Сделай Сам Свою Работу на 5

В издательстве «Лотаць» и «Звезды гор» вышли из печати 19 глава

Так или иначе, всё следует делать спешно: «Ведь теперь каждый день равняется целому году».

 

12 октября. Понедельник

В четверг на общей группе мы начали читать «Общину». Вечер открыл Клизовский кратким обзором о значении мгновения молчания.

В пятницу Буцен был у русского консула по делу пересылки книг в русские учреждения. Вначале, разумеется, он был принят прохладно, позже разговорились весьма сердечно. Буцен познакомил консула с Пактом Мира. Ныне у нас проблема – как лучше всего послать книги? В конце концов мы решили официально, от имени Общества. В эти дни я пошлю и статьи о Пакте Мира для русских журналов. И здесь приходится ломать голову, ибо какие только сплетни не распространяются об Н.К. и о нас. Разумеется, открытость чище всего представит честь Общества. Наш девиз – Культура, и кто очерняет носителей Культуры и её вождей, людей, самоотверженно служащих внесению света в сознание человечества, те сами себя зачисляют в ряды тьмы. Только что, в четверг, проф. Шмидт читал в «Мамуле»[91] доклад о том, что нам даёт Восток. Часть своей лекции он посвятил Н.К. и поношению его экспедиции и движения. Мы знаем, что Шмидт уже неоднократно выступал в народном университете против Н.К. Также он писал в «Брива Земе». И в отделе прессы совершенно превратное мнение об Н.К. Такие же слухи распространяет и Дикман. Между прочим, я только теперь прочёл его бескультурную статью в индийском журнале «Йога» за прошлый год. Он ни в малейшей степени не понимает истинного значения того, что есть Махатма, но похваляется, что познал культуру Индии; по сути дела, он – узкосердечный сектант. Так всё больше вокруг нас нарастают противоборствующие силы. Чувствую, что будет ещё битва. Но мы знаем, что за нами Иерархия Света.

 

13 октября

Вчера мы отослали Московской публичной библиотеке третий том журнала «Урусвати». В качестве сопровождающего письма – бланк Общества с моей подписью. Затем я отослал ещё от своего имени в Москву, в «Новый мир» и «Литературную газету», статьи о Пакте Мира. Мы знаем, что это риск. Неизвестно, как русская пресса это воспримет. Могут быть неожиданности и с нашей цензурой. Но благой труд наделён крыльями успеха. В добром труде магнит и огонь. И всё же – вчерашний день я считаю новой страницей. Знаю, насколько это важно – заложить магниты о Пакте Мира в сознании русского народа. Если бы эти статьи остались лишь в ящиках <столов> редакций, всё-таки некоторые с ними познакомятся. И будет же когда-то смена правительства, может быть, уже скоро. Тоска по духовному опять должна занять центральное место в сознании русского народа.



На прошлой неделе начали набирать «Аум». Знаю, как всё это спешно. «Нерушимое» отправлено в цензуру 6 октября, ещё до сегодняшнего дня нет ответа. Печатают и «Культуру». Задумываюсь, может быть, книгу о сознании Красоты всё же издать и на латышском языке, прямо-таки жаль, что латышскую молодёжь эти идеи минуют. Но как же издавать конспект, когда впереди большой труд? Знаю, что некоторым эта книга принесла радость. Однажды утром Валковский показал мне мокрый носовой платок – он всё ещё остаётся приверженцем восторженных проявлений, но на людях теперь себя сдерживает.

 

17 октября. Суббота

Буцен получил письмо от Е.И. В нём конкретные указания об издании «Тайной Доктрины», которую нам вышлют в ближайшие дни. Затем в письме – пояснения о психической энергии. И Гаральд получил от Е.И. письмо, что они вместе с Гаральдом возмущены нападками на него духовных мракобесов. Врачам-искателям, прокладывателям новых дорог, стало быть, опять приходится превратиться в алхимиков-символистов, как в средневековье.

«Истинно, только твёрдо идущему сопутствует Луч Великого Владыки, ибо он идёт не уклоняясь и потому не выпадает из полосы Света... События надвигаются, но встретим их мужественно, ибо они есть вход в будущее. Над Севером знаки хорошие. Под Щитом Великого Владыки всё воинство Его будет невредимо. Но нить, связующая сердца Учителя и ученика, пусть превратится в мощный канат, ибо много будет посягательств порвать её».

В четверг читали, между прочим, в латышском переводе «Подземные жители» Рериха.

Сегодня мы переговорили с Эмилией Виестур и Мисинь о драматической студии в Обществе. В следующий вторник соберутся впервые. Виестур очень хотела бы организовать детский театр. Об этом и я мечтаю, но нужны средства и репертуар. В нашем Обществе можно было бы проводить вечера поэзии, драматических представлений, один вечер мог бы быть, к примеру, посвящён жертвенным песням «Гитанджали» Тагора и сценам из «Владыки тёмного покоя». Всё будет зависеть от того, сколько огня и упорства найдётся у сотрудников.

Сегодня мы получили разрешение цензуры выпустить «Нерушимое».

 

23 октября. Пятница

Я получил сегодня столь долгожданное письмо. 29 сентября воздушной почтой я отослал Н.К. свою книгу о Красоте. Хотя я и вложил свой огонь сердца, свой пиетет и устремление, мечты о будущем, однако окончательно готовым и освящённым своё строение я мог считать только после того, как получил бы признание из Индии. И сегодня вновь я держу в руках два священных, благословенных письма: от Е.И. и Н.К. И опять – великий дар сердца, принёсший мне огромную сердечную радость, великое, всеобъемлющее счастье сердца. Сколь чудесно это письмо Е.И., чудесно, как и прежние:

«Вчера была нам радость – пришла Ваша чудесная книга "Сознание Красоты спасёт". В тот же вечер мы прочли этот огненный гимн Красоте. С восторгом вчитывалась в эти одухотворённые строки. Столько в них сердечного огня! Столько Света, бодрости и радости! Книга эта должна найти место на столе правителей, в школах и в каждом обиходе. Ведь она говорит о самом насущном, о том, чем жив человек! Хотелось бы, чтобы она проникла и туда, где начинают мечтать о внесении красоты в жизнь.

Сердечное спасибо и за готовность издать книжку "Культура". Сейчас так важны подобные книги. Нужно будет найти и возможность распространять их и в Швеции[92]».

Затем о Дуцмане, о радости Гаральду. «Ничто так не усиливает нашу психическую энергию, как любовь к Учителю и энтузиазм в Служении. Доверие, энтузиазм и любовь к Великому Владыке творят чудеса в жизни нашей и переносят нас через все опасности...

Вы правы, выдавая Портрет лишь сотрудникам, заслуживающим доверия. Хотя Портрет открыто продаётся в Теософском обществе и напечатан в книге Гартмана, всё же пусть нами он не распространяется слишком свободно. Также тот Портрет, который был послан Вам, даётся с большим выбором». Хочу ещё пояснить, что тот Портрет, который мы вручаем членам Общества, отличается от помещённого в издании Гартмана. Затем <Е.И. пишет> об астрологии. Радуется по поводу Монтвидене, что она избрана руководительницей Литовского общества. Пишет о «Тайной Доктрине». И в конце:

«Родной Рихард Яковлевич, мне хотелось бы знать, кому из ближайших сотрудников показали Вы присланный Вам Портрет? Фёдор Антонович через Владимира Анатольевича запрашивал меня о Портрете, который бы он мог носить всегда при себе. Думаю, что он имеет в виду такой же, как и у Вас. Если да, то мы отпечатаем ещё и пошлём ему. Мне также хочется послать один и Гаральду Феликсовичу. Пока что, кроме Вас, никто (в Европе) этого Портрета не имеет.

Так в дни величайшего космического напряжения в чудесной Латвии строится великое дело. Огненные формулы входят в жизнь и будят сознания. "Осознание Красоты спасёт" – истинно спасёт!

Хочу закончить самым прекрасным. Вчера, когда мы читали Ваши вдохновенные страницы, пришла Весть – "Похвалите Рихарда – он радует".

Пусть эта РАДОСТЬ звучит ПОВЕРХ всего!»

Письмо Н.К.:

«Спасибо Вам сердечное за большую радость, нам доставленную Вашей новой книгой. Спасибо и за посвящение, и за весь текст, полный духовного горения. Поистине, кроме вдумчивого увлекательного изложения, вся книга привлекает к себе своей духовной чистотою. Аура книги полна аурою автора; так ценно, что в Латвии издаются такие чистые идейные книги, и можно лишь пожелать, чтобы она проникла в широкие слои общества. Пусть книга войдёт в школьные библиотеки. Пусть она найдёт путь и за границу, пусть и в других странах знают, чем горит дух Латвии. Ещё раз спасибо за праздник духа». Затем – об отправке книг президенту нашего государства (в среду мы уже послали журналы «Урусвати» и труды Н.К.). Пишет о распространении книг, о Гаральде и т. д. В конце:

«Теперь самое главное. Вы уже знаете о том, как Свыше одобрена Ваша деятельность. Теперь Указано, что Общество может расширяться, привлекая молодёжь. Вообще, всякое общение с молодыми поколениями совершенно необходимо для каждого живого дела. Предчувствуем, как эти зёрна Указаний упадут на Вашу чуткую почву. Поистине красота спасёт мир. Все наши общества и содружества являются и отделами Лиги Культуры. Ведь в культуре кристаллизуется красота».

 

26 октября. Понедельник

Вчера я прочёл в старшей группе оба письма, за исключением страницы о Портрете и «Тайной Доктрине». До того я долго сомневался, хорошо ли это? Я ведь никогда личное не показывал другим, единственно давал читать Валковскому. Но моя книга ведь не принадлежит мне одному. Она принадлежит всем. И как же не поделиться радостью с ближайшими друзьями? Конечно, чрезвычайно трудно читать людям добрые слова о своей работе. И тактично ли это? Но если каждое слово, идущее из Индии, есть Красота, то как же не передать её другим?

Приятнее всего делиться с теми близкими сотрудниками, в которых сказанное никогда не вызовет личностной мысли. Откровенно говоря, в этом смысле смелее всего я с Валковским. Какими бы пылкими и чудными ни были Буцен и Клизовский, я не уверен, освободились ли они совсем от оттенков обидчивости? Кроме того, сколько раз Буцен по-детски мне говорил: «Напишите что-нибудь хорошее в Индию и о моих докладах». Конечно, он творит благо ради дела, но всё же просвечивает и своё «я». Он просил Портрет. Е.И. мне писала об этом, очевидно, чтобы я высказал свои мысли, но ведь она сама знает. Как же мне посметь судить и советовать? Буцен ведь милый человек, и мы становимся друзьями. Но если бы я отметил в письме к Е.И. Буцена, то должен отметить и Клизовского, и Валковского. И Гаральд понемногу приобщается к нуклеусу. Он участвует и в финансировании «Тайной Доктрины». Он ещё молод, и это тем более привлекательно, ибо в нём чистое сердце и наибольшая пылкость.

Радуюсь, что свои книги смогу посылать и на родину Рериха. Свою книгу о Красоте сегодня отсылаю в Музей Толстого в Москву. Побольше вышлю, когда выйдет «Культура».

 

30 октября. Пятница

Вчерашний день в Обществе был для меня великим днём. Вечер я открыл докладом об Армагеддоне, о помощи другим и законе соизмеримости, об Иерархии и о спешном обращении своей жизни и труда на всеобщее благо. Весь день я был в величайшем напряжении, ибо только к вечеру успел переписать доклад. Это уже второе великое моё испытание. Постепенно мне следует освобождаться от напряжения.

Валковский прочёл адресованные мне письма Е.И. и Н.К., разумеется, немного приспособив к сознанию общего собрания. Потом – призыв Тарабильды устроить выставку картин во время проведения форума последователей Учения стран Балтии. Согласно нашему проекту, организация такого форума задумана на лето следующего года, быть может – в Каунасе. В завершение прочли только что присланную работу Н.К. «Мастерская Куинджи». Затем, как обычно, читали «Общину».

 

2 ноября

Мы долго беседовали с матерью Аиды. Высказывала все свои печали. И Аида, кажется, в удручённом состоянии. Как хочется хоть как-то им помочь! Аиде следовало бы всё принимать проще, поручить свою беду Учителю, устремляться только в будущее. Тогда жизнь была бы легче. Аида обещала зайти ко мне, но не приходит. И в Общество ходит нерегулярно. Её мать и Принцис совсем не являются. Принцис всё ещё угнетён финансовыми заботами. Возможно, он боится, что члены Общества к нему плохо относятся. Я пытаюсь развеять его опасения. Ведь учитывать следует, что теснейшая связь с Иерархией даёт успех и во внешних делах. Только огонь устремления сжигает все горести, ошибки и неприятности. Знаю, как много и он страдал. Но ведь свободная воля человека всё может. Следует только направить её ввысь.

В воскресенье Фрицберг прочла статью Савицкого о культурных преобразованиях в России.

 

3 ноября. Вторник

Сегодня я получил две первых посылки «Тайной Доктрины». Много об этом мыслилось и писалось. Издать следует до 15 мая, когда вступит в силу договор Латвии по Бернской конвенции[93].

 

4 ноября

Я получил разрешение цензуры выпустить в свет книгу о Культуре. Сегодня пришли и письма от Н.К. и Шибаева. Теперь придётся активно отсылать за рубеж обе мои книги, ожидаю выхода и второй моей брошюры. Многие дары направятся и на родину Н.К. Надо начать думать и об издании сборника статей в память о Докторе. Одобрение от Н.К. пришло. В понедельник начнут печатать «Тайную Доктрину». Заказываем бумагу. Нарастает новый трудовой накал.

Сегодня пошлют «Аум» в отдел печати.

 

6 ноября. Пятница

Вчера на общей группе Буцен прочёл доклад о Сердце. Затем Блюменталь в нескольких словах рассказал о впечатлениях об Эстонии и Финляндии. В Таллине много оккультистов, но все жаждут одного определённого руководителя. Интересуются и Учением Живой Этики. Странно, что вчера ночью я видел чудесный сон: на расцвеченном звёздами вечернем небе – золотая Чаша. Взгляды многих были обращены на неё. Я думал, что это была Чаша Агни-Йоги, символ Учения. Думал и о том, что теперь многие люди начнут интересоваться Учением. Затем я увидел, кажется, Блюменталя, сидящего в дюнах и грустно взирающего на Чашу. Быть может, это было указанием, что и в Эстонии в скором времени загорится Священный огонь Живой Этики.

 

9 ноября

В воскресенье в старшей группе мы конкретнее обсуждали вопросы относительно сборника, который издадим в память о Докторе. Наметили авторов, которых пригласим. Будет настоящее – «Liber amicorum»[94]. И уже сегодня мы получили первую статью – посвящение Н.К. «Светлой памяти д-ра Феликса Лукина». Меня так изумила и привела в восторг именно та готовность и быстрота, с которой Н.К. проводит в жизнь решённые дела. Несколько дней назад он мне писал, что пришлёт, и вот, статья уже у нас в руках, хотя времени для написания – ещё два месяца. Только люди великого духа могут быть столь отзывчивы и способны всё безотлагательно осуществить. «По моей привычке всё полезное не должно быть отложено». И сама статья написана в одухотворённом, величественном стиле. Сердце радуется каждой строке.

Моя первая ласточка в субботу вернулась из Москвы – книга о Красоте, которую я отослал в Музей Толстого. На бандероли печать: Non admis[95]... на основании такого-то международного закона. Так, в русскую землю для Красоты Духа врата пока закрыты. Попробуем послать «Культуру» и «Нерушимое». По крайней мере, высланные журналы «Урусвати» не вернулись. Теперь высылаем «Иерархию» с сопроводительным письмом.

 

13 ноября

Бывают в жизни человека мгновения, когда его охватывает ужас в прямом смысле этого слова. Так было со мной вчера, когда услышал, что в новоизданной книге «Аум» пропущена третья страница, где отмечается серия Агни-Йоги. Да, при печатании в моём сознании была «Община», где этой страницы нет. И в рукописи, и в письмах не было указаний, возможно, думали, что это само собой понятно. Однако я испытываю некоторые сомнения, поэтому шлю телеграмму.

Позавчера я узнал, что в новой книге Н.К. «Нерушимое» из-за небрежности печатни и переплётчиков вшита неправильная страница. Теперь придётся страницы заменять, ибо книга, к сожалению, уже пришла в Общество и некоторым уже выслана. Самое неприятное, что придётся спешить вдогонку за рубеж с правильной страницей и извиняться. Как много затруднений было этой осенью! Надо иметь великую сообразительность! Но было и немало радости.

Мы ещё не решили вопроса с печатней и бумагой для книги «Тайная Доктрина». Существующие – не удовлетворяют, но лучших нет. И лучшая бумага очень дорогая.

Вчера в Обществе Валковский зачитал Станцы <Дзиан>, <отрывки> из писем Е.И. Клизовскому. Затем – статью Н.К. о Докторе.

 

17 ноября

В эти дни опять пришлось пить из самой горькой чаши. Нет ничего тяжелее осознания, что свой долг ты мог бы выполнить лучше. На свою телеграмму я получил ответ: «Третья страница может быть пропущена». Значит – может и остаться, и, несомненно, лучше, если останется. Поэтому мы решили страницу вклеить. Но когда я узнал, что на первой странице пропущено слово, я решил перепечатать весь лист. И как же будет смотреться вклеенная страница? Опасаюсь, как бы не было ошибок и в книге. Вина моя в том, что в начале корректуры я слишком полагался на предыдущего корректора. Так, и в начале третьей части «Мира Огненного» есть несколько ошибок. Придётся опять печатать указатель ошибок. Неужели действительно невозможно без ошибок? Почему в своих книгах я редко допускаю ошибки? С русскими книгами было то неудобство, что каждый день я получал по листу, но каждый день внимание неодинаковое. И читать корректуры приходилось во всевозможных условиях. Надеюсь, что, по крайней мере, с «Тайной Доктриной» мы сможем избежать ошибок.

Трудность моя в том, что я слишком сильно всё принимаю к сердцу.

«Тайную Доктрину» мы начнём печатать послезавтра в «Латвью Култура». Другой возможности не было. И бумагу заказали. Так заложены основы для колоссальной работы.

 

20 ноября

Единственное, о чём молю:

Не дай мне счастья, не дай мне лёгкой жизни, дай мне только выполнить свой долг до конца и прекрасно!

 

3 декабря. Четверг, утром

Очень о многом болело сердце. Особенно – о книге «Аум» и об ошибках. Это – моя любимейшая книга, и я хотел сделать её наилучшим образом, но её выход в свет был самым неудачным. Наконец, в субботу мы начали рассылать за рубеж. Ошибки мы исправили в тексте. Также есть затруднения с «Тайной Доктриной». Мы условились с печатней «Латвью Култура», даже внесли деньги. А теперь мы им отказали и договорились с «Рити»[96], которая приобретёт за рубежом совсем новые машинные буквы, образцы всех видов. Хотим сделать наилучшим образом, но иные типографии очень бедны, стыдно с такой печатью за рубежом показываться. Есть сложности и с отосланными книгами, всякого рода недоразумения и ошибки. Радуюсь, что Валковский теперь начинает помогать мне и в организации печатания книг. Буцен слишком стар, от него чаще всего слышатся только упрёки, слишком мало у него выносливости и недостаёт понимания эстетики.

 

4 декабря

Вчера в Обществе Гаральд прочёл выдержки из Учения о торжественности. Затем Аида Виестур долго читала о науке. Завершая вечер, Гаральд сурово высказался о тех, кто ушёл во время заседания. Но ведь это были русские, которые ничего не понимали <по-латышски>. Нам очень нужна дисциплина, но Гаральд со своим темпераментом иногда ещё не чувствует меры. Радостно было, что на вечере присутствовала и супруга Гаральда. Противодействие Учению в ней затихает. В минувший четверг Вайчулёнис читал свой красивый очерк «Бог есть всюду». Затем Фрицберг пересказала лекцию Целма о Культуре и технике.

Я получил письмо от Н.К. со многими чудесными приложениями, были и «Листы Дневника» – «Сознание Красоты спасёт», где в завершение упоминает мою книгу.

 

7 декабря. Понедельник

Вчера в Обществе возникла новая щемящая боль, которую с усилиями придётся залечивать. В старшей группе, после того как были зачитаны письма Н.К., Гаральд вызвался поговорить о вечере прошлого четверга. Я не мог предчувствовать, что он будет говорить в столь резком тоне и заденет личности. Он упрекал, что во время выступления Аиды целый ряд членов Общества ушли. И в том числе – «стыд и срам» – некоторые члены старшей группы, а именно – Фрицберг, Клизовский и г-жа Крауклис. Он ставил в упрёк Клизовскому и то, что на лекцию Дуцмана он пришёл только на 5 минут. Это было – как взрыв! Клизовский и Крауклис обиделись. Особенно – Крауклис, вся покраснела, резковато ответила. Мне пришлось сказать, что мнение Гаральда – это не моё мнение, что он судит субъективно, ибо вполне можно понять, что трудно усидеть на лекции, которую не понимаешь. Притом Аида читала целый час и 40 минут! И вообще, естественно, что те, кто не может досидеть, уходят. Быть может, так и лучше, ибо, не понимая, они своими мыслями только вносят диссонанс. Однако лучше уйти во время перерыва. Особенно нельзя мешать во время мгновения молчания и чтения текстов Учения. Мы говорили и о дисциплине вообще. Отмечалось, что в некоторых группах неаккуратно посещают собрания. Придётся напоминать о внутренней дисциплине и о том, что отсутствовать позволительно только по уважительной причине, и всегда необходимо заранее извещать руководителя группы.

Сожалею, что на заседании группы я, возможно, не проявил нужной сообразительности. Позже я сказал Гаральду, что его упрёк напрасен. Необходимо организовать иной порядок, надо напоминать. И, главным образом, следует беседовать напрямую с определёнными лицами. И только с ними, но не выражать порицаний в присутствии других. Я и так изумлялся, что Клизовский посещал все собрания по четвергам, хотя не знает языка. Этот болезненный вопрос русского и латышского языков многократно обсуждался и во времена Доктора, и во времена Стуре. Все проекты, однако, не дали результатов.

Опыт нашего Общества показывает, что резкий подход приносит только развал. Так это было во времена Стуре. Гаральд иногда поступает некультурно. Особенно – в тот четверг, когда он, закрывая собрание, наградил ушедших острыми словами. Но мне и с Гаральдом надо говорить по сознанию. Он весь – одно горение, но ещё не окреп в основах. В нём ещё присутствует фанатичность. Но и он сам – уязвимый цветок. Его эволюция была слишком стремительной.

Мы так радовались духу единения, который был до сих пор. И далее его следует хранить как святыню, всеми силами. Но это – грандиозная задача и по той причине, что кругом бушует Армагеддон и члены Общества не без человеческих слабостей.

 

14 декабря. Понедельник

Гаральд написал Клизовскому длинное письмо о взаимопонимании, и это – хорошо. Всё же Гаральд, со всей своей юношеской увлечённостью, свободнее, чем Клизовский, который носит в сердце неприятности годами и имеет привычку время от времени о них напоминать. Сам Клизовский, однако, отрицает, что это и есть обиды. Вчера в старшей группе он излил свою душу. Он сказал, что у нас существуют два правления – официальное и неофициальное, которое перечит первому. Упомянул четыре факта: он когда-то не мог прочесть свой доклад (но тогда ведь не было разрешения префектуры читать на русском языке, и Стуре не разрешил). Написанный им портрет Доктора снят со стены. (Это сделал Стуре, так как портрет не обладал духовным сходством с сущностью Доктора. Позже Клизовский подарил его Гаральду, но и тот запер его в шкаф.) Далее, в январе этого года Клизовскому обещали дать переписать письма, но позже часть их переписала Мисинь. (Здесь мы опять не понимаем логику Клизовского: ему как раз бы радоваться, что помогают в его работе. Во-вторых, он до мая был занят своей книгой.) Наконец – некоторые настраивают против русских. (И это совершенно превратно. Если и есть некоторые молодые, настроенные несколько национально, то это доказывает только то, что они ещё не стоят на основах Учения.) Я сказал, что для нас, старших членов, не существует национальных границ, ибо мы выросли на нашем Евангелии – «Листах Сада Мории», и что нам мила и родина Учителя – Россия. Кто этого не понимает, тому ещё следует дорасти до Учения, но таких не много. Очень хорошо эти аргументы опроверг и Валковский. Меня больно поразило то, что все эти старые дела Клизовский ставит в упрёк теперешнему правлению, которое не имеет к ним никакого отношения. Валковский упомянул слова Е.И., что многие русские не способны подняться над мелочностью. Этого, конечно, здесь не следовало бы упоминать, но это – факт. В нашем Обществе именно русские «заняты» своим «я» и не могут от этого освободиться. Такие же мучения и со Слётовой, которая мнит, что Фрицберг её оскорбила, но я уверен, что Фрицберг не виновата. Но как доказать, если чувствознание человека этого не ощущает? Так и с несколькими другими членами. Конечно, два первых примера с Клизовским были очень неприятны; это ошибка, что уже с самого начала его не успокоили. Но наше Учение – Учение будущего. Оно сжигает прошлое и ошибки в огне устремления. Однако хорошо, что эти дела выяснены до их основания, чтобы больше не приходилось возвращаться.

 

18 декабря. Пятница

Вчера я прочёл в Обществе главу из своей книги «Мировой Учитель в религиозных мечтах народов». Я сократил, и всё же читал целый час. В позапрошлый раз был изумительно чудесный доклад Вайчулёниса: «Бог есть всюду».

Я вновь получил два письма от Е.И., воистину – Царицы Духа. Вместе со своими сердечными посланиями она прислала и чудесные строки, посвящённые памяти Доктора.

 

23 декабря

Сегодня вышла в свет «Сознание Красоты спасёт». Это – вымученная, выстраданная книга, как ни одна другая. Печатня затянула, затем слишком торопилась. Причинила множество неприятностей. В конце два листа даже пришлось печатать заново. Но – труд свершён. Напечатал 2.400 экземпляров, несколько сотен подарю Фонду Культуры.

Я получил от Шибаева репродукцию картины Рериха «Fiat Rex». Чудеснейший дар, о котором я мечтал уже давно. Аура Учителя сверкает в радуге молний. Это – то динамическое, огненное сияние Света, которое «глаз не видывал».

 

24 декабря. Вечером

Великая тишина. Только сердце ещё не отошло от великого напряжения дня. Вечером в Обществе была ёлка. Наш день Света Духа. Выдержки из Учения и молитвы читали Драудзинь и Мисинь, Стуран, Аринь. Потом Валковский прочёл из письма Е.И. о терпении и её чудное, царственное посвящение Доктору. Затем огласил и несколько поздравлений Обществу.

Мой друг вошла в последний месяц беременности. Появился и кашель от бронхита, длительный, изнуряющий по ночам. Великое напряжение удручает и психически. Выдержи, друг, твоё служение принесёт святое чудо земле.

 

31 декабря

Завершился ещё один этап великого напряжения. Накал такой, какого ещё не было в моей жизни. Не знаю, многое ли сделал, но ношу крупную вынес на плечах. Я был бы рад, если бы в самом деле это было не для себя, но для пользы всеобщей эволюции, если бы это было благословением, но не чем-то напрасным. Возможно, что действительно не однажды мои шаги могли быть собраннее, можно было сэкономить энергию для более великого, более спешного труда. Нехорошо, что дело с перевыборами задержало мою книгу о Братстве. Следовало суметь объединить обе задачи. Конечно, это была ноша, впервые в моей жизни, которая потребовала так много прозорливости и решимости, требовала и всего меня. Я ведь только ещё расту. И вся эта задача, которая для меня столь неподходяща, тем не менее постепенно формирует мой характер и в общественном направлении, ведь эволюция не происходит внезапно. На пороге наступающего года я буду уже совсем другим, чем сегодня. Только вперёд! Стремительный бег в Будущее есть путь к Высотам.

Будущий год для нас будет годом ещё большей работы. Сегодня вечером в Обществе, в кратком очерке, я говорил об Ашраме труда и о нашей радости друзьям, активно участвующим в делах Общества. Нам свою жизнь и свой труд следует свершать как перед Ликом Учителя. Пусть в нашем сердце непрестанно звучит Его Зов: «Помоги Мне строить Мою Страну!»

Я прочёл и письмо Н.К. – приветствие членам Общества, которое мы получили вчера. Он сообщил нашему правлению и великую радостную весть, чтобы мы ждали ещё несколько оригиналов картин его и его сына.

Как светло я чувствовал себя этим вечером! Но затем опять горькая капля упала в чашу сердца. Клизовский недавно снова высказал одному члену Общества те же упрёки, о которых он упоминал в старшей группе – о «тайном» правлении и т.д. Всё это совершенно ошибочно. Мы именно теперь каждый четверг собираемся, чтобы совместно обсуждать. Это безумие – все дела, которые, быть может, имели под собой какую-то минимальную почву год назад или ранее, относить к современному положению. На Гаральда он, пожалуй, больше плохого на уме не держит. Гаральд свой опрометчивый шаг уже пытался исправить. Недавно Клизовский тяжело заболел, боялся даже весьма печальных последствий. Гаральд своими лекарствами его спас. Я уважаю Клизовского как человека светлого и культурного духом. От души надеюсь, что смогу включить его теснее в наше единение. Ничего нет непреодолимого, менее всего – в человеческом сердце, если подойти к нему тоже – с сердцем. Вот интеллект как раз зачастую трудно одолеть. Но вибрации сердца отзвучат взаимно и раскрывают к благу.

К Буцену пришло наичуднейшее счастье: Портрет Владыки, Священнейшее Изображение. Е.И. мне когда-то обмолвилась, что Буцен просил об этом Шибаева. Я от сердца рад этой его Радости.

Мы уже получили первые листы корректуры «Тайной Доктрины». Так начата великая работа. Даже при получении шрифтов из-за рубежа возникли сложности. Теперь надеюсь, что помех больше не будет. Я получил и рукопись всего первого тома. В скором времени напечатаем и второе издание «Агни-Йоги».

За эту неделю я ответил на все письма. Как много их накопилось! Счастливое чувство сознавать, что я больше не должник, хотя бы на какое-то время. Завтра напишу своим Водителям Духа.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.