Сделай Сам Свою Работу на 5

Джейкоб был близко, он слышал каждое наше слово, и теперь он страдал.

Вой превратился во всхлипывающие рыдания и все снова стихло.

Я не слышала, но почувствовала, как он тихо сбежал. Почувствовала его отсутствие. Когда он был рядом, я не придала этому значения, а теперь ясно ощутила ту пустоту после его ухода.

Глаза Эдварда сузились. Ему не понравились слова Беллы.

«У твоего обогревателя вышло терпение», - тихо объяснил Эдвард. - «Перемирие закончилось», - добавил он так тихо, что я не была уверена, сказал ли он это вообще.

Эсми покачала головой и с грустью посмотрела на Эдварда, но ничего не произнесла.

- Не уверена, что это был умный ход, - сказала Элис. Ей совершенно не понравилось, как Белла отреагировала на вой Джейка. – Уверена, этот поступок будет иметь очень много негативных последствий для тебя.

- Да уж, - сник Эдвард, поскольку пришел к тому же выводу.

«Джейкоб подслушивал», - прошептала я. Это не был вопрос.

«Да».

«Ты знал».

«Да».

Уставившись в никуда, я ничего не замечала вокруг.

«Я никогда не обещал драться честно», - тихо напомнил он мне. - «И он заслуживает знать правду».

- Но не так, Эдвард, - подумала Элис. – Неужели ты до сих пор не понял, как его боль влияет на Беллу?

Я обхватила голову руками.

«Ты злишься на меня?» - спросил он.

«Не на тебя», - прошептала я. - «Я ужасаю сама себя».

- Почему? - спросил Эммет, закатывая глаза.

«Не мучай себя», - взмолился он.

«Да», - горько согласилась я. - «Надо сберечь сил и помучить Джейкоба еще немножко. Чтобы совсем его замучить».

«Он знал, что делал».

«Думаешь, это важно?» - я глотала слезы, их легко было услышать в моем голосе. - «Думаешь, мне важно, что там честно или не честно, и был ли он предупрежден об этом? Я делаю ему больно. Каждый раз, когда поворачиваюсь к нему, я делаю больно снова».

- Вот из-за этого вам и стоит прекратить видеться, - вздохнула Элис.

- И как она должна это сделать, когда глупый случай сталкивает их снова и снова? – прошипела Розали.

Мой голос становился громче, истеричнее: - «Я настоящее чудовище».

Эдвард тесно сжал меня в объятиях: - «Нет, это не правда».



«Так и есть! Что со мной такое?» - я боролась с его руками, и он отпустил меня. - «Я должна идти и найти его».

- Нет … - простонал Эдвард.

«Белла, он уже успел убежать на много километров вперед, и там холодно».

«Наплевать. Я не могу просто сидеть здесь», - сбросив куртку Джейкоба, обув ботинки, я быстро рванулась к двери, мои ноги, оказывается, занемели.

«Мне нужно... мне нужно...» - я не знала, как закончить предложение, не знала, что делать, но все равно раскрыла молнию палатки и вылезла в яркое холодное утро.

Снега было меньше, чем я ожидала после яростной бури прошлой ночью. Наверно снег просто сдуло, а не растопило солнцем, которое низко светило с юго-востока, солнечный свет отражался от снега и слепил мне с непривычки глаза. Воздух был морозным, но вокруг была мертвая тишина, и потихоньку все согревалось поднимающимся все выше солнцем.

Сэт Клируотер свернулся на сухом пространстве, усыпанном опавшей хвоей, в тени чахлых елей, голова положена на лапы. Его песочная шерсть была почти незаметна на высохшей хвое, но я заметила яркий отблеск снега в его открытых глазах. Он внимательно и, как мне показалось, с осуждением смотрел на меня.

- Не могу знать, - попытался пошутить Эммет, но остальные Калены с нетерпением ожидали, что же будет дальше … зная, что ничего хорошего там не будет …

Я знала, что Эдвард шел за мной, пока я ковыляла к деревьям. Я не слышала его, но его кожа на солнце отбрасывала танцующие радужные блики впереди меня. Он не пытался остановить меня, пока я не углубилась на пару шагов в лес.

- Надеялся, что она сама остановится, - подумала Элис и увидела, что Эдвард был согласен с ней, хотя он ни единым жестом не выдал этого.

Его рука схватила мое левое запястье. Он не обратил внимания на мои попытки вырваться.

«Ты не можешь идти за ним. Не сегодня. Скоро все начнется. Неважно, что ты думаешь, но, если ты потеряешься, это никому не поможет».

Я чуть не вывернула запястье, бессмысленно пытаясь вырваться.

«Прости, Белла», - прошептал он. - «Я сожалею, что так поступил».

«Ты ничего не делал. Это моя вина. Я сделала это. Я все сделала неправильно. Я должна была... Когда он... Нужно было...» - зарыдала я.

Эдвард мрачнел все больше с каждым произнесенным словом, впрочем, как и все Каллены.

«Белла, Белла».

Он обнял меня, и мои слезы впитывались в его рубашку.

«Мне нужно было... сказать ему... я должна была... сказать...» - мысли проносились у меня в голове. Но что могло все исправить?

- Ничего, - вздохнула Элис.

- Но от этого ей станет лучше, - прошептала Эсми, пытаясь встретиться взглядом с Эдвардом, но у нее не получилось. Он выглядел таким подавленным, что она действительно начала переживать за то, что же случится дальше.

«Он не должен был узнать все вот так».

«Хочешь, я попытаюсь вернуть его, чтобы вы поговорили? Еще есть немного времени», - бормотал Эдвард, подавленные страдания звучали в его голосе.

Я кивнула, уткнувшись в его грудь, мне было страшно смотреть ему в глаза.

«Оставайся у палатки, я скоро вернусь»

Его объятья исчезли. Он так быстро ушел, что буквально через секунду оглянувшись, я не увидела его. Я осталась в одиночестве.

Я снова всхлипнула. Сегодня я всем делаю больно. Было ли что-нибудь, что не портилось от моего прикосновения?

Я не знала, почему именно сейчас мне было от этого так больно. Я ведь все время это знала. Но Джейкоб никогда не реагировал настолько сильно, теперь он скинул всю свою самоуверенность и показал настоящую боль. Звук его агонии продолжал звучать в моей голове, болью отдаваясь в груди. И еще одна боль рядом. Боль за то, что сочувствую страданиям Джейкоба. Боль за мучения Эдварда. За то, что я не смогла спокойно смотреть, как уходит Джейкоб, ведь я знала, что это правильно, и так надо.

- Ей действительно надо позволить Джейкобу уйти, - сказала Розали.

- Легче сказать, чем сделать, - ответила Элис, пытаясь не думать, почему Белле так трудно отпустить его, но, кажется, и все остальные Каллены думали о том же. Насколько сильно Белла на самом деле беспокоится о щенке?

Казалось, Эдвард превратился в статую, боль поглотила его.

Я – эгоистка, я приношу людям боль, я мучаю тех, кого люблю.

Я как Кэти в «Грозовом перевале», только у меня выбор лучше, чем был у нее. Мне не приходится выбирать между злом или слабостью. И вот я стою здесь и оплакиваю то, что натворила, и не делаю ничего, чтобы все изменить. Точнотак, как делала Кэти.

- Как же это похоже, - не смогла остановиться Элис, от ее мыслей боль Эдварда только усилилась. – Должно быть, уже слишком поздно.

Я не могла дальше позволять своей боли влиять на мои решения. Это было слишком мало, слишком поздно, но я должна была поступить правильно. Может, это уже было сделано за меня. Может Эдвард не сможет уговорить его придти назад. И тогда я приму все как случившийся факт и заживу своей жизнью дальше. Эдвард больше никогда не увидит ни слезинки, пролитой из-за Джейкоба Блэка.

А что, если Эдвард сможет вернуть Джейкоба, тогда мне придется все сказать ему. Сказать, чтобы он ушел и больше никогда не приходил.

- Тогда почему ты так сильно желаешь, чтобы он вернулся? – удивленно спросил Эммет. – Это же бессмысленно?!

- Ей нужно еще время, чтобы позволить ему уйти, - вздохнула Эсми. Когда Белла наконец-то все решит, никому не будет так больно, как сейчас.

В чем же была разница? Почему мне так трудно прощаться с ним? Сказать «прощай» моим друзьям, Анжеле и Майку было просто, почему же тут мне так больно? Это неправильно. Это не должно ранить меня. Я получила то, что хотела. Я не могу иметь их обоих, потому что Джейкоб не может быть просто другом. Надо было попрощаться с этой мыслью. Насколько жадным может быть человек?

Эсми посмотрела на Эдварда с надеждой. Ей совершенно не нравилось выражение его лица, и даже когда Белла думала о том, что ей навсегда придется попрощаться с Джейкобом, ничего не поменялось на лице Эдварда.

Мне нужно было забыть это бессмысленное чувство, будто Джейкоб часть моей жизни. Он не может быть рядом со мной, не может быть моим Джейкобом, потому что я принадлежу другому.

Волоча ноги, я вернулась на маленькую полянку перед палаткой. Моргая от резкого света, я мельком взглянула на Сэта - он не двигался со своей «кровати» из хвои - и отвела глаза, не в силах встретиться с ним взглядом.

Мои волосы растрепались и торчали в разные стороны неаккуратными прядями, я была похожа на Медузу Горгону со змеями на голове. Я попыталась руками пригладить волосы, толку от этого не было никакого. Кому какое дело, как я выгляжу?

Я схватила фляжку, висящую рядом с входом в палатку, и встряхнула ее, внутри что-то плескалось. Я открыла колпачок и глотнула, чтобы смочить горло ледяной водой. Где-то должна была быть еда, но я не слишком сильно хотела есть, и поэтому не стала ничего искать. Начала мерить полянку шагами, чувствуя на себе взгляд Сэта. Я не смотрела на него, и в моем представлении он был мальчиком, а не гигантским волком. Он был так похож на юного Джейкоба.

Я хотела попросить Сэта дать мне знак (пролаять или еще как-нибудь), идет ли Джейкоб, но не стала. Неважно, вернется Джейкоб или нет. Наверно, лучше будет, если не вернется. Хотела бы я иметь возможность позвонить Эдварду.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.