Сделай Сам Свою Работу на 5

Гарри никогда не встречал вампиров, но видел их изображения на уроках защиты от темных искусств, и Блэк, с белой как воск кожей, был похож на одно из них.

 

– Твой паренек только что сравнил меня с вампиром? – у Сириуса отвисла челюсть. – Это, наверное, потому, что мне не давали обжиматься с Лунатиком, – натянуто пошутил он, пытаясь разрядить напряженную атмосферу.

 

Похоже, ему это удалось. Лили закатила глаза и ответила:

 

– Да, потому что мы все знаем, что именно благодаря Ремусу ты такой ухоженный.

 

– Шо, жутко, ага? – спросил Стэн, наблюдавший, как читает Гарри.

– Он убил тринадцать человек, – проговорил Гарри, возвращая страницу Стэну, – одним заклятием?

– Да, – сказал Стэн. – При свидетелях, все такое. Средь бела дня. Большие проблемы вышли, да, Эрн?

– Ах-ха, – мрачно ответил Эрни.

Стэн развернулся в кресле, опираясь руками на спинку, чтобы было удобнее беседовать с Гарри.

– Блэк был ба-а-альшим сторонником Сам-Знашь-Кого, – сказал он.

– Что. Он. Только. Что. Сказал?! – прошипел Сириус, пытаясь прожечь взглядом несчастную книгу. – Я БЫ НИКОГДА…

 

– Сириус, мы все знаем, что ты никогда не присоединишься к Волдеморту, – твердо уверил его Джеймс. – Скорее ад льдом покроется, чем ты даже подумаешь о таком!

 

Но Сириус от этого не успокоился, а еще больше запаниковал.

 

– А что если я так и сделал?! Вдруг он пригрозил убить Лунатика, или тебя, или Гарри, если я не перейду на его сторону? Что если я кончу так же, как моя остальная гребаная семейка?

 

– Бродяга, – тихо проговорил Ремус. Сириус замолчал. – Продолжай читать, любимый. Мы все знаем, что ты не присоединишься к Пожирателям Смерти, хорошо?

 

– Что, Волдеморта? – не подумав, выпалил Гарри.

У Стэна побледнели даже прыщи, а Эрн так резко дернул руль, что с пути автобуса вынужден был отскочить целый крестьянский дом.

– Ты с дуба рухнул?! – заорал Стэн. – Ты че его имя сказал?

– Извини, – быстро сказал Гарри. – Извини… я забыл…

– Забыл он! – слабым голосом ответил Стэн. – Блин, сердце-то как бухает…

– Так… так Блэк был сторонником Сам-Знаешь-Кого? – словно извиняясь, спросил Гарри.

– Нет, – хором ответили Ремус и Джеймс.



 

– Да, – сказал Стэн, все еще потирая грудь. – Грят, был очень близок к Сам-Знашь-Кому…

Это совершеннейшая чепуха, – твердо сказала Лили.

 

…ну да ладно, када малыш Гарри Поттер прихлопнул Сам-Знашь-Кого… – Гарри нервным движением снова пригладил челку, – всех сторонников Сам-Знашь-Кого выследили, правда, Эрн? Почти все поняли, что без Сам-Знашь-Кого им капец, и сразу сдались. Но не Сириус Блэк. Я слышал, он надеялся, че када Сам-Знашь-Хто захватит власть, он станет его замом.

Вощем, они загнали Блэка в угол на улице, полной магглов, Блэк вытащил палочку и расфигачил пол-улицы, под раздачу попал волшебник и дюжина магглов. Ужасно, а? А знашь, че потом сделал Блэк? – драматичным шепотом продолжил Стэн.

– Что? – спросил Гарри.

Засмеялся. Просто встал и засмеялся.

 

Брови Джеймса, казалось, вот-вот достанут до волос, Лили тоже встревожилась.

 

– Ты засмеялся?

 

Сириус сглотнул и нервно продолжил читать.

 

– А када прибыло подкрепление из Министерства магии, он ваще не сопротивлялся, тока хохотал так, шо башка чуть не отвалилась. Патамушт он сбрендил, да, Эрн? Он же сбрендил?

– Если он не сбрендил, когда его отправляли в Азкабан, то сейчас уж точно с катушек слетел, – медленно проговорил Эрн. – Я лучше себя в куски разорву, чем попаду туда. Правда, ему там самое место… после того, что он сделал…

– Ну и работенку пришлось провернуть, шоб все это скрыть, а, Эрн? – сказал Стэн. – Всю улицу разворотило, куча магглов полегла. Эрн, че там произошло, они сказали?

– Взрыв газа, – проворчал Эрни.

– А ща он сбежал, – сказал Стэн, снова изучая мрачное лицо Блэка. – Никто до этого не сбегал из Азкабана, правда, Эрн? Ваще не понимаю, как он это сделал. Жутко, а? Я б и кната ломаного не поставил на него против стражников Азкабана, а, Эрн?

Эрни внезапно поежился.

– Давай о чем-нибудь другом, Стэн, это ж хороший парень. У меня от этих стражников Азкабана в животе бурчит.

Стэн с неохотой отложил газету, а Гарри облокотился на окно Рыцарского автобуса, чувствуя себя еще хуже, чем раньше. Он невольно представлял себе, что Стэн будет рассказывать пассажиром через несколько дней.

«Слышали про этого Гарри Поттера? Надул свою тетушку! А мы-то его тут на автобусе катали, а, Эрн? Смотаться пытался…»

Он, Гарри, нарушил законы волшебного мира, как и Сириус Блэк. Не посадят ли его в Азкабан за то, что он надул тетю Мардж?

 

Ремус закатил глаза.

 

– Мерлин, твоему сыну пора уже успокоиться по поводу этой Мардж!

 

Сириус слабо засмеялся.

 

Гарри ничего не знал о волшебной тюрьме, хотя если при нем о ней говорили, то всегда одним и тем же испуганным тоном. Хагрид, лесник Хогвартса, в прошлом году провел там целых два месяца. Гарри не скоро забудет ужас на лице Хагрида, когда тому сказали, куда его отправляют, а Хагрид был одним из самых смелых людей, кого знал Гарри.

 

– Как ты выжил, Бродяга?.. – пробормотал Джеймс; ему совершенно не хотелось, чтобы один из его лучших друзей сошел с ума в Азкабане. А где был Ремус? Что с ним случилось? Он тоже погиб?

Рыцарский автобус несся сквозь тьму, разгоняя кусты и тумбы, телефонные будки и деревья, а Гарри, чувствовавший себя совершенно ужасно, лежал на пуховой перине. Вскоре Стэн вспомнил, что Гарри заплатил за горячий шоколад, но пролил его весь на подушку Гарри, когда автобус внезапно перенесся из Энглси в Абердин.

С верхних этажей один за другим спускались волшебники и волшебницы в халатах и тапочках. Похоже, они были очень довольны, что наконец доехали.

Наконец Гарри остался единственным пассажиром.

– Так, Невилл, – сказал Стэн, хлопнув в ладоши, – куда те надо в Лондоне?

– Косой переулок, – ответил Гарри.

– Хорошо, – сказал Стэн, – тада держись крепче…

БАБАХ!

Они с грохотом неслись по Черинг-Кросс-Роуд. Гарри приподнялся и увидел, как здания и скамейки отползают с пути Рыцарского автобуса. Небо начинало светлеть. Он на пару часов затаится, потом пойдет в Гринготтс, как только банк откроется, потом уйдет… куда, пока не знает.

– Ему нужно в «Дырявый котел», – предложил Сириус. – Там он будет в безопасности.

 

Эрн ударил по тормозам, и Рыцарский автобус остановился у маленького, захудалого на вид паба под названием «Дырявый котел», за которым лежал магический вход в Косой переулок.

– Спасибо, – сказал Гарри Эрну.

Он спрыгнул со ступенек и помог Стэну спустить на тротуар свой сундук и клетку Хедвиг.

– Ну, – сказал Гарри, – до свидания!

Но Стэн не обратил внимания на его слова. Все еще стоя в дверном проеме, он таращился на скрытый в тени вход в «Дырявый котел».

Вот ты где, Гарри, – сказал чей-то голос.

Не успев развернуться, Гарри почувствовал, как кто-то положил руку ему на плечо. Стэн в это время кричал:

– Блин! Эрн, иди сюда! Иди сюда!

Гарри посмотрел на владельца руки, лежавшей у него на плече, и почувствовал, словно его окатили ведром холодной воды: он налетел прямо на Корнелиуса Фаджа, самого министра магии.

 

– Отлично. Уж с ним-то стоило встречаться в последнюю очередь, – пробормотал Джеймс, явно раздраженный невезением сына.

 

Стэн соскочил на тротуар рядом с ними.

– Как вы назвали Невилла, министр? – возбужденно спросил он.

Фадж, дородный невысокий мужчина в длинной полосатой мантии, выглядел усталым и замерзшим.

– Невилл? – переспросил он, хмурясь. – Это Гарри Поттер.

– Я знал! – радостно закричал Стэн. – Эрн! Эрн! Ты прикинь, кто такой на самом деле Невилл! Это ж Гарри Поттер! Я вижу его шрам!

– Да, – раздраженно сказал Фадж. – Я очень рад, что «Рыцарский автобус» подобрал Гарри, но сейчас нам с ним нужно зайти в «Дырявый котел»…

Фадж сильнее сдавил плечо Гарри, и тот понял, что его силой заводят в паб.

За стойкой бара стоял сутулый человек с лампой. Это был Том, морщинистый, беззубый хозяин заведения.

– Вы нашли его, министр! – сказал Том. – Чего-нибудь желаете? Пива? Бренди?

– Кружечку чая, – ответил Фадж, все еще не отпуская Гарри.

Позади послышался громкий скрип и пыхтение, и вошли Стэн и Эрн, тащившие сундук Гарри и клетку Хедвиг и возбужденно озиравшиеся вокруг.

– Почему ты нам не сказал, хто ты такой, а, Невилл? – спросил лучившийся радостью Стэн, из-за его плеча заинтересованно выглядывало совиное лицо Эрни.

 

– Почему он до сих пор зовет его Невиллом? – выпалил Ремус, с трудом подавляя хохот. Мрачная атмосфера в комнате постепенно начала рассеиваться.

 

– И приватный номер, пожалуйста, Том, – Фадж сделал заметный акцент на слове «приватный».

– Пока, – печально сказал Гарри Стэну и Эрну. Том поманил Фаджа к проходу, ведущему из бара.

– Пока, Невилл! – воскликнул Стэн.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.