Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Государственное устройство

На рубеже V-VI вв. стабилизируется политическое и экономическое положение Китая. Стихают междоусобицы, нет новых разрушительных набегов кочевников. Растет население, налаживается хозяйство, пополняется государственная казна.

Возрождается имперский порядок, и это проявляется не только в политическом объединении страны, но и в изменении самого характера верховной власти, придании ей большей централизации. Ян Цзянь (589-604 гг.), захватив престол с помощью армии, со временем стал все больше опираться на чиновно-бюрократический аппарат, утвердил гражданские формы правления. Его сын и преемник – Ян Гуан (604-617 гг.), правил скорее деспотическими методами. Чрезмерная роскошь и расточительность двора, размах строительства (дворцово-паркового, городского, военного, транспортного, ирригационного), агрессивная внешняя политика, все это истощило ресурсы государства. К тому же обострились социальные противоречия, что привело к вспышке народных восстаний и мятежей. В результате династия Суй (589-617 гг.) была низвергнута, империя стала вновь распадаться на части. Но все же стремление к единству и консолидация оказались сильнее.

Бывший наместник суйского двора Ли Юань провозгласил себя в 618 г. основателем династии Тан. Он и его сын смогли стабилизировать положение и к 628 г. полностью подавить восстания и мятежи. Именно при династии Тан (618-907 гг.) стал складываться тот тип имперского управления, который существовал до XX в.

Власть стоявшего во главе государства монарха (Сына Неба и императора) была наследственной и юридически неограниченной. Его особа была священной, сакральной – он считался повелителем всех людей и посредником между верховным божеством (Небом) и земным миром. На практике власть его сдерживалась политическими традициями, которые предписывали не выходить за рамки нормативных образцов поведения.

Управление осуществлялось через разветвленный чиновно-бюрократический аппарат центральных и местных органов. Высшие правительственные учреждения – Императорский секретариат и Императорская канцелярия. Чиновники этих органов допускались к обсуждению императорских указов. Высшим правительственным учреждением было также Управление ведомств (Шаншушэн). Оно возглавляло 6 ведомств (бу) центральных органов исполнительной власти: ведомства Чинов, Налогов, Ритуалов, Военное, Судебное и общественных работ. Принципы их организации и деятельности были закреплены в законах династии Тан, составленных в первой половине VIII в. Существовала также палата цензоров (Юйшитай), которая должна была проверять работу чиновников во всех центральных и местных учреждениях, кроме Императорского секретариата и канцелярии.



На местах управление осуществлялось в соответствии с системой административного деления империи. Страна была разделена на 10 провинций, 358 округов и ок. 1500 уездов.

Изменились принципы отбора чиновников на службу. Отныне местные чиновники уже не могли сами подбирать себе подчиненных. Назначение всех служащих осуществлялось ведомством Чинов. Все большее значение стало придаваться экзаменационным испытаниям, причем для тех, кто претендовал как на гражданскую, так и на военную должность. Кандидаты писали сочинения на заданные темы, где раскрывали свое владение классическим историко-философским наследием и знание канонизированных сочинений. Получение ученой степени давало лишь возможность быть назначенным на служебный пост. В целом система экзаменов нарушала монополию узкого круга аристократических семейств на государственную службу.

Государственное устройство империи закреплялось детально разработанным законодательством. Письменные законы подразделялись на люй – уголовные кодексы, лин – административные статуты, гэ – сборники дополнительных указов и ши – нормативные правила поведения. Законодательство империи Тан показывало стремление государственной власти регламентировать все стороны личной и общественной жизни населения для обеспечения стабильности и порядка.

В империях Суй и Тан была создана довольно совершенная для своего времени военная система – фу бин – система военных округов. Не нарушая обычного административного деления, в стране учреждались военные округа. Они могли быть трех разрядов – высшие, которые поставляли до 1200 солдат, средние – до 1000, низшие – до 800 солдат. Количество военных округов составляло от 600 до 800, то есть, в постоянной готовности была армия 400-800 тыс. человек. Преимущество такой системы было в том, что она не требовала от государства больших расходов на содержание армии, так как в мирное время рекруты занимались земледелием, а во время походов должны были обеспечивать себя своими средствами. Эта система также не позволяла усилиться высшей военной верхушке, которая в мирное время не имела в своем распоряжении войск. Система делала армию удобным средством подавления беспорядков на местах. И наконец, эта организация хорошо вписалась в надельную систему землепользования.

Объединение страны, систематизация управления, расширение и укрепление надельного землепользования обеспечили укрепление экономического положения, что позволило в VI – начале VII вв. активизировать внешнюю политику.

Внешняя политика

Объединение страны, систематизация управления, расширение и укрепление надельного землепользования обеспечили укрепление экономического положения, что позволило в конце VI – начале VII в. активизировать внешнюю политику. Были присоединены к империи земли кочевых племен на северо-востоке. Властители Тюркского каганата признали «старшинство» Китая. В 602-603 гг. было восстановлено прерванное мятежами китайское господство в Северном Вьетнаме, затем предприняты походы на юг Индокитайского полуострова и завоевательная экспедиция на Тайвань и остров Рюкю. Многократно предпринимались походы против северокорейского государства Когурё, первоначально не принесшие успеха. Все же к китайским войскам удалось в начале 60-х гг. VII в. разгромить его союзника – государство Пэкче,а концу 60-х гг. VII в. – и само Когурё.

В 629-630 гг. китайские войска разгромили Восточнотюркский каганат, в результате чего империя утвердила свое преобладание на Великом Шелковом пути – торговой артерии, ведшей в Центральную, а далее – в Переднюю Азию. Китайские войска дошли до г. Кучара и в 657 г. в союзе с уйгурами разгромили Западный тюркский каганат.

В крупных населенных пунктах вдоль Великого Шелкового пути были размещены китайские гарнизоны. В 751 г. китайская армия даже перешла Тянь Шань на пути в Среднюю Азию, но здесь была остановлена арабами в битве на р. Талас.

Широкое распространение в период Тан получают дипломатические связи с зарубежными странами в виде обмена посольскими миссиями. Прибытие к китайскому двору иноземных посланцев официально трактовалось как выражение и подтверждение вассальной покорности, а доставляемые ими дары – как «дань». Китайские же посольства за рубеж везли «указы» иноземным властителям, «жаловали» им китайские титулы, номинально вводившие их в китайскую иерархию.

Со 2/2 VIII в. наблюдается закат военно-политического могущества Танской державы. На западе она теряет свои позиции в длительной борьбе с тибетцами, уйгурами, а позже кыргызами и тангутами; на севере, где еще к концу VII в. был утрачен контроль над Кореей, ее теснят племена киданей, на юге – усилившееся государство Наньчжао.


Кризис VIII-IX вв.

Потеря внешнеполитических позиций отражала постепенное нарастание кризисных явлений в империи, которые были обусловлены разложением и крушением в конце VIII в. ее экономической основы – надельной системы землепользования. Бюрократический аппарат разрастался, что снижало его эффективность и умножало государственные расходы. Правительство пыталось его сократить, но это давало лишь временный успех. Введение экзаменов не могло искоренить процветавшие в чиновничьей среде протекционизм, взяточничество, злоупотребление властью. Не прекращалась борьба аристократических группировок за влияние при дворе.

Разлагалась и военная система фу бин. Сменных солдат надолго задерживали в столице. Начальство всячески обирало их, использовало как подневольных работников. Усилилось дезертирство. Возрастающий нажим извне вынудил в начале VIII в. перейти к вербовке и найму солдат для пограничных гарнизонов вне рамок фу бин. Командование этими гарнизонами попало в руки местных военных губернаторов – цзедуши. Опираясь на военную силу, они прибирали к рукам административную власть на местах. Логическим завершением этого процесса явился вспыхнувший в 755 г. мятеж одного из них – Ань Лушаня.

Мятежники завладели обеими столицами – Чанъанью и Лояном. Император бежал. Подавить мятеж удалось лишь к 763 г. ценой больших усилий. Но сила цзедуши в провинции осталась прежней. В начале IX в. их насчитывалось 48 и под их контролем находилось 295 округов и областей страны. Они вели войны между собой и с центральным двором. Императорская власть все больше ослабевала.

Внутриполитическая борьба и внешние войны тяжелым бременем ложились на население. С середины 50-х гг. IX в. нарастает волна крестьянских восстаний, которая в 874 г. переросла в одну из самых грандиозных крестьянских войн в истории страны. Движение возглавили Хуан Чао и Ван Саньчжи. Восстание началось в Хэнани, Северной части Цзянсу и Южном Шаньдуне, затем распространилось на весь Центрально-Южный Китай. Восстание было направлено против властей – несправедливости и алчности чиновников, тяжести налогов. В 881 г. армия Хуан Чао захватила столицу. Танский двор бежал в Сычуань. Хуан Чао объявил себя императором. Но пришедшие к власти повстанческие вожди оказались не в состоянии предложить что-либо принципиально новое. Они лишь заменили императорских родичей и высших сановников своими ставленниками.

Силы старой аристократии, призвав на помощь иноземные войска, в 883 г. вытеснили Хуан Чао из столицы. В следующем году основные очаги сопротивления повстанцев были подавлены. Династия Тан восстановилась, но власть её была чисто номинальной. Удар, нанесенный крестьянской войной, оказался смертельным. Агония режима, сопровождавшаяся борьбой группировок, продолжалась до 907 г., когда последний танский император был свергнут Чжу Вэнем, бывшим сподвижником Хуан Чао, перешедшим в правительственный лагерь.

Экономическое развитие

Экономика возродившейся в конце VI в. империи базировалась на аграрном производстве. А его состояние зависело от уровня возделывания земли, от системы землепользования, от политики регулирования сельского хозяйства со стороны властей. Официально признанной и поддерживаемой системой землепользования в конце VI-VIII в. стала зародившаяся еще в III-V вв. надельная система. В изучаемый нами период она распространилась на всю страну.

Всем взрослым простолюдинам от 18 до 60 лет полагалось по 80 му пахотной земли (надельное поле, коу тянь) и 20 му земли для «вечного пользования, юнье тянь) под тутовник, вязы и жужубы. Правда, теперь не давалось, как раньше, наделов на замужних женщин, рабов и волов. Вдовам полагалось 30 му, больным и старым – 40 му. Кроме того, для постройки дома и под огород выделялась земля из расчета 1 му на 3 человек. Во времена Тан главе семьи полагалось давать дополнительно 20 му. Надельные поля периодически перераспределялись. В период Тан наделы получали и городские жители, наделы полагались даосским и буддийским монахам. В рамках надельной системы несравненно большие по размерам наделы предусматривались для знати и чиновничества. Таковы были нормативные установки. На практике все складывалось значительно сложнее. Все волости были поделены на «просторные» и «тесные». В последних предусматривались наделы вдвое меньше обычной нормы. Фактический размер надела определялся также качеством земли и потребностями севооборота. При всем многообразии крестьянский надел в период Тан составлял, по одному из вычислений, 36 му. Стабильность нормативов подрывалась допущением (хотя и в известных пределах) купли-продажи земли.

Таким образом, осуществление надельной системы не было уравнительным землепользованием. Картина получалась очень пестрой. Эта пестрота станет еще рельефнее, если учесть, что наряду с мелкими наделами, считавшимися «общественными полями» (гун тянь), в стране существовали также казенные поля (гуан тянь) и крупные земельные владения отдельных лиц (сы тянь). Казенными землями считались поля государственных поселений (тун тянь), должностные земли (чжи тянь) и земли различных учреждений, пастбища, лесные и горные урочища, речные поймы. Основной массив пахотных казенных земель составляли поля государственных (преимущественно военных) поселений.

Со времени Тан появляются императорские поместья (хуан чжун), вырастающие на базе угодий императорских дворцов. Остальные представители правящего дома получали на кормление определенное количество податных дворов, что заменяло земельные владения. Родичам императора, аристократии и чиновникам полагались поля «вечного пользования», которые не облагались налогами и переходили по наследству.

Порядок налогообложения представлял собой триаду повинностей: зерновой налог, промысловую подать, отработки. Для учета налогоплательщиков составлялись подворные списки. Через каждые 3 года они уточнялись. К рубежу 30-40 гг. VII в. в реестры было занесено почти 3 млн. дворов налогоплательщиков, а в середине VIII – 8,2 млн. дворов. Налоговые ставки не были высоки. Но, помимо установленных налогов, практиковались различные дополнительные поборы: отчисления на создание запасов зерна на случай голода, на обеспечение чиновников жалованием, на нужды дворцового строительства, налог сеном, обязательная дань-подарки двору от каждой области и уезда, поборы с обеспеченных дворов, на содержание солдат, на всепомоществование монахам и т.п. Всё это усугублялось произволом причастных к сбору налогов чиновников. В результате к 30-м гг. VIII в. создалось положение, при котором налоги не имели установленных норм.

Разложение надельной системы и растущая неупорядоченность налогов вызвали финансовый кризис государства. Казна была вынуждена искать новые средства пополнения, пробуя новые способы сбора налогов. В 780 г. по предложению Ян Яня был введен новый порядок налогообложения. Триада повинностей была заменена налогом, собираемым дважды в год (лян шуй). Налог устанавливался с учетом не только размеров земли, но и общего достатка хозяйства. Сумма налогов исчислялась в деньгах, но все податные вносили налог зерном и тканями (и лишь частично и в некоторых областях – монетой). Введение нового порядка налогообложения (широкое распространение которого относится к 786 г.) знаменовало отказ от надельной системы. Государство заботилось теперь лишь о гарантированном поступлении налогов, но устранялось от регулирования землепользования. Реформы 60-80-х гг. VIII в. открывали дорогу принципиально иному типу земельных отношений. Эти отношения характеризовались ростом крупного частного землевладения и более быстрым развитием арендных отношений. Однако отдельные элементы надельной системы продолжали существовать довольно долго.

Хотя реформы конца VIII в. вначале вызвали увеличение налоговых поступлений, улучшения положения народа не произошло. Расширение арендных отношений вызвало к жизни новые формы эксплуатации. Тяжесть налогов перекладывалась на арендаторов. В условиях ослабления центральной власти нарастал произвол местных властей при сборе налогов. В результате менее чем через 100 лет положение крестьянства стало настолько тяжелым, что создало благоприятную почву для крестьянской войны. Борясь с убылью налогоплательщиков, правительство проводило ревизии списков податных, выявляло укрывшихся от налогообложения. Продолжала поддерживаться фискальная община – принудительная организация хозяйств по пятидворкам, двадцатипятидворкам, стодворкам, во главе которых ставились старшины и старосты, ответственные прежде всего за выплаты налогов. Для предотвращения бегства с земли практиковалась круговая порука в налогообложении. Беглецов не только наказывали, но и привлекали обратно налоговыми льготами. Практиковалась отмена или снижение налогов в связи со стихийными бедствиями или неурожаями. Однако снижение или отмена налогов были мерами эпизодическими, круговая порука усугубляла положение крестьян, попытки ограничить рост крупной земельной собственности не удавались.

Объединение страны и налаживание хозяйства привели к постепенному повышению экономической и культурной роли городов. При Суй были отстроены обе столицы – Чанъань и Лоян. В VIII в. в Китае было 25 крупных городов с населением 500 тыс. человек. Однако если учитывать масштабы страны, то говорить об урбанизации в VII-IX вв. еще рано. Города были прежде всего крепостями и резиденциями местных властей, то есть выполняли военно-административные функции. Но они были и рыночными центрами, среди населения было немало ремесленников и торговцев.

Особого развития в городах во 2/2 правления династии Тан достигли казенные шелкоткачество, горноразработки, выплавка металлов, керамическое производство, судостроение, строительство, деревообработка, выделка бумаги, крашение. Существовало и частное ремесло, призванное обслуживать потребности населения.

Образование единой империи способствовало развитию торговли. Благоустраивались торговые пути, широко использовались перевозки по воде. Развитию торговли способствовало введение в конце VI в. эталонов мер и весов и выпуск единообразной монеты. Ежегодно отливалось около 327 млн. монет, но потребность в средствах платежа удовлетворялась не полностью. К VIII-IX вв. относится появление «летучих денег» – фэй цянь – своеобразных векселей или кредитных чеков, позволяющих сдавать деньги в определенные конторы и получать их в других городах.

Имперская администрация старалась строго контролировать торговую деятельность. Рынки разрешались лишь в областных и уездных центрах. Существовал строгий надзор за временем их открытия и закрытия. Торговцы должны были получать письменные разрешения на продажу товаров и перевозку грузов. Власти могли и устанавливать цены. Купцы и их имущество облагались регулярными и дополнительными поборами, принудительными займами. Все это отражало официальное негативное отношение к частной торговой деятельности, которая порицалась как непроизводительная и могущая нарушить стабильный порядок.

Активизация внешней политики и расширение зарубежных связей в VII-VIII вв. повлекли за собой интенсификацию торговли с другими странами. Предоставление иноземными послами «дани из местных товаров» превращалось в специфическую форму торгового обмена. На Великом Шелковом пути были устроены караван-сараи. Развивалась и заморская торговля, крупнейшим китайским портом с VII в. становится Гуанчжоу. Специальные чиновники контролировали торговлю иностранных купцов, отбирая до 1/3 стоимости товара. Выезд китайских торговцев за рубеж сильно ограничивался.

Социальный строй

В VI-IX вв. официально было принято деление на «чиновников» и «народ». «Народ», в свою очередь, состоял из четырех категорий – ученые, земледельцы, ремесленники, торговцы. Но подобное деление не отражало реальность. Кроме того, ни родовитость, ни обладание богатствами не давали закрепленного законом особого статуса. Социальные барьеры разделяли аристократов и неаристократов, служилое сословие и простолюдинов, свободных и зависимых.

Верхушку господствующего класса составляла аристократия. К ней относились три категории. Во первых, столичная знать – родичи императора, придворные и титулованные сановники. Во-вторых, представители местной провинциальной знати, объединившиеся в несколько могущественных группировок. Их родовитость удостоверялась сводами-перечнями, первый из которых появился в 637 г., включая 293 фамилии и 1654 семьи. Своды регулярно уточнялись и пополнялись. Но обозначившаяся кастовость аристократии не была подтверждена законодательно. Политическое преобладание знати выражалось только в ее участии в управленческом аппарате. Третьей важной составляющей господствующего класса являлось учено-служилое сословие, чиновничество. Вместе с семьями чиновники составляли от 1,5 до 2% населения. На их родичей распространялись различные привилегии.

Социальный престиж чиновничества поддерживался правительством, официальной традицией и признавался населением. Даже в случае своего разжалования чиновник оставался по своему статусу выше простолюдина. Карьера чиновника была весьма притягательной, ибо открывала дорогу к обогащению. К концу Тан 3/4 кандидатов на экзаменах были выходцами из знати и чиновников. Служебная пирамида состояла из 9 рангов (1 – высший) и 30 ступеней (внутриранговых делений). Заметная социальная грань пролегала между 5-м и более низкими рангами. Выше этого рубежа можно было попасть только с разрешения императора. Представители 1-3 рангов пользовались наибольшими привилегиями. Связь с государственной службой, отсутствие принципа прямого наследования, строгая иерархичность внутренней структуры и допущение простолюдинов к служебной карьере делало китайское чиновничество «открытым» слоем, весьма отличающимся от замкнутых благородных сословий средневековых западноевропейских государств.

Основное ядро простолюдинов составляли крестьяне (60% населения). Среди них выделяются различные слои. Количественно преобладали крестьяне-держатели наделов. Практически они были прикреплены к земле (учтены в списках без права ее покидать) и связаны круговой порукой при выплате налогов.

Еще более жестким было прикрепление крестьян, работавших в военных поселениях, на должностных землях чиновников и во владениях императорских родичей. При этом формально крепостного права в Китае никогда не существовало.

Не было никаких официально зафиксированных различий между сельскими и городскими жителями. Социальная организация города с ее замкнутыми, поднадзорными властям кварталами строилась по принципу сельских общин. Социальный статус ремесленников и торговцев был ниже земледельцев, ибо эти занятия расценивались как «второстепенные» по сравнению с сельским хозяйством.

Большинство перечисленных относились к лично-свободному «доброму народу». Существовали и «подлые» или «низкие» люди – зависимые. Строго запрещались браки между свободными и зависимыми. Зависимость различались по степени своей тяжести, зависимые могли быть казенными или же иметь частных хозяев.

На самой низкой ступени зависимых были рабы (нуби). Казенные рабы состояли из родственников лиц, совершивших преступления. Они не вносились в списки податного населения, а приписывались к учреждениям, распоряжавшимися ими. Казенные рабы составляли одну из самых многочисленных групп неполноправных. С 605 г. частным рабам полагалось давать земельные наделы. Рабов презирали, приравнивали к имуществу и скоту, продавали. Им не полагались фамилии, а только клички. В брак они могли вступать только между собой. Дети рабов оставались рабами. Но хозяин не мог убить раба, у них были семья и имущество, они могли выкупиться из рабства. Казенные рабы в 60 лет переводились на положение полурабов и в 70 лет получали свободу. Частные рабы благодаря патриархальной традиции рассматривались как младшие члены семьи хозяина. Таким образом, рабство в Китае отличалось сравнительной мягкостью.

Как лично несвободные рассматривались казенные ремесленники, крестьяне, обрабатывающие казенные земли, а также музыканты. Среди частных зависимых, помимо рабов, были известные с предшествующих времен буцюй. Они не имели надела и работали на земле хозяина. Их могли посылать на общественные работы вместо хозяина и членов его семьи. Хозяин не мог продать их и за их убийство нес более строгое наказание, чем за раба. В кабальную зависимость от хозяина попадали также лица, нанимаемые в услужение по контракту.

Промежуточными слоями того общества можно считать монахов и не имевших ранга служащих бюрократического аппарата. Монахи получали удостоверения от властей и не включались в списки податных. Их общины при монастырях рассматривались как особого рода большие семьи с общим имуществом. Монахи использовались администрацией как глашатаи, смотрители за работами, осведомители и т.п.

Служащие без ранга относились к простым людям и квалифицировались как «дети от наложниц» в сравнении с «законными» чиновниками. Юридически у них не было привилегий, но причастность к власти давала им некоторые практические преимущества.

В целом многие исследователи характеризуют китайское общество эпохи Тан как разновидность феодального. Однако в нем можно обнаружить ряд архаических черт. Оформление сословного деления оставалось расплывчатым и нечетким. Отсутствие четких понятий о праве собственности на землю приводило к сложному переплетению централизованных (государственных) и частных начал в методах эксплуатации. Архаичность проявлялась также в сохранении патриархальности в отношениях личной зависимости, в неразвитости города и городской экономики и, наконец, в жесткости всего социального порядка и системы эксплуатации в целом.

Культура

Восстановление имперского порядка открыло дорогу взлету культуры страны. Расширяются посевные площади, на севере страны распространение получает овощеводство, на юге осваивается ранний и поздний сорта риса, метод возделывания пшеницы после уборки риса. Широко распространяется возделывание и употребление чая, на который в 30-х гг. IX в. вводится государственная монополия. Начинается производство сахара из сахарного тростника. Совершенствуется сельскохозяйственная техника - было, например, 11 различных типов железных и деревянных плугов. Широко использовалась ирригация. Появилось поливное колесо с кувшинами, приводимое в движение рабочим скотом. Распространились водяные мельницы.

Заметным был прогресс в строительной технике, что отразилось в усовершенствовании Великого канала, восстановлении и достройке Великой стены, возведении столиц и загородных дворцово-парковых комплексов, многоярусных пагод, каменных мостов, храмов и т.д. К концу периода Тан завершается складывание огороженного и состоящего из нескольких построек жилого и служебного назначения двора-усадьбы – типичного китайского жилища, дошедшего до XX в.

Мастерство и изящество отличают изделия ремесла VII – X вв.: ткани, ювелирные украшения, зеркала и т.д. Появляются первые образцы фарфоровых изделий. Пробуются корабли на колесном ходу.

Благодаря развитию внешних связей в быту сказывается культурное влияние соседних народов. Входят в употребление иноземные косметические средства, лекарства, продукты питания (перец, виноград, виноградное вино), различное минеральное сырье, редкости и экзотические вещи.

В свою очередь, многие достижение материальной культуры китайцев (в строительстве, изготовлении бумаги, монет и т.п.) заимствовались в зарубежных краях.

Но наиболее прославлен этот период достижениями духовной культуры. Настрой на служебное и социальное продвижение путем сдачи экзаменов привел к расширению системы образования. В столице имелось 8 различных училищ. Училища и школы были открыты также в областных, окружных и уездных центрах, что привело к увеличению прослойки образованных людей. Заметен сдвиг в книжной культуре, появляются крупные библиотеки, во второй половине IX в. начинается книгопечатание с резных досок методом ксилографии.

Прогресс научного знания наблюдается в географии, астрономии, математике, истории, филологии. Совершивший в 629-645 гг. путешествие в Индию через страны Центральной Азии монах-паломник Сюань Цзан оставил «Описание Западного края в период Великой Тан». Подробное описание морского пути от Гуанчжоу до Персидского залива и далее в Багдад дал Цзя Дань (730-805 гг.). Ли Чунфэнь в конце VII в. уточнил календарные исчисления и писал комментарии к математическим трактатам. В начале того же века появился сводный перевод индийских трудов по математике, а в 718 г. – индийских календарных методов. В VII в. было написано 8 официальных «династийных» историй (из существующих 25-ти). В первой половине VII в. Янь Шигу дал новую редакцию канонического «Пятикнижия», а Кун Инда написал классический комментарий к нему. Система образования, имевшая широкую гуманитарную направленность, способствовала развитию энциклопедичности китайских ученых, владевших и литературными навыками, и политическими, историческими, философскими знаниями. В этом плане характерна деятельность таких литераторов, как Ду Ю (735-812 гг.), Хань Юй (768-824 гг.) и Лю Цзуань (773-819 гг.). В 601 г. появился словарь литературного языка, составленный Лу Фанем и включавший более 12 тыс. иероглифов. Не прекращался и перевод санскритских текстов на китайский язык.

Буддизм в конце VI-IX вв. продолжал оказывать огромное влияние на идеологию и культуру Китая. Императорское правительство до середины IX в. поддерживало буддизм, пытаясь использовать его для укрепления своего престижа. Обрядовая практика буддизма вошла в повседневную жизнь широких слоев. Продолжалось паломничество в Индию. Но даже в период расцвета буддизм не смог стать безраздельно господствующей идеологией.

Здесь сыграли большую роль и стойкость конфуцианской традиции, и сопротивление даосизма. Увеличение числа монахов, земельных владений и богатств буддийских монастырей сокращало доходы казны и толкало власти на ограничение деятельности буддистов. Переход в монахи контролировался и сдерживался, делались попытки сократить количество деревенских храмов. В 845 г. было конфисковано имущество 45 тыс. монастырей и храмов, расстрижено много монахов. Но несмотря на гонения, позиции буддизма оставались достаточно прочными.

Влияние даосизма было менее значительно. Правительство поощряло даосизм: монахам давались почетные звания, в 666 г. была официально признана святость Лао-цзы, в первой половине VIII в. была учреждена даосская Академия. Но даосов было гораздо меньше, чем буддистов.

В VII-IX в. в Китай проникают «три варварских учения» – манихейство от уйгуров, зороастризм от персов и несторианское христианство из восточных районов Византийской империи. Но сколько-нибудь глубокого воздействия на религиозную и идеологическую жизнь страны они не оказали.

Эпоха Тан по праву считается золотым веком китайской поэзии. Именно тогда жили и творили великие китайские поэты Мэн Хаочжань (689-740), Ван Вэй (699-759), Ли Бо (701-762), Ду Фу (712-770), Бо Цзюи (772-846) и многие другие.

К концу VI – началу VII вв. формируется как особый литературный жанр прозаическая новелла, в которой проступают многие бытовые, социальные и идеологически черты эпохи.

В изобразительном искусстве того времени прослеживается ощутимое влияние буддизма и в то же время сохраняются и развиваются традиционные, чисто китайские начала. Здесь следует упомянуть скальные рельефы в Лумэне, ритуальную буддийскую скульптуру в храмах Бинлисы и Майцзишань. Изяществом отмечена поливная керамическая бытовая скульптура малых форм, а также народная скульптура, сохранившаяся в погребениях.

Прекрасные образцы фресковой живописи представлены в пещерных храмах Дуньхуана. В пейзажной живописи прославились Ли Сысюнь, У Даоцзы и знаменитый поэт Ван Вэй. К VIII в. складывается как особый жанр живопись «цветов и птиц», получившая впоследствии всеобщее признание. Появляются трактаты о живописи, ее истории и художниках.

КИТАЙ В X-XIII ВВ.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.