Сделай Сам Свою Работу на 5
 

ОЦЕНКА ЦЕННОСТЕЙ И ВЕРОВАНИЙ

 

— Открыты ли ваши убеждения и верования для изменений?

— Принимаете ли вы во внимание исключения, когда они оправдываются обстоятельствами?

— Как вы чувствуете себя, когда делаете ошибку?

— Каков источник ваших ценностей (родители, образование, культурное окружение)?

— Соответствуют ли ваши ценности вашим конкретным обстоятельствам, индивидуальности, потребностям?

— Проверяете ли и оцениваете ли вы свои ценности, убеждения и верования?

— Принимаете ли вы за чистую монету то, что вам говорят другие?

— Способствуют ли ваши ценности позитивному действию и поведению?

— Реалистичны ли ваши ценности?

— Являются ли ваши ценности жизнеутверждающими, поддерживают ли они вас, питают ли энергией?

— Находили ли вы когда-нибудь, что ваши ценности в какой-то степени стесняют вас?

— Признаете ли вы свои потребности и чувства?

— Что происходит, когда вы замечаете повторяющиеся ситуации, которые вызывают чувства вины, противоречия, вынужденной обязанности или которых вы избегаете?

 

ПРОБЛЕМЫ БРАТЬЕВ И СЕСТЕР

 

Родные братья и сестры человека, вовлеченного в культ, находятся в трудном положении. Они нередко начинают ревновать и обижаться на излишнее, по их мнению, внимание, уделяемое культисту. Они могут спрашивать родителей: "Почему получается так, что вы думаете только о Джоне? Он бездумно жертвует на нужды культа свои деньги и собственность. Я работаю действительно усердно, делаю все правильно, а ты обращаешь на меня внимание только тогда, когда хочешь услышать о Джоне!". Хотя это — крайний пример, подобные мысли и чувства могут возникать очень часто. В конечном счете, родителям не следует сосредоточиваться на участнике культа до такой степени, что другие отношения оказываются забытыми.

Иногда вместо того, чтобы общаться непосредственно, люди используют третье лицо, некоего посредника. Это явление называется триангуляцией и квалифицируется как дисфункциональный способ общения. Родители иногда определяют одного из детей на роль "распределительного щита" в общении друг с другом или в передаче сообщений другим членам семьи.



 

Например:

Младшая сестра: Мои родители всегда спорят по поводу того, что делать с Джоном. При этом я оказываюсь между ними. Должна ли я соглашаться с мамой или с папой? Они хотят, чтобы я сказала, чья это вина. Они также делают меня посредником, прося поговорить с братом. Иногда я очень злюсь. Большую часть времени я чувствую себя расстроенной и угнетенной. Плохо уже то, что мои отношения с братом испорчены. Не хватает мне тут еще и родителей.

Подобный тип косвенного общения обычно неэффективен и может таить в себе опасность. Выход из подобной ситуации состоит в том, что человек отказывается от позиции посредника, всякий раз настаивая на том, чтобы другие заинтересованные лица не впутывали его в свои взаимоотношения и передавали нужные сообщения непосредственно тому, для кого они предназначаются.

Другая проблема возникает, когда кто-то из родных братьев или сестер, также бывших в культе, самостоятельно отказался от участия в нем. Если они были в той же группе, тогда, без сомнения, этот человек рассматривается оставшимся как предатель. Категорически необходимо, чтобы сначала бывший адепт хорошо проконсультировался и действительно разобрался в своих проблемах. Он должен ответить на некоторые из жизненно важных вопросов: "Кто я? Во что я верю? Что я ценю? Как я хочу прожить свою жизнь?". Он должен понимать и уметь ясно формулировать основные вопросы, связанные с культовым контролем сознания. Бывший культист, вероятно, станет ключевой фигурой в процессе спасения. Если родной брат или сестра были в другой культовой группе, у них обычно больше гибкости и свободы для открытого разговора с культистом, поскольку они не рассматриваются в качестве «отступников». В данном случае появится много возможностей объяснить контроль сознания в той форме, в какой он применялся в их группе.

 

Что делать

— Предложите членам команды стратегического взаимодействия ответить на вопросы по оценке верований, убеждений и ценностей.

— Обсудите результаты друг с другом.

— Обратитесь за профессиональным советом о том, как использовать результаты непосредственно с членом культа.

ЗАВИСИМОСТИ И ВРЕДНЫЕ ПРИВЫЧКИ

Одна из наиболее трудных задач, стоящих перед некоторыми членами семьи, заключается в том, чтобы откровенно и решительно признаться в каких-либо вредных наклонностях. В самом деле, сейчас проводятся воздействия, нацеленные на излечение от наркомании и алкоголизма, аналогичные тем, которые направлены на освобождение от культовой зависимости. Если у потенциального члена команды проблема с наркотиками или алкоголем, семья может провести мини-взаимодействие с этим человеком. Это даст много преимуществ:

— человек будет меньше вредить себе, поправит свое здоровье;

— человек станет моделью положительного изменения;

— семейная система будет усилена процессом роста и изменения.

Вы можете попытаться вовлечь культиста в процесс изменения. Например, в одной семье, с которой я работал, дочь была в ньюэйджевском гуру-культе. В ходе двухдневной подготовительной работы выяснилось, что отец был алкоголиком. К счастью, он признал, что нуждается в профессиональной помощи. Он сказал, что очень любит дочь и хотел бы изменить свое поведение и помочь ей. Я предложил матери пригласить дочь домой для "воздействия против алкоголизма" с целью отправить отца в лечебный центр.

Я договорился, чтобы местный семейный терапист провел это воздействие. Дочь приехала домой и участвовала в подготовительной встрече с терапистом. Члены семьи, заранее предупрежденные о том, что следует говорить отцу, обращали внимание на конкретные вещи, которые он делал или не делал, вроде нарушенного обещания провести Пасху с семьей, или прогулов, сопровождающихся принуждением матери к тому, чтобы она покрывала его. Участница культа любила отца и приняла действительно активное участие в процедуре воздействия. Отец согласился поехать на лечение, а мощные эмоциональные узы, обозначившиеся между членами семьи, помогли ей почувствовать свою ценность для семьи.

Пару месяцев спустя, когда ее отец успешно прошел курс лечения и вернулся домой, мы провели успешную процедуру воздействия с ней самой. На сей раз инициативу взял на себя отец, поскольку именно он служил в данном случае образцом для подражания. Он сказал Дочери: "Ты поставила меня лицом к лицу с моим проблемным поведением и дала прочувствовать свою любовь. Я послушался тебя и обратился к врачу. Спасибо, что оказала мне такую большую поддержку. Теперь я должен сообщить о некоторых своих заботах, вызванных твоей нынешней ситуацией. Пожалуйста, выслушай меня и других членов семьи". Это создало нужный контекст для глубокого взаимопонимания и облегчило подход к участнице культа со стороны семьи.

 

РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

 

Большинство людей не желают верить, что они закоснелые консерваторы — это справедливо и для близкого вам человека. Если вы — родитель, обеспокоенный тем, что ваш ребенок мыслит несамостоятельно, существенно необходимо развивать и демонстрировать собственную широту взглядов, непредубежденность, тем самым поощряя взаимность. Это может быть особенно трудно, когда дело касается религиозных проблем. Например, если вы — консервативный христианин, а близкий вам человек находится в культе, выступающем против концепции Троицы, это может стать для вас серьезным камнем преткновения. Стороны постараются навязать друг другу свою точку зрения. Трудно занимать нейтральную позицию, когда оспаривают одно из ваших центральных религиозных верований.

Также важно понять, что в большинстве библейских культов, при всей агрессивности индоктринации, она не является основной причиной, из-за которой адепты остаются в группе. Это происходит потому, что возникает ощущение, будто группа — это и есть истинный Божий народ, ощущение, формируемое методами контроля сознания. Таким образом, вступать с членом культа в спор о Библии зачастую бесполезно. В лучшем случае он воспринимает вас как пребывающего вне воли Божьей, в худшем — как ведомого Сатаной. Поэтому обычно подобные дискуссии непродуктивны, они создают барьеры между людьми и пресекают общение1. (1.Моя благодарность преподобному Бобу Пардону за формулирование этого параграфа.)

Когда люди упорно придерживаются своей особой точки зрения, я рекомендую мощную технику общения под названием "аргументация против аттитюдов (или стереотипов и предрассудков) ". По существу, каждой стороне дается фиксированное количество времени, скажем десять минут, на то, чтобы защитить точку зрения другого человека как свою собственную. Например, человек, не верящий в Троицу, доказывает, почему он верит в Троицу. Тот же, кто разделяет это верование, напротив, представляет все аргументы против него, имитируя противоположную точку зрения.

Как правило, ни одна из сторон не способна с должной убедительностью выразить словами все пункты, если это упражнение выполняется впервые. В конце концов, люди на самом деле даже не понимают противоположную точку зрения, не говоря уже о том, чтобы отстаивать чужие верования. Но достоинство этой методики заключается в том, что она задумана в методических целях. Благодаря ей каждый человек должен научиться доносить до собеседника свои мысли и доказать ему их состоятельность. Если это упражнение проделано обеими сторонами со взаимным уважением и сильным желанием улучшить отношения, результаты могут оказаться поистине удивительными. Цель здесь не в том, чтобы заставить другого человека действительно принять вашу точку зрения. Она — в способности погрузиться в реальность другого человека и посмотреть на вещи с его точки зрения. Чтобы иметь свободное сознание, вам необходимо уметь выйти из собственной перспективы и поставить себя на место других. Если вы думаете, что член культа слишком упорно придерживается своих взглядов и демонстрирует тем самым свою косность, докажите себе, что не действуете аналогичным образом.

У членов команды, являющихся по своей мировоззренческой ориентации светскими гуманистами, агностиками или атеистами, будут специфические трудности, если близкий им человек находится в религиозной группе. Когда культист пытается завербовать такого человека с помощью какой-нибудь религиозной догмы, проблемы будут возникать неизбежно. Атеисты нередко заканчивают огульной критикой всей религии в целом и обычно проваливаются в коммуникативную "черную дыру".

Атеистам, светским гуманистам или агностикам лучше было бы предпочесть более изобретательную позицию. Например, можно сказать: "Если бы я верил в Бога, это был бы Бог правды, а не Бог лжи. Бог должен быть честным; иначе как Ему можно было бы доверять?". Взаимопонимание тем самым может быть найдено, а значит, и создана основа для будущих дискуссий, касающихся обмана и лжи. Хотя большинство членов культа согласятся, что верят в Бога правды, некоторые культы пытаются использовать выдержки из Библии, чтобы Доказать, что Бог обманывает или одобряет обман. В таких случаях неплохо было бы изучить эти места в Библии, чтобы понять контекст, в котором они появляются. Можно связаться с пастором или раввином, чтобы получить от него квалифицированную помощь.

Другой пример изобретательного подхода: "Если бы я, как ты, верил в Библию как непогрешимое Слово Божье, я хотел бы узнать о ней все, а не полагаться на механическое запоминание выбранных отрывков. Я хотел бы понять интересующие меня мысли в полном объеме. Я хотел бы учиться у «верующих» ученых, посвятивших жизнь Богу и Библии". Занимая такую позицию, вы поощряете адепта больше учиться и не ограничивать себя односторонними источниками информации.

Члены команды могли бы обдумать позицию, согласно которой бытие Бога предполагает любовь — это существо любит всех смертных, включая тех, кто в Него не верит. Те же, кто верят в Бога, должны по идее демонстрировать такую же любовь ко всем без исключения. Доказательство правомерности подобных утверждений можно обнаружить, например, в Новом Завете, в Первом послании коринфянам (13:1-13):

"Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, но не имею любви, я — ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.

Любовь долготерпит, милосердствует; любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится. Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое.

Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь я знаю отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше".

Если у члена команды стратегического взаимодействия возникли трудности, касающиеся определенного вероисповедания, он мог бы потратить время на более подробное изучение различных конфессиональных основ. Хорошее начало — книга Джеффри Мозеса "Согласие: великие принципы, разделяемые всеми религиями", которая показывает сходство всех религий, обращая внимание на общие верования типа: "Возлюби ближнего своего", "Говори правду" и "Золотое правило". Другая хорошая книга, выпущенная также в формате аудиозаписи, — это "Мировые религии" Хьюстона Смита.

 

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.