Сделай Сам Свою Работу на 5

В издательстве «Лотаць» и «Звезды гор» вышли из печати 13 глава

Вчера я был у Клизовского, он прочёл последнее письмо Е.И. Там были места о тяжёлом положении планеты. Руководители планеты борются в «кровавом поту». Воистину – положение тяжелейшее. Ещё будет не самый плохой вариант, если обойдётся всего лишь частичной катастрофой, и планета избежит худшего. Однако победит свет. Руководят планетой семь Великих Учителей, которые в конце третьей расы пришли с высших планет, чтобы помочь человечеству ускорить свою эволюцию. Клизовский пишет вторую часть книги. Он делает большое дело.

Оказывается, что вторая Балтийская конференция всё же обсуждала вопрос о Пакте Рериха. Министр иностранных дел Литвы Лазорайтис предложил решить этот вопрос, но эстонский министр и Мунтерс советовали отложить. Так! Мы знаем, что Учение говорит об откладывании.

 

25 июня. Вторник

Сегодня я получил чудесный, незабываемый дар – письмо Е.И. Как много чудесных слов она говорит, не заслужил я их. Быть может, в иных условиях я написал бы действительно красивую книгу о Николае Рерихе. Но теперь, когда я писал, испытывая в своём окружении внутренние и внешние затруднения, ощущая касания токов великих сражений, сосредоточиться было трудно. Чтобы писать о Прекрасном, нужна творящая тишина, нужно, чтобы глаза и уши были переполнены отзвуками мелодий высоких сфер. Далее Е.И. побуждает меня больше писать об Учении. Понимаю, насколько издёргана теперь моя жизнь, как много работ и задач передо мной. Но в моих ближайших планах заняться широким изучением Учения. До того ещё следует одолеть перевод «Иерархии», этому придётся посвятить лето. В завершение Е.И. широко пишет о принципах человека, о соотношении духа и души, отвечая этим на мои вопросы. Знаю, что эти ответы будут весьма полезны всему Обществу.

Получил я письма и от Зинаиды Лихтман, и от А.Асеева относительно моей книги, которую я им послал. Какая это великая, большая радость слышать, что где-то вдали есть горящие сердца.

Много времени и усердия приходится посвящать сборнику статей о Николае Рерихе на русском языке, который весь июнь занимает все мои мысли. Печатание движется очень медленно, приходится заботиться о репродукциях, ответственность за свой очерк, забота о портрете Н.К., который ожидаю из Индии. Ещё предвидится несколько русских книг печатать в Риге. Возможно, на нашу долю выпадет великое счастье и великое задание – печатать вторую часть «Мира Огненного». Также Вл. Шибаев просил выслать калькуляцию на новую, объёмистую книгу Н.К. Нелегко здесь печатать, когда мы ограничены в выборе бумаги, когда угрожает цензура, когда трудно даже выслать книги за рубеж, когда не можем рассчитывать на деньги и т. д.



Праздник Ивана Купалы всей семьёй мы провели в Меллужи. Гунта была в чрезвычайном восторге от «огромной ванны» – моря. Отведала первой клубники и т.д. Жаль только, что для моей работы остаётся совсем мало времени.

 

2 июля. Вторник

Вчера я получил от Шибаева долгожданный портрет Н.К. Оказывается, что выслан вовремя, 14 июня, но в дороге посылка сильно задержалась, повреждена. Задержалось издание книги, задержался и мой отпуск, начнётся он, наверное, только в воскресенье.

Вчера в шкафу Общества, рассматривая свёрток, где была картина Н.К. «Цзонкапа», нечаянно я обнаружил ещё два рисунка: портреты какого-то человека постарше и кого-то помладше. Моё изумление и радость были большими, ибо это, вероятно, те самые рисунки, которые ищет Шибаев. Удивительно только то, что сама фрейлейн Кезберг, которая передала мне эти рисунки на хранение, ничего о них не сказала, будто бы забыла.

Дело с издательством «Агни-Йога» продвигается медленно. В Министерстве внутренних дел только что Грин сказал Стуре: «Нам эти йоги надоели до смерти!» Можно себе представить эту ситуацию. Следует взять в качестве названия нечто более латышское. Стуре ответил: «Ну что вы, в конце концов, хотите. "Ивановы Огни", да? Мы не можем менять название, ибо такое существует в Америке». Позже прошение было переправлено для отзыва в Министерство иностранных дел. Руководитель отдела печати обещал Стуре дать положительный ответ. Однако тяжёлая борьба ещё впереди. Жаль, что Стуре нет в Риге.

Только что состоялась конференция послов. Стуре спросил Зариня, посла в Англии, как в Англии смотрят на Пакт Мира? Заринь ответил, что Англия определённо против Пакта. Истинно, этим Англия себя показала. Уже в прошедшем столетии королева Виктория отвергла совет Белого Братства. И теперь – опять! Английская ориентация чувствуется и в нашем правительстве. Поэтому и в государствах Балтии дух не может стать свободным.

 

8 июля. Понедельник

Я всё ещё живу в Риге. Книгу о Рерихе на русском языке сброшюровали только в субботу, и сегодня ожидаю разрешения от цензуры. Теперь начнётся рассылка за рубеж. Типография меня очень сильно огорчила: в первой сотне экземпляров многие репродукции были вклеены безобразно. Всё это исправляя, я потерял массу времени. Самому приходится следить за всем, даже в таких элементарных вещах невозможно предвидеть, где возникнут недоделки.

В минувший четверг мы с Эллой и г-жой Рекстынь были в гостях у Слётовой, члена нашей старшей группы, в Анниньмуйже. За эти несколько часов беседы она открыла нам свою душу – бездну страдания! Она когда-то отказалась от своего первого мужа, так как полюбила Слётова. Доктор их торжественно обвенчал, в Обществе, в комнате Учителя. Очевидно, обвенчал он только их одних. У него слёзы катились по щекам. Он был чрезвычайно приподнят и взволнован. Но Слётов незадолго до этого предлагал свою любовь Фрицберг. Когда же она отказала, решил обвенчаться <со Слётовой>. Но после свадьбы, в прошлом году, начался его роман с Фрицберг, тоже членом нашей старшей группы. Своей жене он жутко врал – и во Имя Всевышнего. Будто бы Учение для него нечто внешнее, оболочка. Мы не знаем всех обстоятельств, по крайней мере, Фрицберг осуждать трудно, её душевное состояние нам не известно. Она недавно прислала письмо Слётову, что не любит его и что прекращает встречи. Какие омуты ещё существуют даже среди старших членов группы! Где чувство долга и ясность воли?! Сама же Слётова подумывала о самоубийстве. Конечно, можно знать Учение, но ведь существуют тёмные, стихийные силы! Мы чувствуем, что и в ней самой много неуравновешенности. Вот налицо существенные испытания жизни, которые показывают, не следует ли кто из нас Учению только на словах.

Позже

Кто же ведает истину? Кто познал душу другого человека? Фрицберг, со слезами на глазах, одной даме, члену Общества, утверждала, что её неправильно понимают.

 

11 июля. Четверг

Почти вся неделя ушла на улаживание дел по рассылке книги «Н.К.Рерих». От начала и до конца приходится следить за каждой мелочью. В наше время у людей мало чувства ответственности. Я получил письма от З.Лихтман и Л.Хорша. Вчера мы были у Клизовского, он прочёл нам новое письмо от Е.И. о Космическом слиянии, о слиянии Начал при завершении эволюции. Но это случается так редко, после многих, многих жизней совместного созвучия. Новые, священные строки: «Во главе Иерархии Света нашей планеты стоит Матерь Мира». Это письмо о Началах, о принципе Женственности – столь богато. Горизонт духа Е.И. неизмеримо широк. Развивается Буцен. Получил от Е.И. два письма. Растёт. И другие члены Общества развивают самодеятельность. И Валковский с тех пор, как ушёл Доктор, стал богаче сознанием, уравновешеннее, основательнее в своих мыслях. Он уже ведёт группу. Незаметно вырос и Фрейман. Было бы только единство среди членов Общества! Шли бы единым духом! Осенью придётся многое начинать сначала.

Завтра еду в отпуск в поместье пастора в Арайши.

 

29 июля. Понедельник

Вчера, вернувшись из деревни, мы нашли письмо Слётовой, написанное ещё 20 июля. Сообщает, что у Слётова перелом черепа и он уже несколько дней лежит без сознания. Поразительные, всевластные решения судьбы! Я немедленно отправился в Анниньмуйжу к Слётовой, но нашёл её уже успокоившейся. Здоровье мужа в больнице улучшается. Вначале врачи не верили, что он выживет. Ей разрешалось целыми днями быть у постели мужа. Ну и здесь, особенно первых пять дней, когда муж был без сознания, она выдержала колоссальную битву. Всё её существо будто бы сосредоточилось на ином измерении, физический мир она почти не чувствовала. Всё время она обращала мысли к Учителю, ожидая от Него помощи. Она своим высшим сознанием видела тёмных сущностей, сидящих около кровати больного и угрожавших ему. И она изо всех сил боролась, чтобы вырвать душу мужа из власти этих тёмных тварей. Словами это невыразимо. Знаю, что Слётовой присущи некоторые способности ясновидения, поэтому сказанное меня не изумило. Быть может, что помогла её молитва и сосредоточение, или способствовали этому лекарства молодого доктора Лукина, но случилось «чудо», по крайней мере, это поразило врачей – Слётов проснулся и теперь понемногу выздоравливает. Только некоторые центры в мозгу пока ещё повреждены: многие слова не может вспомнить и выговорить. Когда муж проснулся, полностью сознавал, что этот удар постиг его потому, что он преступно употреблял Имя Учителя. И сама Слётова поражена быстрым и нежданным действием кармы. Несмотря на тяжёлые перенесённые переживания, она всё же рада, ибо полна веры в восстановление гармонии жизни своей семьи.

До поездки в Арайши мы участвовали ещё в поездке группы слушателей Рижского народного университета в Мурмуйжи, Друвиену и в Эргли. Кроме нас с Эллой были ещё Драудзинь и Залькалн. Остались в памяти несколько незабываемых моментов, хотя погода могла бы быть приятней. В Мурмуйжи нас ожидала Зента со своими друзьями. Встречала меня Алма Плетиене приветственной речью и с большим букетом маргариток. Ах, если бы я мог ответить! Наверняка они ждали моей речи. Но я официально нигде не выступал. Я всегда избегал всех официальных торжеств. <На вечере> Зента говорила об Акселе Мунте, в завершение Петерсон одухотворённо сыграл Шумана и две девушки исполнили песню. Было чудное настроение. На террасе горели лампочки, свет которых отражался в воде. На второй день через Рауну мы направились в Друвиену, где посетили Карлиса Эгле на хуторе его родителей. Он водил нас по тропам Порука, которые все наполнены впечатлениями, видениями образов героев Порука. И затем мы созерцали всегда прекрасные пейзажи Видземе. Взгляд неизменно ласкали взгорья, озёра и нивы.

После этого, на второй день, мы всей семьёй отправились в Арайши. За эти две недели было только два истинно солнечных дня, большинство времени приходилось прятаться от дождя в комнатах, поэтому мы не смогли в полной мере насладиться природой. Надо было уделять внимание и маленькой, к тому же Элла, будучи нервной, в чужой обстановке ещё больше напрягалась. Поэтому не обошлось здесь без трудных минут. Однажды ночью малышка даже выпала из кровати, и всю оставшуюся ночь мы не спали. Но для развития ребёнка это время пошло на пользу. Прикоснувшись к природе, она смогла столь многое наблюдать. С домашними животными подружилась так, что не хотела расставаться. Между прочим, я был на концерте в Арайши, посетил проф. Юревича. В Пушкинах, цветистом, чудесном месте познакомились мы с молодым пастором А.Чопом, который ехал по кандидатским делам в сельский приход около Цесиса. Чоп либеральный, философски образованный человек, и это нас к нему особенно привлекло. Он даже приводил слова Роте: «Цель церкви – саму себя уничтожить». Большинство священников ведь такие догматики, что трудно с ними разговаривать. И Мейстер – способный и энергичный человек, но ещё не сформировавшийся, ещё поддаётся то одной, то другой догме, хотя он и терпимее многих других. Он ещё молод, его пылкость может помочь ему расти.

Вернувшись, я получил целую кучу писем. Есть от В.Шибаева, от Шклявера, З.Лихтман, Асеева, есть добрые, понимающие слова о моих книгах от К.Эгле. Чудесное письмо об Ашраме «Урусвати» мне прислал Шибаев. Он считает себя недостойным того, что ему выпало счастье жить вблизи Учителя и быть секретарём Е.И. и Н.К., этих гигантов духа. Перевод на русский язык главы моей книги я послал, между прочим, и З.Лихтман, и она по этому поводу написала мне сердечные слова.

Так хочется работать! В деревне я сумел прочесть только «Сердце» и «Мир Огненный», отмечая на полях тематику. Ознакомился и с трудом Зенты «Белый путь». Она растёт с каждой книгой. Хотел бы я взяться за свою книгу об искусстве, но до того следует глубоко изучить основные принципы Учения. Надо продолжить и перевод «Иерархии».

 

8 августа. Четверг

Вчера я отослал Елене Рерих важное, глубоко прочувствованное, длинное письмо. Я спрашиваю об Огненном Мире, о Матери Мира, об огненных знаках, рассказываю ей о членах Общества. И, наконец, я открылся ей в наибольшем горе моего сердца, поведал о своей речи. Но ей надо знать, почему я не могу всего посильного делать в Обществе. Что же она ответит?! Кому же открыться, если не ей, истинной Матери моего духа?

 

9 августа. Пятница

Сегодня новая неожиданность. Уже в половине восьмого утра пришёл Стуре и принёс рукопись второй части «Мира Огненного». Мне придётся заботиться об издании этой книги. Очень ответственное задание. Сначала надо найти подходящую типографию, шрифт, бумагу и т. д. Однако великая ответственность несёт и великую радость.

 

14 августа

Четыре дня мы всей семьёй, с сестрой Эллы и детьми, были у родственников Эллы в Гауйене и в Грундзалес Рудачи. В первое место мы ездили на крестины, и пришлось нам усвоить одну великую истину: никогда не ездить на чествования и празднества, ибо нет ничего более пустого и более удручающего для духа, чем эти пиршества старого мира. Даже оба местных пастора, в целом, может быть, милые люди, кутили до поздней ночи. Здесь собрался весь сегодняшний цвет сельской интеллигенции. Скука и только скука на всех лицах, ибо кто же думает о духе? Внизу под нами первостатейная корчма, где вопят пьяные голоса. Хорошо, что я заново познакомился с сельской жизнью. В общем-то смысле семья Зиедыней, родственников Эллы, люди добрые. Один из добропорядочнейших – Эмиль в Рудачах, который иногда интересуется и вопросами духовными, читает своей 99-летней матери религиозные статьи, умеет оценить и теперешнее общество и культуру. Разумеется, наиболее приятно было в Рудачах. Однако хочу отметить, что подобные отвлечения от ежедневного рабочего ритма несут с собой и немалую усталость. Кажется, нынче я утолил свою тоску по сельской природе.

 

21 августа

В июле пришло сообщение, что нам официально отказано в просьбе учредить издательство «Агни-Йога». Было так больно. Как неверно понимают слово «Йога», даже насмехаются над ним. И всё же великая настойчивость и дипломатичность Стуре победили. В начале августа я был вместе со Стуре у начальника отдела печати и слышал, как ловко Стуре использует честолюбие Л., ибо тот уже однажды обещал дать разрешение. Так, наконец, мы его получили. Стуре ходил и к министру внутренних дел, но его не приняли. Такое неуважение огорчило Стуре. Напрасно пытался он попасть на приём к Ульманису. Дело Пакта Мира остановилось. Было и указание от Е.И. ничего более не предпринимать в этом деле, ибо относительно правительства все шаги уже сделаны. Оказалось, что в самом Панамериканском союзе было попустительство: ещё до сегодняшнего дня не разосланы приглашения правительствам присоединиться к Пакту. Об этом Е.И. написала Стуре. И здесь выявилась десница Адверза...

 

29 августа. Четверг

В понедельник фрейлейн Кезберг обвенчалась с Клодтом, стала «баронессой», гражданкой Германии. Каждый старший член Общества знает, какое значение этот факт имеет для жизни Общества. Кезберг была среди учредителей Общества. Она когда-то была невестой Шибаева. И он, видимо, до последнего момента не предполагал, что она решится окончательно порвать связи с ним. Эти связи уже отчасти были разорваны. Мы знали о её «романе» на стороне. Уже Доктор несколько раз писал в Индию, огорчал очень Шибаева. Знаем, что уже однажды была назначена и подготовлена свадьба, но, подчиняясь какому-то Указу, Шибаев свадьбу отложил. Это и оказалось решающим испытанием для фрейлейн Кезберг, которое она не выдержала. Как больно это будет Шибаеву. Вдобавок тяжело и по той причине, что, думается, Кезберг остановилась в своём развитии. В последний год она весьма редко появлялась в Обществе. Учение, кажется, читала мало. Теперь романтика потушит все иные устремления. На какую величественную высоту поднялась бы она вместе с Шибаевым! Теперь же, быть может, многие жизни им придётся идти разными путями. Ибо разве Кезберг сможет теперь догнать в развитии Шибаева? Такие у меня грустные, тяжкие раздумья. И Шибаев мне близок, и жаль Кезберг, ибо она всё же развитый дух. Но всё происходит «руками и ногами человеческими». Всё зависит от свободной воли человека.

В субботу и воскресенье мы провели экскурсию в Лиелварде, Кайбалу, Яуньелгаву, Кокнес, Стабурагс. Были осенние ветры, без солнца. Ездили с нами Драудзинь, Залькалн и Витинь.

Субботним утром я сдал в набор «Мир Огненный». Долго искал печатню, где были бы нужные шрифты. Были сомнения. Теперь не буду торопить с набором, пока не придёт ответ от Шибаева, не знаю необходимого количества экземпляров.

 

16 сентября. Понедельник

Сегодня я получил Самое Святое, Самое Прекрасное, Самое Дорогое в моей жизни. Как же словами выразить те чувства, тот трепет, которыми сегодня переполнены мой дух и душа. Я получил сегодня чудеснейший дар моему сердцу, дар, посланный сердцем, – совсем небольшое Изображение вместе с письмом Е.И. Я слишком волновался, чтобы писать. Е.И. на конверте написала: конфиденциально. Она отвечает на мои вопросы об Огненном Мире и Матери Мира. Говорит, что, если бы я сердцем почуял, кто есть Матерь Мира, то она бы мне это открыла. Но намёк она даёт только мне. Другим говорить нельзя.

Пишу эти строки, и во мне пробуждаются предчувствия, и мой дух преклоняется в истинном благоговении перед Великой, Непознанной, Чудесной. Я ещё не в силах окончательно уразуметь всю космичность проблемы. Мне ещё следует познавать и обобщать по Учению понятие Матери Мира. Жду и нечто возвышенно-поэтическое от «Тайной Доктрины».

В конце письма Е.И. отвечает мне словами, которые меня глубоко захватывают, смущают, ободряют, – это по поводу признания ей о моей речи. Мне не следует грустить, главное не речь, но – качество ауры и присутствие её среди членов Общества. Главное – устремление, и что я могу всё выражать в письменных работах. Лечить лучше всего можно молитвой сердца.

В завершение – приветствие от Н.К., который уже в пустыне получил переведённые главы моей книги. Но самое чудесное То, что я постоянно буду носить у своего сердца.[72]

Поистине, мы живём в самую чудесную эпоху человечества. И, быть может, будущие поколения сложат легенды о нас, и образы Е.И. и Н.К. будут овеяны бессмертным светом лучей, и тогда бесконечно счастливыми будут считать тех людей, кому выпала возможность реально с ними общаться и сотрудничать. О, эта наша эпоха! И как же можно не понимать, как могут быть эти нападки, эти сомнения, эта клевета? Как натерпелся Николай Рерих! Но это – жертвенный костёр, который превратится в исполинский маяк света для лучшего человечества.

 

20 сентября

Сегодня утром я отослал воздушной почтой письмо В.Шибаеву, приложил и небольшое письмо Е.И. В нём, в нескольких словах, я высказал всё своё глубокое, святое переживание – посвящение своего сердца ей, Таре. С душевным трепетом я писал, спрашивая, правильно ли я понял идею космической широты? При чтении письма сердце моё горело огнём уже с первого мгновения, и будто бы ликующим пламенем наполнилось всё пространство вокруг. Это письмо, которое сегодня утром я отослал, было вдохновлено восторженным безумием и дерзостью во мне, да простится мне это! Мои чувства в эти дни опьянены святостью. Изучал всё время проблему Тары по Учению. В каком ослепительном свете и на какой высоте она возвышается! Какая жертвенность во имя нового человечества!

Вчера опять, после длительного перерыва, мы собрались в Обществе. Валковский открыл заседание сводной группы, говорил просто и сердечно. Прочёл несколько мест из «Иерархии», затем – новые статьи Н. Рериха «Бережливость», «Вехи» и, наконец, 30-й параграф из второй части «Мира Огненного». Также он объявил о радостной вести, что в Риге со вчерашнего дня начали печатать книги Учения, напечатан уже первый лист. Позже мы собрались отдельными группами.

 

27 сентября. Понедельник

Странно, вчерашним утром я видел во сне Н.К. как будто бы раненого. Утром, когда я встал, отгоняя прочь эти мысли, чувствовал, что это связано с новыми нападками на него. Сегодня утром я получил открытку от Асеева, где он действительно пишет о новой клевете врагов. Асеев обещал ответить им и просит меня выслать некоторые материалы. Я понял, что это новая книжка Иванова о масонах. Сегодня прочёл её. Это писал человек с поистине сатанинской душой. После прочтения её я ещё глубже склонил голову перед Н. Рерихом: ко многим уже существующим его определительным обнаружилось ещё одно – мученик. Конечно, он стоит превыше всего этого, но всё же сердце его болит из-за тупоголовости человечества, что оно противится свету, болит сердце от прыжков безумия служителей тьмы, одобряемых массами людей. Уже завтра отвечу Асееву; если он всё же напишет, пусть не ошибётся, по крайней мере, пусть уклоняется от полемики – разве что-либо возможно втолковать мракобесному сознанию?

 

3 октября. Четверг, ночью

Сегодня вновь, после долгого времени, среди членов Общества царил дух гармонии. После заседания старшей группы все группы собрались вместе. Читались три чудесных письма Е.И. Клизовскому. Все слушали в приподнятом, одухотворённом настроении. Стуре когда-то был против того, чтобы письма читались всем. Теперь же мы подобны детям, которые освободились от чрезмерно строгого учителя. Хотим провести и другие реформы, именно те, по поводу которых Стуре был иного мнения. Недавно Стуре приезжал в Ригу и скоро вновь уехал. Окончательно погряз в долгах (около 9.000 латов), в основном из-за дочери. Мне было его жалко, когда увидел его столь озабоченным. Именно теперь ему следовало бы мыслить только об Обществе, и только о нём. Клизовский постепенно растёт. Чувствуется, что в нём в полной мере созревает всё наследие прежних существований. Меня поразило его признание Валковскому, что в нём давно живёт предчувствие, что он в предыдущей жизни был поэтом Лермонтовым. Когда он был на Кавказе, то весьма живо и чётко помнил, уже заранее, все места и события, которые были в жизни Лермонтова. Быть может, действительно среди нас это возвышенное воплощение? И как знать, кто ещё обитает в нашей среде? Ведь недаром повествуется, что воплотились все воины Шамбалы.

*

Новое безумие некоего народа вспыхнуло на нашей Земле. Италия начала войну с Абиссинией. Неужели теперь снова возможны подобные нечеловеческие выявления, когда так много говорилось о мире, о человечности, о любви?! Разве итальянцы не осознают, что это может быть толчком к новой мировой войне? Какая карма ожидает этот всенародный эгоизм? И это национальное безумие может в любой момент охватить Германию и Японию, которые тоже мнят себя избранными народами. Прозрение наступает только после катастрофы и жестоких страданий. Такова судьба человеческого сознания.

 

6 октября. Воскресенье

Не на слишком ли многое я осмеливаюсь? Не слабы ли мои знания и моё развитие? Достоин ли я этого труда? Вчера во мне вспыхнула мысль, которая показалась столь дерзкой: написать труд, книгу о Белом Братстве и Учителе. И сегодня эта мысль охватила меня с непреодолимой силой. Как бы издалека слышу предсмертный голос Доктора: писать о Братстве. Сердцем чувствую слова Учителя: «Примите на плечи ношу свидетельства Прихода Моего!» Это ведь задача каждого последователя Учения. Но задача весьма тонкая, весьма деликатная. Если свой труд я не посчитаю достойным выйти в виде книги, то хотя бы прочту его в виде доклада. Хотелось бы переработать свою книгу о Прекрасном, но это требовало бы несколько месяцев. И ныне, когда великие события опять задевают планету, когда приближается роковой, предуказанный 1936 год, действительно необходимо дать хотя бы в виде небольшого луча весть о Великом Приближении. Но не дерзаю ли я на нечто несоизмеримое с моими силами? Найдётся ли у меня в нужный момент достаточно чувствознания и такта?

 

11 октября. Пятница, вечером

Вчера, в четверг, на нашем очередном собрании произошла приятная неожиданность: среди нас был Гаральд, сын Доктора. Анкету он заполнил раньше. В последние месяцы он напряжённо читал книги Учения. По некоторым вопросам беседовал с Мисинями и с Драудзинь. И теперь – бесповоротно пришёл к нам. Хотим учредить новую группу, где была бы и часть старших членов Общества, – для повторения Учения. Истинно, развитие Гаральда удивительно продвигается вперёд. В медицине он уже давно идёт по стопам отца. И сам составляет лекарства, изучает, читает. Появляется у него всё больше пациентов. Бывали случаи, когда лекарства отца свершали почти что чудеса. Так, одной девочке, у которой было острое воспаление ушей и нужна была операция, он, взяв на себя риск, предложил оставить больницу и – вылечил! Только что таким же путём вылечил воспаление брюшины, это был очень тяжёлый случай. И теперь – углубляется в Учение. Он начал читать «Сердце». Разумеется, ему ещё много придётся работать, но развитое сердце ведь способно воспринять истины мгновенно и глубоко.

Валковский вчера продолжил читать письма Е.И. к Клизовскому и Буцену. В следующий раз будут читать и письма, адресованные мне. Так мы срастаемся теснее. С 20 октября начнём опять собираться по воскресеньям и отдельными группами.

 

14 октября. Понедельник

Достоин ли я того нового знака доверия, который дарован мне? Сегодня я вновь получил от Е.И. нечто захватывающее, невыразимое, святое: фотографию Священного Камня и ларца. Я читал об этом в книгах Учения. Я читал в «Криптограммах Востока». И вот, мне доверено великое счастье жизни – осознать это реально, этот Кристалл Духа и Света. И затем – само письмо Е.И., одухотворённое и сердечное. Говорит о новом предательстве среди ближайших сотрудников в Америке. В их числе и те, с кем она 14 лет вместе работала. Н.К. в эти дни возвращается из экспедиции, он ещё ничего не знает. Конечно, будет глубоко потрясён, но не поражён, ибо этот дух царственного мужества привык бороться. Е.И. не упоминает имён, но я предчувствую всё. Не напрасно она в каком-то письме Стуре сетовала, что в самом Нью-Йоркском Музее теперь препятствуют и задерживают дело Пакта Мира. Иначе бы не могло случиться то колоссальное попустительство, что ещё до сего дня вне Америки государства не получили приглашения подписать Пакт. И Стуре телеграфировал, чтобы такие приглашения были присланы для Балтийских государств. Жутко вообразить, какую исполинскую битву приходится вести Силам Света в последнее время, и что тёмные знаки ухитряются проникнуть в среду самых доверенных лиц. Это – великое испытание всем. И всё же, воистину, Пакт победит! Победит!

В конце Е.И. говорит о великом смысле Преданности, что присуща она только царям духа. Ей также кажется, что я в прошлых жизнях был в Индии, ибо где же ещё, если не в Индии, вырастает это благороднейшее из всех свойств.

Что же мне дать взамен всех этих святых знаков, которые получил и о которых и не мечтал? Что же ещё другое я могу, как только возжечь своё сердце!

 

8 ноября. Пятница

Наконец я получил из печатни вторую часть «Мира Огненного». И на этот раз в издание этой священной книги вложено немало беспокойств, забот, а может быть, и болезненных мучений. Больше всего при чтении корректуры меня беспокоили старые буквы. Букву «ц» я часто велел заменять. Больно было и то, что в нескольких листах наборщик напечатал несоответственно корректуре. Таких мелких забот было немало. Так или иначе, главное, чтобы издатели были довольны. Сегодня книга отнесена в отдел печати, разрешение получим будто бы только в понедельник к двум часам. Вероятно, желают познакомиться поближе. Будет хорошо!

Сегодня приступили к набору перевода «Иерархии». В один день набрали четыре печатных листа – какое различие в темпах по сравнению с русским изданием «Мира Огненного», которое набирается вручную. И над этим переводом я много работал с Залькалном. Я просматривал его перевод, он – мой, затем мы вместе работали по вечерам.

Вероятно, и эти мрачные осенние дни тоже отчасти повинны в том, что постоянно ощущаю большое напряжение. Переживаю воздействие неизвестных токов. Сознаю приближение накала Армагеддона к его фокусу. И во мне, и через меня он отражается. Знаю, что только во имя Учителя выдержу. Одна у меня жажда – сконцентрировать время. Последний срок начать задуманный труд. Приближается исторический, удивительный год.

 

12 ноября

Когда я думаю об Н.К., в моём сознании встаёт образ Мощного Льва. Таким мощным и мудрым покоем дышит его сущность, в то время как Е.И. излучает божественную нежность и чувствознание. Сегодня я получил в письме Шибаева и открытку от Н.Рериха, и моё сердце затрепетало в радости: «Сердечно ценю Ваше близкое сотрудничество». И Стуре получил открытку. Были в письме и газетные вырезки. В сегодняшнем письме Шибаев просит нас сделать то, о чём мы думали неделю назад в связи с полученной телеграммой: заверить немедленно все авторские права на книги Учения на имя Е.И. Об этом Е.И. я уже ответил, написал и Стуре. Вся сложность в том, что наше государство не присоединилось к Бернской конвенции по авторскому праву. Ещё раз подробно разузнаю, чтобы можно было точно ответить и знать, как действовать.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.