Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Реформы Ван Мана и крушение Старшей Хань

О. П. Жалменова

 

 

ИСТОРИЯ СТРАН

АЗИИ И АФРИКИ

В СРЕДНИЕ ВЕКА

 

 

Учебное пособие

 

Тамбов 2005

 

 

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

 

ТАМБОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. Г. Р. ДЕРЖАВИНА

 

 

О. П. Жалменова

 

ИСТОРИЯ СТРАН

АЗИИ И АФРИКИ

В СРЕДНИЕ ВЕКА

 

 

Учебное пособие

 

 

Тамбов 2005

 

 

ББК 63.3

Ж 24

 

Рецензент:

Арапов Д. Ю., кандидат исторических наук, доцент исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

 

  Ж24   Жалменова О. П. История стран Азии и Африки в средние века: Учебное пособие для студентов 2 курса Академии гуманитарного и социального образования : О.П. Жалменова : Федеральное агентство по образованию, Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина, Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г. Р. Державина, 2005. с.     Учебное пособие рассчитано на студентов 2 курса заочного отделения, обучающихся по специальности «История». Содержит основные вопросы политической и социально-экономической истории стран Азии в раннее средневековье, а таже проблемы развития идеологии и культуры.   ББК 63.3 Ж 24  
  Ó Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, 2005
     

 

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие.……………………………………………..………  
1. КИТАЙ В III в. до н.э. – VI в. н.э. …………………..……..
2. КИТАЙ В КОНЦЕ VI – НАЧАЛЕ X ВВ. ИМПЕРИИ СУЙ И ТАН……………………………………………………..
3. КИТАЙ В X-XIII ВВ. ИМПЕРИЯ СУН. ГОСУДАРСТВА ЛЯО И ЦЗИНЬ…...………………………...
4. ЯПОНИЯ в III-XII вв..………………..…………….….……
5. ГОСУДАРСТВО САСАНИДОВ……………….………..…
6. АРАБЫ И АРАБСКИЕ ГОСУДАРСТВА…………………
7. ИНДИЯ В РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ………………..

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

КИТАЙ НА РУБЕЖЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

1. Империя Цинь.

2. Становление империи Хань.

3. Реформы Ван Мана и крушение Старшей династии Хань.

4. Младшая династия Хань.

 

Империя Цинь

На протяжении длительного времени на территории бассейна Хуанхэ и среднего течения Янцзы шел процесс этногенеза древнекитайской народности. Политическое объединение древнего Китая в рамках централизованной империи Цинь стало мощным катализатором процесса складывания китайского этноса. Несмотря на кратковременное существование империи Цинь, ее название стало этническим наименованием китайцев. От него произошли и все западноевропейские названия Китая – латинское Синэ, немецкое Хина, французскоеШин, английское Чайна.



Империя Цинь существовала всего два десятка лет (221-206 гг. до н.э.), но она заложила прочную социально-экономическую и административно-политическую основу для возникшей на ее основе империи Хань. Объединив под своей властью Китай, правитель Цинь взял себе новый титул хуанди, который состоял из иероглифов, прежде относившихся только к божествам и мифическим героям. Этот термин принято переводить словом «император». Его нововведения были направлены на унификацию политической и общественной жизни империи. Цинь Шихуанди:

1. Упразднил прежние удельные владения и ввел единую систему управления страной, разделив Китай на 36 областей, а те делились на уезды.

2. Ввел единые правила государственной службы и критерии оценки служебных заслуг чиновников

3. Унифицировал деньги, ввел единые меры длины и веса, единая письменность, даже единая ширина оси для телег.

4. Цинь Шихуанди ввел и единое название для своих подданных – «черноголовые».

5. Подданным империи запрещалось владеть оружием, и из изъятых железных мечей, копий и прочего вооружения были отлиты 12 гигантских статуй, которые установили в столице.

6. Он затеял строительство грандиозной стены вдоль северных рубежей Китая, которая должна была защитить страну от набегов кочевых племен сюнну.

7. Одновременно Цинь Шихуанди послал войска на юг (в район современных провинций Гуандун и Фуцзянь). Там были построены крепости и учреждены новые области, первое китайское население которых составили ссыльнопоселенцы.

8. Цинь Шихуанди принял решительные меры и для обеспечения своего идеологического единоначалия. Он запретил своим подданным чтение любых книг за исключением тех, которые могли принести практическую пользу (руководства по земледелию, ремеслам, медицине, гаданиям). В 213 г. до н.э. состоялось знаменитое «сожжение книг», за которым последовала казнь более четырехсот ученых, заподозренных в нелояльности режиму.

Все это открывало возможности для подъема производительных сил и утверждения социально-политического строя – империи – совершенно нового типа государства. Именно это событие и стало гранью между древней и средневековой историей Китая. Цинь Шихуанди, однако, переоценил свои возможности. Затеянные им грандиозные строительные работы оказались непомерным бременем для казны, а принятые меры административного контроля, в частности, драконовский уголовный кодекс – далеко не столь действенным, как он рассчитывал. Едва Цинь Шихуанди умер (210 г. до н.э.) и был погребен в своей грандиозной усыпальнице – ныне частично раскопанной и открытой для обозрения, – как по всей империи начались волнения, быстро переросшие в вооруженные мятежи.

Наиболее удачливый из вождей повстанцев, выходец из рядовых общинников, Лю Бан сумел сплотить всех врагов Цинь на своей стороне. В 206 г. до н.э. империя Цинь пала и победителем в борьбе за власть среди повстанцев оказался тот самый Лю Бан, провозглашенный в 202 г. до н.э. императором и основавший новую династию – Хань. Время существования династии разделяется на 2 периода – Старшей (или Ранней) Хань (202 г.до н.э. – 8 г.н.э.) и Младшей (или Поздней) Хань (25-220). Столицей империи Лю Бан объявил г.Чанъань.

Становление империи Хань

Если говорить в целом о действиях Лю Бана, то, придя к власти, он отменил жестокие законы Цинь, облегчил бремя налогов и повинностей. Однако административное деление и бюрократическая система оставались прежними. В экономике ситуация заставила Лю Бана нарушить принцип безусловной централизации и раздать часть земель во владение своим соратникам и родственникам. Семь сильнейших из них получили впридачу и титул ван, который стал отныне высшим аристократическим рангом. Ваны владели территориями в масштабе целых областей, отливали собственную монету, заключали внешние союзы, вступали в заговоры и поднимали внутреннюю смуту. Поэтому борьба с ними была главной политической задачей преемников Лю Бана.

В первые десятилетия правления Старшей Хань централизация и укрепление империи создали условия для прогресса земледелия, ремесла и торговли. В сельскохозяйственном производстве основную массу производителей составляли свободные земледельцы-общинники. Их повинности и налоги были следующие:

- поземельный налог, составлявший - 1/30 урожая;

- подушный налог (в денежной форме, самый тяжелый);

- подворный налог;

- трудовая повинность - 1 месяц в году в течение трех лет (с 20 до 23 лет)

- военная повинность - 2 года солдатской службы (с 23 до 25 лет), затем ежегодно трехдневная служба в пограничных гарнизонах. Все мужчины от 25 до 56 лет могли быть призваны в армию в любое время и на любой срок, т. е. считались военнообязанными.

По условиям древности это не могло считаться чрезвычайными налогами и повинностями, к тому же от повинностей можно было откупаться. Однако чрезвычайные, экстраординарные поборы или сбор налогов раньше времени приводили к разорению общинников.

Ко времени правления одного из виднейших представителей Ханьской династии – У-ди (140 – 87 гг. до н.э.) империя превратилась сильное централизованное бюрократическое государство, одно из самых многонаселенных на планете в то время. Именно при У-ди были заложены идеология и институты китайской конфуцианской империи, просуществовавшей без структурных изменений до начала XX в.


Внутренняя политика У-ди была направлена на усиление власти императора. Поэтому он в 127 г. до н.э. издал специальный указ, по которому наследственные земли должны были обязательно делиться между всеми многочисленными детьми владельцев. Этот указ практически ликвидировал и без того не слишком устойчивый в Китае принцип майората и резко уменьшил экономическую, а затем и политическую мощь наследственной аристократии.

В административном отношении империя была поделена на 13 обширных округов – чжоу, которые включали в себя 102 области – цзюнь и владения титулованной знати. Области делились на уезды. Начальники областей и уездов назначались непосредственно правительством. Была установлена сильная бюрократическая администрация. В каждый из округов отправлялись циши – облеченные особыми полномочиями чиновники, которые держали под контролем местный административный аппарат и подчинялись непосредственно императору.

В экономическом отношении государство стремилось сосредоточить в своих руках все основные источники доходов. Поэтому для выкачивания денег из разбогатевших собственников была возобновлена система откупов и продажи рангов. У-ди также ввел государственную монополию на выплавку железа и добычу соли, на отливку монеты и изготовление вина. Все эти меры увеличили приток средств в казну и позволили проводить активную внешнюю политику.

Важнейшей и первоочередной внешнеполитической задачей империи Хань с самого ее существования была защита границ от постоянных набегов кочевых племен сюнну. Хотя Великая китайская стена[1] ослабила на некоторое время натиск сюнну, их отряды могли проникать вглубь Китая и даже достигать столицы. У-ди активно боролся с сюнну и уже в 127-123 гг. до н.э. опасность с этой стороны была устранена. С этого момента можно определить следующие задачи внешней политики У-ди:

- завоевание чужеземных территорий;

- покорение соседних народов;

- захват военнопленных;

- расширение внешних рынков;

- господство на международных торговых путях.

Еще в 138 г. до н.э., руководствуясь испытанным методом китайской дипломатии «руками варваров покорять самих варваров», У-ди отправил дипломата и стратега Чжан Цяня для заключения военного союза с враждебными сюнну племенами юэчжи, которые откочевали под натиском сюнну куда-то на запад. По дороге Чжан Цянь попал в плен к сюнну, после десятилетнего пребывания в плену бежал и продолжил свою миссию. Юэчжи тогда находились уже в Средней Азии, покорили Бактрию. Чжан Цяню не удалось склонить их к войне с сюнну. Однако во время своего путешествия он побывал в Фергане, Бактрии, узнал об Индии и Парфии, но главное – выяснил заинтересованность этих стран в торговле с Китаем, так как эти страны считали Китай «страной шелка». По возвращении в Чанъань Чжан Цянь описал все это в своем докладе императору У-ди.

Сведения, доставленные Чжан Цянем, делали задачу господства на международных торговых путях чрезвычайно актуальной. Для решения этой задачи изменилась тактика по отношению к сюнну: целью У-ди стало не только отражение их набегов, а вытеснение и захват их территорий. Поэтому сюнну были срочно оттеснены из Ганьсу и на этой территории построена мощная линия укреплений, созданы военные и гражданские поселения; дипломатическим и военным путем было распространено влияние Китая на города-государства Восточного Туркестана. В итоге весь Великий шелковый путь стал контролироваться китайцами. Этот путь шел из китайской столицы Чанъани на северо-восток по территории Ганьсу до Дуньхуана, где разветвлялся на две основные дороги, ведущие в Кашгар. Из Кашгара караваны следовали в Фергану и Бактрию, а оттуда в Индию и Парфию, далее – в Средиземноморье.

По этому пути из Китая везли железо, считавшееся «лучшим в мире», по выражению Плиния Старшего, никель, золото, серебро, лаковые изделия, зеркала и другие предметы ремесла, но прежде всего – шелковые ткани и шелк-сырец. В Китай доставляли редких зверей, птиц, растения, ценные сорта древесины, меха, лекарства, пряности, благовония, косметику, цветное стекло, ювелирные изделия, драгоценные камни и другие предметы роскоши, а также рабов (музыкантов, танцоров). Особо следует отметить заимствованные Китаем в это время из Средней Азии виноград, фасоль, люцерну, шафран, некоторые бахчевые культуры, гранатовое и ореховое дерево. Великий Шелковый путь играл огромную роль в развитии дипломатических, экономических и культурных связей между Дальним Востоком и странами Среднего и Ближнего Востока, а также Средиземноморья.

Одновременно с внешней политикой на северо-западе, У-ди действовал и на северо-восточном и южном направлениях. Прежде всего, это земли Южного Китая, Вьетнама и Кореи.

Захватнические войны, которые шли много лет подряд, опустошили казну, истощили ресурсы государства. Это, в свою очередь, привело к резкому ухудшению положения трудового населения и, следственно – к открытому выступлению народных масс.

После смерти У-ди крупные завоевательные походы почти не предпринимались и вообще Китай вступил в полосу упадка. Вновь стало расти крупное землевладение, земли скупались у разоряющихся крестьян и их положение еще более ухудшалось. На первый план в административном и экономическом отношении выходят ваны – главы аристократических кланов, которые на местах становились неуправляемой силой. При дворе процветал фаворитизм, власть часто попадала в руки временщиков.

Итак, при последних императорах Старшей Хань обострились внутренние противоречия. Масштабные завоевания требовали колоссальных расходов, что вело к увеличению поборов и повинностей. Частыми были злоупотребления чиновников при взимании налогов, появились многочисленные косвенные налоги. Правительство понимало, что только решительные меры, то есть реформы, могут выправить ситуацию.

Реформы Ван Мана и крушение Старшей Хань

Реформы были Китаю жизненно необходимы, вопрос был лишь в том, кому и как проводить эти реформы. Первая попытка реформ была предпринята в годы императора Ай-ди (6-1 гг. до н.э.), но вызвала резкий протест крупных землевладельцев. После неудачи реформ в стране вспыхнули восстания.

В такой обстановке выдвинулся Ван Ман – регент при малолетнем наследнике престола. Человек исключительного честолюбия, Ван Ман, как ловкий демагог, сумел в короткий срок приобрести популярность в народе и вместе с тем поддержку придворных кругов. Воспользовавшись благоприятным моментом, он совершил дворцовый переворот и в 9 г. н.э. провозгласил себя императором-основателем «Обновленной династии» и сразу заявил, что намерен проводить реформы самым решительным образом. Ван Ман говорил, что целью его реформ является возвращение к древним справедливым порядкам, записанным в конфуцианских книгах. Если Цинь Шихуанди был первым в китайской истории императором-деспотом, строителем централизованного государства, а Лю Бэй явил тип первого императора-простолюдина, пришедшего к власти на волне народного восстания, то Ван Ман стал первым в истории Китая политиком-реформатором, пытавшимся возродить «древние порядки». Его конкретные действия включали в себя:

- запрет купли-продажи земли и рабов;

- провозглашение всех частновладельческих земель государственными, а частных рабов – «частнозависимыми», т.е. подведомственными государству, но остающимися в распоряжении своих хозяев;[2]

- восстановление древних знатных титулов и наследственных должностей;

- объявление о восстановлении идеализированной конфуцианцами древней системы общинного землевладения – принципа цзинтянь;[3]

- регулирование рыночных цен и регламентацию ссудного процента (для сосредоточения ссудных операций в руках государства);

- возобновление монополии на вино, железо, соль, отливку монеты;

- неоднократное проведение денежных реформ, ввод в оборот новых монет и изменение достоинства старых.

В целом, конечно, Ван Ман стремился к тому, чтобы сосредоточить в руках государства все источники дохода и создать сильную бюрократическую империю. Бюрократия была заинтересована в осуществлении эк. мероприятий Ван Мана, так как чиновники получали от этого колоссальные выгоды. Зато землевладельцы и рабовладельцы противились подобным мероприятиям. В целом все постановления Ван Мана не смягчили, а скорее обострили социальные противоречия.

Реформы по своей направленности были вполне разумными и при умелом проведении их в жизнь могли спасти страну, вывести ее из состояния кризиса. Но слишком резкое и энергичное проведение их в жизнь, да еще в столь необычно утопических формах, вызвало сопротивление в стране, породило экономический хаос и расстройство. Возможно, Ван Ман со временем сумел бы все преодолеть и жесткой рукой навести порядок. Однако судьба решила иначе. В 11 г. н.э. своенравная Хуанхэ изменила русло, причем это привело к гибели многих сотен людей, разрушению поселков и городов, затоплению возделываемых полей. Для Ван Мана, который был воспитан в определенных культурно-религиозных традициях, это означало, что Великое Небо недовольно реформами и предупреждает об этом. Ван Ман открыто покаялся и отменил часть изданных указов. Но кризис в стране продолжал углубляться, по всей стране стали вспыхивать стихийные волнения и голодные бунты. Отряды разорившихся общинников, рабов, батраков действовали по всей стране, принимая разные названия – «Зеленого леса», «Медных коней», «Больших пик», «Железных голеней», «Черных телят» и др. Особый размах имело движение «Красных бровей», развернувшееся с 18 г. в Шаньдуне (именно этот район больше всего пострадал от последствий наводнения). В результате восстания в 23 г. Ван Ман был убит и буквально растерзан. После борьбы за престол власть перешла к отпрыску ханьского дома – Лю Сю (императорское имя – Гуан У-ди) – 25-57 гг.

Если посмотреть на этот период с точки зрения демографической статистики, то увидим следующее. Во 2 г. н.э. в Китае была проведена перепись, согласно которой в стране насчитывалось 59.594.978 человек или 12.233.612 дворов. В начале правления следующей династии – Младшей Хань – перепись зарегистрировала в стране лишь 21 млн. человек (следует учитывать, что это только податное население).

 

Младшая династия Хань

Гуан У-ди начал свое правление подавлением движения повстанцев, что удалось ему сделать к 29 г. Но все же мощнейшее в истории Китая движение «Краснобровых» привело к некоторому облегчению положения простого люда. Это выразилось и в конкретных действиях Гуан У-ди, который:

- освободил всех государственных рабов и часть частных;

- принял меры по смягчению положения оставшихся рабов (отменил клеймение, право хозяина на убийство раба и др.);

- активно восстанавливал систему дамб и ирригационных сооружений;

- упорядочил денежное обращение, пытаясь ликвидировать последствия предыдущих денежных реформ;

- уменьшил налоги;

- поощрял земледелие и шелководство;

- бедноте выделял на льготных условиях государственные поля, в том числе и земли опальных «сильных домов».

Все эти меры дали результаты и экономика страны стала постепенно восстанавливаться. Вслед за ней стабилизировалась внутренняя и внешняя политика, что проявилось, в частности, в отражении набегов сюнну и открытии вновь в 73 г. Великого шелкового пути.[4] Столицей империи стал Лоян.[5]

Проведенная перепись населения показала прирост – с 21 млн.человек в начале правления Младшей Хань до 53 млн. человек через 80 лет. Однако эта стабилизация продолжалась недолго и с начала II в. положение в стране стало заметно ухудшаться. В руках немногих крупнейших землевладельцев вновь стали скапливаться несметные богатства, а масса мелких и средних собственников нищала. В политическом отношении упадок династии, как и в эпоху Ранней Хань, выразился в возвышении императорских фаворитов из числа родственников императриц и дворцовых евнухов, что привело к обострению борьбы между этими «временщиками» и регулярным чиновничеством. Социальная база власти неуклонно снижалась, а вместе с тем сокращались и налоговые поступления в казну. Создавшееся положение многие политические деятели рассматривали как катастрофу для государства и связывали ее с распространением товарно-денежных отношений. В докладах на высочайшее имя появились советы запретить деньги и изъять металлическую монету из обращения.

Число налогоплательщиков сокращалось, казна теряла доходы, на оставшихся выпадали более тяжелые налоги и повинности. Сокращение налогоплательщиков не означало их физической гибели, это была гибель «гражданская», так как они отдавали себя под покровительство «сильных домов», то есть частных лиц. Из подданных государства, его свободных граждан, попавшие в зависимость (из-за долгов) люди превращались в лично- и поземельно-зависимых, выпавших из налогообложения. Поместья «сильных домов» все в большей мере становились экономически замкнутыми, товарно-денежные отношения пришли в упадок, городская жизнь замирала. В начале 20-х гг. III в. во многих местах монета была отменена, и средством обмена стал шелк или зерно. Из-за дезорганизации центрального аппарата прекратились регулярный ремонт плотин и уход за ирригационными сооружениями. Бюрократический аппарат, выросший до колоссальных размеров разъедался коррупцией и стал самодовлеющей силой, поглощающей все доходы государства.

В этой обстановке затяжного политического и глубокого социально-экономического кризиса в стране разразилось мощное общественное движение, известное как восстание «желтых повязок». Это движение готовилось планомерно в течение 10 лет религиозной сектой даосского толка «Путь Великого благоденствия». Руководил сектой, а затем восстанием Чжан Цзюэ. В своих проповедях он назвал точную дату – 4 апреля 184 г., когда на земле наступит эра благоденствия. В этот день, по его предсказанию, погибнет «Синее Небо», то есть династия Хань, и воцарится «Желтое Небо» (то есть царство справедливости). В качестве символа восставшие носили желтые повязки. Проповедники Чжан Цзюэ действовали по всей территории страны, создали 36 религиозных центров. Проповеди-воззвания обещали всем избавление от страданий и счастье в самом ближайшем будущем. Это, конечно, привлекало толпы восставших. Велась организованная военная подготовка и количество бойцов доходило до 360 тысяч. Есть данные, что 2/3 страны находились под влиянием учения Чжан Цзюэ, поэтому власти опасались арестовывать проповедника, хотя и знали о его роли. Это движение было отлично подготовлено и организовано, в отличие от предыдущих, а также имело свою идеологию. Действия восставших были типичными – они громили правительственные учреждения, уничтожали представителей власти как представителей вселенского зла. Это восстание является своеобразным рубежом в истории Китая, так как уже к 192 г. можно говорить о фактическом исчезновении единства империи. В течение последующих 30 лет ханьский император находился в ставке полководца Цао Цао, который ловко воспользовался авторитетом ханьского дома, чтобы укрепиться в центральных областях бывшей империи. Формальным завершением Ханьской династии принято считать 220 г., когда Цао Пи, старший сын Цао Цао, заставил ханьского императора отречься от своего титула и провозгласил воцарение династии Вэй.

 

КИТАЙ В III-VI ВВ.

 

1. Эпоха Троецарствия и империя Цзинь.

2. Китай в период Нань-бэй чао.

3. Социальная структура.

4. Культура Китая в раннее средневековье.

Эпоха Троецарствия

Падение империи Хань на рубеже II-III вв. повлекло за собой глубокие структурные изменения. Рушился имперский порядок – устоявшийся за предшествующие четыре столетия тип государственного и социального устройства, который в Китае отождествлялся с понятием цивилизации как таковой.

В политической сфере вехами распада были:

- утрата императором к последним годам II в. реальной власти;

- установление контроля местных лидеров и полководцев над отдельными районами страны;

- постоянные междоусобицы.

Современники воспринимали это как наступление «смутного века», «начало всеобщего хаоса и вражды». С падением дома Хань было утрачено и номинальное территориальное единство. На просторах прежней империи образовалось три противостоящих друг другу государства. Первое из них – царство Вэй, существовавшее с 220 по 263 гг. и занимавшее большую часть Северного Китая. Его основателями были потомки потомки Цао Цао. Вторым было государство Шу, существовавшее с 221 по 265 гг. и охватывавшее юго-запад Китая; основателем считается Лю Бэй. Третьим государством стало У, продержавшееся с 222 по 280 гг. и занимавшее юго-восток Китая. Создателем этого государства был Сунь Цюань.

Основатели этих государств пытались организовать управление по классическим китайским имперским образцам, то есть старались поддерживать представление о сакральности правителя, сохранять названия имперских правительственных учреждений, соответствующий ритуал и т.д. Но их правление приближалось скорее к военной диктатуре, чем к прежним нормативам. Режим жесткой личной власти опирался прежде всего на армии. Причем армии, подчиненные непосредственно правителям. Появление такого рода «личных» армий – характерное явление эпохи перемен. Царство Вэй было самым сильным среди новых государств. Основой его могущества стала система военных поселений, в которых состояло около 80 % податного населения.

Опора на армию и на группировку связанных с правителем личными узами людей вместе с ростом регионализма на местах порождали характерную для всех трех царств непрочность режимов. Внутренняя нестабильность трех царств усугублялась постоянными войнами между ними.

Военная функция в этот период стала в Китае господствующей. В деревнях увеличилось количество военных поселений, крестьяне стремились перейти в дружину «сильных домов», чтобы защитить себя и близких от произвола. Появились и культивировались идея верности и преданности патрону до гроба, культ рыцарской этики. Однако структура китайского общества при этом не изменилась.

Дело в том, что в традиционном китайском обществе статус военного не был почетен: «из хорошего металла не делают гвоздей, хороший человек не идет в солдаты». Военное дело никогда не было в Китае престижным занятием. В отличие от других восточных обществ, от Турции до Японии, включая арабов, индийцев, и многих других с их иктадарами, джагирдарами, тимариотами, самураями и т.п., китайцы никогда не ценили воинов-профессионалов. Их армия обычно набиралась из деклассированных элементов и возглавлялась малообразованными (в конфуцианском смысле) и поэтому не очень уважаемыми обществом военачальниками.

В то же время, в Китае всегда, даже в периоды смут и междоусобиц, высоким социальным статусом и соответствующим престижем пользовались грамотные и образованные конфуцианцы, знатоки истории и ценители поэзии, люди мудрые и ученые, хорошо знакомые с тонкостями нормативной этики и пышного, детально разработанного китайского церемониала. Эти ши превратились в тип духовной элиты страны, в аристократов конфуцианского духа, в конфуцианский генотип, который всякий раз способствовал возрождению китайской империи. Так вот именно благодаря ши китайская империя сохранила устойчивость и не изменила внутренней своей структуры.


Как положительный момент эпохи Троецарствия можно отметить деятельность правителей царства У. Они, в целях защиты от царства Вэй и опираясь на такой стратегически важный рубеж, как река Янцзы, создали речной флот. Одновременно они распространяли свое влияние на юг вплоть до современного Вьетнама.

В процессе борьбы трех государств победа в конечном счете оказалась за преемницей Вэй – империей Цзинь (265-316 гг.). В государстве Вэй потомки Цао Цао утратили власть и она была захвачена могущественным вэйским кланом, полководцем Сыма. Еще в 265 г. Сыма Янь присоединил царство Шу, а в 280 г. пало У. Страна объединилась, и казалось бы, вновь возобладал имперский порядок. Но власть захвативших престол полководцев из рода Сыма мало чем отличалась от прежней: опорой ее были армия и отдельные группировки знати. Пытаясь расширить опору своей власти, Сыма Янь роздал в уделы родичам более 20 областей. Эти местные властители быстро усилились и после смерти Сыма Яня (290 г.) начали междоусобную войну, получившую название «мятежа восьми князей.» Единство и относительная стабильность в государстве спустя всего 10 лет вновь были утрачены. Распри и перевороты продолжались до 306 г. Они изнурили и ослабили страну, сделав ее легкой добычей кочевых и полукочевых племен, в начале IV в. хлынувших на северные и западные территорию Китая. В 308 г. предводитель сюнну провозгласил себя императором, а три года спустя конница кочевников захватила и разграбила цзиньскую столицу Лоян. Это событие можно считать завершением эпохи древних империй.

Бурные политические перемены III века не могли не отразиться на экономической жизни страны. Первое, что бросается в глаза – это разруха, непосредственное разрушение производительных сил. Более всего пострадали процветавшие прежде центральные районы империи Хань. Войны сопровождались уничтожением городов, разграблением накопленных богатств, угоном и пленением населения, гибелью людей. Побоища влекли за собой голод и эпидемии. Уцелевшие, но разоренные жители массами бежали с насиженных мест, что усиливало запустение, вело к сокращению хозяйственной деятельности на севере и в центральных районах страны.

Однако вряд ли можно однозначно говорить об экономическом упадке в это время. В качестве примера поиска новых форм хозяйственной организации можно привести царство Вэй. Там широко насаждались государственные военные поселения – тунь тянь для обеспечения армии провиантом. Такие государственные, или военные поселения создавались из солдат, а во времена Вэй наряду с солдатами стали вербовать и поселенцев из гражданского люда. Поселенцам предоставлялись земля, орудия труда и иногда – рабочий скот. В среднем им давалось от 10 до 25 му[6] земли. Они должны были отдавать от 50 до 60 % урожая, нести караульную службу и сражаться во время войны.

Государственные поселения в сменившей царство Вэй империи Цзинь к охватывали ок.80 % податного населения. Поступления от них стали основным источником доходов казны. Широко практиковались они и в царстве У. Такая форма организации хозяйства была очень тяжелой для рядовых работников. При организации поселений их принудительно переселяли, «привязывали» к земле, окружали строгим надзором. Доля отбираемой продукции была очень высока. К тому же администрация, военное начальство эксплуатировало их в свою пользу. Попадавшие в поселения не радовались этому, часто бежали, система постепенно разлагалась. Это побуждало власти искать новые методы налаживания хозяйства.

В результате появляется и развивается т.н. надельная система землепользования (чжан тянь, сюнь тянь). Её сущность заключалась в том, что за каждым работником закреплялось право на получение участка земли определенных размеров; устанавливались фиксированные налоги, нормы владения землей и подневольными работниками.

Первые проекты введения подобного порядка выдвигались в царстве Вэй в начале III в. Однако декретирована была надельная система в 280 г. указами Сыма Яня. Все взрослое население от 16 до 60 лет, относимое к сословию лично-свободных простолюдинов, имело право получать наделы земли в собственное пользование: мужчины – 70 му, женщины – 30 му. Кроме того, мужчина еще получал 50 му, а женщина – 20 му урочной, то есть облагаемой налогами земли. На подростков и пожилых людей выделяли наделы в половинном размере. Таким образом, семья могла получить, в зависимости от своего состава, от 170 до нескольких сот му земли.

Налоги и повинности выражались в следующем:

- натуральный налог, составлявший 4 ху[7] зерна с 50 му земли;[8]

- промысловую подворную подать (тканями домашнего производства в размере 3 отрезов по 9,2 м; тонкого шелка и 3 цзиней[9] шелка-сырца с каждого двора);

- обязанность отрабатывать в пользу государства определенное количество дней в году.

Чиновники в зависимости от ранга (их тогда было 9) могли получать от 50 до 10 цин[10] земли и держать от 53 до 2 дворов освобожденных от обложения работников. От налогов освобождались также родичи чиновников и прямые потомки людей служилого (ученого) сословия. Вопрос, насколько пунктуально соблюдались эти правила и нормы, остается открытым. Наиболее вероятно, что надельная система практиковалась в районах, примыкавших к столице и на землях бывших государственных поселений.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.