Сделай Сам Свою Работу на 5

Я закрыла глаза и прижалась к Эдварду, пряча лицо у него на груди: - «Ты не хочешь, чтобы я стала вампиром».

«Нет, не хочу», - ответил он мягко, ожидая продолжения. - «Это не вопрос», - подсказал он.

«Ну… я переживаю… почему ты не хочешь?»

«Переживаешь?» - он с удивлением произнес это слово.

- Да, переживает, идиот! – зашипела Элис. – Ты думаешь, что можешь испытывать такую ненависть к превращению Беллы в вампира, и ее не будет волновать очевидное?

- Очевидное? – спросил Эдвард.

- Ты не хочешь быть с ней навеки, Эдди, - ответил Эммет. – Даже я могу понять это. Конечно, все из-за того, что думаю, что ты смешон, но все же …

- Но это неправда, - проворчал Эдвард.

- Мы не те, кому ты должен это говорить, - заметила Эсми. – Если этот вопрос возникнет когда-то в нашей реальности, ты должен быть уверен, что Белла знает, что ты на самом деле чувствуешь, Эдвард. Скажи ей, что ты чувствуешь, и никогда не позволяй сомневаться в этом.

- Хорошо, - вздохнул Эдвард.

«Ты скажешь мне, почему? Всю правду, не боясь обидеть меня?»

Минуту он раздумывал.

«Если я отвечу на вопрос, ты объяснишь мне, почему ты его задала?»

Я кивнула, всё ещё пряча лицо.

Он сделал глубокий вдох, прежде чем ответить.

«У тебя всё могло бы быть гораздо лучше, Белла. Я знаю, что ты веришь в то, что у меня есть душа, но сам я не совсем убеждён в этом, и рисковать твоей…».

- Не совсем убежден? – улыбнулся Карлайл, а Эдвард выглядел ошеломленным. – Это означает, что ты на самом деле начинаешь думать, что это возможно.

- Я … - пробормотал Эдвард, не в силах что-то сказать, а Карлайл продолжил радоваться за него.

Он медленно покачал головой: - «Для меня позволить тебе это – позволить стать тебе той, кем являюсь я, лишь бы не потерять тебя никогда – является самым эгоистичным поступком, который я только могу себе представить. Я хочу этого больше всего на свете, для себя. Для тебя же я хочу гораздо большего. Поддаться своему эгоизму – кажется преступлением. Это будет самая эгоистичная вещь, которую я когда-либо сделаю, даже если буду жить вечно».

Элис нахмурилась. Она никогда не понимала, откуда все эти разговоры о душе и такое сильное сопротивление со стороны Эдварда, до этого момента. В конце концов, она никогда не верила в этот вопрос о душе и знала, что все будет намного лучше, когда Белла изменится.



«Если бы существовал какой-либо способ для меня стать человеком ради того, чтобы быть с тобой - неважно, какова была бы цена - я бы заплатил её».

Я сидела неподвижно, переваривая сказанное.

Эдвард думал, что ведёт себя эгоистично.

Я почувствовала, как улыбка появляется на моём лице.

«Значит… ты не боишься, что ты не будешь… любить меня так же сильно, когда я стану другой – когда я не буду мягкой и тёплой, и мой запах изменится? Ты действительно хочешь быть со мной, независимо от того, какой я стану?»

- Она шутит? – усмехнулся Эдвард. – Я буду любить ее всегда, и не имеет значения, кем она будет.

- И сомневаюсь, что действительно скучал бы по всем этим вещам, - фыркнул Эммет, - особенно по запаху.

- Серьезно, Эдвард, твое горло должно быть постоянно в огне, когда ты все время рядом с Беллой, - заметил Джаспер. – В конце концов, это будет таким облегчением не бороться со своей сущностью и просто наслаждаться близостью Беллы.

- Это верно, - согласился Эдвард, - но уверен, что будет очень много вещей, по которым я буду скучать. Я больше никогда не услышу, как она разговаривает во сне … и я буду скучать по ее карим глазам, в которые мог смотреть вечность …

- Ты просто найдешь новые вещи, которые будешь любить в Белле-вампире, - улыбнулась ему Элис.

Он резко выдохнул: - «Ты переживала из-за того, что ты мне разонравишься?» - возмутился он. Но, прежде чем я смогла ответить ему, он рассмеялся: - «Белла, для человека с довольно сильной интуицией ты иногда бываешь такой глупой!»

- Да, в очевидных вещах, - засмеялся Эммет. – Ей трудно их понять.

- Нет, скорее по отношению к себе, - улыбнулся Эдвард, но затем нахмурился. – Она никогда не видит себя такой, какая есть или такой, какой ее вижу я.

Я знала, что ему покажется это глупым, но я испытала облегчение. Если он действительно хотел быть со мной, я смогла бы пройти через остальное… как-нибудь. Слово «эгоист» вдруг показалось таким красивым.

- Говорила же тебе, - самодовольно улыбнулась Элис. – Она желает тебя и это все, что имеет значение для Беллы.

«Я не думаю, что ты представляешь, насколько легче мне станет, Белла», - произнес он с ноткой юмора в голосе. - «Когда мне не придётся концентрировать всё своё внимание на том, чтобы не убить тебя. Конечно, будут вещи, по которым я буду скучать. Например, это…»

Он посмотрел в мои глаза и погладил мою щёку, и я почувствовала, как кровь прилила, чтобы подрумянить мою кожу.

- Точно, мне так нравится, когда она краснеет, - заметил Эдвард.

Он нежно засмеялся.

«И звук твоего сердца», - продолжил он серьёзно, но всё ещё слегка улыбаясь. - «Это самый замечательный звук в моём мире. Мой слух настолько настроен на него, что готов поклясться, смогу различить его, даже находясь в километрах от тебя. Но все это не имеет значения. Вот это», - сказал он, беря моё лицо в свои руки. - «Ты. Вот, что я хочу оставить. Ты всегда будешь моей Беллой, просто ты станешь более долговечной».

Эммет засмеялся очень громко.

Я вздохнула и позволила своим глазам закрыться от удовольствия, замирая в его руках.

«А теперь ты ответишь на мой вопрос? Всю правду, не боясь обидеть меня?» - спросил он.

«Конечно», - сразу ответила я, широко открывая глаза от удивления. Что же он хочет узнать?

- Даа, я думала, что она уже поняла, что никогда не стоит отвечать на твое вопросы «конечно», - съязвила Элис, качая головой.

- Эдвард был честен с ней. Она должна поступить так же, - заметила Эсми. – Им действительно нужно открыто поговорить друг с другом.

Он медленно проговорил: - «Ты не хочешь стать моей женой».

- О … Полагаю, я действительно хочу знать ответ на этот вопрос, - улыбнулась Элис. – Если ты будешь знать причины, то сможешь легко убедить ее выйти за тебя.

- Говорила же я, что это хорошая идея, - улыбнулась Эсми с надеждой, как и Элис.

- Неа, Белла не скажет «да», - буркнул Эммет. – Она будет уходить от ответа до конца книги!

Моё сердце остановилось, а затем бешено застучало. Холодный пот выступил на спине, а руки превратились в ледышки.

Он ждал, наблюдая за моей реакцией.

«Это не вопрос», - в итоге прошептала я.

Он посмотрел вниз, его ресницы отбрасывали тень на скулы, убрал руки с моего лица, и взял меня за ледяную руку. Говоря, он перебирал мои пальцы.

«Я переживаю по поводу того, почему ты так чувствуешь».

Я попыталась сглотнуть.

- «Это тоже не вопрос», - прошептала я.

Эммет ухмыльнулся.

- Ты же знаешь, что она не сможет отвертеться, ей все равно придется ответить, - закатила глаза Элис.

- Ну и что … зато это так весело, - продолжал смеяться Эммет.

«Пожалуйста, Белла?»

«Правду?» - одними губами спросила я.

«Конечно. Я смирюсь со всем, что бы это ни было».

Я глубоко вздохнула: - «Ты будешь смеяться».

Он пораженно уставился мне в глаза.

«Смеяться? Не могу представить себе этого».

«Вот увидишь», - пробормотала я, а затем вздохнула. От досады моё лицо превратилось из белого в красное: - «Ну, хорошо! Я уверена, что тебе это покажется шуткой, но это действительно так…так…так стыдно!» - призналась я и вновь спрятала своё лицо на его груди.

- Ага, верно, так стыдно выходить замуж за такого идиота, - засмеялся Эммет.

- Эммет! – посмотрела на него Эсми, и он немедленно прекратил смеяться. – Я ничего не хочу слышать от тебя, или от кого-то другого, пока мы все не узнаем от Беллы.

- Хорошо, - согласился Эммет, было очевидно, что Эсми действительно хочет услышать причину, из-за которой Белла не хочет выходить замуж.

Возникла короткая пауза.

«Не понимаю».

Откинув голову назад, я сердито посмотрела на него, смущение заставило меня зло наброситься на него:

«Я не такая девушка, Эдвард. Не та, которая выходит замуж сразу после окончания средней школы, как какая-то деревенщина из маленького городишки, залетевшая от своего бой-френда! Что подумают люди? Ты осознаёшь, какой на дворе век? Люди не женятся просто так в восемнадцать лет! Умные, ответственные, зрелые люди так не делают! Я не мечтала об этом! Я не такая…» - запал прошел, и я замолчала.

Эдвард нахмурился, пытаясь осмыслить сказанное.

- Не волнуйся, Эдвард, она примет твое предложение, - произнесла Эсми, кладя руки на его плечи. – Это просто стереотип, который она должна преодолеть … она любит тебя больше всего на свете, поэтому преодолеет волнение из-за того, что подумают люди.

- Я знаю … вообще-то все не так уж и страшно, - ответил Эдвард, - все оттого, как она это сказала. «Ты осознаешь, какой на дворе век» … Я просто задумался о том, как все поменялось.

- Это значит, что я могу опять говорить? – спросил Эммет.

Эсми вздохнула: – Похоже, можешь.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.