Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Изменения социального строя

В X-XIII вв. происходят дальнейшие перемены в социальном портрете китайского общества. Заметно падает влияние аристократических кланов. Еще с н. XI в. перестают составляться генеалогические списки-перечни аристократических семейств. На руководящих постах, особенно в провинции, аристократию все больше оттесняют «незнатные» служилые. Ощутимо ослабевает сила военных округов и возрастает престиж и значение чиновной карьеры. Однако ослабление позиций аристократии не означало ее полного исчезновения. Происходило сращивание чиновной бюрократии (ее высших слоев) с аристократией.

Времена Сун называют «золотым веком» чиновничества. Укрепляются и расширяются его привилегии. Получение чина и солидной должности позволяло не только всю жизнь «наслаждаться роскошью», но и обеспечить безбедное существование нескольким поколениям потомков. Возросло число обладателей ученых степеней и учащихся – кандидатов на их получение. Они именовались шэньши и составляли особую, пользующуюся немалым социальным престижем прослойку общества, дополнявшую чиновничество и сливавшуюся с ним. Нельзя преувеличивать «демократичность» экзаменационного канала выдвижения. В период Сун проявилось сращивание богатства и служебной карьеры. Но все же экзамены способствовали обновлению и расширению господствующего класса и привели к расширению социальной базы имперского порядка в X-XIII вв.

Характерной чертой X-XIII вв. было повышение социальной роли зажиточных городских слоев, прежде всего крупных торговцев. Ярким показателем служит вхождение в оборот частных кредитных чеков. Но экономическое господство этой прослойки не давало никаких политических преимуществ при установившемся общественном порядке.

Абсолютное большинство страны, как и прежде, составляло крестьянство. Оно не было однородно в экономическом и правовом отношении. Официально простолюдины делились на две основные категории: чжуху (хозяева) – то есть тех, кто вел самостоятельное хозяйство и кэху (пришлые) – тех, кто арендовал землю. Степень зависимости кэху была различной. Практически они полностью зависели от произвола хозяина. Кабальные условия аренды лишали их права на передвижение



В связи с этим встает вопрос о степени привязанности китайского крестьянства к земле в описываемый период. Он остается дискуссионным. Официальная приписка к месту жительства, указы по обнаружению и возвращению беглецов, круговая порука и т.п. говорят об определенной привязанности к месту. Что касается арендаторов, то они также на практике были прикреплены к земле, хотя юридически сохраняли личную свободу.

В X-XIII в. происходят изменения и в общинной организации. Хотя свободной соседской общины в Китае уже не существовало, общинные начала не умерли. В небольших деревнях наблюдается усиление клановой организации, распространяется обычай составления родословных списков членов клана, повышается роль клановой верхушки. Государство использовало общинные начала в деревне, как и прежде, для сбора налогов, установления круговой поруки, полицейского надзора. Сверху насаждались принудительные объединения (5, 10, 30, 50, 100, 500-дворки.).

C начала эпохи Сун шел процесс исчезновения лично-неполноправных сословий. Сначала отмирают государственные зависимые, к концу X в. – буцюй, а концу XIII в. этот процесс завершается полностью, за исключением проявлений домашнего патриархального рабства. Отношения личной зависимости заменяются связями типа хозяин-арендатор.

В северных районах страны после их завоевания чжурчжэнями рядовое китайское население было поставлено ниже чжурчжэней. Китайцы превращались в подневольное население с определенной степенью зависимости, или же в рабов. Однако постепенно происходила китаизация чжурчжэеней, что привело к сближению с сунской моделью социальных отношений.

Официальная доктрина по-прежнему не выделяла горожан из административной и социальной системы империи. Городские жители, как и деревенские, заносились в списки на предмет учета и налогообложения и делились на чжуху и кэху. Города подразделялись на районы, подчиненные имперским властям, и не имели ни малейших признаков самоуправления. Ремесленно-торговые объединения – ханы – не приобрели всех черт, присущих цеховой организации. Поэтому можно сказать, что повышение роли городских слоев в экономической и общественной жизни сунской эпохи не получило соответствующего отражения в социальных порядках империи. Особую прослойку китайского общества эпохи Сун, как и раньше, составляли буддийские и даосские монахи и монахини. К 20-м гг.XI в. их насчитывалось около 460 тыс. В городах появляется также заметный люмпенский слой: нищие, бродяги, проститутки и т.п.

Нараставшая эксплуатация крестьянства со стороны государства и частных хозяев, жестокость этой эксплуатации в X-XIII в. вызывали социальный протест низов. Наибольшее количество волнений отмечалось в юго-западных районах страны, затем центр восстаний переместился на север. Самое крупное восстание произошло в 1120-1122 гг. на юго-востоке страны под руководством Фан Ла. Все эти движения были направлены против властей, против угнетения и произвола с их стороны. Добиваясь успеха, повстанцы пытались создать «новую» власть, но строили ее на прежних традиционных началах. Идеология восстаний обязательно включала сильную струю эгалитаризма – стремления уравнять имущество. Часто это дополнялось религиозно-мистическими настроениями. Все эти восстания были подавлены.

В XIII в. процесс этнической консолидации привел к складыванию китайского этноса. Это выразилось в появлении четкого этнического самосознания, в выделении китайского государства (а не династии). В X-XIII вв. растет население страны (данные противоречивы, но можно говорить о 80-110 млн. жителей).

Однако на местном уровне прослеживаются различия в жизни отдельных групп населения. Прежде всего это относится к различиям между южанами и северянами. Они проявлялись в разнице в диалектах, обычаях, характере поселений, кухне и т.п. В государствах киданей, тангутов и чжурчжэней шла не только китаизация завоевателей, но и варваризация коренного населения. Это смешение культур активно шло на севере, и почти не имело места на юге.

Вместе с тем захват чжурчжэнями значительной части Центральной равнины вызвал новую мощную волну бегства из северных районов на юг. Население южной части стало заметно превосходить северную по численности.

Культура X-XIII вв.

Благодаря ксилографии еще шире распространились книги, книгопечатание стало обыденностью. Удешевление книжной продукции способствовало росту грамотности, возросло количество казенных училищ, открылись многочисленные частные школы. В столицах открылись специализированные училища, где преподавались правоведение, математика, астрономия, медицина, военное дело, изящная словесность, изобразительное искусство. В Кайфыне и Ханчжоу стала издаваться первая газета – «Столичный вестник», которая информировала о событиях с мест.

На базе роста образованности развиваются научные знания. Опыты алхимиков, искавших элексир бессмертия, привели в конце X в. к изобретению пороха. В начале XII в. в мореплавании стал использоваться изобретенный в Китае компас. Большое общекультурное значение имело изобретение и применение ассигнаций. В исторической науке в X-XIII вв. было создано 6 официальных династийных историй и множество классических сочинений. С XII в. появляется жанр региональных географических описаний. Составляются новые описания зарубежных и заморских краев, новые словари и др.

В быт с X в. входят устройство в домах отапливаемых лежанок, употребление высоких столов и стульев (среди состоятельных горожан), обычай путем бинтования сдерживать рост ступней у женщин (среди горожан). К XIII в. изменяются некоторые элементы одежды, разнообразятся блюда китайской кухни. Городской быт становится резко отличным от деревенского. Приметами города были бани, аптеки, меняльные конторы, пункты проката вещей, харчевни, питейные заведения, увеселительные кварталы, ночная жизнь, зрелищные мероприятия, игорные дома, а также налаженная противопожарная служба, вывоз нечистот, подметание улиц, водоснабжение (через водоносов), сточные канавы и т.п.

Радикальные изменения происходят и в неоконфуцианстве. В социальном плане оно утверждало существующие иерархию и неравенство, соотнося их с понятием личного долга. Неоконфуцианство рождалось в противовес буддизму и даосизму. Однако в него вошли и многие уже укоренившиеся положения буддизма и даосизма (например, космогонические теории).

Начинавшиеся еще при Тан гонения на буддизм и утверждение неоконфуцианства как господствующей идеологии способствовали постепенному ослаблению позиций буддийского вероучения в Китае. Правительства Поздней Чжоу и Сун также издавали указы о закрытии монастырей, роспуске монахов, но это не означало, что буддизм окончательно утратил свое влияние. Буддизм потерял поощрение верхов, но он остался в низах общества. Сохранение буддизма и даосизма наряду с неокунфуцианством, их взаимовлияние привели к их переплетению и религиозному синкретизму, в рамках которого наблюдались и единство и разнообразие обрядов и верований. Проникшие в Китай ближневосточные религии (несторианство, манихейство, зороастризм) практически не участвовали в этом синтезе и уже в X в. сошли на нет.

Большого расцвета достигло литературное творчество. Основателем сунской школы поэзии стал Оуян Сю – замечательный мастер ритмической прозы и поэзии, возглавивший движение за обновление поэзии. В поэзии также развивается жанр стихов песенного типа. Особую известность получило творчество Су Ши. (XI в.). Из сборников записанных рассказов устных сказителей в XI в. вырос новый литературный жанр прозы на разговорном языке. В X-XII вв. происходит четкое отделение сугубо письменного языка от разговорного.

Интерес к живописи и каллиграфии охватил просвещенные и привилегированные слои и считается, что X-XIII вв. – золотой век китайской живописи. В конце X в. в Нанкине открылась придворная Академия живописи. В XII в. в Кайфэне, при дворе был организован музей, где хранились произведения живописи и художественные изделия (был разграблен во время вторжения чжурчжэней). Особенно одухотворенным и лиричным в эпоху Сун стал пейзаж, ведущим мастером которого был Го Си (XI в.). Живописные свитки, пронизанные идеями единства человека с природой, выражали, скорее , настрой художника, а не саму реальность. С развитием книгопечатания появляется книжная гравюра.

Итак, именно в X-XII вв. в китайском обществе закрепляются многие черты, сохранившиеся с небольшими изменениями и в дальнейшем. Это дает основание исследователям считать, что в X-XIII вв. Китай вступил в новый этап своего развития.

КОРЕЯ в III-XII вв.

1. Период Трех государств.

2. Государство Объединенное Силла.

3. Государство Корё.

Период Трех государств.

В первые века нашей эры на территории Корейского полуострова существовал ряд политических объединений, возникавших на племенной основе. На самом севере располагалось Пуё, к югу от него – родственное Когурё, к востоку от Когурё, вдоль побережья Японского моря – Восточное Окчо и Восточное Е. Севернее двух последних находилось Северное Окчо. К югу от реки Ханган существовали еще три племенных объединения, занимая всю остальную часть Корейского полуострова: Махан (западное побережье), Чинхан (восточное побережье, до государства Е на севере) и Пёнхан, или Пёнджин (к югу от Чинхана). В китайских источниках они названы государствами. Однако государственная организация в них еще находилась в стадии возникновения.

Эти государственные объединения (государствами в полном смысле их еще назвать нельзя, процесс становления государственности только начинался) возглавлялись ванами, в недалеком прошлом – военными вождями. Власть вана не обязательно передавалась по наследству, он мог быть смещен, если случались стихийные бедствия или неурожаи (считалось, что за это он нес персональную ответственность). Ван выполнял, вероятно, и функции верховного жреца. В структуре власти имелись еще заметные пережитки родового строя, в частности, существовало народное собрание, в ведении которого находились некоторые судебные дела. Однако оно функционировало в дни больших праздников и в непосредственном управлении не играло существенной роли. Власть вана как верховного правителя была непререкаемой и полной. Ван выдвигался верхушкой аристократии того рода, которому принадлежала в данный момент ведущая роль в политическом образовании.

Высший слой общества составляла аристократия га – члены правящего рода и старейшины других родов или общин. Аристократия выполняла все функции управления отдельными районами, среди аристократии существовала иерархия по служебному принципу.

Простой народ назывался хахо.[13] Общей особенностью простонародья в эпоху Трех государств стало сохранение прочных связей с общиной, препятствующих потере личной свободы. Простонародье в массе своей состояло из государственных крестьян, наделенных землей и обязанных нести военную службу, вносить налог, подать и исполнять трудовую повинность. Признаком казеннообязанного состояния крестьян служит забота центрального правительства о прокормлении населения в случае стихийных бедствий и неуроджаев, а также об обеспечении крестьян семенами (при частнообязанном состоянии крестьян такая забота считается обязанностью владельца). Связь с общиной и наделение государственной землей, казалось бы, гарантировали социальную и экономическую стабильность простонародья. К тому же правительства Трех государств провозглашали земледельцев «основой государства». Однако неурожаи, войны, стихийные бедствия, повышение цен на хлеб, невысокая производительность и тяжелые повинности в совокупности часто оборачивались разорением крестьян, бегством их со своих участков, волнениями. Ниже хахо стояли рабы – в них обращали семьи казненных преступников и военнопленных.

На рубеже и в первые века нашей эры в наиболее развитых из существовавших на Корейском полуострове политических образований шло формирование государственности. По традиционной версии, основание государства Силла (в юго-восточной части) относится к 57 г. до н.э., государства Когурё, занимающего северную часть полуострова, относится к 37 г. до н.э.; Пэкче, находящегося в юго-западной части полуострова – к 18 г. до н.э. Даты эти связаны с реальными политическими событиями в жизни древних корейских общин, но о существовании в то время государственности говорить еще нельзя – происходил процесс становления этих государств, причем в Силла он завершился несколько позднее, чем в Когурё и Пэкче.

Общей чертой в образовании трех корейских государств было то, что все они сложились на общинной основе, т.е. путем объединения родственных общин-бу, одна из которых имела или постепенно приобретала господствующее положение. Такая община присваивала себе право выдвигать из своей среды ванов, причем в Силла он завершился несколько позднее, чем в Когурё и Пэкче.

Общей чертой в образовании трех корейских государств было то, что все они сложились на общинной основе, т.е. путем объединения родственных общин-бу, одна из которых имела или постепенно приобретала господствующее положение. Такая община присваивала себе право выдвигать из своей среды ванов.

Становление ранних корейских государств проходило в постоянной борьбе с соседними политическими образованиями, а также с властями китайских пограничных округов. Особенно активно против китайских округов борьба шла в I-II вв. Вообще история Кореи


всегда была связана с историей Китая и Японии, причем с политической точки зрения это соседство было не вполне удачным – Корея для них являлась спорной территорией, яблоком раздора.

Со второй половины I в. начинаются столкновения между Силла и Пэкче, причем нападает, как правило, Пэкче. В III в. в ситуацию на Корейском полуострове был внесен новый фактор. В Китае пала династия Хань, и на севере образовалось государство Вэй. В 254 г. вэйские войска прошли через всю страну и нанесли большой урон Когурё.

Силла в III в. продолжало бороться с японцами (они за этот век 9 раз нападали на Силла), и с Пэкче – за тот же период было зафиксировано 12 пэкческих нападений. В 245 г. произошло перовое столкновение Силла с Когурё.

Около 371 г. Пэкче подчинило себе всю территорию бывшего китайского округа Дайфан и установило отношения с китайской династией Цзинь. Силла также установило с Китаем отношения во 2/2 IV в.

Таким образом, в IV в. в основном завершились войны Когурё, Пэкче и Силла с окружавшими их более мелкими политическими образованиями; началась борьба между тремя государствами за гегемонию на полуострове. В конце IV-начале V в. сложились как бы две группировки: Когурё и Силла против Пэкче и японцев. Однако уже в сер. V в. Пэкче и Силла объединились против Когурё, т.е. против угрозы с севера.

В середине VI в. Силла, окрепнув, впервые перешло к завоевательным действиям, причем против обоих государств – и Пэкче, и Когурё, воспользовавшись их ослаблением в результате предшествующих войн. Начав завоевательную политику, Силла пыталось заручиться поддержкой китайских династий, отправляя к их дворам послов «для подношения местных предметов».

В целом вся политическая история Корейского полуострова с IV до X века связана с попытками Китая утвердить свое влияние в Корее. Одновременно на Корейском полуострове шли постоянные междоусобные войны между Когурё, Пэкче и Силла, границы которых постоянно изменялись в зависимости от военного счастья.

В царствование китайской династии Суй в конце VI и в начале VII вв. Когурё пришлось пережить очень тяжелую борьбу за свою независимость. Китайский император Ян ди последовательно предпринял три грандиозные экспедиции сушей и морем (612, 613, 614), которые должны были стереть с лица земли маленькое когурёское государство; но вопреки расчетам, ожидания не оправдались: все походы огромных китайских армий окончились неудачей (причинами неудач стали ошибки китайских военачальников, храбрость корейцев, нездоровый климат, непривычный китайцам, восстание в самом Китае 613 г, помешавшее успеху).

Пришедшая к власти в 618 г. в Китае Танская династия также осуществляла экспансию на восток, но ее первые три похода (644-645, 647 и 648 гг.) хотя и повлекли за собой большие жертвы с обеих сторон, окончились также безуспешно, как и суйские. Однако в 668 г. танские и союзные с ним силлаские войска, развернув военные действия против Когурё, захватили после упорного сопротивления его столицу Пхеньян. Территория Когурё превратилась в китайское наместничество.

В ходе войн и междоусобиц наиболее ослабленным оказалось не только Когурё, но и Пэкче. Чуть раньше Когурё, к 660 году государство Пэкче было полностью завоевано и превращено в провинцию Танской империи.

Таким образом, Когурё перешло под власть китайского наместника, Пэкче стало провинцией Китая, и лишь Силла сохранилось как самостоятельное государство. Так завершился период Трех государств на Корейском полуострове.

Необходимо сказать о религиозной ситуации первых веков н.э. В Корее древнейший религиозный пласт был переплетением таких древних верований, как тотемизм, анимизм, фетишизм, шаманизм, культ природы, демонизм, культ предков. Большое значение имел культ Неба, поклонение звездам и Луне, духам гор и пещер. Особо следует отметить культ предков – основателей государства, имевший официальный характер и государственное значение. В первые века н.э. в Корею вместе с китайской письменностью проникает конфуцианство. Уже в 372 г. в Когурё была основана государственная школа, где изучались конфуцианские произведения. Даосизм проник на Корейский полуостров сравнительно поздно, к началу VII в. число его сторонников было еще незначительно.

Буддизм появился в Корее во второй половине IV в. В 372 г. он проник в Когурё, в 384 г. – в Пэкче, в начале V в. – в Силла. Проникая из Китая, он распространялся вначале медленно, но после принятия буддизма в качестве официальной религии ваном Силла Попхыном в 527 г. буддизм стал быстро усиливаться. В Когурё в середине VII в. буддизм был вытеснен даосизмом, который усиленно распространялся благодаря стараниями вана. В Силла не отмечено открытых конфликтов между буддизмом, конфуцианством и даосизмом, которые постепенно вошли в качестве составных частей в государственную идеологию.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.