Сделай Сам Свою Работу на 5

Гарри почувствовал острый укол вины.

 

Лили строго посмотрела на книгу.

 

– Да, ты действительно виноват. Ты обещал помочь ему с делом.

 

Он совершенно забыл, что суд над Клювокрылом уже так скоро, и судя по беспокойству на лице Рона, тот тоже забыл. Они забыли и о своем обещании помочь с подготовкой защиты Клювокрыла, появление «Молнии» отодвинуло все остальное на задний план.

 

– Вот видите, что квиддич делает с вами, мужчинами, – сказала Лили, хмуро смотря на мужа и Сириуса.

 

– Эй, вот не надо только, а? – начал Сириус. – Друзья всегда были для меня важнее квиддича. Особенно Ремус!

 

Джеймс кивнул.

 

– Лили, признай, ведь вы все всегда были важнее для меня, чем квиддич.

 

Лили поискала взглядом поддержки у Ремуса, но тот тоже кивал вместе с анимагами.

 

– Я знаю, в это трудно поверить, но так оно и есть, Лили. По крайней мере, в большинстве случаев.

 

Сириус ухмыльнулся любовнику и легко поцеловал его в губы.

 

Вздохнув, Лили окинула довольного оборотня раздосадованным взглядом и продолжила читать.

 

Хагрид налил…

 

– На самом деле, – задумчиво перебил Сириус, – по-моему, на седьмом курсе я провел с Ремусом больше времени, чем с квиддичной командой.

 

Джеймс громко закашлялся, отлично зная, как эти двое «проводили время». Его жена, впрочем, решила проигнорировать посторонние разговоры.

 

…им чаю и предложил тарелку батских булочек, но они слишком хорошо его знали, чтобы принять предложение: стряпней Хагрида они были сыты по горло.

 

– Молодцы, ребята. Я чуть три зуба не сломал, когда в последний раз попытался поесть Хагридовой выпечки, – пробормотал Ремус.

 

– Его хлебом лучше всего драться, как дубиной, но ни в коем случае не есть, – проворчал Джеймс.

 

– Я хочу кой-чего с вами обсудить, – сказал Хагрид, садясь между ними с необычным для себя серьезным видом.

– И что же? – спросил Гарри.

– Гермиону, – сказал Хагрид.

– А что Гермиона? – спросил Рон.

– Плохо ей совсем, вот что. С Рождества часто навещает меня. Одиноко ей. Сначала вы с ней не разговаривали из-за «Молнии», теперь не разговариваете из-за того, что ее кот…



– …съел Струпика! – разгневанно перебил Рон.

– Из-за того, что ее кот п’ступил, как любой другой кот, – упрямо продолжил Хагрид. – Нескольк’ раз плакала, знаете ли. Трудно ей счас приходится. Ухватила кусок больше, чем может прожевать, вот что я скажу обо всем, что она пытается делать. Но все равно успела и помочь мне с делом Клювокрыла… Нашла для меня отличные вещи… думаю, у него теперь хорошие шансы…

 

– Бедная Гермиона, – перебила себя Лили. – Ребятам надо оставить ее в покое.

 

– Да, – добавил Ремус, – к тому же она сейчас особенно нуждается в друзьях, потому что очень много работает.

 

– Хагрид… мы тоже должны были помочь… извини… – неловко начал Гарри.

– Я вас не виню! – Хагрид лишь отмахнулся от извинений Гарри. – Тебе-то тоже несладко пришлось, я видел, как ты день и ночь проводишь на квиддичных тренировках… но, хочу сказать, я думал, что вы двое цените друзей больше, чем метлы и крыс. Вот и все.

 

– Спасибо, что вбил в голову моего сына хоть немного здравого смысла, – улыбнулась Лили, радуясь, что хотя бы Хагрид (и Лунатик) могли помочь или дать совет ее мальчику.

 

Гарри и Рон невесело переглянулись.

– Очень расстроилась, когда Блэк чуть тебя не зарезал, Рон. У Гермионы-то сердце как раз там, где надо, а вы двое с ней не разговариваете…

– Если она избавится от этого кота, я сразу начну с ней разговаривать! – разозлился Рон. – Но она все равно за него заступается! Он маньяк какой-то, а она и слышать об этом ничего не желает!

– А, ну, люди бывают д’вольно глупыми, когда дело касается их питомцев, – с мудрым видом сказал Хагрид.

 

– Да-да, как раз про тебя и твоего гиппогрифа, Хагрид, – Ремус закатил глаза.

 

Лежавший позади Клювокрыл выплюнул на одеяло Хагрида несколько костей.

 

– Фу-у-у, – простонала Лили. – Это ужасно.

 

Остаток вечера они посвятили обсуждению шансов Гриффиндора на победу в квиддичном кубке. В девять часов Хагрид отвел их обратно к замку.

Когда они вернулись в гостиную, вокруг доски объявлений толпилась большая группа студентов.

– Хогсмид на следующих выходных! – сказал Рон, глянув поверх голов на новое объявление. – Что думаешь? – тихо шепнул он Гарри, когда они сели.

 

– Тебе не стоит туда ходить, Гарри, – перебил Ремус. – Что если тебя на этот раз увидят?

 

– Его не увидят, – уверенно сказал Сириус, отмахиваясь от Ремуса. – У него же есть мантия-невидимка, помнишь?

 

– Ну, Филч ничего не сделал с проходом в «Сладкое королевство»… – еще тише ответил Гарри.

– Гарри! – сказал ему кто-то прямо в правое ухо. Гарри вздрогнул и повернулся к Гермионе, которая сидела за столом прямо позади них и рылась в огромной стопке книг.

– А это кого тебе напоминает? – спросил Джеймс, подмигнув и ухмыльнувшись Ремусу.

 

– Эй! У меня до такого ни разу не доходило!

 

Сириус, с его обостренным собственническим чувством, заметил лишь «похотливый» взгляд и «игривую» ухмылку Джеймса и тут же превратился в «доблестного защитника любимого».

 

– Что это ты флиртуешь с Ремусом, а, Поттер? – притворно строго посмотрел Сириус на Джеймса.

 

Тот оказался застигнут врасплох.

 

– Я? Я не флиртую…

 

– Флиртуешь! Я видел, как ты ему подмигнул! И не думай, что тебе это сойдет с рук! Он мой. Отвали.

 

Сириус обхватил лишившегося дара речи оборотня и усадил его к себе на колени.

 

– Сириус, любимый, успокойся. Джеймс со мной не флиртовал, уверяю тебя, – сказал Ремус, слегка кривя губы.

 

– Нет, флиртовал! Он…

 

Джеймс перебил разъяренного Блэка.

 

– Ты подумай, я ведь не стану флиртовать с Ремусом, когда рядом сидит моя жена!

 

Это, однако, Сириуса не убедило – напротив, вышло нечто противоположное.

 

– Что?! То есть ты флиртуешь с ним, только когда вы остаетесь наедине! О черт… вы ведь столько раз оставались наедине в Хогвартсе… вы могли делать что угодно

 

– Сириус! – рявкнула Лили. – Заткнись и не мешай мне читать!

 

Сириус тут же спрятал лицо на плече Ремуса.

 

– Да, мэм.

 

– Гарри, если ты снова пойдешь в Хогсмид… я расскажу профессору Макгонагалл об этой карте! – сказала Гермиона.

– Гарри, тут кто-то что-то сказал? – прорычал Рон, даже не смотря на Гермиону.

 

– Какое ребячество… – фыркнула Лили.

 

Совсем по-детски, – согласился Сириус, по-прежнему не сводя глаз с Ремуса.

 

– Бродяга, не мог бы ты… – начал Джеймс.

 

– Лунатик, тут кто-то что-то сказал? – перебил его Сириус, так и не повернув головы.

 

– Рон, как ты можешь позволять ему идти с тобой? После того, что с тобой чуть не сделал Сириус Блэк! Я серьезно, я расскажу…

– Теперь ты еще хочешь, чтобы Гарри исключили из школы! – вскипел Рон. – Ты и так уже в этом году наломала дров!

Гермиона открыла рот, чтобы ответить, но тут с тихим шипением к ней на руки запрыгнул Косолапсус. Гермиона испуганно посмотрела на взбешенное лицо Рона, подхватила Косолапсуса и убежала в спальню для девочек.

– Ну так что? – спросил Рон, словно никакой перебранки не было. – Ладно тебе, мы в прошлый раз ничего толком и не увидели. Ты еще даже в магазине Зонко не был!

 

– О ужас! – театрально вскинул руки Джеймс, заработав сдержанную улыбку супруги. Лили все же нравились ужимки Джеймса. Отругала она его только для виду.

 

Когда Лили собиралась продолжить чтение, послышался громкий детский крик.

 

– Гарри проснулся, – сказал Сириус.

 

– Спасибо тебе, капитан Очевидность, – Лили закатила глаза, затем встала и вышла из комнаты.

 

– Эй, Ремус! – громко шепнул Джеймс и с трудом подавил смех, когда увидел, как Сириус сразу подозрительно повернул голову в их сторону.

 

– Да, Джеймс? – шепотом ответил Ремус, точно зная, что собирается сделать Джеймс.

 

– Пойдем перепихнемся в моей спальне?

 

– НЕ-Е-Е-Е-ЕТ!

 

– Сириус, замолчи! Гарри сейчас оглохнет! – В комнату вошла Лили и сразу попыталась прикрыть уши Гарри.

 

Когда все снова расселись (Гарри посадили на колени Джеймсу), Лили продолжила читать.

 

Гарри огляделся, чтобы проверить, далеко ли ушла Гермиона.

– Хорошо, – сказал он. – Но на этот раз я возьму мантию-невидимку.

В субботу утром Гарри положил в сумку мантию-невидимку, засунул в карман Карту Мародеров и вместе со всеми спустился на завтрак. Гермиона подозрительно разглядывала их с противоположной стороны стола, но он избегал ее взгляда, а после завтрака сначала удостоверился, что она увидела, как он поднялся по мраморной лестнице Главного холла, пока все остальные шли наружу.

– Пока! – крикнул Гарри Рону. – Увидимся, когда вернешься!

Рон ухмыльнулся и подмигнул ему.

 

– Изящно.

 

Очень.

 

Гарри побежал на четвертый этаж, вытаскивая на ходу из кармана Карту Мародеров. Спрятавшись за одноглазой ведьмой, он разгладил пергамент. В его сторону двигалась маленькая точка. Гарри пригляделся к ней и увидел миниатюрную надпись «Невилл Лонгботтом».

Гарри быстро вытащил волшебную палочку, пробормотал «Dissendium!» и сунул сумку за статую, но еще до того, как он успел забраться туда сам, из-за угла вышел Невилл.

– Гарри! Я совсем забыл, что ты тоже не идешь в Хогсмид!

– Привет, Невилл, – сказал Гарри, быстро отходя от статуи и засовывая карту в карман. – Чего тебе?

– Да ничего, – пожал плечами Невилл. – Хочешь сыграть партию в подрывного дурака?

– Э-э-э… не сейчас… я собирался пойти в библиотеку и написать доклад о вампирах для Люпина…

 

Сириус с отвращением пробормотал:

 

– Что, правда, Лунатик? Доклады? Фу…

 

– Я пытаюсь учить ребят, любимый, – с сарказмом ответил Ремус. Сириус, впрочем, после этих слов смягчился.

 

– Челом бью, прощенья твоего испрашивая, Лунатик!

 

– Плохо у тебя со старинными языками.

 

– Но тебе же понравилось!

 

– Я пойду с тобой! – просиял Невилл. – Я тоже его еще не сделал!

– Э-э-э… подожди… а, совсем забыл, я дописал его вчера ночью!

 

– О Мерлин, этим ребятам стоит научиться нормально врать, – закатил глаза Джеймс.

 

Нет, Джеймс Поттер, – строго ответила Лили.

 

– Отлично, тогда ты сможешь мне помочь! – сказал Невилл, его круглое лицо выглядело тревожным. – Я не понимаю, что там с чесноком… им есть его надо, или…



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.