Сделай Сам Свою Работу на 5

Срочно в номер. Реформа 22Г – эвакуация граждан. 1 глава

Елена Миланова

Магия Снов

Иллюзорная сага ─ 1

Елена Миланова «Иллюзионист: Магия снов»: e-book, Россия, Санкт-Петербург, 2013 год

Оригинал: Миланова, Елена – Ловец Снов, 2011 год

© Связь с автором: http://vk.com/light_star

Аннотация

Пятнадцатилетняя Эмма Гордеева живёт в самой обычной семье в городе на Неве, совсем не подозревая, что магия неустанно следует за ней по пятам, даже проникает во сны. Но вот ей выпадает опасный шанс своими глазами увериться в магическом мире, и жизнь Эммы изменяется навсегда.

Помимо того, что она начинает свой путь становления храброй волшебницы, она переживает самое опасное летнее приключение в её жизни! И погони, и бои, и мистический дар создания иллюзий, и ссоры, и секреты, и даже путешествия по двум сторонам Завесы не пугают её так, как известность после и связь её снов с её же прошлым! Но что же таит в себе прошлое?

Иллюзорная сага – 1

Ловец Снов

Посвящается моей бабушке – она научила меня верить в себя.

Спасибо ей за то, что всегда в сердце.

Маме и Папе спасибо, за то, что есть и будут там же, в сердце.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

Жизнь и сновидения — страницы одной и той же книги.
© Артур Шопенгауэр.

ПРОЛОГ

 

Перед глазами всё плыло. Будто я смотрела старую видеокассету, где был фильм ужасов с очень реальными спецэффектами! Но к сожалению, это была реальность… И я была одна. Совсем. В огромной комнате, один на один с Ключником.

Никто не поможет! Никто… Эх, если бы я знала как это – «превосходное колдовство», то мои бы коленки не дрожали, перед глазами не плясали бы фейерверки… Всё было бы не так, возможно люди бы сейчас вдалеке не гибли… А всё из-за меня! Из-за глупенькой девчонки пятнадцати лет!

Я крепче сжала в пальцах перстень с прозрачным бриллиантом, а Ключник следил за моими движениями – насмехаясь надо мной, - и делая шаг вперёд. Шаг ко мне.

И смерть приблизилась ещё ближе. Я чувствовала его дыхание на моей коже, но я вовсе не была трусихой! Нет! Расправив плечи и до боли сжав в кулачке колечко, я подняла свои глаза и встретилась взглядом с Ключником.



Он замахнулся рукой, и перед глазами всё поплыло.

И если погибать, то погибать ради надежды и семьи. Снова перед глазами их лица… Эх, мама знала бы ты, что я чувствую сейчас, то знала бы: ты мне дороже всего-всего, даже моей жизни… Я открыла рот, чтобы произнести заклинание.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Меня с детства преследует один кошмар. Он, конечно, имел привычку появляться раз в пару лет, но в последнее время почему-то решил зачастить. Нет, я не вру – мне действительно снится один и тот же кошмар и почему-то, кроме того, что там огромный тёмный лес, я ничего не помню…

На самом деле, моя история не о моём кошмаре, хотя он, безусловно, главная её составляющая. Но всё же, это история не о нём. Это история обо мне и моих друзьях, таких же волшебниках. Серьёзно! Я не видела, чтобы хоть кто-то говорил так открыто о мире Завес в наши дни, чем я и мои друзья, которые поддерживают меня в этом начинании и сами делятся своими мыслями в этой истории. И уж тем более о полисе находящемся в России. Вообще ноль. Ни одной истории про нас, волшебников. Действительно, чтобы стоящих и открытых. Видимо поэтому я решила поделиться этой историей со всем миром, в первую очередь, помогая таким же, как я, полукровным волшебникам, а именно - иллюзионистам найти путь и себя заодно.

Поверь, я не хотела быть иллюзионистом, а уж тем более ещё и наполовину волшебницей. В чём в этом кайф? Неконтролируемая Сила и множество проблем с управлением магией.

Если ты взялся читать эту историю, потому что решил, будто сам иллюзионист, то вот тебе мой совет: закрой ее, и немедленно – дабы спасти свою шкурку от опасности быть таким как я. Я забыла сказать, иллюзионистов очень мало и если хоть одного найдут недруги – пиши, пропало. Так как им нужен особенный иллюзионист. (Особенный!!!) Сильный. Поэтому, я не шутки шучу тут, а стараюсь донести историю, а не миленькую сказочку о пасхальном кролике или чего-то там… Я хочу, чтобы ты понял, что быть иллюзионистом опасно. Страшное дело. И если ты такой, то это больно и гадко.

Если ты обычный школьник и читаешь всё это, потому что решил, что это будет забавно – хорошо. Продолжай. Читатели мне и нужны, но никак не обречённые. Но я завидую тебе, если ты действительно веришь, будто бы мира магии нет. Правда.

Но если, всё-таки (не дай бог!), ты увидишь в моей истории себя, такую же неконтролируемую мощь внутри, а главное умение дурить людей фокусами вроде изменения полной тарелки на пустую – сейчас же попытайся найти ближайший портал в своём районе в столицу полиса, либо свяжись с кем-либо из нас, меня и моих друзей, ибо ты в опасности. Не говори, что ты читал книгу никому, будь умницей, так как они могут явиться за тобой в любой момент – марионетки… И я не уверена, что ты сможешь спастись не имея при себе навыка волшебничества… Я не уверена, что это история научит тебя приёмам кун-фу, но вот способам выживания, контролю сил – возможно…

И я хочу, чтобы ты понял меня в моём рассказе, а именно то, что я хочу донести. Показать.

Да, вот ещё что. История настоящая. Имена настоящие, мы решили с друзьями, что рассказать правду и хоть как-то растормошить правительство полиса не помешает и поэтому, если ты вдруг увидишь кого-то похожего из книги на улице, будь уверен – это он, такой же загадочный и волшебник.

Ладно, кажется, хватит для предисловия. Готовы? Тогда, пожалуй, начну. Если бы все это было выдумкой — я бы начала свой рассказ с описания какой-нибудь душераздирающей сцены, где кто-то кого-то спасает из-под машины, либо убивает тёмной-тёмной ночью. Но то, что со мной случилось, — правда, так что мне придется рассказать о том, где все это началось.

А началось все в восемь утра, у меня дома и в очередной раз из-за кошмара…

 

НЕОЖИДАННОСТЬ

 

— А… а-а, - проснулась я, понимая, что кричу. Первое, что почувствовала – недоумение: кто я и где я?

Приходя в себя, я осторожно поглядела в распахнутое настежь окно – оно так и осталось открытым со вчерашнего вечера.

Рука наткнулась на что-то твердое, и я охнула. Слава богу, это всего лишь книга, с которой, увы, я вновь уснула. И на этот раз с Достоевским.

Фух, слава богу, это был сон! В последнее время это единственный, правда, сон… Я бы даже не сказала кошмар, но всё же… - думалось мне, пока грудь вздымалась и опускалась. Сердце стало приходить в привычный ритм, и я осмелилась поднять глаза от слов «Преступление и наказание», совсем не замечая, как на них зациклилась.

Оглядевшись по сторонам комнаты, всё ещё сомневаясь в правдивости происходящего, я, наконец, допустила, что «проблема» исчерпана. Завалилась вновь на подушки, протирая пот со лба и глядя в потолок.

Замечательно!

Интересно, сколько сейчас времени? В комнате светло, но не ярко…

Порывшись руками по кровати, заползая пальцами под подушку, под одеяло, оставаясь при этом в лежащей позе - я продолжала восстанавливать дыхание. Я откопала свой мобильный в ногах, там же, где находилась спихнутая ногами книга Достоевского: телефон у меня раскладушка, а мама ещё добавляла, когда его дарила: «большой – не потеряешь, как раз для такой Маши-растеряши!»

Дисплей показывал: 08:45 утра.

Ох, как рано!

Рано?! Я сказала РАНО?! Ох, чёрт, - это поздно уже!

Мне же в школу… Я резко поднялась, а перед глазами всё поплыло, даже дух выбило. Прошло секундное помешательство, пришло осознание и уныние.

Сегодня же первое июня! Каникулы! А я… - молодец! Устроила комедию с опозданием!

Ну вот! Как я могла забыть?

Интересно, почему у меня ещё голова на плечах, если я всё-всё на свете забываю?! Это был риторический вопрос, да и к тому же разговаривать с собой это признаки… Ну в общем, не важно. Все и так знают, что это означает.

Спать мне сегодня, вряд ли снова удаться, я же проснулась, а у меня есть ужасное свойство – после чувства паники я не могу уснуть! Спустив ноги на пол, я удивлённо взирала на него слипающимися всё ещё глазами и где же, спрашивается, мой правый тапок? А ещё так жарко и душно…

Рассмотрев внимательно фотографии над моим столом собранные по личному вкусу и значению и зевнув, я перевела взгляд на любимый диван у стены, который плавно переходил в шкаф-купе. После я стрельнула взглядом на окно с лёгкими, будто шёлк, шторами – хорошо, что оно осталось открытым; мне всё-таки удалось найти мой тапок, и радости моей не было предела!

Как же он оказался на тумбе около кровати? Этот вопрос тоже останется без ответа, как и тот «когда же, чёрт возьми, я приберусь у себя в комнате?» Да, определенно останется без ответа.

Итак, вот и лето началось…

Отлично, других слов просто не придумать! Это ужасное утро первого июня!

Я вышла в коридор и со вздохом посмотрела на арочный проём с тремя дверьми: комната моей сестры, комната родителей и кухня. Но мне надо было не туда, и я прошла мимо арки к двум дверям напротив одной - металлической. (Входная дверь в квартиру номер 125 на 6 этаже!) В этом длинном коридорчике, где я остановилась, висело зеркало, и были две тумбы с любимыми комнатными растениями моей мамы, а ещё одна скамья с вешалками рядом с входной дверью.

Конечно, я подошла к зеркалу проверить, всё ли со мной в порядке. Машинально включила свет и ахнула от испуга. Моё лицо, обычно с лёгким румянцем, небольшое, но с широко распахнутыми, золотыми карими глазами и всегда цвета лепестков розы губами, сегодня было бледным, словно простыня…

Под глазами пролегли ужасные багровые синяки, и пальцы не могли этого исправить, сколько бы я не пыталась их тереть… Светлого, оттенка кофе, родимое пятно от середины правого века к виску стало бросаться в глаза, выделяясь на побледневшем лице. Твою ж, дивизию – с чего бы ему светиться? Или это так свет падает? Волосы, некогда светло-русые с отливом золота были похожи на солому, а губы вовсе потеряли цвет! Зашибись в квадрате!

Вот ещё отличный повод маме начать волноваться за меня, а Кире продолжать смеяться за мои промахи… Нет, такими темпами они точно передумают и заберут меня с собой!

В душ! И срочно!

Я вроде бы уже приняла об этом решение? Или нет?! Времени оставалось немного, потому что из комнаты родителей кто-то выходил, и я шмыгнула в ванную, где надеялась найти укрытие.

Прозвучала недовольная бубня из уст папы, он явно мечтал пойти в ванную, но ограничился туалетом. Или может, он спрашивал, кто тут?! Эх, паранойя прогрессирует!

Не думая ни о чём, я быстро стянула с себя сорочку и залезла в душ под горячие струи.

Вода всегда была источником расслабленности и мыслительной деятельности, и как подобает большинству «мыслителей», я проторчала в душе минут сорок, отец даже успел уйти на работу, а после минут десять помылась и пять: посушила волосы.

Заколов волосы крабиком, я быстренько умотала оттуда из-за клубов дыма, окутавших пространство ванной комнаты, вздыхая от облегчения.

Будто гору с плеч смыла вода вместе со всеми неприятными впечатлениями, которые оставили после себя ночной кошмар и отражение в зеркале!

В коридоре оказалось прохладнее, по сравнению с тем, как было час назад; пришлось растирать плечи руками, так как в одной сорочке было холодно. И вот, сама того не замечая, я направилась в тот небольшой коридорчик за аркой с тремя дверьми и остановилась перед первой.

Это была комната моей сестры. Такая светлая и смешная дверь.

Я открыла дверь и с наигранной счастливой улыбкой заскочила внутрь с воплями «э-ге-ге-гей!» и упала буквально рядом с сестрой, закидывая её любимыми игрушкам, с которыми она уснула, не успев их убрать вчера вечером к остальным, в пакет, где они будут пожизненно пылиться. Растёт девочка, растёт!

Кира была моим Инем, а я - её Яном, настолько я была светла, настолько же сестра была контрастна: оливковая кожа, тёмные волосы, синие глаза – вся в папу…

Сколько себя помню, сестру свою называла - Гигантер, а она меня в ответ – Коротышкой.

Пробурчав что-то не членораздельное, Кира обернулась на мой голос и стала сверлить убийственным взглядом. Но мы-то обе знали, что сейчас будет её «привет»! Или подушкой по голове, или ещё что-то. Она у нас оригиналка та ещё!

Бах!

Подушка неожиданно ударила мне в правый бок, чем сильно меня напугало, (я-то ожидала голову!) а рядом уже сидит сестра и смеётся, наблюдая за моей реакцией на её выходку. Не думая и доли секунды, я взяла подушку, Кира уже пригнулась, пряча голову, я взбила перья этой подушки и легла на неё удобнее, расправившись в полный рост на кровати сестры.

— И тебе доброе утро, хамка! – огрызнулась я, вешая крабик на спинку её кровати.

— Ага, и тебе привет, инвалид, – усмехнулась Кира, прижавшись спиной к изголовью кровати.

— Ой, смотрите, какие мы любезные… - саркастически произнесла я.

— Какая есть, обратно не залезть! – пародируя меня, парировала Кира.

— Эх, жаль, могли бы сэкономить… - со всем видом разочарования произнесла я.

— Ой-ой, ну не надо драм! – Хитро прищурилась она.

— Ну и дура, - не вытерпев, сказанула я, показывая прямо как пятилетка, язык.

Мы обе рассмеялись и поздоровались нашим «тайным» рукопожатием – подзатыльниками, вернее она получила его.

Встав с её постели, я сразу стала заумничать:

— Если ты собираешься, конечно, сегодня всюду успеть, то сейчас самое время одеваться, умываться и дуть в магазин за подарком папе, а потом свободна, как сопля в полёте, собираться в поезд до конца!

Кира, прищурившись, встала, толкнула меня в бок и выдворила из комнаты, закрыв перед моим носом дверь. Я минуту хлопала глазами.

И так почти каждый раз, когда я строю из себя старшую сестру, а не её сверстницу! Она ведёт себя так, будто это она старшая, не я! Это меня убивает, в том плане, каком это вообще может убивать!

По росту мы хоть может быть и одинаковы, но это ещё ничего не значит!

 

На кухне, как обычно бывает, я остановилась у фотографии слева от меня на стене и встала столбом. Это… как вода в лицо для остывания…

Я всегда смотрю на эту фотографию, когда мне хуже всего, ведь там изображена вся моя огромная семья.

Все мы: бабушка и дедушка, родители мамы; бабушка была всегда улыбчивой, и от этого у глаз её появлялись морщинки, но это лишь красило её лицо. В некоторых моментах, чаще на фотографиях, я была похожа на неё – пример: улыбка и взгляд. Дедушка всегда её звал Настенькой, а она его – Мишенькой. Деда был высоким мужчиной, с небольшим животом и мудрыми, много повидавшими глазами. Во многом для меня он был волшебником, как и для моей сестры.

Мама и папа; первая была шикарной, не высокой женщиной с мягкими, всегда ласковыми поддерживающими руками во всех начинаниях, золотисто-зелёными глазами и карамельными локонами чуть длиннее плеч, с изумительным нюхом на красивые платья. Глава нашей семьи имел спортивное, подтянутое тело, а всё из-за умелых, чудо рук, которые творили чудеса по дому и езды на велосипеде в молодости. Как я и говорила, Кира чем-то на него похожа: например, цвет глаз и волос, профиль носа и может быть чертами лица: они всегда одинаково улыбаются, показывая свои ровные зубы. Зовут маму и папу: Алексей и Карина Гордеевы.

Там же, на фото были я и Кира, лет восьми, а она шести соответственно, оставалось немного до её дня рождения просто. Я ещё не с такими огромными глазами, как всегда подмечаю я, а сестра ещё с пухленькими щёчками, словно у хомячка.

Ещё там были мои тётя Света и дядя Никита с дочкой Инной, которая была ровесницей моей сестры. Сейчас она, правда, не такая забавная, как запечатлена на фото, но всё-таки… Сейчас, по прошествии восьми лет, Инна выглядит почти так же: те же серые глаза, каштановые волосы, пухлые губки, но теперь у неё шикарное тело танцовщицы и талант использовать его ради собственной выгоды.

Дедушка и бабушка, папины родители, к сожалению это их последняя фотография: обычная, счастливая пара, прожившая больше полувека… Будто и не было этого долгого брака и великолепного сына, моего отца!

Ну, а ещё там был наш любимый пёс, немецкая овчарка – Сима.

Из ныне живущих ещё на фотографии осталось восемь человек.

Со стороны отца моих бабушку и дедушку забрал рак. Пёс умер тоже из-за болезни. Дедушка со стороны мамы погиб при странных обстоятельствах… Бабушка после этого, года через два уехала жить во Францию, хотя никогда особо не жаловала эту страну, тем более город - Париж, ведь она любила Италию.

Странно конечно, но может так оно лучше…

В Париже хорошо! Это единственный город, в который я обычно на зимние каникулы езжу гостить с сестрой Инной, тётей или мамой, когда как.

Наша квартира никогда не была как из каталога. Все, что есть здесь, сделано руками деда Миши, папой моей мамы, и руками моего отца, после смерти деды.

Мне всё ровно странно то, что бабуля уехала, ведь это её квартира, а она оставила её нам... Не поэтому ли я всегда останавливаюсь около фотографии и думаю о бабушке?!

Я не замечала, как часто.

Да, было же счастливое детство… А теперь…

Всё сил моих не хватает на это смотреть, я отвела взгляд на телевизор, может включить?! Новости посмотреть? Так-с, где же пульт?

Я внимательно осмотрела всё на кухне, пока не нашла его там, где обычно его оставляет мой папа. Включила MTV и как раз во время – начался News Блок, жаль, что по первому тупой сериал…

И в это мгновение пришла сестра:

— Ну…что на завтрак? – сказала она, беря закипевший чайник, из-за свистка которого я подпрыгнула как ошпаренная. – Эмма, ты чего?

­ — Не знаю… я… ммм… не важно, засмотрелась. – Произнесла я, пытаясь прийти в себя от неожиданности, - Ну-с… слушай, а чего бы ты хотела?

Подойдя к холодильнику, я достала йогурт для себя, нашла там молоко и, посмотрев внимательнее, нашла салат. Достала всё это, закрыла холодильник осторожно ногой и поставила всё на стол. Взяла первую попавшуюся чашку, насыпала туда две чайные ложки какао, потом добавила молока, размешала и глотнула…

Люблю такие шоколадные напитки, в которые не надо добавлять сахара и кипятка.

— О, салат… – улыбнулась она, – Ты уверенна, что всё в порядке?

— Да, Кир, не переживай... просто снова кошмар приснился, не выспалась, - попыталась я отмахнуться.

— Снова тот же самый? С лесом? – переживая, спросила она, взяв в рот первую ложку салата.

— Ты бы лучше с набитым ртом не разговаривала, - раздражённо сказанула я, - Да тот самый! А тебе какая разница? Сон как сон, подумаешь, кричу после него… ничего, бывает…

Раздражённо сказав это, я, вставая из-за стола, прихватив пачку от йогурта, выкинула её в мусорку, и, психанув, направилась в свою комнату.

Хлопнула со всей дури дверью и по стенке опустилась на пол.

 

Нет! Сегодня должен быть хороший день, ведь сегодня первый день лета!

Я заслужила веселиться! Заслужила!

Глубоко вздохнув, я поднялась с пола. Вытерла с глаз предательски подступающие слёзы, зачастившие у меня в последнее время; ещё раз вздохнув, я собралась, было открыть дверь, извинится перед Кирой, как зазвонил мой мобильный. Вначале я подумала, это просто радио кричит песни, но ведь его нет у меня в комнате! Как?!

Я подбежала к кровати, и бухнулась на неё, ища телефон в одеяле.

Когда я взяла трубку, в ней послышались гудки. Я вновь встала с кровати, и телефон опять зазвонил – я вновь сказала «алло» и на этот раз послышалось из трубки:

Сссссегодня нассступит пробужжждение. Ты готова к немууу-ссс?

«Странное приветствие» - прошептала я, дрожа всем телом. С другого конца послышалось шипение, а потом короткие гудки. Кто-то бросил трубку.

Я встала с кровати и на автомате побрела к шкафу с одеждой.

Медленно перерыв всё на полках, я откопала шорты, которые словно во сне – надела, а потом напялила белую майку также в прострации. «Мамай» коснулся нижней обувной полки, где вещи весели на вешалках, обронив всё вниз. К счастью нашлась «секретная коробочка» под этой кучей, в которой оказались туфли-лодочки. Я осторожно надела их и прошлась по комнате, пока не поняла, как хочу оттуда бежать. Взяв с кровати осторожно телефон и сунув его в карман шорт, я распахнула дверь. Там, держа наготове кулак, на меня в страхе уставилась сестра. И я напрочь забыла всё на свете…

— Прости… Я не знаю, что это на… - Начала, было, я.

— Ничего, Эмма, всё нормально, просто… ты… ну… ты ужасно орала… - Смолкла Кира на полуслове.

— О, Боже! Я разбудила тебя своим криком? – извиняющимся тоном спросила я.

— Ничего, бывает. – Чуть улыбнулась она. – Но знаешь, я так перепугалась. Этот сон – он мучает тебя! Почему ты не хочешь сказать о чём он, кроме того, что там лес… Ну-у… Я думаю, точнее, считаю,… тебе стало бы лучше! – смутившись и заикаясь, произнесла Кира, глядя куда угодно, кроме меня, боясь, что я снова психану. Что ж, заслужила.

— Спасибо, но я как-нибудь сама, окей? – пробубнила я, взяв свой кошелек и пакет для инструмента, который мы собирались купить, вышла из комнаты, хлопнув перед вытянувшимся лицом сестры дверью.

— Ладно, - вяло сказала Кира, чем самым сделала обстановку в коридоре угнетенной и обернулась на меня.

— Всё, пошли! – более бодрым голосом сказала я, точнее попыталась, чтобы девушка в нежно голубом платье на лямках и до колен улыбнулась мне.

— Идём!!! Точнее уже бежим, сэр! Ой, мэм, - улыбнулась Кира и открыла входную дверь на лестничную площадку шестого этажа.

На улице было очень хорошо: солнце, прохладный ветерок, тёплая погода и всё зелёное! Зелёное!!! Прямо не улица, а рай!

До магазина «Домовой» мы добрались за считанные пятнадцать минут, при этом болтая обо всём подряд: о школе, учителях, моде, актёрах, фильмах, парнях и даже о книгах! (что очень несвойственно Кире!)

Из всего, что мы обсуждали, я узнала, что ей нравилось трое парней, двое из которых отвечали взаимностью, и они с ней встречались, правда, не долго. ( Первый – месяца три, второй – месяцев пять)

Итог: все девять школьных месяцев у неё был парень, везучая же она! (У меня-то ни одного парня, ни разу в жизни не было, то ли я им не нравилась, то ли они просто придурки), а у неё двое – двое за год. Промолчим о прошедших годах обучения в школе…

Инструмент, что нам надо было, мы нашли быстро. (Это хорошие новости, кстати!) Просмотрели, правда, три разных и выбрали второй, так как он был более функциональный и практичный – папа любил сверлить, вот обрадуется. Расплатившись за него, мы без задержки вышли на улицу под лучи ласкающего солнца.

Домой мы шли дольше, чем в магазин.

Я и Кира продолжали болтать обо всём, что нас волновало, и это было приятное времяпрепровождение.

Чуть-чуть погуляв по улице среди ярких вывесок магазинов, мы пошли с ней повеселится на детской площадке, где качались на качелях (ей-богу, как маленькие!) и, напевая разные мотивы песен, стараясь отгадать их.

Гуляли мы недолго, как и планировали, минут через сорок мы снова шли домой, как обычно обсуждая разные накопившиеся сплетни и мысли насчёт всего. Так что, когда мы оказались дома, я была в удивлении быстрой сменой обстановки и на позитиве.

Хорошо.

— Почему же ты не хочешь ехать с нами, Эмма? – спросила уже в сотый раз Кира, за эти прошедшие две недели, зачем ещё и сегодня?!

— А что мне там делать? – начала отделываться от неё я, составляя логичную цепочку. – Там нет никого, с кем можно поговорить… по душам, - тем временем пока я этого говорила, начались мои поиски чёртового номерка в библиотеку! Где же он?

— Ты тем более всё время будешь на тренировках по спортивной акробатике, спортсменка ты наша! – Добавила я, после минутного молчания. Я уже было начала психовать, но взяла себя под контроль – еще море время, найду я его, этот чёртов номерок – не такую мелочь в доме находила! – А мама и папа будут заняты друг другом, впервые за год! Наш дядя с Инной уехали в Турцию, или ещё куда-то, не то, что мы! Каждый год в Пермь? Поверь мне - это не круто! Ладно, я хоть зимой к бабушке в Париж летаю – а ты даже там не бываешь, только тренировки - тренировки, школа и лето в Перми – это не круто. По-моему в твоём возрасте я мечтала в Милан съездить… Не смотри ты так и не перебивай. – Подняла я палец, который раскачивала из стороны в сторону, а потом ушла в спальню родителей, а она следом за мной. – В итоге, короче, мне там будет скучно!!! – застонала я, просматривая на полках бумаги.

— Х-мм, может и логично, - согласилась Кира, а я подняла на неё взгляд, затем снова опустила его к бумагам. – А почему ты решила остаться в Питере? – делая на каждом слове ударение, произнесла сестра.

— Я люблю наш прекрасный город, - закатив глаза, произнесла я, будто это очевидное, потом, почесав затылок, добавила: – Тем более тут можно хорошо погулять в центре или у нас… Ну-у, знаешь, я привыкла… Да-а, скучать, точно здесь не буду. – Загадочно улыбнулась я.

— Без тебя скучно будет! – подвела итог Кира, отдавая найденный, фиг знает где, мой номерок. – Книги-то где?

— Здесь вот, - показала я на красный пакет, лежащий на вешалке, - Знаю. Будет… Но!.. Увы, я хочу остаться. Одно лето одной, без вас… Нам всем нужен отдых от моих криков от кошмаров и ну… Всем нужен отдых! – подбадривающее улыбнулась я, напихивая на ноги снова те туфли.

— Нам всем нужен… - мило улыбнувшись, сказала сестра, теребя свой «конский хвостик» шикарных чёрных волос. Я посмотрела в её глаза, а потом проговорила:

— Неужели мама купила запасной билет? – она уставилась на меня во все глаза, а я лишь продолжила, как ни в чём не бывало. – Тебе не надо грузиться, Кир! Ты же там, в лагере своём будешь. Тренировки, гулянки, друзья и куча парней… вряд ли ты там что-то новое увидишь! Ну-у, а парни главное сейчас в твоем возрасте… наверно.

— Как ты догадалась? – наконец произнесла Кира, смотря на меня сверху вниз.

— Ну, мама – это мама же! С ней всегда всё понятно! Не год же на свете живу?! – поправляясь, пробубнила я.

— Да, ты права. Права, скорее всего.

— Может быть, сестрёнка, может. Увидимся ещё, Кир. – Она захлопнула входную дверь, а я, включая мп3-плеер, спускалась вниз по лифту. Мой курс? Библиотека.

Кто ж знал, что когда я вернусь домой, всё резко поменяется… и не сказала бы, что в лучшую сторону.

 

Шагая по улице, тихо напевая песню себе под нос, не замечая интересующихся мною взглядов и разглядывая перед собой асфальт, я думала насчёт отъезда родителей и всё чаще и чаще приходила к выводу, что поступаю со своим желанием остаться… неправильно. Просто когда играет музыка - мысли сами собой мчаться вдаль, унося меня от смыслов и реальности, куда-то, где можно… быть собой.

Провести два-три месяца один на один со своим кошмаром, одинокой квартирой и еженедельными приходами маминой подруги со школы – это… ужасно. Как? Как я вообще согласилась на это безумие? Как я вообще могла просить ЭТО? Как? Как?!

Это…

Это… Э-это… безумие. Другого слова не придумать!

Интересно, как мама ещё согласилась с моими доводами, когда мы обе знали, что наше «частое» виденье чуть ли не 24 часа в сутки – нелепица? Мамина работа парикмахером заставляет её вечно пропадать то на ранней смене, то на поздней, а то глядишь и на обеих неделю подряд. Папа тогда бурчал долго, а в конец сдался с разведенными руками: «Делай что хочешь, это твоя жизнь».

Я ненавижу их за это, ненавижу за то, что согласились, за то, что даже не перечили моим доводам и даже не поддержали, но всё-таки я люблю их. Мои родители – часть меня, моей души.

Но всё-таки, иногда ведь надо пробовать «жить отдельно»? Ведь я скоро вырасту и стану взрослым человеком! А я же мечтаю иметь свою собственную квартиру, где будет собака и мой личный «порядок» и правила, где можно засидеться за компьютером, забыть поесть и отложить уборку на завтра, потом на послезавтра, а потом вообще на неопределённый срок. И чтобы всё это иметь - надо пробовать самостоятельную жизнь, даже может и с надзором, но! – в будущем будет лучше привыкнуть стать одинокой в четырёх стенах!

Ничто не радует душу, как свой первый личный опыт. Поверьте, испытано на себе же.

В библиотеку я обычно ходила раза два в неделю, просиживая там часами, пока мама или папа не вызванивали меня оттуда и недочитанные книги я брала к себе, наслаждалась воображаемыми мирами, искала что-то определённо похожее на меня, что-то такое, что хватало за сердце… Но найти в книгах себя – не выход. Мир книг так быстро начинался с каждым новым произведением, словно взрывы в моём неопытном мозгу и также быстро уходил, оставляя только грусть и опустошенность. Реальность сложнее, сердце опаснее, а чувства больнее.

Странно же заходить в эти деревянные двери библиотеки, которую я знаю лет десять и понимать, что не увижу её долгое время. Знаю, сентиментальность – враг мой и поэтому я делаю то, что собираюсь. Все эти месяцы я собираюсь гулять, веселится, ходить в кино и… никаких книг, вообще! (Кроме заданных книг на лето)



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.