Сделай Сам Свою Работу на 5

Джейкоб заскулил пронзительно и жалобно.

«А что ты хочешь, чтобы я сделал?» - рявкнул Эдвард, слишком нервничая, чтобы сохранять видимость вежливости. - «Нести ее через бурю? И вообще, я не вижу, чтоб от тебя было много толку. Вот иди и принеси обогреватель или что-нибудь типа того».

Эдвард покачал головой, выглядя немного сердито.

«Я в-в-в п-п-порядке», - протестовала я. Судя по стону Эдварда и приглушенному рычанию снаружи, я их не убедила. Ветер обрушивался на палатку, сотрясая ее, и я тряслась в такт.

Неожиданно вой перекрыл шум ветра, я даже закрыла уши руками от такого шума. Эдвард недовольно нахмурился.

«Это совсем не обязательно», - пробормотал он. - «И эта самая плохая идея из всех», - произнес он уже громче.

«Ну, уж получше всего того, что ты смог предложить», - я потрясенно услышала голос Джейкоба. - «Принеси-ка обогреватель», - ворчливо передразнил он. - «Я тебе не сенбернар».

- О … Кажется я догадываюсь, почему ты злишься, - широко улыбнулся Эммет.

- Кто бы не злился от этого? – зарычала Розали. – К тому же он воняет.

Я услышала звук открывающейся молнии на входе в палатку.

Джейкоб проскользнул вовнутрь, стараясь не напустить холодного арктического воздуха в палатку, но пара снежинок упала на пол. Я тряслась уже почти конвульсивно.

«Мне это не нравится», - прошипел Эдвард, пока Джейк закрывал молнию. - «Дай ей куртку и выметайся отсюда».

Мои глаза привыкли к темноте, чтобы различить контуры. Джейкоб принес ту самую куртку-парку, которая висела на ветке рядом с палаткой.

Я попыталась спросить, о чем они говорят, но все на что оказалось способна, было: «П-п-п», - дрожь заставила меня заикаться.

- Возможно, теперь она бы хотела, чтобы я мог читать ее мысли, - улыбнулся Эдвард, хотя и выглядел напряженным.

«Парка – на завтра, сейчас она слишком замерзла, чтобы согреть ее. Куртка – ледяная», - он бросил ее у двери. - «Ты сказал, что ей нужен обогреватель, и вот я здесь», - Джейкоб широко, насколько позволяла палатка, раскинул руки.

- Ты же просил об этом Эдди, помнишь? – засмеялся Эммет. – Я же говорил, чтобы ты был осторожен со своими желаниями.



В ответ Эдвард только посмотрел на него.

Как обычно, когда он бегал в волчьем обличье, на нем был лишь необходимый минимум одежды – спортивные штаны, ни майки, ни обуви.

«Д-д-д-джейк, ты замерзнешь», - попыталась возразить я.

«Только не я», - весело заметил он. - «У меня температура тела сорок два градуса. Я тебя запросто заставлю вспотеть».

Эдвард громко зарычал.

- Э… возможно, мне стоит забрать у тебя книгу, - протявкал Эммет, пытаясь не рассмеяться. Он был серьезно обеспокоен безопасностью книги.

- Со мной все в порядке, - прошипел Эдвард.

- Похоже, в этой книге Эдварду всегда достаются самые трудные главы, - заметил Джаспер. – Что конечно не очень хорошо … - добавил он с улыбкой, но также обеспокоенно.

- Просто не спускай с него глаз, Джас, - пробормотала Элис, поскольку Эдварда раздражало такое внимание со стороны семьи.

Эдвард зарычал, но Джейкоб даже не посмотрел на него. Вместо этого он подобрался ко мне и принялся расстегивать молнию моего спального мешка.

Твердая рука Эдварда остановила его, ухватив за плечо. Джейкоб сжал челюсти, раздул ноздри, его тело передернулось от холодного прикосновения. Большие мускулы машинально напряглись на его руках.

- Эдвард … не смей начинать драку, - расстроенно проговорила Эсми. – Я знаю, это трудно … но … он прав. Она замерзла.

- Знаю, - задумчиво процедил Эдвард сквозь зубы. – Я просто не могу стоять и ничего не делать.

- Понимаю, - вздохнула Эсми.

«Убери от меня свою руку», - процедил он сквозь зубы.

«Держи свои лапы подальше от нее», - мрачно ответил Эдвард.

«Н-н-е с-сорьтесь», - взмолилась я. Меня снова била дрожь. Казалось, еще немного и у меня выпадут зубы, так громко они стучали.

«Уверен, она скажет тебе спасибо, когда у нее почернеют и отвалятся пальцы на ногах», - резко бросил Джейкоб.

Эдвард заколебался, потом убрал руку и понуро пошел в свой угол.

Его голос был бесцветен: - «Веди себя прилично», - пригрозил он.

Джейкоб усмехнулся.

«Ну-ка, Белла, подвинься», - сказал он, открывая шире молнию спального мешка.

Я ошеломленно уставилась на него. Теперь понятно, почему Эдвард так среагировал.

«Н-н-н-нет», - попыталась я протестовать.

«Не будь дурой», - сердито буркнул он. - «Тебя не устраивает десять пальцев на ногах?»

Эммет открыл рот, пытаясь что-то сказать, и, судя по его ухмылке, что-то забавное – по крайней мере, для него – но Эдвард просто продолжил читать раздраженным голосом.

Он протиснулся в спальный мешок, застегивая за собой молнию.

А потом я не могла больше возражать – не хотела. Он был такой теплый. Его руки сжали меня, уютно прижав к голой груди. Я не могла сопротивляться теплу, словно воздуху после длительного погружения в воду. Он поежился, когда я нетерпеливо прижала свои ледяные пальцы к его коже.

Раздражение только возросло, когда Эдвард читал этот абзац.

«Боже, ты как ледышка, Белла», - пожаловался он.

«П-п-п-рости», - заикаясь, произнесла я.

«Постарайся расслабиться», - предложил он, когда очередная волна дрожи накрыла меня. - «Через минуту ты согреешься. Если скинешь одежду, согреешься еще быстрее».

Только многие годы, которые Эдвард провел, учась контролировать себя, сдержали его от крушения книги в пыль.

- Что ж, он прав … - никто бы не сказал, что Эммет не был храбрым, поскольку контроль Эдварда был не бесконечен. После этих слов он так ударил брата, что тот упал на пол, а его кресло разлетелось на кусочки

- ЗАТКНИСЬ! – закричал Эдвард, но было очевидно, что он старался обуздать свою ярость…

Из угла, где сидел Эдвард, раздалось злое рычание.

«Да это просто элементарный факт», - парировал Джейк. - «Азы выживания».

«П-перестань, Джейк», - зло процедила я, хотя мое тело отказывалось отодвигаться от него. - «Д-д-десять п-п-пальцев на н-ногах на самом д-деле никому не нужны».

«Да не волнуйся ты за своего кровососа», - самодовольно заявил Джейкоб. - «Он просто ревнует».

Эммет усмехнулся, но ничего не сказал. Эдвард был уже слишком раздражен. Как бы ему хотелось, чтобы эту главу читал не Эдвард, ведь он так много хотел сказать, а так – приходилось молчать.

«Конечно, я ревную», - голос Эдварда снова приобрел свою обычную бархатистость, и музыкально прозвучал в темноте. - «Ты не имеешь ни малейшего представления, насколько сильно я хочу быть на твоем месте, дворняжка».

«Это тебя и тормозит», - легко заметил Джейкоб, но потом добавил кисло. - «По крайней мере, будь уверен - она мечтает, чтобы ты оказался на моем месте».

Эдвард остановился, поскольку не ожидал такого от дворняги, а затем опять продолжил читать.

«Именно», - согласился Эдвард.

Пока они пререкались, моя жуткая дрожь понемногу стихла.

«Видишь», - довольно, заметил Джейкоб. - «Чувствуешь себя лучше?»

Наконец-то я смогла произнести, не заикаясь:

«Да».

«Губы у тебя все еще синие», - заметил он. - «Хочешь, разогрею? Только попроси».

Эдвард снова зарычал; теперь это было больше похоже на щенка.

Эдвард тяжело вздохнул.

«Веди себя прилично», - проговорила я, прижимаясь лицом к его плечу. От прикосновения моей холодной кожи он снова вздрогнул, и я мстительно улыбнулась.

Внутри спального мешка было тепло и уютно. Тело Джейкоба излучало огромное количество жара, может потому, что пространство было такое маленькое, а он такой большой. Я скинула ботинки, и прижала ступни к его ногам. Он чуть не подскочил, а затем склонил голову и прижался своей щекой к моему онемевшему от холода уху.

Эдвард читал сквозь сжатые зубы.

Я отметила, что кожа Джейкоба пахла лесом, мускусный запах – и он очень подходил обстоятельствам, здесь, посредине леса. Приятный запах. Я размышляла, что наверно Каллены и Квилеты просто из-за своих предрассудков «воняли» друг для друга. По мне, так все они пахли приятно.

Буря завывала, словно зверь накидываясь на палатку, но больше меня это не волновало. Джейкоб был в палатке, ему не грозила смерть от холода, и мне тоже было тепло и хорошо. К тому же, я слишком устала, чтобы переживать из-за чего-нибудь. Начала сказываться нехватка сна и мучения от мышечных спазмов. Тело медленно расслаблялось, я по чуть-чуть начала таять, и мне захотелось спать.

«Джейк?» - сонно пробормотала я. - «Можно спросить тебя? Я не прикалываюсь над тобой, просто мне, правда, любопытно», - те же самые слова он сказал на моей кухне ... как давно это было?

«Конечно», - он тоже вспомнил и улыбнулся.

«Почему ты мохнатее, чем твои друзья? Можешь не отвечать, если я хамлю – этикета оборотней я не знаю».

«Потому что у меня волосы длиннее», - весело ответил он, хорошо, хоть не обиделся на мой вопрос. Он тряхнул головой и его нечесаные волосы, отросшие уже до подбородка, защекотали мне щеку.

- Хм … это имеет смысл, - бросил Карлайл, в его глазах плясали смешинки. – Интересно, как он выглядел, когда первый раз превратился.

Конечно же, это вызвало громкий смех Эммета, впрочем, как и всех остальных Калленов, кроме Розали и Эдварда. Он был слишком занят чтением, чтобы обращать внимание на слова Карлайла.

«Ах, поэтому», - я была удивлена, но это имело смысл. Так вот почему, в начале, только присоединившись к стае, они коротко подстриглись. - «Тогда почему ты не подстрижешь волосы? Тебе нравиться быть таким лохматым?»



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.