенкой, которая ограждала те здания от названных гостей, ну мне так казалось. Мы шли по дороге, которая выходила и входила в беседку. Эта беседка была построена прямо над озером. Она была длинной, с крышей, стенами и с небольшими окнами через перегородки, с двумя включёнными внутри фонарями и уютная на вид, ибо имела двери, которые можно было запереть в любой момент от двух сторон дороги.

Кое-как преодолев одну ступень, я стала падать и две теплые, и сильные руки подхватили меня и занесли внутрь беседки. И довольной я осела на землю, стоило им меня отпустить. Филипп пристроился рядом, стягивая с моей ноги кроссовок, и наши взгляды встретились. Мы улыбались друг другу. Он стал щупать мою щиколотку, пока не увидел, как бледнеет моё лицо, и прекратил, разрывая ткань джинс. Взял в руки свой рюкзак; он долго в нём ковырялся, пока не достал оттуда небольшую, пузатую банку с тонким горлом. Откупорил крышку и капнул зелёную, ядрено пахнущую чем-то вроде мяты, себе на палец жидкость и стал массирующими движениями втирать эту гадость в мою ногу. Я внимательно наблюдала за его движениями, и в горле стало пересыхать.

— Что же, до завтра ты точно никуда не побежишь. Надеюсь, у тебя там не сломана кость – а то нога у тебя красная и пухлая: если это не серьёзно, значит, это тебе поможет сразу, и мы сможем обследовать всё там, за той оградой. Если нет, останемся тут на два денька. – Он встал и закрыл ставнями окна, а двери наглухо запер. Стало темно. Но наши застёжки быстро всё осветили.

— Мне и бежать-то незачем, Фил. – Усмехнулась я, хлопая ладошкой около себя, ощущая, как сгущается вокруг нас воздух.

Он присел рядом и мы снова стали смотреть друг на друга – Фил с мальчишеской улыбкой, а я задумавшись… Потом Филипп оказался настолько близко, что я ощущала его дыхание у себя на щеке и произнёс:

— Спокойной ночи, Эмма. – Сказал это, а затем, обняв, зажмурил глаза.

— Спокойной ночи, Филипп! – кивнула я и зевком подтвердила свои слова, ощущая, как напряжённость исчезает, перевоплощаясь в нечто куда важное и серьёзное. Мы оба рассмеялись, а затем и я закрыла глаза. Каждый, из нас думая о своём стал погружаться в спокойные сны.

Перед тем, как я усну, хочу помнить: первое – нам нужно разгадать загадку, которую стоит сейчас повторять по 100 раз, ибо я могу её забыть! Второе – мы в безопасности, но близкое нахождение с чем-то, что я считаю небезопасным – стоит проверить. Третье – моя нога. Интересно, а эта пахучая смесь сможет помочь?!

Зажмурив покрепче глаза, я стала погружаться в забытье, но мысленно повторяла, мечтая, чтобы эта загадка скорее разрешилась:

Их было двое

- Создатель и Слуга,

Две стороны одной монеты

- Одна судьба на двоих,

Лишь один меч сможет пронзить их,

- Лишь один удар.

Выбери путь

- спаси или убей,

Ибо тот меч

- Жизнь или Гибель людей.

 

И вот настал сон, мой старый сон, тот самый – но в этот раз он забежал дальше: вместо того, чтобы испугаться монстра, я закрываю глаза, и он разлетается на миллион бабочек, и я шагаю вперёд, меня охватывает туманом и вот передо мной целое кладбище. Я в ужасе делаю шаг назад, но спотыкаюсь об плиту могилы и падаю. Поднимаясь, я читаю на той плите:

«Найди меня… Помоги мне, Эмма!

Помоги нам,

Ты должна ЭТО знать!»

И ничего более, только это и кладбище: а я уверена, оно есть – надо только найти. Вдруг меня снова охватывает туман, и я плыву… Плыву по волнам, пока не понимаю, что уснула. Кошмар больше не возвращался, но отпечатался в памяти.

 

ЗАМОК

 

Проснулась я забавно: обвёрнутая плащом как шаверма. Нет, мать честная, это смешно! Как я так умудрилась уснуть? Вопрос, так вопрос.

Вспомнить приснившийся сон оказалось сложнее, чем я думала. Но когда он снова отчётливо пробежал у меня перед глазами, я поёжилась и глянула на Филиппа, тот мирно спал, не зная о тревоживших меня проблемах, ну и хорошо.

Что же касается сна, то добавлю его к списку: загадки, вторая по сложности. Главное не забыть! Как там идёт? Ах да, ибо тот меч – Жизнь, или Гибель людей… Отличненько, не что не скажешь!

Высвободившись осторожно из плаща, я поднялась и зашагала на выход из беседки. Не поверите, нога почти не болела – бывает правда, если наступлю не осторожно – зудела, а так, я даже и забыла о ней.

Когда я вышла из беседки, осторожно прикрыв дверь, чтоб не мешать другу, то увидела рассвет: мы настолько вымотались, что вчера рано легли спать и от этого последствия – в пять утра я уже на ногах!

Вчерашние сумерки не дали такой ясности картины, как утро. Во-первых, ворота в стене были открыты, и можно было войти. Может и правда, эти странные сооружения пусты? Нет, всё равно стоит проверить, а вдруг там, что интересное найдется! Во-вторых, куда не глянь, лес стоял стеной! Правда дорога вела в две стороны – через лес, куда-то вдаль и к тем воротам. Ну, на сейчас это единственное, что поменялось при свете дня, так как ночью всё было скрыто тьмой.

Я подошла поближе к воротам и стала вглядываться через решётку: вдалеке, будто на пригорке стоял замок, а перед ним был ещё один мост через реку, которая входила в озеро, где стоял наш мост, но и это было не всё: там были разные здания. Даже огромная теплица, если я не ошибаюсь – но виднелись они вдалеке. Отсюда всё казалось заброшенным давно, но кто знает, что творится внутри на самом деле?

Отойдя от ворот, я вернулась к Филиппу, ибо одна побаивалась входить туда. А вдруг это ловушка? Вдруг, как я войду, ворота захлопнуться и меня схватит Кукольник? Я вздрогнула. Хоть я и не знала внешне этого злодея, но от его имени, всё тело само собой дрожало. И верно я сделала, что решила вернуться к нашему «лагерю» и подождать! И незачем скулить, что так хочется глянуть! Безопасность важнее всего, либо я домой не хочу?! Нет, конечно же, хочу, наверное, поэтому и скулю внутренне, почему не сейчас. Но поступать по совести – высший дар человека, так что, заткнись Эмма, совесть права!

Когда я пришла назад, Филипп довольно расплылся в улыбке. Встал уже, отлично!

— Доброе утро, как нога?

— Доброе-доброе, отлично – уже не болит, - призналась я, усаживаясь рядом. – Есть хочешь?

— Да можно бы. Кстати, где ты была?

— Дышала свежим воздухом и ходила на разведку, - отозвалась без колебания я, доставая из рюкзака вчерашнее отчищенное от косточек рыбное мясо.

— И как? – спросил он сразу, доставая из своего - воду.

— Есть что разведать вместе, - посмотрела я на друга, и взяла в руки свой кусок и «кружку» с водой.

— Тогда отправимся, как я умоюсь. Окей?

— Отлично! – закивала я, кусая рыбье мясо. Ммм… я проголодалась!

— Значит, - кусая мясо, проговорил Филипп. – Ты видела его, получается.

— Его? – удивлённо переспросила я. – Кого «его»?

— Замок, замок «Пяти Стихий».

— И что это за замок? – я вспомнила мысленно его вид - красивый и светлый, с красной черепицей и коричневыми рамами для окон. Не замок, а мечта.

— Школа, в ней учатся маги со всего полиса, хотя есть и академии... Но «Пять Стихий» – самая известная в нашем полисе школа.

— Правда? Вот здорово, у магов есть школа? Очуметь!

— Я бы сказал, что не только у магов: и вампиры учатся, и нимфы, полукровки… ну и первые в роде волшебники – у всех есть лагеря, школы и так далее… – Понизив голос, сказал Филипп. – Но в «Пять Стихий» принимаются все те, кто может колдовать, как волшебники, и быть при этом эльфом. Мы таких называем – перемешанными. Тех, кто не только волшебник.

— О-о! Я уже хочу его видеть, вдруг там есть что-нибудь важное! – объявила я, покончив со своим завтраком.

— Потерпи немного, хорошо? – решил слегка остудить меня Филипп. – Я ещё не умылся и не доел!

Повторять мне не надо было, я уставилась на ворота, ожидая. Неужели, мечта моего детства существует? Школы волшебников, чародеев, полукровок и сверхъестественного? Да это же здорово, здорово, здорово! Я готова и ещё подождать, лишь бы это было правдой, и он не исчез! Я внимательно слежу за ним, не убежит!

Филипп вернулся назад незамеченным и, откашлявшись, привлёк моё внимание.

— Идём, я докажу тебе, что этот замок безвреден!

Я юрко встала, надела рюкзак, затем плащ, подаренный Царицей нимф, и зашагала вперёд. Филиппу пришлось нагонять меня. Солнце уже вовсю пекло: это первый день с этого лета, когда солнце было там, где и надо. Но плащ не парил тело, а наоборот остужал. Ох, магия, я люблю тебя!

 

Когда мы оказались внутри, ворота не заперлись, как я себе навыдумывала. Они продолжали быть открытыми, даже показывая гордо «мы не закроемся, мечтай-мечтай!».

Шли мы тихо; уверена, Филипп давал мне самой изучить всё кругом, и поэтому я легко запоминала очертания ив и дубов; странных столбов, поломанных стихиями и временем; были там и скамейки, много скамеек; я насчитала четыре беседки: одни с обвалившимися крышами, либо с двумя оставшимися стенами. Трава здесь явно уже была не газоном, увы, и от камней, видимо бывшими дорожками, остались осколки и из них уже росли сорняки, одуванчики и что самое удивительное – тюльпаны: красные. Кругом царила – запущенность. Я хмурилась. Такой огромный участок земли – и запущен? А замок, ох этот замок с красной черепицей и бежевыми камнями, с тёмными окошками и со многими башенками – он был весь увит плющом, и большинство окон были разбиты им же. Мне почему-то казалось, что это задний вид замка, чем передний – уж слишком дверь маленькая внутрь – мне казалось, что у таких вот замков – огромные двери, а тут…

— Войдём внутрь? – предложил Филипп. – Только неуверен, что это главный вход. Смотри – видишь тут мост, если бы это был главный вход – его не было бы, ведь обычно у школ волшебников построены дополнительные здания: там зал тренировок, библиотека и так далее.

— Я тоже об этом подумала, - подтвердила я, шагая вперёд на мост. Это был небольшой, над рекой, каменный мост со сломанными фонарями и грязными скульптурами непонятно чего. – Посмотрим, как говорится, что ждёт там? – я кивнула на дверь и потянула её на себя.

Правда, увы, дверь не поддалась, и только когда мне помог Филипп, дверь открылась, и мы вошли. Внутри мы шагали по тёмному коридору, затем поднялись по лестнице и оказались в огромном помещении с лестницами и странными «лифтами». Филипп повёл меня по лестнице вниз, когда мы оказались перед выбором идти по всем этим лестницам (целый зал лестниц), либо спуститься по большой лестнице, где была большая дверь, ведущая подальше от лестничного зала. Там, за дверью, был коридор. Длинный, без окон, с разными картинами мужчин и женщин, факелами и ковром.

Я обернулась на друга, тот многозначительно кивнул, и мы вошли. Наши шаги отдавались эхом в этом длинном и мрачном месте. Видно было, что помещение давно заброшенное: пыль, местами попадались белые ткани и давно закончившийся воск свечей, свисавший сосульками с подсвечников.

Выйдя из двух противоположных огромных дверей, тем первым, мы оказались в широком, с огромными пыльными окнами, зале, где были ещё две огромные двери, плюс ещё пару незначительных – скорее кладовки. Посередине что-то было…но что – не понятно, фигура была расплывчатой и спрятанной за большой кусок ткани. Одна из дверей была больше всех вместе взятых в этом зале, и, судя по её состоянию, она была входной. Филипп крутился на месте и, наконец, указал на правую дверь.

— Зайдём?

— Я не против. – Пожала я плечами и зашагала к двери.

Держась одной рукой за другую, я шла быстро вперед, и стоило мне только подойти к двери, как виски резко отдало болью. Перед глазами всё заплыло, я схватилась руками за больные точки и не заметила, как с криком начала падать. Темнота… Белые блики, синие, снова белые, красные… перед глазами стали прыгать кружочки из этих бликов… Затем проявился и красный, зелёный… фиолетовый… Голову кружило… Что-то со всех сторон шептало «нашлась», но всё плавно переходила на второй план кроме этих цветовых точек – они привлекали меня, манили… Но ноги не шли, и я могла лишь наблюдать… Шёпот продолжался всё время, превращаясь в ужасное жужжание и я снова схватилась за виски.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.