Сделай Сам Свою Работу на 5

В издательстве «Лотаць» и «Звезды гор» вышли из печати 17 глава

Буцен побывал у министра Берзиня и получил принципиальное согласие на учреждение издательства «Агни». Если получит разрешение, то это будет большой победой.

 

5 июня. Пятница

Со вчерашнего дня на лето мы прекратили занятия в группах Учения. Единственно старшая группа будет собираться каждый четверг в шесть вечера, за час до общего собрания. На общей группе прочли очерк Н.К. о помощи, затем труды Дегтярёва и Гребенщикова об Н.К.

 

8 июня. Понедельник, утром

Сегодня два важнейших события. Отослали в отдел печати «Общину». Милую, чудную книгу, дающую наиценнейшие советы для повседневной жизни. Два экземпляра мы только что отослали в Индию. Много забот требовала эта книга. Главным образом потому, что поначалу были осложнения и вообще её печатали столь медленно.

Второй величайший дар я получил сегодня – письмо Н.К., в котором он от себя и от имени Е.И. поздравляет меня и новое правление.

«Поздравляем Вас с избранием председателем нашего Общества в Латвии и шлём Вам всю уверенность нашу, что Вы приложите всю Вашу глубокую сердечность для того, чтобы дело могло расти как истинное культурное достижение. Вы сами знаете, насколько дух человеческий нуждается в любви и сердечности, которые могут вдохновлять к творению дел добрых и просвещённых».

Много, много возвышенных слов, стоящих внимания и приложения Н.К. говорит в этом письме. Позавчера меня заставило задуматься это предложение: «Вы благодетельно используете все местные возможности, чтобы культурные элементы страны были бы истинными доброжелателями Вашего труда».

Это было глубоко, давно ожидаемое письмо. Оно несёт в себе великую радость, и бодрость, и утверждение. Оно несёт нам большую радость в том, что переживания и решения Общества получили высокую поддержку.

Жаль, что Е.И. так больна. Понимаю, как ей тяжело. Об этом догадываюсь по нескольким письмам Н.К. и Шибаева. Её героизм – космическая жертва.

Что же писать о себе? И моё напряжение растёт с каждым днём. Каждую перемену температуры ощущаю уже за несколько дней. Неужели нет границ и у напряжения?



 

12 июня. Пятница, утром

В среду утром я отослал воздушной почтой Е.И. конспект своей книги. С моей стороны это великое дерзновение и смелость – писать о Белом Братстве. Знаю, что если не подошло время систематизировать всё, что сказано в книгах Учения, я с радостью свой труд сократил бы, потому мне так важен совет Е.И. Свой труд в первом черновике я почти завершил, остались ещё три главы: об основах Учения, о новой науке и об Эпохе Майтрейи. Как пережиты те два месяца, с тех пор как я прервал свой труд, как уплыли в мелочах, которые всё-таки были необходимы. Также читал корректуры двух книг: «Общину» – я один, «Врата в Будущее» – с помощью Слётовой. Затем – письма. Далее – все переживания в Обществе меня так волновали. Я человек слишком эмоциональный, чтобы быть настоящим руководителем. Вчера опять было такое напряжение, что еле мог отстранять стихии. Временами так невыразимо <тяжко>. И вот пришли два письма из Индии: от Е.И. и Шибаева. Я не достоин того, что она обо мне так пишет, так доверяет. Я могу дать только своё сердце, но этого слишком мало, надо отдать совершенное, мужественное, звучащее гармонией сердце. Теперь всё стало десятикратно труднее, чем в другие годы. Так трудно творить. Такая усталость по утрам. Каждая мысль, если она нечаянно врывается в область стихий, огненно возвращается в мозг. Как надо остерегаться! В последние дни была большая жара, которая тоже утомляет. Знаю, что и другим чувствительным членам нашего Общества нелегко. Вот что пишет Е.И.:

«Шлю Вам всю мою веру в то, что Вы, приняв духовное наследие Феликса Денисовича, олицетворите в себе его символ – символ Вождя Сердца. Пусть все ищущие Света и отягчённые скорбью найдут отклик в Вашем сердце, пусть все собравшиеся под водительством Вашим почуют ту душевную теплоту, которая может согревать даже при суровом укоре. Ведь самое трудное искусство есть искусство творить отношения между людьми. Ни одно искусство не требует развития такого терпения и такой утончённой чуткости. Нужно уметь проникать в сознание, в сердца и настроения всех окружающих и приходящих; нужно уметь почувствовать тот основной тон, на котором возможно объединиться с ними и объединить их с другими. Но если в сердце заложен великий магнит любви, то всё облегчается, ибо искренность этого чувства покоряет самые заскорузлые сердца. Сердцу, прикоснувшемуся к Красоте, близок должен быть этот язык сердца. Потому вера моя с Вами, Вождём Сердца.

Также шлю сердечную благодарность ближайшим сотрудникам, выразившим свою готовность всячески сотрудничать и помогать Вам во всех делах Общества. Пусть каждый член Общества чувствует, что истинный дом и духовное прибежище его в стенах Общества. Пусть каждый будет не только желанным сотрудником, но и членом единой духовной семьи и пусть сам научится давать на общее пользование то лучшее, что он носит в себе. Итак, пусть Любовь Объединяющая будет девизом нового Цикла».

В конце, между прочим, Указ Учителя выяснить обстоятельства в связи с Принцем: «Пусть в Латвии поищут около Принца – найдут разгадку».

Вчера в Обществе в объединённой группе прочли письма Н.К и Е.И. Затем – выдержки из письма Рамасвамира, ученика Блаватской, о том, как чела нашёл своего Гуру. Нас всех очень, очень глубоко растрогало описание, с какой чрезвычайной преданностью Рамасвамир отправился искать Учителя, и наконец нашёл Его – Учителя Мориа. В завершение г-жа Ренкуль прочла красивый доклад о радости.

 

15 июня. Понедельник, утром

Вчера, с утра пораньше, отправились мы в путешествие в сторону Сабиле через Тукумс. Сначала задержались подольше у меннонитов, и этот час останется наиболее светлым воспоминанием о вчерашнем дне. Руководитель общины меннонитов отец Кригерт – действительно духовная личность, которая своей жизнью подаёт возвышеннейший пример и объединяет всю общину в сплочённый братский приход. Его главный завет: отдавать другому, но не брать, и, кто хочет быть первым, пусть будет слугою для всех. Главное не церковная служба, но сделать жизнь красивой, совершенствовать Божественный луч в себе. Простота, сердечность, чистота между людьми. Сделали благородный жест – для всех нас, тридцати семи гостей, был накрыт стол для утренней трапезы. Отец Кригерт своим бескорыстием и самоотдачей подаст когда-то и нашей общине добрый пример. Меннонитов когда-то посетил д-р Лукин. Он в тот раз приглашал и меня, но из-за маленькой Гунты я не поехал. Затем мы поехали домой через Яунпилс, Ремте, Гайти в Сабиле, Кандаву, Дзирнциемс, останавливаясь в некоторых местах. На этот раз правление было «в полном составе». Было много песен. Такие путешествия сближают лучше всего.

 

16 июня

Сегодня мы получили от цензуры разрешение выпустить «Общину» – через девять дней. Вторая часть книги Клизовского на этот раз была более счастливой, её выпустили уже через три дня.

 

18 июня. Четверг

Неужели новое чудо света, великая нежданная красота придёт в нашу жизнь? Гость с дальних миров? Свет из самого Света? Для нас – новый милый друг, по духу и по крови? Новая великая обязанность и ответственность? Именно в этом году, в этом незабываемом, наиболее несказуемом году?

 

19 июня. Пятница, шесть часов утра

Именно сейчас затмение солнца. Солнце стало, как лунный серп. Сумерки кругом. Какое влияние оно принесёт? Было бы к добру. Но в сознании человечества ныне такое напряжение.

Вчера в Обществе прочли письмо – сообщение от Е.И. и Н.К. Гаральду о том, что он избран почётным членом-корреспондентом «Урусвати». Истинно, быстрота духовного роста <Гаральда> изумительна. В прошлую пятницу по указанию Е.И. мы вручили ему Знак Доверия. В тот же день я передал Знак и Слётовой, у неё как раз теперь появился на свет сын. И г-жа Ренкуль получила письмо от Е.И. Я когда-то послал письмо г-жи Ренкуль, в котором она рассказывала о своём ушедшем муже и его последних днях. К письму я приложил и несколько слов о самой г-же Ренкуль, которая является очень духовным человеком. Между прочим, она однажды видела огненную чашу со знаком Агни-Йоги на ней.

Кроме того, в Обществе читали письмо Н.К. Шанхайскому обществу, затем доклад Мисиня об Этике жизни и наконец – мой обзор об общине меннонитов, который я хочу напечатать в «Цельше»[85].

Гаральд, кроме того, получил ещё письмо от Е.И., в котором она пишет о радости по поводу благотворной работы Гаральда и познания им Учения. Далее она упоминает о моём избрании. Потом – о чутком подходе к людям. О применении соды. И наконец: «Не удивляйтесь, если будете ощущать временный упадок сил, все тонкие организмы особенно ярко реагируют на токи пространства. А сейчас, когда Битва невидимая ещё сильнее видимой, такие ужасные снаряды разрываются в Тонком Мире, наполняя низшие слои, прилегающие к земле, ядовитыми газами разложения. Уже не говоря, что и токи, исходящие из сочетаний некоторых светил, несут тоже тяжкие химизмы. Сейчас и мы, и ближайшие сотрудники наши ощущаем этот упадок сил. Лето будет тяжёлое, но ничего, проживём... Шлю бодрость и мужество, не устрашайтесь никакими нападками. Для идущего в доверии все препятствия обратятся в ковёр-самолёт. Но помня об Армагеддоне, продвигайтесь со всею мудростью».

И я переживаю это. Позавчера ночью был следующий случай. Во сне перед глазами вспыхнул яркий свет, будто бы взрыв, я в ужасе встрепенулся и вскрикнул. Только мысль об Учителе меня успокоила.

 

10 июля. Пятница Меллужи, ул. Травью, 14

9 июня я отослал Е.И. подробный конспект своей книги о Белом Братстве. Осознавал свою великую дерзновенность и ответственность, оттого с этим письмом так долго медлил. Большая часть моей книги в первом черновике была уже завершена в начале апреля, затем я прервал работу в связи со всеми сложными делами Общества. И теперь, в эту субботу, 4 июля, я получил нежданно скоро ответ Е.И. Этот ответ вновь принёс цветущую ветвь с Гималаев, одно из сильнейших, но и сокровеннейших переживаний моей жизни. Е.И. пишет:

«Считаем, что книга эта не только полезна, но именно необходима. Мы всегда опасались и опасаемся, когда затрагивается в печати высочайшее понятие Иерархии Света, но Вам мы вполне доверяем, ибо Ваше чувство красоты и присущая северным народам чистота восприятия уловит тончайшие тона и звучания Радуги Света, окружающей Обитель Всеобъемлющего Сердца. Вы сумеете сочетать Торжественность и Мощь с нежнейшими оттенками. Мы доверяем Вашему чутью, Вашему сердцу, Вашему устремлению к Вершинам Прекрасного.

Конспект составлен очень продуманно. Читая его, мы радовались ширине охваченных понятий в задуманной работе. Так приступайте смело со всем сердечным горением к печатанию Вашего прекрасного труда. Повторяю – нам это большая, большая радость».

Далее – замечание, что Хозяином планеты называют Люцифера. Но Владыка Шамбалы является Водителем Огненного, Высшего Мира, и лишь добровольно принял на себя ответственность за планету ввиду восстания Князя мира сего.

«В Эзотерическом Учении указаны трое Владык Мира – Будда, Христос и Майтрейя. Майтрейя – Старший, Первый и Последний, Царь Царей, Учитель Учителей. В "Тайной Доктрине" Он – Санат Кумар. Последнее пишу только Вам и для тех членов правления, которым Вы найдёте возможным это сказать.

Высказав Вам наше мнение, я призадумалась, что скажет на это Сам Великий Владыка. И через некоторое время пришёл Ответ – "Похвали Рудзитиса, он действует как подобает. Именно таким путём движется Учение". Можете себе представить мою радость! Владыка не любит расточать похвалы, и потому получение такого Одобрения особо драгоценно. Знаю, как сердце Ваше воспримет этот знак Доверия.

Спешу также послать Совет Великого Владыки, данный всем ближайшим сотрудникам, и прошу Вас передать его ближайшим членам правления. – "Советую установить точку зрения на Теософское общество. Не следует осуждать Общество. Там, где Изображения Учителей и Упасики, там не нужно осуждать. Много ошибок в Обществе, но всё же там почитают Учителей. Кроме Каменской, все друзья. Потому не раздражайте их, упоминая ошибки. Особенно сейчас не нужно творить себе врагов. Когда силы тьмы нападают, тогда нужно не умножать врагов. Так укажите сотрудникам не осуждать, иначе не будет друзей. Советую принять к исполнению"».

Далее Е.И. отмечает, что у них среди теософов много друзей и что подобает относиться к ним бережно. Высылает 200 параграфов новой книги «Аум». Наконец, указывает на две досадные ошибки в третьей части «Мира Огненного».

«Как понимаю я Вас, что в этом году Вам трудно писать и работать! Да, токи ужасны. Страшное давление испытывает Земля. Всё лето токи будут тяжкими, лишь позднею осенью будет полегче. Берегите здоровье и храните единение».

В конце велит передать Знак Доверия г-же О.Крауклис.

Как же мне после такого письма дальше жить?! Ведь это было как прикосновение Огненного Мира. После прочтения письма наступило такое напряжение, что я поспешил уйти из дома в более одинокое место – подальше в лес. Достоин ли я этих чудеснейших слов?! Мог бы я так писать, как писал восемь лет назад – свободно, в полёте! А теперь писать надо десятикратно вдохновеннее. Но в эти дни столь часто вся голова и тело, как в тисках. Каждый атом болезнен. Тело кажется скорлупой – в любое мгновение может сгореть. Ах, что же может сказать моё сердце?! Даже о благодарности думать бессмысленно, когда Священнейший Дар зазвучал в моём сердце. И ещё одно место в письме так сильно меня захватило, ввело в смятение. Слова: «Старший, Первый и Последний»... Это я уже предчувствовал. Но теперь – более чем знаю.

Как же я обо всём этом пишу? Как осмеливаюсь писать о всём сокровенно-священном?!

Отзыв о конспекте моей книги я решил показать только Валковскому. Вечером, возвращаясь домой из Общества, сели мы на скамейке и вместе прочли.

«Врата в Будущее» вышла из цензуры 30 июня. Но только вчера начали рассылать книги за рубеж и продавать членам Общества. В скором времени придётся печатать новую книгу Н.К. «Нерушимое».

25 июня я получил от Н.К. письмо вместе с его статьёй «Борьба с невежеством». Меня удивило то, что Шкляверу удалось достать «Общину» раннего издания. Отослал два письма Н.К. и Е.И. Переписка моя расширяется. Я получил от секретаря Каунасского общества Сипавичюса приглашение сотрудничать с их журналом. Г-жа <Зинаида> Лихтман поздравила меня с избранием и прислала статью о судебном процессе в Нью-Йоркском Музее, эту статью подписали Зинаида и Морис Лихтман и Франсис Грант (последняя написала чудную книгу о восточной философии, я её получил в качестве подарка от Шибаева). И далее – <переписка> с Шибаевым, Асеевым, Серафинене, Сеплевенко, Тарасовым, Шклявером и т. д. Проф. Дале я только что отослал письмо вместе с копией письма Н.К., где есть слова Учителя о девочке в Латвии, которая читает мысли. Я благодарен Дуцману за его статью в ряде номеров в «Сеейс»[86], которая сильно изумила и обрадовала нас. Но он уже на второе письмо не отвечает.

Всё время работаю над своим трудом о Культуре Красоты – на русском языке, дополняя, исправляя. Хочу выпустить в виде брошюры. Такой замысел был у меня давно. Размышляю, не мало ли по объёму? Ибо всё равно этот труд, как глава в моём крупном очерке о Прекрасном, выйдет отдельной небольшой книгой. Чувствую, что этот вопрос теперь актуален, особенно из-за завершающей части брошюры. Ибо она заканчивается вестью сердца о Пришествии Учителя.

В последнее время по четвергам мы читали очерки Н.К., параграфы из «Аума» и краткий доклад Буцена об этике жизни. Вчера Валковский прочёл большое и прекрасное письмо Е.И. к Буцену от 6 июня. Буцен с Зильберсдорфом только что вернулись из Эстонии, где посетили друзей Н.К. и Учения.

Поздно вечером, после <занятий> в Обществе, меня пригласила в гости Аида Виестур. Я думал, что ожидается нечто серьёзное, ибо она сама в Общество не пришла. Первым делом она осведомилась, переговорил ли я с Валковским об их отношениях с Принцисом. Она поняла из последнего разговора с Валковским, что якобы мы желаем, чтобы они поженились. А то иначе она может когда-нибудь пойти по лёгкому пути. Я сказал, что мы это не обсуждали, это настолько личное дело, что никто не может давать советов, решить надо самим и доверять надо единственно своему сердцу, ибо «сердце – обитель Бога». Наконец, Аида открыла мне своё сердце: она действительно любит Принциса. Она от других это скрывала. Минувшей зимой Аида вместе с матерью обрушивалась на Принциса за его безрассудство в делах магазина. Но сердце говорило другое. Да, сердце непостижимо. Возможно, что Принцис на самом деле когда-то был интересным. Но теперь он стал столь малодушным, неуравновешенным, даже нередко лживым. Возможно, в нём когда-то была духовность, но ныне подавлена. Да, непонятен характер Принциса. Аида его вовсе не воспитывает, только ещё больше балует. Он потерял чувство такта, родители Аиды его ненавидят, но он приходит к ним и живёт у них. Он болен туберкулёзом, и это ещё больше всё усугубляет. Наконец, Аида открыла мне нечто неожиданное. В воскресенье она была на экскурсии в Дундагу. Там однажды вечером на хуторе она пережила нечто странное в отношении к Принцису. Когда она приехала в Ригу, позвала его в свою комнату, зажгла свечи и торжественно передала ему Знак Доверия. Было ли это проявлением сострадания к Принцису, или было вызвано сожалением о том, что ранее вместе с матерью она Принциса упрекала, или от того, что сама не однажды ощущала себя недостойной иметь этот Знак? И всё это под воздействием мгновенного импульса заставило её сделать именно такой опрометчивый шаг. Да, такого я от Аиды менее всего ожидал. Если она действительно не осознала внутренне и не прочувствовала сокровенного смысла Знака, то в ней на самом деле есть нечто неуравновешенное и несгармонизированное. Я сказал ей: Знак Доверия Учителя предназначен только ей, её духовной ступени. Подобно тому, как она не в силах подарить другому своё сознание и духовность, так и этот Знак в чужих руках не имеет никакого значения. Разумеется, если она чувствовала себя недостойной, то могла вернуть его мне. Как грустно было обо всём этом слышать! Понятно, она теперь этот Знак возьмёт назад. Но как выправить неуважение сердца? Как же её сердце могло не почувствовать истинную правду, как же сердце её могло молчать?!

 

12 июля. Воскресенье

Вчера вечером и сегодня нас посетили Гаральд и чета Мисинь, обо многом говорили. Они всерьёз хотят к осени приобрести вблизи Риги участок земли покрупнее, чтобы заложить основы нашей «общины»: устроить теплицы, здания, детский сад и санаторий. Гаральд за короткое время обрёл большую популярность среди пациентов. Лечащихся у него столько же, как у отца. И зарабатывает много. Хочет каждый месяц откладывать 1000 латов на Общество. Уже много давал на издание книг. Он и Вайчулёнис – финансовые опоры наших начинаний. Гаральд очень пылок, ригористичен, горячо желает каждое положение Учения проводить в жизнь. Хотя он ещё не успел войти сознанием во все подробности Учения, но сердцем уже охватывает многое. Его духовная эволюция свершается изумительно быстро. Оттого и в Индии ему радуются.

 

18 июля

В Обществе гостит г-жа Кима из Эстонии. Драудзинь и Буцен от неё в восторге. Буцен пригласил её в гости. Действительно, она – дух широкой культуры, этические и духовные основы близки нашему Учению. Своей громадной энергией она многое что сумела свершить в Эстонии. Предлагает и нам свои услуги. В четверг в Обществе ей дали слово. Нам не понравилось, что она начала с того, что имеет великое счастье быть ученицей Розендорфа. Буцен о нём отзывался хорошо, только его религиозные воззрения странны и неприемлемы, он учился на Евангелиях Лорбера. Среди оккультистов Таллина он пользуется значительным авторитетом. И потом г-жа Кима произнесла фразу: «Розендорф получает прямые указания из Белого Братства». Разумеется, это неправда, значит, у него есть какая-то связь с астральными видениями, «объективность» которых мы все хорошо знаем. Жаль и г-жу Кима. Увидим, что ответит Е.И., которой Буцен написал подробный отчёт о своём путешествии в Эстонию.

Всем членам Общества, которые получили Знак, мы вручили выписки об этом Знаке из писем Е.И. Об этом я уже давно подумывал. Если бы мы это сделали ранее, выписки заставили бы Аиду серьезнее помыслить о священном значении Знака.

 

22 июля

Вчера меня навестил Валковский, накопилось много необсуждённого. А именно – болезненный вопрос Я.Принциса и Аиды. Отношения Слётовой и Фрицберг необходимо улучшить. Клизовский – довольно слабый психолог, одного члена Общества, которого он рекомендовал, придётся исключить, и в кооператив он предложил руководителя, который затем растратил большие деньги. И в другом он действует самочинно, не обсудив с правлением. Также Буцен ещё недостаточно психологически подходит к людям. Интересно, каков будет отзыв Е.И. о его путешествии в Таллин. Буцен отправился в «апостольское» путешествие в Таллин, как он сам писал, но привёз с собой миссионера иной религии. Г-жа Кима – духовно богатый человек, но если она желает эволюционировать, ей надо освободиться от влияния Розендорфа.

Я получил для печати «Нерушимое» и 200 параграфов «Аума». Наиболее тяжкая проблема – достать бумагу.

 

24 июля. Пятница

Я получил письмо Н.К. от 11 июля.

В Обществе мы решили, что каждый четверг сводную группу будет вести по очереди кто-то из членов правления. Вчера впервые мы поручили это Гаральду. Он не готовился, но охотно согласился, это был его дебют. Выступал горячо, как юный лев, хотя, конечно, чувствовал себя ещё не совсем свободно. Прочёл труды Н.К. «Новая Эра» и «Великий Облик». Затем актриса Виестур читала из «Аума».

Драудзинь перевела «Сердце», теперь торопится одолеть «Общину». Не знаю, как мне всё успеть? Надо бы просмотреть вместе с Драудзинь «Сердце». Вскоре предстоит чтение корректур книги «Нерушимое». Свой очерк о Прекрасном я тоже ещё окончательно не завершил. Есть дни, когда столь тяжко нечто творческое свершить, голова такая затуманенная.

 

31 июля

На вчерашнем общем заседании Буцен рассказал о пророчествах из пирамиды Хеопса. Затем Валковский прочёл очерк Н.К. «Промедление» и Стуран – выдержки из «Аума». Так приятно было видеть неожиданно большое число присутствующих членов Общества, столько не всегда появлялось и зимой – 40 человек. Люди по-настоящему начинают ощущать в Обществе свой Ашрам. Здесь сердце соприкасается с сердцем. Здесь укрепляется и кристаллизуется Серебряная нить с Владыкою Света.

После собрания Аида пригласила меня навестить её. Была очень взволнованной, исстрадавшейся. Я в прошлый раз ей сказал, что мне очень больно, что именно её сердце не прочувствовало Прекраснейшее, то, что связано со Знаком. Мои предчувствия оправдались: она положила передо мной Знак, чтобы я взял его обратно. Было так тяжко. Аида молчала, и у меня не было слов. Прощаясь, я вернул ей Знак и сказал, что даю ей на сохранение. Знаю, что у Аиды масса страданий и в связи с Принцисом, и в связи со Знаком. Но её собственному сердцу полагается найти истинный путь. Хочу всё же весь этот конфликт пересказать Е.И., это мой долг.

 

7 августа. Пятница

Вчера к нам в Общество явился гость, отец Кригерт, руководитель меннонитов. Он остался в нашей душе как наиболее милая память с того дня, как мы ездили ознакомиться с жизнью, устроенной им в своей общине. Мы в качестве благодарности за приём послали им все наши книги Учения, на латышском и русском языках. Он написал мне сердечное письмо, но всё же отметил, что Агни-Йога сочинена в слишком высоком стиле и им достаточно Учения Христа. Я ответил длинным письмом, поясняя то, почему все религии говорят языком символов и аллегорий, и, наконец, что мы изучаем то эзотерическое Учение, которое Христос открывал только своим ученикам, но скрывал от широкой публики. Вчера в Обществе Валковский говорил о книге «Иерархия», о предстоянии сердцем пред Образом Учителя. Потом Вайчулёнис прочёл доклад об Иерархии. Для отца Кригерта, который впервые это слушал, наверняка многое было неожиданным, и многое казалось непонятным.

В понедельник стали набирать «Нерушимое». Получил я и продолжение «Аума».

 

14 августа

Вчера в Обществе Клизовский прочёл доклад о тёмных силах, потом – очерки Н.К.: «Горький», «Мир», «По лицу земли». Буцен получил от Е.И. письмо от 23 июля. В скором времени в Риге мы сможем печатать «Тайную Доктрину». Новое, великое событие в нашей жизни. Гаральд и Мисинь много думают об учреждении «общины» в сельской местности. По этому поводу мы собрались группой членов Общества. Во-первых, мы хотим выяснить сам принцип общины, насколько она возможна и применима в индивидуальных формах нашего времени. Ибо нельзя забывать, что общине положено вмещать личные особенности каждого члена, надо предоставлять возможность стопроцентно им выявляться. Только тогда будет истинное сотрудничество. Ибо весьма несоизмеримо, к примеру, следующее: г-жа Драудзинь ныне едет на свой участок корчевать пни, в то время как она хорошо переводит и пишет очень продуманные доклады. Вторым затруднением оказалось то, что г-жа Драудзинь предлагает общине свою землю, которую недавно приобрела, но она несколько далековато – в Юмправе. И она желает устроить детский интернат. В проекте Гаральда – купить землю не далее как за 25 километров от Риги. Там, кроме теплиц, которые обеспечивали бы существование, мы могли бы устроить детский сад, позже – и народный университет и т.д. Гаральд мечтает и о своём санатории. Но одна беда – найдутся ли члены Общества, которые бы там жили? Возможно, что пожелают несколько, но это ещё не будет настоящей общиной, если придётся со стороны набирать наёмных рабочих. Но применимы ли общины древних форм для нашего времени? И не является ли «Урусвати» общиной, где имеется духовный центр и другие работники, которые сотрудничают, хотя и не знакомы с Учением, трудясь согласно лучшим своим способностям и побуждениям? Наше Общество уже само по себе является духовной общиной, и целью является именно этой общине дать привязку к жизни. Членам Общества надо активно участвовать в текущей жизни, возвышать её, посвящать культурным начинаниям свои лучшие способности и желания. Обособленную общину ныне построить трудно, она должна быть составляющей частью большой жизни. Вероятно, так понимает идею необходимости современной общины и Е.И.? В письме Буцену она говорит: «Трудно, очень трудно, если члены такой общины будут слишком разниться по сознанию. Самое важное – не тесное общежитие, но научиться вообще проявлять дух сотрудничества и дружелюбия в жизни каждого дня и во всех условиях. Ибо новые проблемы во всех областях жизни, встающие перед человечеством, требуют уже участия многих сил и специалистов для достижения синтетического вывода и практического разрешения». Гаральд и Мисинь серьёзно хотели уже осенью приобрести земельный участок, но в связи с печатанием «Тайной Доктрины», что потребует больших средств, реализацию первой идеи придётся отложить. Я лично желал бы, чтобы лучше построили в Риге сначала здание Общества, где можно было бы устроить квартиры членам Общества, музей, библиотеку, доступную всем, вегетарианскую столовую, книжный магазин, пекарню и так далее. Разумеется, для такого здания потребуется гораздо больший капитал, чем на участок земли в сельской местности. Так или иначе, в скором времени практическое решение этой проблемы будет выяснено.

Далее Е.И. отвечает Буцену по поводу его сообщения о поездке в Эстонию. О Лорбере, учение которого проповедует Розендорф, Учитель сказал: «Мы его не знаем». Розендорф рассказывал, что у него имеется прямая связь с Белым Братством и т. д., из этого одного уже можно было судить об ошибочности этого движения. Е.И. советует не пытаться создавать группы за рубежом, ибо это получится навязыванием своих взглядов, но спокойно продолжать начатый труд здесь, на месте, и принимать посетителей.

В завершение Е.И. говорит об ожидаемых событиях: «Знаки великой Победы уже обозначились, ещё малое время, и многое установится прочно. Знаки Благоденствия хранят. Но на октябрь события сгущаются, чернота несётся на юг». И «доновцы» Буцену говорили, что в октябре ожидаются события. Ныне в Испании между братьями выявляется самая дикая бесчеловечность. Нарушаются все международные законы, все этические императивы, любой голос совести. Лётчики, так же как в Абиссинии, спокойно забрасывают бомбами города, где гибнут женщины и дети. Фанатичная толпа особенно свирепствует против культурных и художественных ценностей. Если так ещё некоторое время будет продолжаться, Испания останется без культуры и духа.

 

22 августа. Меллужи

В четверг Мисинь прочла труд Рериха «Шамбала Сияющая». Чудесный труд, полный священнейшего трепета духа. Весь вечер прошёл во власти несказуемых настроений сердца. Валковский получил письмо от Е.И. Он отослал ей и мою «речь» в Обществе от 14-го мая. Чудесно и поразительно, что Е.И. говорит, что у меня сине-голубая аура. То же самое мне однажды сказал один латыш – розенкрейцер, который видит ауры. Конечно, Е.И. достигла высшей гармонизации центров. Для взора духовного синтеза не существует пространства и времени. Лучше всего о человеке можно судить по фотографии и почерку.

Сегодня начали набирать мою книгу о Красоте.

 

27 августа. Четверг, 11 часов вечера, Рига

Сегодня вечером я выдержал труднейший экзамен моей жизни. Я выступил в Обществе на общем собрании. Как обычно, начал словами Учения, затем – мгновение молчания. Потом прочёл небольшой доклад об Обществе как Ашраме, о том, что членам Общества надо проявлять наибольшую активность на пользу Общества, об Обществе, как духовной общине, о культурности и о необходимости избегать сектантства и, наконец, о планах, которые предстоит реализовать в Обществе. Потом я поручил другим членам Общества прочесть очерки Н.К. «Содружество», «Глаз <дальний>», «Скорее!», «Он». Под конец прочёл ещё четыре параграфа из «Аума». Так я завершил вечер в великом напряжении, во имя Учителя. Да, что для одного легко, для другого – наитруднейшее. Но каждому дана индивидуальная линия развития.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.