Сделай Сам Свою Работу на 5

В кабинете, маленькой комнатке с большим, уютным камином, профессор Макгонагалл жестом показала Гарри и Гермионе сесть.

Она устроилась за столом и внезапно сказала:

– Профессор Люпин отправил сову с сообщением, что вы почувствовали недомогание в поезде, Поттер.

 

– Слава Богу, по крайней мере, у него нет никаких проблем. Они там и десяти минут еще не пробыли, – добавила Лили, – о, и это очень ответственно с твоей стороны, Ремус.

 

Ремус покраснел.

 

Гарри не успел ответить, как в комнату влетела мадам Помфри. Гарри почувствовал, как заливается краской. Мало того, что он упал в обморок (или чего там еще случилось), так еще теперь из-за этого над ним все трясутся.

– Я в порядке, – сказал он. – Мне ничего не нужно…

– О, это ты? – спросила мадам Помфри, пропустив мимо ушей его слова и нагнувшись, чтобы получше его рассмотреть. – Опять занимался чем-нибудь опасным?

– Это был дементор, Поппи, – сказала профессор Макгонагалл.

Они мрачно переглянулись, мадам Помфри недовольно кашлянула.

– Поставили дементоров вокруг школы, – проворчала она, ощупывая лоб Гарри. – Он будет не единственным, кто упадет в обморок. Да, он весь потный. Они просто ужасны, и особенно плохо от них тем, кто и так уже слабенький…

– Слабенький? Мой сын не слабенький! – с негодованием воскликнул Джеймс, глядя на мальчика на руках Лили.

 

– Я не слабенький! – раздраженно ответил Гарри.

– Конечно, нет, – рассеянно ответила мадам Помфри, меряя ему пульс.

– Что ему требуется? – твердо спросила профессор Макгонагалл. – Постельный режим? Может быть, стоит переночевать в больничном крыле?

– Что?! Нет, он в порядке! Лунатик сделал все правильно, – сказал Сириус.

 

– Я в порядке! – сказал Гарри, резко поднявшись. Сама мысль о том, что скажет Драко Малфой, если он попадет в больничное крыло, причиняла боль.

– Ну, по меньшей мере, ему надо съесть немного шоколада, – сказала мадам Помфри, пытаясь заглянуть в глаза Гарри.

– Я уже поел шоколада, – сказал Гарри. – Профессор Люпин дал мне немного. Он дал нам всем по кусочку.

– Правда? – с одобрением спросила мадам Помфри. – У нас наконец-то появился учитель защиты от темных искусств, который хоть что-то в ней понимает?



 

Ремус посмотрел на остальных, затем снова покраснел, увидев гордость на их лицах.

 

– Ага. Лунатик знает все, – ухмыльнулся Ремусу Джеймс.

 

– Вы уверены, что хорошо себя чувствуете, Поттер? – резким тоном спросила профессор Макгонагалл.

Да, – ответил Гарри.

– Хорошо. Пожалуйста, подождите за дверью, пока мы с мисс Грейнджер быстро обсудим ее расписание, а затем вместе пойдем на пир.

Гарри вышел в коридор вместе с мадам Помфри, которая направилась к больничному крылу, бурча что-то под нос.

Ждать пришлось всего несколько минут, потом из кабинета вышла Гермиона, чем-то очень обрадованная, за ней – профессор Макгонагалл, и все трое спустились по мраморной лестнице в Большой зал.

Там уже было целое море черных шляп. Вдоль факультетских столов сидели студенты, их лица освещали тысячи свечей, парящих в воздухе над столами.

Профессор Флитвик, низенький волшебник с копной седых волос, уносил из зала древнюю шляпу и трехногий табурет.

– О, – тихо сказала Гермиона, – мы пропустили Распределение.

Новых студентов распределяли по факультетам, надевая на них Распределяющую Шляпу, которая громко выкрикивала факультет, лучше всего им подходящий (Гриффиндор, Равенкло, Хаффлпафф или Слизерин).

Профессор Макгонагалл широкими шагами прошла к своему месту за учительским столом, Гарри и Гермиона направились, стараясь идти как можно тише, к столу Гриффиндора. Люди оборачивались на них, пока они шли по дальней части зала, несколько человек показало на Гарри.

История о том, как он упал в обморок перед дементором, разошлась так быстро?

 

– Ну, вы знаете Хогвартс, – сказал Джеймс. – Никакая тайна долго таковой не остается…

 

Они с Гермионой сели по сторонам от Рона, занявшего им места.

– Что все это значило? – спросил он у Гарри.

Гарри начал шепотом объяснять, но в этот момент поднялся и заговорил директор, и он замолчал.

Профессор Дамблдор, несмотря на то, что был уже очень стар, казался весьма энергичным. У него были седые волосы и борода длиной в несколько футов, очки-полумесяцы и очень кривой нос. Часто его называли величайшим волшебником своего времени, но Гарри уважал его не поэтому. Невозможно было не доверять Альбусу Дамблдору, и, наблюдая, как он улыбается студентам, Гарри впервые с визита дементора в купе почувствовал себя спокойно.

 

Джеймс и Лили улыбнулись, радуясь, что их сыну наконец удалось расслабиться.

 

– Добро пожаловать! – сказал Дамблдор, его бороду ярко освещали свечи. – Добро пожаловать на очередной курс Хогвартса! У меня есть несколько вещей, о которых хотелось бы вам сообщить, и, поскольку одна из них очень серьезна, думаю, лучше рассказать о ней до того, как вы начнете наслаждаться нашим прекрасным пиром…

Дамблдор прокашлялся и продолжил:

– Как вы все уже знаете после обыска «Хогвартс-Экспресса», наша школа сейчас принимает у себя нескольких дементоров Азкабана, которые находятся здесь по делам Министерства магии.

Он сделал паузу, и Гарри вспомнил слова мистера Уизли: Дамблдор недоволен тем, что дементоров отправили охранять школу.

– Они расположились у каждого входа на территорию, – продолжил Дамблдор, – и я скажу вам одну простую вещь: пока они среди нас, никто не должен покидать школу без разрешения. Дементоров не обмануть трюками или маскировкой… или даже мантиями-невидимками, – мягко добавил он. Гарри и Рон переглянулись.

 

– Черт возьми, – простонал Сириус. – Никаких тайных прогулок и шалостей, выходит…

 

Джеймса, впрочем, интересовал другой вопрос.

 

– Откуда профессор Дамблдор знает о моей мантии-невидимке?

 

На этот вопрос никто ответить не смог, так что Ремус продолжил читать.

 

– Не в природе дементоров прислушиваться к мольбам и отговоркам. Таким образом, я предупреждаю вас: не давайте им повода причинить вам вред. Я хочу, чтобы наши старосты, а также новоиспеченные школьные старосты сделали все, чтобы ни один студент не пострадал от дементоров.

Перси, сидевший неподалеку от Гарри, снова выпятил грудь и с внушительным видом осмотрелся вокруг.

Дамблдор снова сделал паузу, затем с очень серьезным лицом оглядел зал. Никто не двинулся и не издал ни звука.

– Перейдем к более радостным новостям, – продолжил он. – В этом году я с удовольствием принимаю в наши ряды двух новых учителей. Первый из них – профессор Люпин…

 

– Давай, Лунатик! – проскандировали Джеймс и Сириус.

 

– …любезно согласившийся занять должность преподавателя защиты от темных искусств.

Раздались жиденькие, довольно неслаженные аплодисменты.

 

– Что? Они должны быть благодарны. Лунатик будет лучшим учителем в мире, – запротестовал Сириус.

 

Ремус лишь бросил на любовника веселый взгляд.

 

Громко хлопали в ладоши лишь те, кто был с профессором Люпином в купе, в том числе Гарри.

Профессор Люпин выглядел особенно потрепанным рядом с остальными учителями, одетыми в лучшие мантии.

– Посмотри на Снейпа! – прошипел Рон в ухо Гарри.

Профессор Снейп, мастер зелий, смотрел вдоль стола на профессора Люпина. Все отлично знали, что Снейп хотел преподавать защиту от темных искусств, но даже Гарри, очень Снейпа не любивший, удивился гримасе, исказившей его тонкое, землистое лицо. Это была не просто злость, а настоящая ненависть.

 

– Ой, – пробормотал Джеймс. – У них будут не слишком хорошие отношения…

 

– Да, бедняга Лунатик, ему придется провести целый учебный год с сопливым уродцем.

 

– Ребята, ну успокойтесь же вы наконец. Если узнать его поближе, он не такой уж и плохой, – сказала им Лили.

 

– Судя по тому, что говорит нам книга, он сделает все, чтобы превратить жизнь Ремуса в Хогвартсе в настоящий ад.

 

Гарри очень хорошо было знакомо это выражение лица: именно так Снейп всегда смотрел на самого Гарри.

– Теперь насчет второго нового назначения, – продолжил Дамблдор, когда стихли равнодушные аплодисменты профессору Люпину. – Я вынужден с прискорбием сообщить вам, что профессор Кеттлберн, наш преподаватель по уходу за магическими существами, ушел на пенсию в конце прошлого учебного года, чтобы насладиться мирной жизнью с оставшимися конечностями. Однако я очень рад сказать, что его место займет не кто иной, как Рубеус Хагрид, согласившийся совмещать эту должность со своими обязанностями лесника.

 

– Это здорово! Хагрид будет рад, – улыбнулась Лили, тепло вспоминая веселого лесника.

 

Гарри, Рон и Гермиона пораженно переглянулись. Затем присоединились к аплодисментам, особенно бурным за гриффиндорским столом. Гарри наклонился вперед, чтобы разглядеть Хагрида, который, густо покраснев, рассматривал свои огромные руки, пряча широкую улыбку в спутанной бороде.

– Мы должны были догадаться! – воскликнул Рон, ударив кулаком по столу. – Кто еще мог прислать нам кусачую книгу?



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.