Сделай Сам Свою Работу на 5

Срочно в номер. Реформа 22Г – эвакуация граждан. 2 глава

Кто же знал, что я библиотеку больше никогда не вижу, после того, что скоро случиться… Вернее ЭТУ библиотеку.

Раскрывая в последний раз перед собой книгу, немного полистав, а затем, отложив её, я облокотилась на спинку стула, зажмурила глаза и учащенно бьющееся сердце, будто ударило меня, и я распахнула удивлённые глаза, схватившись за него. Что?.. Что это было?

— Вот, эти книги я должна была сдать только через две недели, но… - книги легли на стойку перед библиотекарем, и она удивлённо посмотрела на меня.

— Уверены, что всё прочли? Хотите, что ещё почитать?

Кое-как удержавшись от закатывания глаз, я отрицательно покачала головой.

— Только расписку о том, что всё отдано, и вы не имеете претензий, - я показала на книги.

Библиотекарь быстро стала печатать, а я задумчиво кусая губу, смотрела на плакат с природой и с цитатой «Будущее – в твоих руках».

— Всё, можешь идти, - вернул меня голос библиотекаря и я, кивнув, выбралась на улицу.

Мрачные тени встретили меня там, на небе, быстро бегущих туч и ветер, что согнал все волосы мне в рот, и пришлось орудовать руками, чтобы дать носоглотке воздух.

Оглянувшись в последний раз на вход мрачного и молчаливого здания, я зашагала в обратный путь – домой.

 

На улице становилось прохладно. Руки стали тереться о плечи, хоть как-то стараясь выработать тепло – но это было «мёртвое» дело, имея при этом отношения с порывами ветра. Чёрт, сглупила, что не взяла с собой куртку!

Сделала несколько новых шагов и меня обдало леденящим порывом ветра, и я чуть не задохнулась от неожиданности и стала кашлять.

Делая шаг за шагом, я успокоилась, но продолжала чувствовать холод – жуткий холод. Холод до костей, но продолжала идти дальше.

Я что, идиотка?

Пролетело у меня в голове…

Похоже на то, госпожа идиотка.

Вернись в библиотеку же! Но нет, я шла дальше. На пролом. Всё-таки я не просто идиотка, я дура! Мне показалось или на улице стало пустыннее, меньше шума, реже проезжают машины?! Меня всё больше и больше брал неизведанный страх и удивление.



Небо затянула чёрными тучами, страшными тучами и стало громыхать. Отлично, ещё дождя не хватало!

Постойте, это был гром? Или выстрел? Просто так близко ко мне… Не может этого быть!

Резко перед глазами образовалось два человека. От удивления я прикусила себе язык и отшатнулась, чуть не упала, но с потоком ветра сумела устоять.

Эти люди… сражаются? О. Мой. Бог. Куда я попала?

Оглядевшись по сторонам, я заметила ничего не замечающих парней, спорящих о какой-то супер-пупер игре, девушку в наушниках и со слезами на глазах и женщину с двумя шкодливыми детьми, умудряющуюся таскать и пакеты, и их шпынять.

Это вообще кто-нибудь видит? Или… ох, Эмма, ты вырубилась на книге! Как тебе это свойственно! Хороший сон, но… А может это галлюцинация? Ох, врача-врача мне – я совсем с этим сном свихнулась…

Или?…

Это реальность?

А возможно ли такое?

Я смотрю на них и вижу – обычную женщину в строгом платье и забавном пиджаке. Мантия? Бу! С взлохмаченной, некогда шикарной косой и усталыми светлыми глазами. Мужчину – высокого, молодого, в грязной и драной одежде с сумасшедшей улыбкой на устах и безумием в волосах. Они были разные и… одинаковые.

Очевидным было то, что они сражаются. Но, как, спрашивается, они сражаются, не касаясь друг друга, издавая стоны боли? Не поверите – ответ очевиден – магия…

Магия? Ха, магия… А ведь задумываешься! Возможна ли магия в нашем мире? Существует ли?

Молодой мужчина (хотя когда он делал ужасающий оскал – он выглядел старше) крикнул непростительные слова и засмеялся, а бедная женщина, вспыхнув, отпрыгнула и как раз вовремя!

Дело в том, что эта магия – световые лучи, шары и поднимающиеся в воздух предметы – от мусора к булыжникам упали на том месте, где недавно стояла женщина.

Рот самопроизвольно раскрылся, но я не успела произнести слова, чтобы предупредить женщину, как мужчина обратил на меня взгляд и я, сглотнув, попала в его путы взгляда. Голова кружилась и в голове была мысленная каша. Какого?..

Что-то ударило меня в грудь, и больно ударившись о стенку, я так и замерла на месте. Без движения, без голоса… без действия. Изваяние, памятник… что ещё?… Я была неживая снаружи, но горящая и стенающая внутри.

Мысли стали складываться в буквы, а буквы в слова, которые стали предложением: «Он здесь из-за тебя… Пробуждение, помнишь?..»

Женщина в ужасе посмотрела на меня, хотела, было подойти, но с быстротой движения и реакцией, которая сомневаюсь, что человеческая, мужчина перегородил ей путь и оттолкнул, будто сгустком энергии, если это вообще реально!

— Прости милая, - он подмигнул мне. – Придётся подождать.

Будь я сейчас не скована в своём теле, то явно бы была с отвалившейся челюстью и взорванным мозгом. Он что… сказал, что займётся мной позже?

Помыслить о побеге я даже не мечтала. Всё моё тело, а вместе с ним и сознание сосредоточилось на женщине, которая, шатаясь и дрожа, поднялась на ноги и выдавила как-то из себя.

— Удивительно, как я могла думать, что ты можешь быть хорошим.

Мужчина пожал плечами и саркастично произнес.

— Мы все делаем ошибки – ты сама меня этому учила, - и он снова разразился громким, пугающим смехом.

Произошла заминка.

Затем женщина направила трясущуюся руку на мужчину, где у неё была какая-то железка (отвлекающий манёвр?) и, зажмурившись, сделала движение, будто стрельнула ей. Но мужчина парировал ей моментально! Послышался раскат грома, и они отлетели друг от друга, женщина прямо в столб, а мужчина – в кирпичную стену.

Сделав в воздухе крюк, женщина приземлилась за столбом и направила железку на меня, я и помыслить не могла, что снова смогу почувствовать, как по щекам бегут слёзы.

— Беги! Прячься! Я тебя потом найду, ну же! – она смотрела на меня вопросительно и сочувственно. – Быстрее!

Повторять мне не надо было и отделавшись от статуса «памятник» я сделала пару неуверенных шажков, а потом побежала, но… Тут же наткнулась на грудь того мужчины. Я взвизгнула и отшатнулась и начала падать…

Его быстрая рука сразу же меня поймала и потянула на себя, у меня была доля секунды и я схватила деревяшку. Оказавшись к нему лицо к лицу, я подняла свою руку и долбанула палкой по его голове, но ему не было больно, он даже не ахнул, он только отнял её у меня и вышвырнул в противоположную сторону и поймал мой подбородок. Глаза его пылали красным огнём, мои ноги задрожали, и я стала терять сознание.

— О, какая красота… А пахнет…

— Пос…

Его ловкие руки развернули меня лицом к женщине, а одна рука схватила за шею, а другая – поймала мои руки за спиной.

— Подойдёшь и ей конец, - угрожающим голосом прошипел мужчина.

Держа перед собой руки, женщина стала делать шаги назад.

Снова его руки переменили тактику, и я уже оказалась схваченная за волосы и подвешенная буквально на них лицом к лицу, он буквально дышал мне в раскрывшийся от боли рот.

— Чудесный запах, - наслаждался мужчина ситуацией.

— Отпусти её на землю! – послышался уверенный голос женщины. – Она же ещё ребёнок!

— Ну-у, это же такое лакомство, моя дорогая наставница. – По шеи побежали мурашки. – А ещё она молода…да-да, молодая и чувственная особа… ммм… вкусно. А что если… Если эту девушку прямо сейчас пробудить? О, да из неё вышла бы прелестная бесс… - послышался щелчок, а потом оглушительный грохот, и я приземлилась своей пятой точкой не землю.

Всё стало кружиться перед глазами. Визг, крик, хохот – всё смешалось… Главное… я цела… правда?

— Беги, чёрт возьми, беги! – перешла на визг женщина, и кружение прекратилось.

Я лежала на грязной земле, смотря бездумными глазами в небо. Ничего себе!

Женщина вновь закричала и я медленно, нехотя, поднялась на колени. Я была уверена, что на каблуках не смогу в таком пьяном состоянии куда-либо бежать… Правая рука двинулась вперед, и я чуть не грохнулась на живот, но левая поймав ход мыслей правой, двинулась также вперёд. Затем нога, потом ещё, теперь рука и нога вместе. Отлично. Ещё разок… Вот я снова лежу на земле… Над головой громыхнуло и по открывшейся спине закрапал дождик. Я застонала.

Ноги были изодраны в кровь, голова не варила, но через боль я двигалась дальше.

Мусорка. Отлично. Я спряталась за ней и стала выглядывать – что же, если женщина выиграет то, а что тогда?.. А если мужчина? Это ясно… Рука сама по себе потянулась к горлу и кровавая полоска от пальца вместе с грязью осталась на ней. «Смертник».

Мне кажется, или вдруг в этой тьме стало светло? Нет… снова эти взрывы, эти шары света… Снова гром. Дождь стал капать сильнее, и кровь перемешивалась с грязью. Слёзы застилали мне глаза. И я, зажмурившись и закрыв уши руками, стала ждать. Забавно, но урна показалась мне самым просто очумелым и идеальным местом для спасения.

Вдруг всё стихло, и я раскрыла один глаз и подглядела.

Женщина остановилась, вокруг неё словно ураган поднялся мусор, камни, кирпичи и палки. Она улыбнулась и через секунду всё резко… замерло… Будто там где она – совсем другая… Чёрт, я поняла! Она будто магнит и это её полярность!

Мужчина, не веря, глядел на это безумие и из-за этого оказался в той стене вновь и с душераздирающим криком выскочил из неё. Он был грязным. Итак, поношенная одежда была разорвана, запачкана кровью и пылью. Он рычал от негодования, когда быстрым движением руки вытащил палку из своей грудной клетки.

— Чёртова ведьма! – Заорал он. – Ты ещё поплатишься… поплатишься…

Спокойно выслушав это, очень мощным голосом женщина проговорила:

— У-б-и-р-а-й-с-я! – проговаривая прямо каждый слог.

— Я ещё вернусь, моя дорогая… старушка! – он мелодично рассмеялся, стрельнул в меня сожалеющим взглядом и, исчезая в чёрном тумане, прокричал: - Это ещё не конец нашей битвы, будут и другие. Ты очень скоро обожжёшься!!!

Когда первый шок прошёл, я убрала руки от ушей и раскрыла оба глаза – женщина подошла ко мне и присела около меня на корточки, хотя ей явно было неудобно в этом платье – она посмотрела на чёрное пятно на подоле и провела по нему рукой. Удивительно, пятно исчезло!

— Представляю, что ты думаешь… - она глубоко вздохнула, прикрыв глаза. – Мы исправим это… Не такое было…

Она встала и навела на меня свою железку, и я только сейчас разглядела, что она вытянутая с яркими синими зигзагами на холодном железе, и она походила на… пало… Волшебная палочка!

Я охнула и, не веря своим глазам, стала моргать. Ну, точно – я уснула в библиотеке – как раз над какой-нибудь книгой в жанре фэнтези!

Что-то вновь произошло. Дождь вдруг перестал больно бить лицо, а стал слегка «гладить» его и я удивлённо посмотрела на отлетевшую женщину.

— О, боже… ещё одна?.. – женщина вновь вздохнула, поправляя юбку. – Ещё одной больше…

Удивления моего не было предела! Что? Что она сказала?… А это что вокруг меня? Как так… Правая рука щипнула левое запястье, и я закусила губу. Чёрт, больно же!

— Моё дитя, всё… нормально. – Она вдруг улыбнулась. – Отпусти же свой щит. – Она подошла поближе ко мне на шажок. Щит? Она сказала щит? Или… я снова ослышалась? – Ты его отпустишь и только тогда… Я смогла бы вылечить твои ссадины и царапинки.

— Что? – Я вылупилась на неё, как на душевно больную.

Наконец, а то я думала, что зависла в шоковом состоянии - надолго!

— Я не опасна, я друг. – Продолжала она в том же духе душевно больного человека. – Я тебе всё объясню! Только сними щит.

— И как же мне это сделать? – сквозь зубы, процедила я. Нет, я не злилась на неё, скорее на… себя. Надо же, и это мой первый день лета!

— Попробуй попросить его «уйти» в себя. – Уважительно сказала она, скрещивая на груди руки, держа при этом железную палочку, будто не услышала моего сарказма.

— Уйти? Вы с ума сошли? – удивлённо и в тот же момент издевательски, проговорила я.

— Да, «уйти»! – кивнула та. – Пробуй и не спрашивай… Сама узнаешь! – строго добавила она.

Я вздохнула глубоко-глубоко и закрыла глаза. Как она сказала? Попросить уйти? Я попросила…

Сначала не было абсолютно ничего, а затем по телу пробежало лёгкое покалывание, а потом стало свободно и легко!

— Умница, - одобрительно кивнула она. А затем, скорее всего, про себя, добавила: - Странно… обычно я могу убрать с них щиты… Я ж, имею доступ к ним! Впервой так…

— Простите, вы что-то сказали? – прошептала я, стараясь встать на свои качающие ноги.

— Ничего. – Она улыбнулась, помогла мне встать и крепко взяла в руки. Вокруг нас поднялась дымка и саднящие колени, царапины и ссадины вдруг… перестали болеть. Я округлила глаза. – Мысли вслух… - она отпустила мои руки, более серьёзно сказав: - Теперь ты в порядке. Но, к сожалению, я не смогу тебе всё рассказать на людном проулке, нам нужно уходить… Ведь здесь такой погром, не дай богом хулиганами загремят! Возьми мою руку, и я перенесу тебя туда, где мы сможем поговорить.

Удивительно – вдруг вокруг нас всё ожило. Голоса, звуки машин, лай, и громыхающее небо вместе с каплями дождя вернули меня на землю.

Что же, больше мне ничего не оставалось, ведь так? Я взяла её за руку, и мы стали перемещаться, так как мне и правду стало интересно.…

Стало нечем дышать. В животе всё перевернулось, меня стало мутить, (хотя я ела всего лишь йогурт!) стало страшно.

Я быстро вцепилась двумя руками в бедную руку женщины и зажмурилась, до боли сжимая пальцы. А потом…

Исчезла гравитация, стало свободно, легко, я была нигде… Но жуткий страх брал верх, а потом, когда я, было, приготовилась к худшему – всё прекратилось.

Мы обе стояли в огромнейшем коридоре, как и ввысь, так и вглубь.

Женщина разжала мои пальцы с её руки и взяла их в свои тёплые руки и снова вокруг нас поднялась дымка… Странно, запах сырости исчез…

Ого, я снова была сухой и без страшных ссадин и синяков! Я чуть не готова была прямо перед этой странной и загадочной женщиной плясать «хулу».

Коридор был роскошным, классическим или готическим?! Хотя, скорее всего, это неоклассицизм. Мои глаза подмечали всё… Здесь явно были старше меня предметы декора, может даже на века… Здесь было прохладно, но не радующая прохлада. А влажная и давящая, хоть запах сырости и исчез, но…

— А где это мы? – не придя в себя от перелёта, спросила я.

— А, это Главный Замок, магического полиса в России.

— Другой мир? – нахмурилась я, вопросительно глядя на женщину, и только потом задумалась – почему я задала этот вопрос.

— Да, но не совсем… Тебе много предстоит… - отозвалась она, делая шага два вперед, а я, опомнившись следом. -… Узнать.

«Вот весело!» - подумалось мне, с сожалением.

Впереди нас была дверь, но дальше по коридору, тем самым, дав мне оглядеть огромные коридоры с кучей дверей, столиков, картин и доспехов рядом с ними… Интересно, мы идём туда?

Коридор был мраморный, как и стены, так и пол – подмечало моё подсознание. – Красивой, но пугающей красотой. На поле был ковёр красного цвета, по бокам которого имелись синеватые полосы с золотом – интересный элемент… Но…

Женщина повернулась ко мне и распахнула дверь навстречу.

Мы вошли в эту дверь.

 

ПОВОРОТЫ

Ненавижу неизвестность.

Всю жизнь она раздражала меня! А если прибавить туда щепотку ожидания... Что может быть хуже?

В детстве мне очень часто приходилось сталкиваться с этим. Сколько помню себя, мои родные были любители сюрпризов по праздникам. Да, и это сказывается в дальнейшем, ведь большинство этих сюрпризов завершались плачевно.

Теперь я снова в неизвестности. Не понимаю, что происходит! Как будто весь мир против меня и это так неприятно. Ну, да ладно, не будем об этом – начнём по порядку.

Женщину, а зовут её Елизаветой, оставила меня в той комнате, куда мы вошли. Сказала мне, что будет скоро «общий сбор» и побежала в лазарет – помогать бедным медсёстрам. И всё это время я сижу в маленькой, но очень красивой комнате и мучаюсь неизвестностью.

Куда не глянешь – повсюду предметы роскоши XIX века, судя по их стилю и оформлению, хотя встречались там предметы и постарше.

Мне ничто кратко даже не объяснилось – это нужно выделить, подчеркнуть и... Да кого я обманываю? Это… угнетает, да но… Но! Иногда неизвестность лучшее во всем мире – ведь неизвестность может спасти и защитить тебя от жестокости реального мира. Ненавижу слово «реальный» - правильнее будет звучать – настоящий, но…

Очуметь! Я уже придираюсь к своим же словам… Так, Эмма – дыши, дыши… Так, смотри… Ох, смотри как тут красиво!

Сказать что здесь всё необычно – это ничего не сказать, ибо в любой момент я не просто боялась, что кресло проломится подо мной, но ещё и глядела во все глаза на эти огромные вазы, полки…

Окно здесь было одно-единственное, это в минус, с маленькими цветастыми стёклами, ярко переливающимися, составляя чудную картинку. Это был витраж. Украшали это окошко с позолоченной рамой – длинные, бархатные портьеры гранатового цвета. Передо мной стоял столик, столешница которого была мраморной, а ножка деревянной и позолоченной, прямо под стать двум креслам около него.

На столике стояла ваза – выделяет моё «потерянное» сознание.

Изображено на вазе было пять людей, имевших своё место и цвет: зелёный, серебряный, голубой, красный и золотой.

Ваза эта была необычна, если всматриваться в нее, как и я – вы и не это заметите, при разных ракурсах она меняла свой оттенок. В вазе были цветы, белоснежно-ванильные, благоухающие ароматом жасмины.

Под ногами чувствовался мягкий ковёр из меха, туфли буквально утопали в нём, а ноги довольствовались теплом. Стар ли он, иль новый?

У кресел стояли две высокие, хрустальные, тончайшие вазы с изображением двух женщин и мужчин, держащих в руках сферы серебряного и золотого цвета.

Слева была дверь в коридор, что я гипнотизировала всеми возможными способами, пытаясь отвлечься от этого занятия, но твёрдо возвращалась к нему и к неизвестности...

Нетерпение сводило с ума, меня ещё никогда не заставляли так долго ждать! Встав с кресла и осторожно ходя по ковру, я стала мерить комнату шагами, это хоть какое-то действие.

Раздражённо выпустив пар через вдох, я снова присела на кресло, облокотившись на спинку, и закрыла глаза. Затем, распахнув их, я подставил под свою щёку руку на подлокотник. Редко мигая, стала ждать, сверля взглядом дверь, сдав все свои позиции отчуждённости.

Вдруг откроется?.. Вот сейчас? Или сейчас?.. А может сейчас?

От этого сейчас стало не по себе (а вдруг его вообще не будет?) и, разъев мои сомнения, кто-то повернул ручку двери.

— Елизавета, что вы так долго? – пропищала я, а затем посмотрела на дверь и оторопела.

В двери стояло двое: Лиза и… парень моего возраста.

 

Минут десять мы сидели друг перед другом - молчали, и я успела толком разглядеть парнишку, конечно при условии, что я якобы не замечаю его присутствия, будто интереснее бликов играющих на витраже ничего нет.

Это был приятный на внешность долговязый парень с взлохмаченными, светлыми волосами; у него уже имелась мускулатура, скорее всего он спортсмен, не то, что я – лентяйка! Глаза его были голубые: ими легко залюбоваться.

Парень поймал мой оценивающий взгляд и изогнул губы в полуулыбке, а я быстро опустила глаза на свои руки.

«Жаль, что Елизавета исчезла сразу же, как привела его и ничего не объяснила!» – думала я, разглядывая свои вдруг ставшие интересными, руки.

Устав от ещё одной гнетущей тишины, я попробовала начать диалог. Если по-честному? Мне захотелось услышать его голос – парень и правду был симпатичный и можно сказать, он мне понравился.

— Привет, - растянула я губы в идиотской улыбке, и парень посмотрел на меня. Широко улыбаясь, сказал:

— Привет и тебе. – Эхом, отзываясь, парень протянул мне руку, я в свою очередь пожала её. – Я Саша, а ты?

— А я Эмма, - быстро отозвалась я. – Знаешь, что происходит?

— Ну, не совсем уверен, – вздохнул он и поближе нагнулся ко мне. – Та женщина, Лиза (Елизавета – поправила я), если быть точнее (его глаза посмотрели на меня со смешинкой), говорит, что столько бед с нами… детьми. Мол, мы не должны были проявлять свою принадлежность к этому...- он запнулся. – Короче, она ушла на Совет, который определит нашу судьбу.

— Как будто, мы преступники. – Пробубнила, надувшись, я и облокотившись о спинку кресла, скрестила руки на груди.

— Да, это вряд ли. – Сказал он. – Просто такого наплыва… как сказать? Это не должно было быть… Пока мы были без Силы магической, мы были хорошо защищены и недоступны врагу или что-то типа того… Так, вот, я клоню к тому, что как наш щит исчез – мы стали добычей. Это усложняет всем здесь дела. Они ведь нас находят!... и… и пытаются переманить или убить, вот это и решается на Совете, как быть с нами. И с Ними. – Он закатил глаза и тоже вдруг заинтересовался своими длинными пальцами.

— А кто эти «они»? – спросила я.

— Я не знаю, - глухо отозвался Саша.

Мы посидели ещё пару минут в тишине. Переборов себя Саша поведал вяловато свою историю о том, как оказался здесь. Ничего необычного – вдруг появилось двое, и его записали в свидетели.

— Ты тоже? – не веря, отозвалась я.

— Д-да.

— Значит, мы с тобой?..

— Нет, не одни… Я видел ещё пару… десятков и они тоже люди. – Заулыбался Саша, поднимая на меня свою небесные глаза.

— А как обнаружилось, что ты… ты маг? – запнулась на последнем слове я, рассматривая парня. – А вдруг, я – эльф?

— На меня не подействовала магия стирания памяти, - кратко отозвался Саша, «включая» меня обратно. – А как понять эльф ты, или не эльф – я не знаю.

— И всё? – не унималась я.

— Да.

— Но… – я выдохнула, подвинулась ближе, а затем добавила; - А щит? У тебя есть щит… Нет, быть не может, что просто не подействовало! – усомнилась я.

— Я сказал тебе правду, Эмма. – Он смерил меня сердитым взглядом. – Я не лгу первому знакомому здесь.

— Я… я просто… просто… - замялась я, отворачиваясь. Вдруг спугну? Нет, не хочу, он может, поможет мне, он как ни как мой родной единственный человек в этом сумасшедшем мирке.

Из-за двери стали доносится звуки шагов и чьи-то переговаривающиеся голоса. Я бросила быстрый взгляд на Сашу, а затем, закусив губу, вцепившись в ручки кресла, вернула взгляд на дверь и…

Дверь стала медленно открываться, и мы оба напряглись…

К нам зашло трое, а ещё один подбежал сзади. Среди них была и Елизавета. Её серые глаза обратились к прибежавшему парнишке старше меня либо на два года, либо на год, с интересом. Они быстро переговорили дела, и парень сумел за это время подглядеть, что находится за дверью. Впрочем, и я умудрилась увидеть, что он высокий, хорошо сложенный малый. Он был в кожаной куртке с завёрнутыми наверх рукавами, как у байкера – ну так оно выглядело, симпатичный парень. Парень перевёл взгляд на меня от входа, но в тени я не разглядела его лицо, поэтому судить какой он красивый или страшный – не берусь. Затем Елизавета заставила его поглядеть ей в глаза и стала указывать пальцами на бинты на костяшках пальцев и на пластырь уже покрасневший от крови на руке. Теперь понятно, зачем ему надо было закатить рукава. Я опустила глаза на свои руки, делая вид, что рассматриваю пальцы, хотя сама поглядывала на них. Парень что-то ответил и Елизавета нахмурилась. Затем кивнула ему и обернулась посмотреть на меня, улыбнулась мне. Подошла к седоволосому мужчине, что-то сказала ему и исчезла с тем парнем, прихлопывая за собой дверь.

Перед нами оказались мужчины, их было двое: один - тот старец, с которым говорила Елизавета. Другой был с пшеничного цвета волосами со стойкой бойца и с бегающим взглядом, будто в каждую секунду может что-то влететь и уничтожить всё тут к чертям. Оба разглядывали нас, но разговор начал седовласый:

— Здравствуйте, дорогие мои: Александр и Эмма, простите, что вам пришлось долго ждать. – Он улыбнулся, а мне показалось, что мы с ним знакомы. – Но, надеюсь, мы это исправим, Вам следует пойти со мной и моим коллегой, Сергеем. – Он указал свободной рукой на молчаливого мужчину, тот лишь кивнул, не сводя с меня (удивлённых?) глаз, а седовласый добавил: - Ой, я чуть не забыл…Ох, эта старость! Я Пётр, очень рад познакомится с вами. – Он коротко кивнул, а я искренне улыбнулась, вжимаясь в спинку кресла.

— А почему здесь нельзя? В смысле, тут вроде тоже не плохо… - тихо, но твёрдо сказал Саша, а я мысленно задалась вопросом: почему сама не задала такой вопрос?

Пётр посмотрел на Сашу и ответил:

— Дело в том, молодой человек, что с Эммой, вот никак я не могу понять, что к чему, и поэтому мне нужна помощь Совета. – Он посмотрел на меня. – Елизавета говорила, что ты первый за сегодня случай – «неповиновения» - фигурально естественно. Она упомянула, что у тебя есть свой щит – это похвально, если так. – Саша изумлённо переводил взгляды с меня на Петра. – У нас есть много предположений на твой счёт, но лучше будет… узнать. – Затем он посмотрел на молчаливого мужчину. – Сергей, что скажете?

— Я что, буду подопытным кроликом? – взорвалась я, забыв все нормы приличия.

— Нет, что ты, милое дитя, не будешь. – Уверил меня Петр, и я вроде бы поверила ему, странно это – я его вижу впервой… Но странное чувство уверенности в том, что я видела его раньше не покидало меня. – Просто я сомневаюсь, и хотелось бы посоветоваться, увидеть. – Он подмигнул мне, как будто мы были в сговоре.

— Но-о… – начала я защищаться.

— Эмма, – я сразу обернулась на голос – Саша, будто спрашивая, смотрел на меня, и я вопросительно кивнула «в чём дело?»: - Я иду вместе с ней!

— Не неси ерунду. - Хохотнула я – нервы расшалились. - Ты же и так идёшь! – Слегка удивляясь, добавила я, пересекая приступ смеха.

— Нет, Эмма ты не правильно всё тут обсуждаемое поняла. – Показал руками кавычки Саша. – Речь шла только о тебе одной. Ты должна идти с ними, а я остаться.

— Ха! Едва ли! – усмехнулась я, а потом до меня дошло, когда я посмотрела на лицо Петра. – Чего? – взлетела я с противоположного кресла, с грохотом отодвинув его назад.

— Давайте-ка мы успокоимся. – Как ни в чём не бывало, послышался голос Петра, и он сложил перед собой руки, умным взглядом оглядывая нас.

— М-м-м. – Вдруг у молчаливого мужчины прорезался голос. (Немыслимо, это надо запечатлеть на камеру в архив!) – Пётр, нельзя бы… ну, поскорее?! Я конечно любитель поболтать, подождать. Но те-то не дремлют, сами знаете.

— Да-да, Серёж. – Отозвался старец, садясь на стул, который взялся ниоткуда.

— Хорошо, мы спокойны… Но! – Саша замялся, видя, как Петр внимательно слушая его, показывает рукой присесть. Он впрочем, сел, да и я тоже села, а затем более окрепшим голосом продолжил. – Я иду с вами, или Эмма остаётся здесь, – дипломатично закончил он и скрестил руки перед собой.

Пётр забавно улыбнулся и подмигнул. Затем, рассмеявшись вдоволь, сказал.

— Значит, мы нашли компромисс!

— Нет, мы вымогателями малолетними обзавелись. – Снова отозвался охранник.

— Сергей, и вы ещё хороший учитель! – Пётр закачал головой, - на данный момент всё в полном порядке. – Примирительно добавил Пётр. – И потом, МНЕ БЫ ЭТО НЕ ЗНАТЬ, - Мудрец посмотрел Сергею в глаза, а тот оторопело открыл рот.

— Они… в смысле, Виктория или Святослав? Они с вами связались? – с нетерпение протараторил тот. Пётр нахмурил брови.

— Да, Сергей, – коротко ответил Пётр.

Затем они оба посмотрели на нас (представляю, что у меня была за физиономия) и Пётр пояснил состоявшийся «диалог»: - Мы с Сергеем только что говорили через мысли, - Сергей кивнул, добавляя: само собой сделаем, а Пётр также сказал. – Удобно, лучше этих причудливых приспособлений людей!

— Да, ну? Правда, что ли? – фыркнули мы в унисон.

— Да, это действительно так. – Спокойным голосом сказал Пётр, хлопая себя по колени.

«Не правда ли, погода расшалилась нынче?» - рот от удивления распахнулся, а в голове образовалась каша и я с испуганными глазами посмотрела на Петра. Как? Как такое возможно? – «С помощью интенсивной тренировки, либо дано природой»

— Ох.

— Что? Что происходит? – поинтересовался Саша, а потом тоже удивлённо вытаращился на Петра.

— Ничего же себе…

— Дело – время, потехе – час. Вы идёте?

— Вы согласны? – пряча глаза, спросила я.

— Я? – Пётр улыбнулся. – Я люблю большую компанию, идёмте... – Пётр встал со своего места и стул испарился. Он тронул охранника за плечо, и они оба двинулись к выходу. Затем он остановился. – Ах, чуть не забыл. Хотел сказать… Такой крепкой дружбы я не видел, с времен самых Главных! И ничего кроме неё… Для меня это как новое открытие.

Мы с Сашей переглянулись, и я, потупившись, покраснела. Что значит «главные»? И… с чего он это взял?

— Да, нет. Вряд ли. Мы знаем, друг друга всего часа два, а может и меньше, – сказала я наши общие мысли.

— Нет, Эмма, – Он вздохнул и перед тем, как дверь закрылась, добавил: – Она только началась.

Дверь захлопнулась, и у нас наступила гнетущая тишина в шоковом состоянии. Саша смотрел в сторону минуту, что-то мысленно взвешивая. А затем внезапно сказал, я даже подпрыгнула.

— Идём.

 

— Как же ему удалось?



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.