Сделай Сам Свою Работу на 5

Я слишком медлительна, чтобы заметить, откуда оно появилось. Билли не обратил на это внимания и продолжил свою легенду.

«Утлапа был одним из самых сильных воинов-духов вождя Таха Аки – могущественный, но алчный человек. Он считал, что люди должны использовать магию для расширения своих земель, что они должны поработить племена Хо и Мака и создать империю».

- Жажда создания империи только заставит твое племя страдать, в конце концов, - бросил Карлайл. – Сила – это не то, что ведет к счастью … быть среди людей, которых ты любишь – вот истинное счастье, - закончил он с улыбкой, сжав руки Эсми.

«Сейчас, когда воины узнали все свои силы, они могли читать мысли друг друга. Таха Аки видел, о чём мечтает Утлапа. Ему приказали покинуть народ и никогда больше не использовать силу своего духа. Утлапа был силён, но сила воинов вождя превосходила его. Ему пришлось уйти, другого выхода у него не было. Взбешенный изгнанник затаился в лесу неподалёку, ожидая шанс отомстить вождю».

- Он на самом деле решил изгнать его только за то, что Утлапа принял неверное решение? – нахмурилась Эсми. – Неужели они не могли сделать что-то, чтобы он больше не был воином-духом?

- Не могу представить, как бы им помогло, если бы он больше не был воином-духом, - ответил Карлайл. – Думаю, Таха Аки был очень сострадающим человеком по отношению к своему народу, это видно из его попыток сохранить мир. Должно быть, ему трудно было принять решение об изгнании Утлапы из племени, и я могу понять, что у него не было другого выбора.

«Даже в мирные времена Вождь Духов был начеку и защищал свой народ. Часто он ходил в священное тайное место в горах. Он покидал своё тело и прочёсывал лес и побережье - убедиться, что угрозы нет».

«Однажды, когда Таха Аки ушёл, чтобы исполнить свой долг, Утлапа проследил за ним. Сначала он планировал просто убить вождя, но у этого плана были свои недостатки. Конечно же, воины-духи будут разыскивать его, чтобы убить, а они могут преследовать его быстрее, чем он мог бежать от них. Он спрятался в скалах и наблюдал, как вождь готовится покинуть своё тело, и тут у него созрел другой план».

- О … он собирается забрать его тело, - произнес Эммет. – Это намного интереснее. Интересно, как вождь выберется из этой передряги.



«Таха Аки покинул своё тело в тайном месте и парил вместе с ветром, охраняя свой народ. Утлапа выжидал, неуверенный, что дух вождя отлетел достаточно далеко».

«Вождь почувствовал мгновенно, когда Утлапа присоединился к нему в мире духов, тотчас он узнал и план убийства. Он помчался обратно в своё тайное место, но даже ветер не был достаточно быстр, чтобы помочь ему спастись».

«Когда он вернулся, его тела уже не было. Тело Утлапы лежало покинутое, он не оставил путей для спасения вождю, перерезав глотку своему собственному телу руками Таха Аки».

- Это немного жутковато, не так ли? – спросил Эммет. - … Убивать собственное тело.

- Но это имело смысл… даже в другом теле Таха Аки представлял огромною угрозу планам Утлапы, - ответил Джаспер.

«Таха Аки проследовал за своим телом вниз с горы. Он кричал Утлапе, но тот его игнорировал, словно вождь был всего лишь ветром».

«Таха Аки наблюдал с отчаянием, как Утлапа занял его место вождя Квилетов. Несколько недель Утлапа выжидал, желая убедиться, что все поверили, будто он Таха Аки. Потом и произошли перемены – первым его указом был запрет любому воину посещать мир духов. Он заявил, что ему было видение об опасности, но на самом деле он боялся. Он знал, что Таха Аки будет ждать возможности рассказать свою историю. Он боялся и сам входить в мир духов, зная, что тогда Таха Аки вернётся в своё тело. Таким образом, его планы по завоеванию стали неосуществимы, ему приходилось довольствоваться лишь правлением в племени. Он стал обузой – обретая привилегии, которых никогда не требовал Таха Аки, отказался работать наравне со своими воинами, взял вторую молодую жену, а потом и третью, несмотря на то, что жена Таха Аки была жива, и это было неслыханным для племени».

- Не очень тонко продумано, не так ли? – пробормотал Эммет.

«Таха Аки наблюдал за этим с бессильной яростью».

«В конце концов, Таха Аки решил убить своё тело, чтобы спасти племя от выходок Утлапы. Он призвал свирепого волка, но Утлапа спрятался за спинами своих воинов. Когда волк убил юношу, который защищал поддельного вождя, Таха Аки ужасно загоревал».

- Его можно понять, - ответил Эдвард, нахмурившись, как и Карлайл.

«Он приказал волку уйти».

«Истории говорят нам, что нелегко быть воином-духом. Освобождение от своего тела страшно, хотя и захватывающе. Поэтому они использовали свою магию только в крайнем случае. Одинокое скитание изматывало вождя и постепенно убивало его дух. Пребывание вне своего тела дезориентировало, было пугающе и неудобно. Таха Аки существовал без тела уже очень давно и терпел страшные муки. Застряв в этом ужасном небытие навечно, он чувствовал, что обречен никогда не пересечь пределов дальних земель, где ждали его предки».

- Хм, - задумчиво произнес Эдвард.

- Есть что-то похожее между нами, - пробормотал Карлайл, смотря на сына, как будто это он мог читать мысли, а не наоборот. – Но ты должен понимать, что это разные вещи.

- Да, Карлайл, сейчас я понимаю это, - ответил Эдвард, задумчиво хмуря брови. – Ты прав, я думал так до определенного момента – до той части про страшные муки, ведь мое существование не причиняет мне боль … как-то так. Я думал о небытие и о том, что за гранью нас ничего не ждет, но сейчас все по-другому. Я понял, что, когда ты находишь свою вторую половинку, наше существование меняется…

- Хм… - вздохнул Карлайл, улыбаясь на этот раз, сначала посмотрев на Эсми, а потом и на остальных членов семьи. – Хотя я еще не готов отказаться от своей теории, но это не такая уж и плохая мысль.

- Нет… не плохая, - ответил улыбкой Эдвард.

«Большой волк следовал за страдающим духом Таха Аки. Волк был огромен, даже для своего племени, и прекрасен. Таха Аки неожиданно позавидовал безмолвному животному. У него, по крайней мере, есть тело. Есть жизнь. Даже жизнь животного была бы намного лучше этого пустого, ужасного существования».

- О, - вскрикнул Карлайл, все свое внимание он сосредоточил на книге. – Вот как это произошло.

«Тогда его посетила идея, которая изменила всех нас. Он попросил великого волка поделиться с ним местом в себе. Волк подчинился. Таха Аки вошел в тело волка с облегчением и благодарностью. Это не было его тело, но находиться в нем все же лучше, чем в пустоте мира духов».

«Как одно целое, человек и волк вернулись к поселению у гавани. Люди разбегались в страхе, призывая на помощь воинов. Воины с копьями выбежали навстречу волку. Утлапа, конечно же, надежно укрылся».

- Подлый трус, - возмущался Эммет. – Убей его, волк Аки!

«Таха Аки не напал на своих воинов. Он медленно пятился от них, выразительно смотрел и пытался подвывать песню своего народа. Воины начали понимать, что волк этот не обычное животное, что на него влиял дух. Один старый воин, которого звали Ут, решил нарушить запрет вождя-самозванца и попытаться поговорить с волком».

«Как только Ут пересёк порог мира духов, Таха Аки покинул волка, покорно ждавшего его возвращения, и поговорил с воином. Ут мгновенно узнал правду, и обрадовался возвращению истинного вождя».

«В это время Утлапа пришёл посмотреть, победили ли его воины волка. Когда он увидел безжизненно лежащего на земле Ута, окруженного защищающими его воинами, он понял, что произошло. Он выхватил свой нож и бросился вперед - убить Ута прежде, чем он вернётся в своё тело».

«Предатель», - закричал он. – «Воины были в замешательстве. Вождь наложил запрет на путешествия в мир духов. Привилегией вождя было решать, как наказывать тех, кто ослушался его приказа».

«Ут вернулся обратно в своё тело, но Утлапа приставил нож к его горлу и зажал рот рукой. Тело Таха Аки было сильным, а Ут уже слаб от старости. Ут не мог произнести ни слова предупреждения, прежде чем Утлапа заставил его умолкнуть навеки».

- Придурок, - зарычал Эммет. Похоже, он оценил храбрость, которую проявил Ут.

«Таха Аки видел, как дух Ута уносился вдаль, к последнему пристанищу, месту, теперь навечно закрытому для Таха Аки. Он почувствовал великую ярость, такой силы он не чувствовал никогда раньше. Снова вернулся в тело большого волка, желая разорвать глотку Утлапе. Но как только он слился с волком, произошло великое волшебство».

«Гнев Таха Аки был гневом человека. Любовь, которую он испытывал к своему народу и ненависть к их угнетателю, была чересчур велика для тела волка, слишком человеческое это было чувство. Тело волка задрожало, и прямо на глазах изумленных воинов и Утлапы он превратился в человека».

- Очень интересно, - молвил Карлайл.

- Если все было именно так – это невероятно! – произнес Эммет.

- Думаешь, это неправда? – спросил Джаспер.

- Это невероятная история, - отметил Карлайл. – Трудно поверить, но в нашем мире происходит столько невероятных вещей – к тому же, у них долгая память. Думаю, есть большая вероятность, что это могло быть правдой. Хотел бы, чтобы и у нас была какая-то история, чтобы узнать, откуда мы пошли … как началось существование вампиров.

«Новый человек не был похож на тело Таха Аки. Он был намного величественней, был физическим воплощением духа вождя. Воины моментально его узнали, так как путешествовали раньше с духом Таха Аки».

«Утлапа попытался сбежать, но у Таха Аки в новом теле была сила волка. Он поймал вора и сокрушил его дух и тело, прежде чем он смог выскочить из украденной телесной оболочки».

«Люди возликовали, когда поняли, что произошло. Таха Аки быстро всё наладил, начал опять работать наравне со своими людьми, отправил молодых жён назад к их семьям. Единственное, что он оставил как есть, это запрет на путешествия в мир духов. Он знал, что теперь, когда все знали о возможности украсть жизнь, это было очень опасно. Воинов-духов больше не существовало».

- Но началось время оборотней, - буркнул Эммет. – Интересно, они пытались превратиться сейчас в воинов-духов!?

- Хм… - задумчиво произнес Карлайл. – Думаю, за все эти годы они потеряли знание о том, как это делается …

- Но разве ты думал не об этом? – спросил Эммет.

- Да, – нахмурился Карлайл, прежде чем выложить свою теорию, - но есть небольшое отличие. Похоже, ген волка сохраняется в их ДНК… они такими рождаются. Но воины-духи … думаю, это то, чему они учились и передавали из поколения в поколение.

- Неважно, - пожал плечами Эммет.

«С этого момента Таха Аки был больше, чем просто волк или человек. Его называли Таха Аки Великий Волк, или Таха Аки Человек Дух. Он правил племенем много-много лет, и не старился. Когда угрожала опасность, он вызывал свою волчью сущность, чтобы сражаться или напугать врагов. Люди жили в мире. Таха Аки стал отцом многих сыновей, оказалось, что некоторые из них, достигая возраста зрелости, тоже могли превращаться в волков. Это были не обычные волки, потому что они были волками-духами и отражали внутреннюю суть человека».

«Вот почему Сэм полностью чёрный», - выдохнул Квил. - «Чёрное сердце - черный мех».

Эммет фыркнул.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.